Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Санктум. Глава 9
Глава 9 Я ни о чем не жалею 

И еще один невероятный эпиграф к главе от tess79

Живот, растущий не по дням, а по часам,
Истощена... не веришь ты глазам.
Да разве же такое вот возможно?
Ты в ступоре, Судьбою вновь стреножен.
"Особенным он будет" - говорит,
О, знала бы, "особенность" твою!
Ее рыданием душа твоя горит,
Ты столько лет берег, и вот уж на краю...
Не нужно было вовсе появляться,
Одна ошибка, а ценою - жизнь ее.
С Судьбою, не сдаваясь, ты сражался,
Но вот черед настал платить за все.

- Какого черта ты делаешь это? – проворчал он раздраженно от окна.

Я удивилась его злости. Я думала, он придет помочь мне. Но казалось, что это не так.

- Эдвард? – я попыталась сглотнуть разочарование, поворачивая к нему голову, но не в силах встать. Я не могла отсюда увидеть его.
- Почему ты отказалась от помощи врачей? – раздражение из его голоса ушло, в нем осталась только боль. – Тебе же плохо!
- Подойди, - попросила я, потому что не видела его. – Я ждала тебя. Нам надо поговорить.
- Я же все тебе объяснил, - простонал он издалека. – Ты не можешь делать так. Это нечестно – шантажом вынуждать меня прийти к тебе.
- Я не шантажировала тебя, - удивленно выдохнула я, сиротливо прижимая подушку к груди.

Я повернулась с трудом, глядя снизу вверх. Я была очень слаба и даже не могла почувствовать радость от того, что он здесь, только… облегчение. Небольшое облечение и надежду, что он поможет мне, когда все объяснит.

Его лицо было таким же красивым, каким я его помнила, только сейчас оно было освещено нормальным светом. Нет, сейчас оно показалось мне намного красивее! Он был одет в бежевый пуловер и темно-синие джинсы, и выглядел, как обычный человек. Правда, неизвестно было, как он сюда вошел…

Когда я повернулась, его лицо вытянулось от шока, и он замер на месте, немного до меня не дойдя.
- Что случилось, Белла? – прошептал он взволнованно. – Что с тобой?
- Я думала, ты мне это объяснишь…

Он тут же бросился вперед, опускаясь передо мной на колени. Его лицо стало испуганным, и он просунул под меня руки, намереваясь поднять.

- Боже, что с тобой произошло, Белла?! Тебе нужно в больницу… - его дыхание сорвалось, а голос зазвучал не громче шепота.
- Эм-м… нет, – прошептала я, - не нужно…

Я медленно отпустила свои руки, давая подушке соскользнуть с живота на пол.
- Не думаю, что это можно показывать врачам, - добавила я тихо, глядя, как его лицо меняется от изумления до потрясения, и как открывается его рот.
- О, мой Бог… - только и сказал он, и сильно побледнел.
- Прости… я не знаю, что делать с этим, - прошептала я, и не смогла удержать слезинку, бегущую по щеке. – Он растет очень быстро…

Он не шевелился несколько минут, выражение потрясения не сходило с его лица. А затем медленно перевел на меня дикие глаза и сглотнул. Он ничего не сказал.

- Я не собираюсь тебя обязывать, - поспешно объяснила я, уже немного успокоившись за время, пока он молчал. – Просто объясни мне, что сделать, чтобы не умереть до того, как он родится. Я не могу есть… и он дерется.
- Дерется? – прошелестел он, и его глаза в панике расширились.
- Да, - выдавила я шепотом, поднимая футболку наверх.

Не стоило этого делать, наверное. Эдвард выглядел так, будто я ударила его в живот. Если до этого он был просто потрясен, то сейчас я даже не могла подобрать правильного слова, которым можно было бы описать выражение его лица. Это был абсолютный, запредельный ужас.

- Прости… - пролепетала я, запинаясь, – я не хотела пугать тебя…

Медленно Эдвард поднял меня с пола и понес. Его полубезумный взгляд не отрывался от моего живота, рот был открыт от шока. Он нес меня, как пушинку, а затем осторожно уложил на диван.

- Я не собираюсь привязывать тебя этим, - попыталась я оправдаться, или хотя бы его успокоить. – Просто помоги мне, а потом можешь уйти.
- Уйти? – удивленно выдохнул он и упал на пятую точку рядом с диваном, его глаза стали совсем безумными.

Он быстро перевел взгляд на тазик рядом с кроватью, и мне стало жутко неудобно перед ним. Мое лицо горело, когда он вновь посмотрел на меня. Мне было стыдно, что я обременяю его тем, в чем он совсем не виноват. Это было так некрасиво с моей стороны.

- Тебя что, рвет? – спросил он хриплым от волнения голосом. Он был так серьезен, что меня пробрала дрожь.
- Постоянно, - еле выдохнула я.
- Как давно?
- Дней десять…. Но я точно не знаю. Я потеряла счет времени.
- Проклятье, Белла… - прошипел он с отчаянием и снова посмотрел на меня. – Десять дней назад я видел тебя, ты была нормальной!

Я тяжело сглотнула.
- Ты был здесь?

Эдвард пересел поближе, беря меня за руку. Его взгляд беспорядочно блуждал по моему лицу.
- Я же обещал, что буду рядом.
- До конца жизни, - напомнила я шепотом.
- Да, - подтвердил он.
- Тогда почему ты не зашел пораньше? – спросила я обвинительно. – Я уже вторую неделю как… беременна. Я даже не могла ходить!
- Я… уезжал, - Эдвард закрыл глаза, объясняя мне. На его лице застыла глубокая вина. – Ты вдохновила меня. Когда я увидел, как ты кладешь цветы на могилу Чарли, я подумал, что мне тоже бы неплохо навестить семью. Я не виделся с ними последние пять лет… Потребовалось время, чтобы их найти – телефон не отвечал, потому что они сменили номера. Элис присылала мне новые, но мне было некогда их запоминать… Сначала я поехал в Денали – оттуда уже к своим, когда узнал точный адрес. Я решил, что здесь с тобой ничего не случится за несколько дней… Форкс – маленький и спокойный городок, и ты вроде как собиралась просто отдохнуть... Я не знал… - он снова посмотрел на мой огромный живот, и боль на его лице резанула меня по сердцу.
- Пожалуйста, продолжай, - попросила я его вежливо, переводя тему, чтобы помешать ему расстраиваться сильнее. Я была так рада его видеть, что быстро простила за тот глупый побег. Мои пальцы автоматически стали поглаживать его холодную и твердую как камень ладонь в моей руке – и казалось, ему нравится это, помогает сосредоточиться.
- Я… думал провести там неделю или две… Мама была ужасно рада меня видеть. Я чувствовал вину, что бросил их так давно, - Эдвард прикрыл глаза и с досадой покачал головой. – Но я места себе не находил. Я попросил Элис… и она сказала, что тебя не видит. Это напугало меня. Я сразу рванул сюда. И что я вижу?! – он тяжело сглотнул.
- Элис? – переспросила я, очень заинтригованная. Мое лицо, должно быть, отлично отобразило всю степень моей заинтересованности.
- Элис, моя сестра, - Эдвард впился в меня глазами, словно решая, стоит ли мне сказать правду.
- Она меня не видела, - подбодрила я, желая узнать и эту тайну тоже.
- Элис видит будущее, - вздохнул Эдвард, сдаваясь.
- Почему она не увидела меня? – я легонько погладила пальцами его удивительную кожу, стараясь не выдавать удивления. Кажется, мое спокойное отношение лучше всего прочего подталкивало Эдварда к признаниям. Так что я осталась невозмутимой, словно не узнала только что ничего особенного. Хотя чему тут уже можно было удивляться? Кажется, что мистика окружила меня уже давно, а после встречи с Эдвардом окончательно и бесцеремонно вторглась в мою жизнь, подменяя остальной мир. И я вовсе не была против этого. Напротив, в эту секунду мне казалось, что с приходом Эдварда все встало на свои места. Я почувствовала удивительное спокойствие, что он здесь, и что я могу держать его за руку, говорить с ним… Если ради этого нужно было оказаться в таком вот плачевном состоянии, если именно это вынудило его появиться в моей жизни снова - то я ни о чем не жалела.
- Я не знаю… - ответил Эдвард, снова переводя взгляд на мой живот. Его лицо мгновенно посерьезнело. - Ты ужасно выглядишь, - прошептал он, оглядывая меня целиком, а затем подцепил футболку, медленно ее поднимая. Его взгляд стал почти профессиональным. – Рассказывай.
- Я… - запинаясь и глотая смущение, я начала говорить: - Просто пища не усваивается. Даже вода – все выходит обратно. В больнице сказали, что у меня истощение, что работа всех органов нарушена. И что я на четвертом месяце… - внезапно я замолчала, испуганно поглядев на Эдварда, осознав, что он может попросту не поверить мне.
- Но этого не может быть, - прошептала я с ужасом, сжимая его руку и заглядывая в золотистые глаза. – Клянусь, у меня не было никого, кроме тебя! Никого за последние два года!

Мы смотрели друг на друга несколько секунд, после чего Эдвард сглотнул и прошептал:
- Я знаю, - и погладил мою руку. – Продолжай.

Мне некогда было задумываться над его словами, к тому же я слишком волновалась, спеша поведать всю историю. Расслабившись оттого, что он верит мне, я откинула голову обратно на подушку и продолжала с тяжелым вздохом:
- Он растет… стремительно, Эдвард. Каждое утро мой живот становится больше. Я никогда такого не видела. И он толкается. Он забрал все мои силы. Если так пойдет дальше, я не смогу его родить. Я умру раньше.
- Нет, не умрешь, не говори так, пожалуйста, - вдруг Эдвард стал выглядеть таким жалким, просто потерянным. – Мы что-нибудь придумаем. Боже… зачем я…?!

Эдвард вскочил и стал ходить из угла в угол – так быстро, что его фигура стала размытой. Я шокировано наблюдала за ним. Я видела телефон у его уха. Его лицо было сосредоточенным.

Затем он недовольно убрал телефон в карман и подлетел обратно ко мне. Его холодные пальцы бережно ощупывали мой живот.

- Ай, - я пискнула, когда он коснулся ребер, и слезы невольно выступили на глазах.
- У тебя ребро сломано, - выдохнул Эдвард, и мне показалось, что его сейчас стошнит. А затем его челюсти сжались, глаза полыхнули ненавистью.
- Я знаю, - осторожно ответила я, не понимая его реакции.
- Надо вытащить его, - решительно заявил Эдвард, и я напряглась до кончиков ног. Я не поверила я своим ушам.
- О чем это ты? – уточнила я настороженно, мои руки невольно поправили футболку на животе.
- Его надо вытащить, - терпеливо повторил Эдвард, выделяя каждое слово, как будто я слабоумная. – Мой отец – хирург. Он поможет тебе.

Вытащить? Эдвард только что сказал, что вытащит моего малыша?! Внезапно я почувствовала сильную злость.
- Нет! – мой крик был сильнее, чем я ожидала. Эдвард вздрогнул, его лицо вытянулось.

Я быстро натянула футболку вниз и обняла живот руками в защитном жесте. Попыталась натянуть сверху и одеяло, как будто это могло бы защитить меня.
- Он мой, - собственническим голосом заявила я, сердито глядя на Эдварда, вдруг начав бояться его. – Я не дам тебе убить моего ребенка!
- Но он же убивает… тебя, - испуганно проговорил Эдвард, глядя на меня так, будто я сошла с ума.
- Я сказала – нет! – отрезала я и свесила ноги с дивана, намереваясь убежать, уйти, уползти – куда угодно и как угодно, лишь бы не дать Эдварду развивать эту чудовищную мысль. Напрасно я рассчитывала на его помощь. Он не хочет позволить мне родить моего мальчика. Он не станет помогать.
- Куда это ты собралась? – испуганно выдохнул Эдвард, намереваясь мне помочь, но я оттолкнула его руки.
- Провожу тебя, - сурово сказала я строгим голосом. – Тебе пора.
- Ты просишь меня уйти? – голос Эдварда прозвучал с такой болью, что мое сердце затрепетало. Но это ничего не меняло. Если он предлагает убить моего ребенка, то ему нечего тут делать.

Стиснув зубы, я поднялась, едва держась на дрожащих ногах.
- Нет, - поправила я. – Я тебя выгоняю.

Я слышала, как он ахнул, когда я покачнулась. Я упала бы, если бы его сильные руки не подхватили меня под локти, удерживая на весу.

- Пожалуйста, ляг обратно, - попросил он сдавленным шепотом.

Я не могла сопротивляться его рукам, я была слишком слаба. Р-раз – и он снова уложил меня на диван, на сей раз бережно укутав в одеяло. В ту же секунду меня отчаянно замутило. Я едва могла увидеть, как он подносит мне таз. Меня с шумом вырвало в него. Бросило в пот. А затем я потеряла сознание.

Холодные пальцы нежно гладили меня по лицу. От слабости кружилась голова, и было трудно дышать.
- Эдвард… - мой голос был не громче шепота, сил не было никаких.
- Я здесь… - я почувствовала край чашки у своих губ и начала жадно пить. Что толку, если потом это все равно выйдет наружу.
- Пожалуйста, Белла… позволь мне помочь тебе… - просил с невыносимым по силе страданием бархатный баритон совсем рядом. Перед глазами все расплывалось, я не видела его обладателя. – Я не хочу тебя потерять.

Почувствовав его ладонь на своем огромном животе, и испуганно вздрогнула. Я попыталась воздействовать на Эдварда другим методом.

Кое-как разлепив веки, я увидела его лицо, полное боли и отчаяния… и страха. Я положила свою руку поверх его. Слезы наполнили мои глаза.
- Эдвард, это ведь просто ребенок. Он не виноват в том, что он такой сильный… - я через силу улыбнулась, гладя Эдварда по красивому, но искаженному страхом, лицу. – Ты же сам говорил, что для женщины величайшее счастье есть рождение детей, - напомнила я ему. – Что я должна влюбиться…

Лицо Эдварда исказила гримаса страдания.
- Нормальных детей, Белла! – воскликнул он, снова почти с ненавистью глядя на мой живот, отчего мой желудок противно съежился. – А не… это.
- Я вовсе не против того, что он будет особенным, - пролепетала я, запинаясь. Надеясь сломить стену между нами. Я должна была дать ему понять, что понимаю последствия. – Я ни о чем не жалею. Я не против, если он будет похож на тебя. Неужели ты хоть чуточку не тронут этим? Тебе необязательно воспитывать его… оставь его мне, я справлюсь одна. Только помоги сейчас…

В глазах Эдварда на секунду вспыхнуло понимание, и он нахмурился.
- На меня… - эхом повторил он так, словно до него только что дошло. – Хочешь сказать, что он похож на меня?
- Ну конечно, - я немного воодушевилась тем, что мне удастся уговорить его. - Будет такой же сильный… и такой же красивый…
- Не хорошо, - прошептал он, качая головой, его глаза снова заполыхали ужасом.
- Просто объясни мне, чего он хочет? – молила я. - Что ему нужно? Почему он так быстро растет? Дети не вырастают за три недели, Эдвард. Скажи, кто у меня родится? - добавила я шепотом, ища прямого ответа, но Эдвард молчал.

- Он ведь будет не человеком, верно? – попробовала я поставить вопрос иначе.

Глаза Эдварда расширились. Он перевел взгляд вниз.
- Похоже, что нет, - согласился он, и я улыбнулась даже такому крошечному признанию.

Я почувствовала, что ребенок шевелится. Эдвард, разумеется, тоже чувствовал это. Его лицо отразило тысячи эмоций: от изумления и любопытства до потрясения и боли, и снова ужаса.

- Я знаю, что тебе нужно… - пробормотал он вдруг. – Наверное…

Он снова взял в руку телефон.

- Кому ты звонишь? – недоверчиво спрашивала я.
- Отцу, - он слушал, на его лице появлялось недовольство. – Он должен приехать сюда.
- Нет, пожалуйста, - я разрыдалась. Я ничего не могла поделать, чтобы защитить малыша. Я была слишком слабой. А если еще и подмога прибудет, то мне несдобровать. Слезы катились по моему лицу.
- Шш… тише, - Эдвард стал успокаивать меня своим сладким дыханием, наклоняясь ближе. Запах меда и сирени окутал меня. Золотистые глаза смотрели с такой любовью и беспокойством, что я почти поверила, что он не причинит мне вреда.
- Не отбирай его у меня, - просила я, захлебываясь слезами. – Я хочу его, моего мальчика. Ты можешь уйти, когда пожелаешь, только не убивай его, пожалуйста… - я цеплялась за его холодную руку, заглядывая в золотистые глаза.
- Шш… перестань плакать, - просил он настойчиво, опуская телефон. Недовольное выражение на его лицо вернулось. – Их нет. Они уехали. Скорее всего, их не будет несколько дней, - Эдвард зарычал с досадой, сжимая челюсти: – Он так мне нужен сейчас!
- Не надо, не зови его, - умоляла я, боясь его отца еще больше, чем Эдварда, ведь он сказал, что тот хирург. Может, он не успеет приехать, и мой малыш останется жить.
- Он может помочь, - уговаривал меня Эдвард, обхватывая мое лицо ладонями. – Может подсказать что-нибудь. Белла, успокойся, ты пугаешь меня. Он просто может знать что-нибудь.
- А ты не знаешь? – удивилась я.
- Нет, - его лицо посуровело, а затем стало виноватым. - Я вообще не знал, что это возможно. Я думал, что я… неспособен.
- Ты не можешь иметь детей?!
- Получается, что могу, - он выдохнул это, и вдруг прижал меня к себе, бережно обнимая, как ребенка. И я тоже обняла его в ответ.
- Кто же ты? – попросила я, надеясь, что это прояснит немного мне мое положение. – Скажи мне, кем он родится, я тогда, может, я пойму, что делать с этим. Я никому не расскажу тайну, клянусь.
- Если бы правда не была ужасной, стал бы я скрывать? – вместо ответа сказал Эдвард, гладя меня по голове, затем уложил обратно на подушку, очень аккуратно. – А тебе нельзя сейчас волноваться.
- Да уж, - прошептала я с сарказмом, - так я буду волноваться меньше.
- Белла, - пальцы Эдварда очертили контур моих губ, и он рассеянно махнул рукой в сторону второго этажа, где висели мои рисунки, - я вовсе не тот, кем ты меня себе нарисовала. Я не… не хороший, - и снова это затравленное выражение в глазах, которое мне не нравилось, и от которого хотелось обнять Эдварда и пожалеть.
- Неправда, - упрямо надулась я, глядя на его прекрасные черты и не понимая, как он может говорить так о себе. – Ты хороший!
- Скажи мне, Белла, - он наклонился очень близко, снова обхватывая мое лицо ладонями. Он перевел тему: - Что ты чувствуешь? Ты хочешь есть?
- Не особенно, - призналась я, думая об отвратительной тошноте, которая последует за этим. – Меня мутит даже от запаха.
- А… пить? – со странным смущением произнес он, глядя на меня пронизывающе.
- Да, - признала я, - очень. Но это… не помогает.

Эдвард кивнул.
- Послушай, - попросил он, - я сейчас уйду ненадолго, на пару часов. Потом вернусь, и может быть тогда смогу сделать что-то, и тебе станет получше. Но ты должна знать, - его взгляд стал суровым и предупреждающим, - если это не поможет – я вряд ли дам ему мучить тебя.

Я сглотнула, надежда и страх боролись во мне. Страх был сильнее, но у меня не было выбора. Мне оставалось только кивнуть.

- Не вставай с дивана без меня, - попросил Эдвард. – Хорошо?
- Ладно, - согласилась я. Вряд ли я бы смогла сделать это, да и любое движение причиняло боль. Пару часов я вполне смогу потерпеть.
- Попробуй поспать, - Эдвард поцеловал меня в лоб, и мои глаза невольно закрылись от удовольствия. Странно, что мальчик, которому всего семнадцать лет, вызывал во мне чувства, будто он мужчина намного старше меня.

И он исчез. Ни единого шороха. Я распахнула глаза и обнаружила, что комната пуста. Я ахнула. Ребенок в утробе беспокойно шевельнулся.
- Тише, маленький, - погладила я живот и положила голову на подушку, намереваясь поспать. – Теперь нам помогут…

Я проснулась от звуков и от того, что нечто холодное прикасается к моей руке. Я обнаружила Эдварда, который подтащил к дивану кухонный шкаф и приспосабливал на верхнюю ручку прозрачный пакет… о, я поняла, что это капельница. Затем он со скоростью света метнулся к кухонному столу, на котором в хаотичном порядке были разбросаны предметы… лекарства…

Он быстро набрал что-то в шприц, но я испуганно поджала к себе руки, когда он двинулся ко мне.
- Что это? – очень подозрительно спросила я.
- Обезболивающее, - он неуверенно остановился. – Не хочу, чтобы тебе было больно…

Я с сомнением протянула руку.
- Ты дозвонился до отца? – спросила я, напряженно наблюдая за тем, как он ставит мне укол.
- Нет, - прошептал он, оставляя иглу в моей вене и переключая туда капельницу. – Придется пока действовать самостоятельно, - он заметил мое явное волнение и добавил убеждающим голосом: - Не бойся, Белла. Я знаю, что делаю. Я умею.
- У тебя на самом деле два медицинских образования? – строгим голосом уточнила я, все еще сомневаясь в том, что это может оказаться правдой.
- Да, - сказал он с абсолютной уверенностью. Его золотистые глаза смотрели так обеспокоено, прося довериться, что я вздохнула, расслабляясь и позволяя Эдварду заботиться обо мне.
- А это что? – я показала на раствор, который уже начал капать, наполняя мое тело.
- Просто витамины… - Эдвард кисло улыбнулся и снова отправился к столу.

Теперь он стоял спиной – я не видела, что он делает. Шелест пакета, затем что-то струйкой полилось в стеклянную посуду. Я услышала напряженный вздох Эдварда, и какое-то время он стоял, как статуя – совершенно не шевелясь. Затем вздохнул спокойнее и развернулся ко мне. В его руке был обычный стакан, а там нечто красное, похожее на томатный сок. Меня сразу же замутило.

Эдвард медленно приблизился ко мне, будто не уверенный, что делает все правильно на этот раз.
- Что это такое? – спросила я, когда он опустился на колени, одной рукой осторожно приподнимая мою голову, чтобы я могла напиться.
- Это… - его голос был хриплым, а глаза испуганными… и неожиданно черными. – Если он похож на меня, как ты говоришь, то это то, чего он хочет… И ты должна выпить это. Если все правильно, то тебе станет легче.
- Не будет тошнить? – уточнила я – стакан выглядел совершенно неаппетитно.
- Я не знаю, - честно сказал Эдвард. – Давай попробуем.

Я позволила ему поить меня, заранее морщась, потому что мне не хотелось, чтобы меня вытошнило еще раз при нем. Но жидкость оказалась на удивление вкусной. Она пахла железом и была соленой, как морская вода, и на секунду я подумала, что такой привкус ощущала раньше, когда случайно резала ножом палец и машинально облизывала ранку, чтобы унять боль. Тогда мне было противно, но эта жидкость была гораздо вкуснее.
- Похоже на кровь, - поделилась я впечатлениями, когда допила до дна, и глаза Эдварда на секунду странно вспыхнули.
- Твои глаза меняют цвет, - вяло прошелестела я, чувствуя сонливость – наверное, обезболивающее подействовало.

Эдвард моргнул, отставляя стакан в сторону. На его лице появился стыд.
- Да, - признал он и снова сменил тему: - Как ты себя чувствуешь?
- Лучше, - улыбнулась я благодарно. – Спасибо.
- Не благодари меня, - он взял мою свободную руку в свои ладони и стал медленно перебирать мои пальцы, отчего мое сердце забилось быстрее обычного. Я таяла от его нежности. Но он не поднимал глаз, говоря: - Ведь это по моей вине тебе плохо.
- Эй, не говори так, - я улыбнулась, пытаясь скрыть за деланным оптимизмом чувство неловкости, - это же я на тебя набросилась. Это моя вина. Я тебя… можно сказать, изнасиловала, признай.

Эдвард криво усмехнулся, не поднимая глаз.
- Я в этом тоже поучаствовал, - заметил он. – Поверь, если бы я не хотел этого, тебе бы не удалось меня даже поцеловать.

Я постаралась скрыть улыбку радости. Узнать, что он желал меня так же сильно, как и я его, оказалось удивительно приятным. Но я не хотела, чтобы он чувствовал себя обязанным из-за того, что со мной произошло.
- Все равно не ты виноват, я сама тебя соблазнила, - усмехнулась я, сжимая его руку. - У тебя не было шанса. И я старше… я опытнее. Я должна была подумать о последствиях…

Какое-то время я неотрывно смотрела на Эдварда, но он не поднимал глаз, будто мои пальцы ему интереснее, чем мои слова… тогда я вздохнула и добавила:
- Я ни о чем не жалею, Эдвард. Я бы сделала это еще раз, - я закусила губу, глядя на его неземной красоты лицо и вспоминая, как мне было хорошо в той пещере, когда он целовал меня. Конечно, теперь, лежащая перед ним с синяками, исхудавшая и разбитая, я уже не представляю собой привлекательное зрелище – скорее, отталкивающее.
- Это моя вина, - упрямо повторил он, гладя мои тонкие пальчики. – Я не должен был появляться.
- Жалеешь, что спас меня из пещер?

Эдвард молчал очень долго, собираясь с мыслями, а я наслаждалась каждым мгновением, проведенным рядом с ним. Потом он уйдет, и я хотела запомнить его таким, как сейчас – нежным, немного неуверенным… и прекрасным, словно Бог.

- Как я могу жалеть об этом? – наконец, сказал он, его голос глубокий и темный. Глаза сверкнули. – И все же наша встреча стала ошибкой. Я знал, что так будет, потому и скрывался много лет.
- Ты считаешь, что это ошибка? – удивилась я. – Почему?
- Посмотри на себя! – Эдвард поднял глаза, в них плескалось море боли и вины. – Всего одна встреча – и ты умираешь, Белла!
- Может, моя судьба была умереть давно? – предположила я, и его глаза потухли.
- Может, ты и права, - согласился он мрачно, снова опуская свои красивые глаза, - и я напрасно борюсь с судьбой… я мешаю тебе…
- Ты мне нисколечко не мешаешь, - поспешила успокоить его я, и Эдвард вздохнул, в его лице клубок сомнений.
- Если считаешь это ошибкой, - задала я вопрос, - зачем тогда помогал мне столько лет? Пусть бы я умерла… - Было сложно сказать это. Но он должен знать, что ничем не обязан мне.
- Тогда я думал, что возвращаюсь, чтобы лишь разочек взглянуть на тебя… - Эдвард перевел дух, прежде чем поделиться со мной тайной.

От автора: Думаю, эта главка кончается самым нейтральным образом - как раз то что надо перед Новым Годом, а то ведь можно было бы и рехнуться от ожидания, если бы она кончилась как всегда - на самом жутком месте tongue Теперь вы сможете спокойно ждать wink
В следующей главе нас ждет разговор героев, в котором прозвучат разные интересные признания. biggrin Эдвард расскажет о том, как он прожил эти 14 лет, и почему вернулся в Форкс, и почему решил оберегать Беллу.
Ну и конечно, в следующей главе будем рожать tongue

Источник: http://robsten.ru/forum/20-1541-7
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: kristy90 (23.10.2013) | Автор: kristy90
Просмотров: 913 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 121 2 »
0
12  
  Спасибо за главу  roza1

11  
  интересно, кто будет - мальчик или девочка? желание Беллы родить мальчика очень даже понятно, и мне хочется маленького бронзоволосого мальчугана:girl_blush2:

10  
  Да, будем рожать всем форумом!    dance4

А пока они вместе, можно расслабиться ненадолго      sleep2

Спасибо!

9  
  спасибо)

8  
  Спасибо за главу. good

7  
  ох! уже роды! надеюсь карлайл успеет и поможет эдварду. спасибо за главу!

6  
  Спасибо за главу! От судьбы не уйдёшь))))

5  
  Ура! Успел-таки появиться бегун наш - Эдвард! dance4
Ну теперь надо побыстрее донести до Беллы перспективы стать бессмертной, или умереть.
Спасибо большое за столь скорое продолжение. Очень надеюсь завтра прочитать новую главу, а то уж невтерпёж... girl_wacko

4  
  Спасибо за главу!:lovi06032: 
Эдвард, как всегда, весь виноватый и весь в сомнениях...

3  
  Спасибо аж за целых две главы!:) lovi06032
Ну Эдвард как всегда: Пресвятая всех святых, борющаяся с совестью!
Беллочка молодчинка! Не дала ребенка в обиду:)
Интересно, когда же он услышит его/ее мысли?:)

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]