Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Все о чем мечтал. Бонус. Бразильские рассветы. Рассвет третий
Рассвет третий


- Эту, - решила Белла, указывая на антикварную кровать во французском стиле восемнадцатого века, с полуметровым мягким матрасом и пологом в бело-голубых тонах.

- Или эту, - предложил я вариант с бежевыми кружевами, который идеально будет смотреться именно в большой спальне – вместо того ложе, которое я разломал в первую брачную ночь. И которое все еще стояло там, сурово напоминая об учиненном побоище – в последние месяцы мало кого интересовала испорченная мебель на другом конце земного шара.

- Я хочу вот эту! – Ренесми, вспрыгнув на поистине королевскую кровать, украшенную пологом с позолотой в сказочном стиле, легла на постели «звездой», мечтательно глядя в потолок, где мерцала и крутилась проекция солнечной системы.

Мы с Беллой переглянулись, не в силах перестать улыбаться. Мы оба понимали, что для Эсми эта кровать покажется излишне вычурной, но разве можно отказать ребенку?

- Если бы Эсми была здесь, она бы, не раздумывая, согласилась, - озвучила Белла то, в чем и я сам был уверен на все сто. Эсми отдаст Несси любую спальню, более того, весь дом украсит на вкус внучки, если та попросит – и будет счастлива, если будет рада она.

- Тогда решено.

- А еще нужно купить тот большой холодильник из отдела кухонного оборудования, - озабоченно затараторила Ренесми, демонстрируя зрелый не по годам ум, - для Джейкоба. Потому что той еды, которую вы закупили с собой, ему будет мало!

Пес ухмыльнулся издалека – в отдел кроватей он категорически отказался заходить, по-прежнему предпочитая для сна свежий воздух удушливому вампирскому жилищу. Его мысли в подавляющем большинстве цвели смущением – забота Ренесми была ему приятна, но так же неожиданна, как и для нас.

- И нужно больше мяса, - объясняла Ренесми матери с серьезным и деловитым видом хозяйки. – Если мы собираемся стать пиратами, ему понадобится много сил, чтобы бегать, плавать и сражаться!

Оформив доставку, мы отправились к пристани, где нас ждала готовая к путешествию яхта. Вскоре мы уже мчались вперед, рассекая ночную водную гладь, к месту, ставшему для нас с Беллой раем, затем адом. Мы готовы были изменить ужасный и страшный осадок, оставшийся от прошлого посещения, когда мы оба боялись, что Белла умрет, чем-то более светлым и абсолютно счастливым.

***


- Ты не показывал мне это место в прошлый раз, - заметила Белла, стоя перед горным водопадом и разглядывая падающий вниз грохочущий поток кристально-чистой воды, образующей у подножия прозрачное бирюзовое озеро с дном, усеянным мелкими камешками.

Я нежно обнял жену за талию, поглаживая стройную спину сквозь тонкую ткань летнего платья, весь день мечтая об этой минуте, когда смогу, наконец, снять его.

- Для человека эта вода слишком холодна, - пояснил я, развернувшись к любимой лицом и аккуратно потянув замочек молнии, обнажающий гладкую спину. Белла с пониманием улыбнулась. – В прошлый раз мы были ниже – ближе к устью реки, там она лучше прогревается солнцем.

- Так вот о чем ты так усиленно размышлял целый день? – лукаво усмехнулась Белла и положила руки мне на грудь, поднимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть в глаза, когда я нежно прижал ее к себе. – Придумывал, как незаметно улизнуть от Джейка и Ренесми, чтобы притащить меня сюда ради секса?

Я дернул бровью и расплылся в улыбке, дотянув замочек до поясницы и гадая, так ли уж необходимо делать начало молнии настолько низко? Или это обычная женская уловка, призванная откровенностью соблазнять мужчин?

- Мы не были наедине три дня, - проворчал я, стаскивая платье Беллы с плеч, пока оно не упало к ногам. – Это слишком долго.

- Целая вечность! – согласилась любимая.

Она развязала пояс моих легких штанов, игнорируя футболку, которую в итоге я скинул сам.

- Несси и Джейк пойдут искать нас, когда поймут, что мы таинственным образом исчезли, - Белла смущенно повела плечами, когда я потянул завязку ее купальника, удаляя прочь и этот нескромный кусочек ткани.

- Несси и Джейк слишком заняты постройкой пиратского плота, чтобы помнить о нас, - поспорил я, втянув носом воздух, когда упругая грудь жены показалась во всем своем совершенстве, сверкающая на солнце.

Белла избавилась от трусиков и вошла в озеро. Я сделал то же самое и торопливо последовал за ней, не отрывая жадного взора от стройного силуэта женщины, изящной походкой рассекающей прозрачную воду. Пышные кудри струились по спине, и даже постепенно намокая, теперь не утрачивали объема – только темнели. Это было завораживающее зрелище. Моя жена-вампир была поистине самым прекрасным созданием на Земле.

Мы зашли в тень от скалы и остановились возле падающей воды, глядя друг на друга. Без лишних слов я наклонился и прижался к коралловым губам, срывая стон и наслаждаясь прикосновением к прижатому под водой женскому телу, тающему в моих руках. Длинные ноги обвились вокруг моих бедер, но я не собирался спешить, растягивая удовольствие близости.

Спустя минуты три глубокого поцелуя Белла, будто очнувшись от сна, опьяненным взором окинула джунгли, пытаясь сосредоточиться и вернуть частичку самообладания.

- Забудь о них, - догадался я, что она снова беспокоится о дочери. – Если они решат найти нас, я услышу их за несколько миль.

- Вот как? – Теплые ладони жены чертили узоры на моей подрагивающей груди, вызывая во мне огонь желания прижать ее покрепче и скорее перейти к делу. – Значит, ты не собираешься целиком отдаваться страсти, а лишь наполовину? А как же твое удовольствие?

Я улыбнулся ее милой заботливости, подхватывая под ягодицы и нежно массируя их.

- Мужское удовольствие не зависит от степени контроля, - усмехнулся я, находя чувствительную точку внутри бедер, от ласки которой Белла перестала владеть дыханием. – И моя телепатия – тоже.

- То есть, ты не можешь забыться, как я? – задохнулась она, изгибая спину и покоряясь моим губам, ласкающим соблазнительную грудь.

- Мне гораздо больше нравится быть ведущим, нежели ведомым, - жар нашего желания будто превратил воду в кипяток – наши тела стали непроизвольно стремиться друг к другу, действуя инстинктивно.

Белла попыталась проявить традиционное упрямство и отнять у меня инициативу, резким движением перевернув спиной к скале, но тут же беспомощно сдалась, когда я проник в ее лоно властным тягучим движением и обхватил покрепче. Нашел дрожащие губы и припал к ним, захватив в плен, лаская все более страстно и пылко по мере ускорения.

Белла стала издавать непроизвольные звуки, задыхаясь и покрикивая в моих объятиях, и я тоже не мог устоять перед сладостью надвигающегося взрыва, отдавшись чувствам. Последние несколько секунд потонули в оглушающей и ослепляющей вспышке счастья, когда мы безраздельно принадлежали друг другу, отрезанные от всего мира…

- Я люблю тебя… - пробормотала любимая мне в шею, подергивая на затылке намокшие локоны моих волос – она обожала трогать их, а я буквально таял от этого простого жеста.

- И я люблю тебя, - поцеловал я мягкую мочку, а затем щеку и висок, прижав жену к себе в невольной и отчаянной попытке сделать неразделимой моей частью – извечная и недостижимая необходимость.

***


- Ты слышал звук? – Как бы далеко мы ни находились от берега, вампирский слух улавливал малейшие колебания воздуха, будь то отголосок смеха Ренесми, искаженный большим расстоянием и плотной стеной растительности, или мотор рассекающих океанскую гладь лодок.

- Мы никого не ждем, - покачал головой я, не желая думать о бытовых мелочах. – Домоуправители прибудут только через несколько дней, когда кончатся наши запасы, и для доставки тоже слишком рано. Наверное, кто-то просто мимо проплывал.

И правда, мотора уже не было слышно – звук скрыла скалистая гряда. Мы вновь соединили уста в сладком поцелуе, сидя почти у самого берега. Волны плавно покачивались на уровне нашей груди, делая тела невесомыми, а движения – легкими. В нашу эйфорию внезапно ворвались знакомые мысли, и я с сожалением выпустил жену из объятий, заглядывая в золотые глаза, полные расслабленности и умиротворения.

- Ты была права. У нас двенадцать секунд, чтобы одеться, - улыбнулся я, в уме уже строя картины ночной прогулки под луной в парочку живописных мест – пока Джейкоб и Ренесми спят.

- Что-то случилось? – обеспокоилась Белла, натягивая купальник.

Я прислушался: нежданные гости посетили наш уединенный остров. В чужих разумах одно и то же лицо виделось по-разному, но я все же узнал знакомые черты женщины, прибывшей на лодке. Она находилась за пределами слышимости моего дара, так что я пока не мог узнать, о чем она думает, но видел ее лицо в мыслях спешащих сюда Ренесми и Джейка.

- Кое-кто никак не может успокоиться, - загадочно улыбнулся я, не собираясь портить Белле сюрприз – хотелось увидеть лица обоих, когда они встретятся.

- Пап, мам? – Несси, выскочившая из буйно-зеленого подлеска, запыхалась, на ее очаровательном ангельском личике блестел пот.

- Фу! – картинно закатил глаза Джейкоб, отвернувшись от нас, хотя к тому времени мы с Беллой уже были одеты в купальники.

- Что случилось? – Белла повернулась ко мне спиной, чтобы я застегнул молнию на платье.

- Там пришла какая-то женщина, и она сомневается, что мы хозяева этого места – говорит, что знает совсем других.

- Вероятно, вас, - добавил Джейкоб и сморщил нос, пытаясь избавиться от мыслей о том, чем мы тут с Беллой занимались в прошлое посещение. Секс человека и вампира до сих пор представлялся ему чем-то отвратительным, но он боролся с собой, как умел. – Я бы выставил ее вон, но она отказывается уходить, - развел он руками. – Черт знает, что с ней делать?

- Мы спустимся, - кивнул я на тропу, и мы отправились с горы вниз.

- Это то, о чем я думаю? – Белла бросила на меня проницательный взгляд из-под пушистых ресниц.

Я усмехнулся: не читая ее мыслей, я все же иногда угадывал, что она имеет в виду.

- Не знаю, о ком ты подумала, но вариантов действительно маловато.

Мы оба рассмеялись, представляя, что впереди нас ждет забавнейшая встреча. Прошлый раз оставил горький осадок у всех сторон, и теперь был шанс исправить то ужасное впечатление.

Мы быстро спустились: по мере приближения к бунгало я начинал различать мысли женщины и двух вооруженных мужчин, оставшихся на катере. Мужчины скучали в ожидании, ничего не зная о настоящих планах своей попутчицы, а женщина ходила по веранде туда-сюда, стискивая кулаки. Решительности в ней было куда больше, чем страха.

Войдя в распахнутые двери, я улыбнулся, встречая гостью как можно дружелюбнее. После всего, чему она была свидетелем, Каури казалась почти другом – хотя пока им, конечно, не была. Лицо индеанки вытянулось при виде меня, ведущего за руку живую Беллу, и выскочивших вслед за нами Джейкоба и Ренесми. В ее потрясенном мозгу закрутилось столько различных невероятных предположений, что я ее почти перестал понимать.

- Здравствуйте, - тепло поздоровалась Белла, шагнув вперед и протянув ошалевшей домоуправительнице ладонь для рукопожатия, на которую та испуганно посмотрела.

- Ты жива? – не поверила индеанка, и только тогда я осознал, что моя жена разговаривает с ней на чистейшем, без акцента, диалекте индейцев тикуна, который и я-то едва знал – а откуда его узнала она?!

- Все в порядке, не беспокойтесь, - Белла не переставала улыбаться, и эта счастливая, великолепная улыбка сбивала Каури с толку, заставляя сомневаться во всем, что было ранее, и в том, что происходило сейчас. Белла по очереди представила всех: - Это мой муж Эдвард, наша дочь – Ренесми, и Джейк – друг семьи. – Последним двум требовался перевод, и я аккуратно повторял по-английски все, что говорит Белла.

Похлопав глазами, Каури мельком оглядела Ренесми, а затем впилась взглядом в Джейкоба, представителя коренного населения, которого точно не ожидала увидеть в нашей компании. Затем ее потрясенный взгляд вернулся к девочке, и только после этого хаотические мысли стали обретать какой-то порядок.

Прищурившись, индеанка шагнула вперед. Сходство Ренесми со мной и матерью было очевидным – ошибки быть не могло.

- Это… - не поверила своим глазам тикуна, силясь осознать.

- Наша дочь, - повторила Белла и снова взяла меня за руку, продолжая ободряюще улыбаться и давая женщине время прийти в себя.

- Как?.. – посмотрела Каури на меня; ее воспоминания об умерших в родах матерях, разорванных изнутри, страшными картинами всплывали в голове. Каури лично присутствовала при двух таких случаях, а слышала о них – гораздо больше.

Теперь я невольно связал эти беременности с отцом Науэля, впервые подумав, что Кай, возможно, был прав, расправившись с ним. Жуан, считающий себя ученым-экспериментатором, загубил столько хороших жизней… Породил множество слухов, каждый из которых лишь по чистой случайности не вышел за пределы диких джунглей и не привел к нежелательному вниманию со стороны людей. Его везение не могло длиться вечно.

- Чаю? – предложил я женщине присоединиться к нам за столом, чтобы беседа проходила в более уютной обстановке. И когда она засомневалась, я добавил: - Поверьте, от нас опасность вам не грозит.

Бояться нужно было нам, если она вдруг решит болтать. Но среди коренных племен не принято было распространяться о подобных, окруженных сверхъестественным, случаях. К тому же, в процессе общения я надеялся ее расположить к нашей семье.

- Джейкоб, - попросил я, когда мы уселись на улице в тени навеса, а Несси радостно бросилась заваривать чай, изображая из себя взрослую радушную хозяйку. – Отнеси нашим гостям в лодке упаковку минеральной воды и вообще все, что сочтешь нужным взять из холодильника, чтобы им было комфортнее ждать.

- Хрена с два я отдам им индейку, которую приготовила Белла, - проворчал оборотень, удаляясь и в красках вспоминая вчерашний ужин: как сочное масло из мяса, приправленного орегано и черным перцем, текло ему в рот. Может, Белла и стала вампиром, но кулинарных навыков ни капельки не утратила.

Каури пристально разглядывала Беллу, пока мы ждали чай. Десятки вопросов вертелись в ее голове, и я решил ответить на некоторые из них, пока она не лопнула от волнения и любопытства.

- Мы вытащили ребенка до того, как тот причинил матери вред – не стали ждать родов. Пришлось сразу обратить Беллу, иначе она погибла бы от истощения и кровопотери. – Я не стал раскрывать сложности, с которыми мы столкнулись – Каури следовало знать только важные факты, но не подробности наших случайных ошибок. - Вы правы – я тот, о ком вы думали, - не было смысла скрывать истину, когда она давным-давно очевидна. К тому же я надеялся, что мой опыт поможет будущим матерям выжить – если таковые появятся. – Но наша семья – мы не такие, о каких рассказывают ваши легенды. Мы пьем кровь, но животных, а не людей. Это наш сознательный выбор, и мы придерживаемся его изо всех сил. Новое обличие вынудило нас сменить образ жизни и рацион питания, но во всем остальном мы стараемся оставаться людьми – по мере наших возможностей. Ваши легенды не лгут насчет остальных, но я не соблазнял Беллу. Мы полюбили друг друга, и ее решение стать такой как я было самостоятельным и добровольным.

Я дал Каури секунду осмыслить это. Старая женщина прищурилась, оценив наш быт и привычки, свойственные обычным людям, и цвет глаз – все, о ком она раньше слышала, были красноглазыми кочевниками. У нас был свой дом, в который мы часто возвращались, хорошая одежда и манеры, и дочь… Она внимательно проследила за Ренесми, разливающей чай, и растрогалась, когда девочка спросила, сколько кусочков сахара положить, а затем сама размешала содержимое ложкой и придвинула к гостье. Ее мысли невольно вертелись вокруг вероятности воспитания подобных детей, она сожалела, что никто прежде не пытался вырастить их как человеческих. Их считали бездушными монстрами.

- Как ты поживаешь, дитя? – спросила Каури у девочки, и я перевел. – Нравится тебе Бразилия?

- Да, очень! – воскликнула Несси, усевшись на стул и сделав глоток невкусного чая, как человек, чтобы произвести на женщину наилучшее впечатление. – Здесь красиво, и все такое яркое. И остров, и солнце, и джунгли… А больше всего мне понравилось нырять!

Она очень хотела бы показать Каури картины подводного мира, а еще вулканической горы, с которой стекала бурлящая река, необыкновенных образов прошлого, созданных Зафриной, лодки, вырубленной Джейкобом из ствола поваленного сухого бука. Своего рождения и снежного Форкса – того, что Каури никогда своими глазами не видела. Показать с помощью дара. Но все мы понимали, что Каури нам не друг – пока не друг – и пугать ее еще и способностями было бы опасно.

- Когда у меня будут свои дети, я тоже обязательно привезу их сюда! Если хотите, я даже назову девочку в вашу честь.

Я и не знал, что у моей дочери настолько далеко идущие планы. Пока не приправленные романтикой старшего возраста, совсем детские, на уровне игр в принца и принцессу, но вполне серьезные.

Я видел, как Белла вскинула голову, тревожно посмотрев на дочь, легко рассуждающую о том, как она покажет детей Каури. Вряд ли старая женщина доживет до этого дня, даже с учетом быстрого роста Ренесми. Я все же надеялся, что будущее, обрисованное дочерью, наступит не так скоро. И еще неизвестно, какими получатся дети полувампира и оборотня… Вряд ли все будет как у людей.

- Вы должны знать, - предупредил я, не желая разрушать в сознании индеанки страшный образ, сложившийся о кровопийцах. То, что мы другие, не значило, что можно было доверять остальным. В конце концов, мы знали о существовании в мире только двух кланов вампиров, придерживающихся «вегетарианской» диеты – остальные были и оставались убийцами, даже наиболее цивилизованные и оседлые. – Лобисомемы существуют, и все они опасны – многие даже более жестоки, чем воспевают ваши предания. Есть и такие, которые убьют вас только за одно лишь знание об их существовании. Будьте осторожны в словах, не говорите никому о встрече с нами. Вам ничего не грозит от нашей семьи, но если пойдет молва – не поздоровится ни вам, ни нам.

Каури побледнела, схватившись за амулет, висящий на шее, и фанатично сжала его в морщинистых руках.

- Я пропустил что-то веселое? – Джейкоб, умудряющийся находиться в отличном настроении даже в самые жуткие и неудачные моменты, ворвался на кухню и разбил повисшее напряжение своим неукротимым оптимизмом. Распахнув холодильник, похватал всего не глядя и присоединился к нам за столом, на ходу запихивая в рот несколько кусков. – Чего приуныли?

После этого разговор начал клеиться: Несси и Джейк увлеченно пересказали Каури свои приключения – не углубляясь, конечно, в лишние детали. Джейкоб с удовольствием обсудил с женщиной различия и сходства обычаев их племен.

Тикуна чувствовала себя гораздо уютнее в общении с квилетом, полагая, что разговаривает с человеком, да еще и с собратом. Она испытала большое облегчение и стала больше нам доверять, когда узнала, сколько времени он живет бок о бок с нами, оставаясь живым и невредимым, спокойно поворачивается к вампирам спиной и отпускает шутки, за которые и человек-то терпеть бы его не стал. О том, что Джейк оборотень, все мы единогласно умолчали.

Расходились мы далеко за полночь. Луна давно взошла, оставляя на блестящей поверхности океана серебристую дорожку, стелящуюся прямиком к нашему месту сборища. Джейк зевал во весь рот, с трудом держа глаза открытыми и с завистью поглядывая на Ренесми, некоторое время назад заснувшую сидя за столом. Сопровождающие Каури храпели в лодке уже несколько часов, с тех пор как солнце зашло за горизонт. За непринужденной беседой мы потеряли счет времени.

Белла обняла на прощанье Каури, поблагодарив ее за беспокойство о ней. Женщина проявила невероятную храбрость, бросив вызов вампиру, которого считала убийцей девушки. Двойная храбрость – что после всего женщина еще раз явилась сюда, чтобы убедиться, что я не убил девушку. Белла пригласила индеанку навестить нас еще, пока я, подняв дочь на руки, понес ее в голубую спальню, чтобы устроить с удобством на кровати. Джейк, едва волоча ноги, поплелся спать на песок.

Когда гости отплыли, мы с Беллой вышли на берег, к дорожке луны, и сели на бревно, опустив ноги в мягко набегающие волны. Белый песок обнял наши ступни, а вода казалась горячей, как в ванной, маня окунуться с головой и смыть с себя пыль длинного дня. А потом предаться спокойной и нежной страсти под раскинувшимся на небосводе млечным путем.

Однако мы сидели в безмятежном молчании, переплетя руки и глядя на чернеющий горизонт, не спеша разрушать этот прекрасный момент расслабленного единения. Белла опустила голову на мое плечо, и я обнял ее одной рукой.

Когда восточная сторона горизонта окрасилась более светлым оттенком, предвещая рассвет, мы, наконец, разомкнули уста.

- Откуда ты знаешь диалект тикуна? – озадаченный, я весь день ломал над этим голову.

Белла беззвучно рассмеялась.

- Сенна с Кашири научили. Пока вы развлекались с Зафриной в воображаемых мирах, я решила, что мне тоже стоит чем-то заняться. В прошлый раз, когда мы были на острове, я задавала себе тот же вопрос – и сейчас хотела быть во всеоружии, если мы снова столкнемся с Каури или представителями их племени. В принципе, амазонки научили меня сразу нескольким местным наречиям, не только тикуна. На всякий случай.

Взглянув на меня искоса, Белла растянула губы в кривоватой улыбке, которую украла, безусловно, у меня.

- Ладно – я, у меня была причина, я уже сталкивалась с Каури и хотела быть готовой на этот раз. Но почему этот диалект знал ты?

- Вечность кажется ужасно скучной, когда у тебя нет пары, - я грустно усмехнулся, погладив жену по плечу. – Поэтому из нашей семьи я знаю языков больше других. Одно время мы с Элис пытались переплюнуть друг друга в знании самых редких и самых необычных диалектов. Вот тогда-то я и наткнулся на тикуна, амандауи и тому подобное. – Рассмеявшись, я вспомнил, как забавно звучали слова на языке африканского племени мурси, который учила Элис, чтобы заткнуть меня за пояс. – Потом мы начинали разговаривать на этих диалектах, а семья должна была определить, кому они принадлежат – ну или угадать хотя бы континент и приблизительный ареал обитания. А также выбрать, кто из нас выиграл, чей язык звучит круче.

- Элис выигрывала всегда, - ухмыльнулась Белла.

- Ты хорошо ее знаешь, - рассмеялся я.

Мы затихли, тема иссякла и несколько минут мы снова сидели в молчании. Я и не думал, что Беллу так взволновал этот момент из сегодняшнего дня, пока она не заговорила снова.

- Ренесми так быстро взрослеет. Сегодня она несколько раз удивила меня своим поведением. Мне кажется, еще совсем немного – и мы ее потеряем, Эдвард. Она уже такая большая…

Наши мысли, как это часто бывает, снова совпали. Я обнял Беллу крепче, прижимая к себе, с трудом подавляя тоску в сердце из-за того, что родительского счастья нам было отмерено так мало в понятии вечности.

- Как думаешь, Ренесми сможет иметь детей? – спросила любимая с плохо скрытой тревогой.

Иногда я все же жалел, что не читаю мыслей жены, иначе давно развеял бы ее сомнения.

- Почему бы и нет. Она растет, развивается. У нее бьется сердце и течет кровь. Она абсолютно здорова и намного крепче обычного человека. Думаю, проблем с этим возникнуть не должно.

- Но Науэль застыл в развитии, когда достиг зрелости, - голос Беллы звенел напряжением.

- Это не совсем так, - возразил я. – Джейкоб и его сородичи тоже не стареют, однако к продолжению рода способны.

- Но Джейкоб и Науэль – разные виды. Разве нет?

Я хмыкнул.

- В мыслях Науэля и Аро я почерпнул немало новых сведений. Полувампиры не так уж отличаются от людей. К примеру, они уязвимы – иначе индейцы попросту не сумели бы уничтожить этих детей.

Белла вздрогнула. Я тоже не был рад этому факту.

- Как и оборотни, полукровки могут быть ранены, но быстро исцеляются. Это все потому, что их метаболизм ускорен в десятки раз по сравнению с людским. Они не могут заболеть, потому что их кровь усиленно и постоянно регенерирует, по этой же причине они бессмертны. Их организм все время обновляется, так почему бы им не быть способными зачать и выносить ребенка? Женский цикл сестер Науэля немного отличается от человеческого: их яйцеклетки не сменяют одна другую, но, так как клетки бессмертны и вечно молоды, просто ждут своего часа.

- Сколько же внуков, в таком случае, у нас может быть? Учитывая, что Несси и Джейк никогда не состарятся. – Белла смущенно прикрыла ладонью рот. Я тоже невольно представил возможность когда-нибудь нянчить новых детей.

- Столько, сколько захочет сама Ренесми, - я искренне улыбнулся.

- Интересно, что за гибрид получится у таких, как они…

Гибрид…

- Ты помнишь теорию, которую мы обсуждали с Карлайлом полгода назад? Про двадцать четыре хромосомы…

Белла забавно сморщила нос, тщетно пытаясь вспомнить момент из человеческой жизни, подернутой туманом после превращения.

- Карлайл изучал генетический материал в больничной лаборатории, - рассказал я. – Он брал частички волос вампиров, оборотней и людей для сравнения. И, конечно, Ренесми. Так вот, вампиры – носители набора двадцати пяти хромосом, а люди – двадцати трех. У Джейкоба и Ренесми – по двадцать четыре.

- Что-то такое припоминаю, - Белла напрягла лоб, и между бровей появилась моя любимая v-образная складочка, не исчезнувшая после перерождения.

- Мы тогда гадали, как такое возможно. Может, их виды не такие уж и разные. Джейкоб может злиться сколько угодно, но скорее всего его род – это потомки какого-то полувампира со способностью превращения в зверя.

Белла хохотнула и явно повеселела от этой теории, наверняка представляя, как Джейкоб взбесится, если подобное даже просто упомянуть.

- Если это так, разве не должны были эти способности из поколения в поколение постепенно исчезнуть? Дети берут только половину генов родителей, а их внуки – четверть?

- Но не с двадцатью четырьмя хромосомами, - улыбнулся я. – У вампира и человека рождается только полувампир, у полувампира же и человека может родиться одно из двух: либо человек с двадцатью тремя хромосомами, либо полукровка с двадцатью четырьмя, тут уж как судьба распределит. Но третьего не дано: не бывает двадцати трех с половиной. Потому-то и рождаются у квилетов мужчины с геном оборотня лишь иногда. Все остальные дети – обычные люди. Эта теория наиболее идеально вписывается во все, что мы знаем на данный момент.

- А как быть с тем, что оборотни – исконные враги кровопийц? – не унималась Белла, задавая вопросы, ставящие в тупик.

- Это всего лишь теория, - вздохнул я, признавая, что в ней есть пробелы, и всех ответов не получить. – Но можно предположить, что ненависть к вампирам могла сформироваться при зачатии первого полукровки – может, мать сумела передать ее ребенку во время беременности. Как и с нашими талантами – мы переносим в бессмертие тот дар, который был развит при жизни. Из поколения в поколения этот ген и эта способность закреплялись, тем более квилетам регулярно приходилось защищать поселение от нападений кровопийц. Вражда росла, пока не стала обязательной частью их существования. Но это только теория, - повторил я.

- Значит, у Ренесми и Джейкоба могут быть только одаренные дети, - справедливо рассудила Белла задумчивым голосом. – Потому что у них не смешанный брак.

- Вот именно. - Я усмехнулся, стараясь не думать о том, как скоро это случится, и как я буду ненавидеть свою телепатию в тот ужасный момент.

- Но Лея не может иметь детей, - некстати вспомнила обеспокоенная жена факт, разрушающий всю теорию.

- Во-первых, мы знаем только одну волчицу, - поспорил я. – Вдруг это личная трагедия Леи и у других все было бы иначе? Во-вторых, это может быть еще одной особенностью волков – но Ренесми не оборотень, у нашей дочери все может сложиться по-своему, она другая. И в-третьих, я же рассказывал тебе о запечатлении? По легендам квилетов, оборотни запечатляются только на женщинах, наиболее подходящих для продолжения рода, а значит, их партнерши априори не могут быть бесплодными.

- Интересная теория, - пробормотала Белла в удивлении.

- А это – уже не теория, - улыбнулся я, нежно погладив жену по руке. – Это вроде как факт, проверенный поколениями квилетов.

Из черно-фиолетового небо на востоке сначала стало темно-синим, затем голубым и окрасилось в медовые тона. Рассвет был близок. Вскоре лучи солнца позолотят вершины неподвижно застывших пальм, склонивших головы к берегу и лениво накатывающим волнам. Яркими бликами пробегутся по листве и стволам, приласкают белый песок, заставят и нашу кожу вспыхнуть бриллиантами. И затем озарят океанскую гладь оттенком прозрачнейшей лазури.

- Как думаешь, мы успеем сбегать в тот водоёмчик на вершине горы, пока Джейк и Несси дрыхнут? – тихо спросила Белла, читая мои мысли.

- После сегодняшней ночи они проснутся не раньше полудня, - поднялся я, с улыбкой потянув любимую за руку. – И у меня есть еще десяток мест, которые я не успел тебе показать в прошлый раз, когда ты была человеком и передвигалась… медленно.

И мы помчались вдоль берега, не оставляя на прибрежной полосе следов. В сторону алеющего неба. К уединенному заливу на другой стороне острова, где можно будет встретить рассвет, нежась на мелководье кораллового рифа в окружении разноцветных рыб, слушая трели проснувшихся птиц. К нашей невероятной вечности.

Источник: http://robsten.ru/forum/64-82-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: Валлери (20.06.2019) | Автор: Валлери
Просмотров: 258 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
0
4  
  М-да, что там за волко-вампирчики будут?)

0
3  
  Спасибо! Какие далеко идущие планы!  good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
2  
  Спасибо! lovi06015 lovi06032

0
1  
  Спасибо)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]