Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


58 ночей. Глава 12. Тридцать девять.

Глава 12.
Тридцать девять.

EPOV

Нас окутало дождем, но не как тогда, когда я убегал от Беллы в прошлый раз. Эта вода меня не скрывала. Раздражающая жизнерадостность моей сестры беспрепятственно настигала меня. – Я внимательно просмотрела ближайшую пару недель. Тот путь, которого ты сейчас придерживаешься, гарантирует, что ты не поранишь ее безнадежно. Так или иначе, Белла вернется домой.

Я вздохнул, и она отозвалась эхом. – Но ты все еще собираешься мучиться.

– Просто все это недостаточно хорошо.

Ты добился такого прогресса. К тому же ты собираешься изменить ее, в конечном счете.

– Достаточно плохо уже то, что она будет чувствовать жажду. Если я окажусь слишком слабым, и такой конец будет навязан ей силой, я не знаю, смогу ли когда-нибудь залечить эту рану. Ее последним воспоминанием обо мне будет несдержанное обещание.

Элис покачала головой. – Ты знаешь, я действительно хочу быть рядом, когда она первый раз посмотрит на себя-вампира. – Можно так сказать. – Я говорю тебе так.

– Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, как ты надоедлива?

– Большинство из них просто говорили мне, что я права, – ухмыльнувшись, сказала она.
Я фыркнул.

– Да, я серьезно. Я хочу быть там, когда вся эта угрюмость и задумчивая тоска падет. Я уже видела Беллу вампиром, но я не представляю, как выглядит счастливый Эдвард.

– Оптимистка, – проворчал я.

– Обещай мне, – потребовала она, ухмыляясь. – Или я расскажу ей о нашем странном маленьком, не поддающемся объяснению трио.

– Ты не посмеешь.

Элис взглянула на меня с холодной как камень упрямой уверенностью, демонстрируя мне крайнюю искренность своих слов. – Хорошо. – Это не было такой уж уступкой, чтобы сохранить секрет. Я, усмехнувшись, поднял руку в жесте клятвы бой-скаута. – Я обещаю тебе, ты можешь присутствовать там, когда она впервые увидит себя после изменения.

– Благодарю тебя, – чопорно ответила сестра и унеслась на дерево. Увидев, что я собираюсь сделать, она закрыла глаза и сфокусировалась на предсказаниях по фондовой бирже.

Под карнизом я быстро переоделся из своей промокшей одежды в сухие вещи, взятые с собой. Я и так довольно холоден для прикосновений Беллы. Нет никакого смысла тащить с собой еще и сырость.

– Элис.

Она посмотрела на меня, и я бросил ей рюкзак с мокрой одеждой. Стремясь сократить свое пребывание под дождем к минимуму, я подпрыгнул и забрался с окно Беллы.

Комната оказалась пуста; Белла была в душе. Я лежал на ее кровати, испытывая чувство вины.

Теплая сухая погода сегодня вечером испортилась из-за сильной грозы. Конечно, Эмметт захотел повеселиться, и мы взяли с собой Беллу посмотреть игру: футбол, как в него нужно играть. К сожалению, она промокла до нитки по дороге домой. У Элис «случайно» оказался запас сухой одежды, подходящий Белле, но она все еще была замерзшей к тому моменту, как я привел себя в порядок, и около 11:30 я отвез ее домой. Сейчас она мылась в душе, чтобы согреться. Я действительно надеялся, что она не заболеет после такого. С моей стороны, это было непростительно неразумно.

По моей просьбе Элис заглянула вперед и не увидела Беллу больной. Ее видение свело мою панику к простому беспокойству.

Но я чувствовал себя виноватым не по этому поводу.

Было две причины, в связи с которыми я дал Белле этим вечером некоторое время для приготовления ко сну: горячая вода и обнаженная кожа. Я мог не знать, как она выглядит или ощущается под душем, но когда я лежал сейчас в ее темной комнате, я был на полпути туда. Ее аромат, перемешанный с клубничным мылом, доносился с потоком воздуха, ползшим из-под двери ванной. Он быстро становился насыщенным, поднимаясь вверх. И я мог слышать ее достаточно четко, чтобы невозможность увидеть ее перестала быть сильным ограничением.

По слабому царапанью бутылочки шампуня о край ванны, я мог представить себе Беллу наклоняющейся, чтобы поставить её туда. Шум воды изменился, когда она проскользнула внутрь: он стал громче, когда она вступила в ванну, и зашептал, перекатываясь по ее коже, когда она зашла под поток.

Это было все, что я мог сделать, чтобы удержаться от желания вломиться к ней. Мелкие мысли об окольных путях искушали меня. Я двигаюсь так быстро, я мог бы, кажется, зайти и выйти из ванной, а она даже бы не успела понять этого. Достаточно долго, чтобы мое воображение получило для работы что-то более… визуальное.

Джентльмены так не думают; это были мысли того сорта, которые я держал крепко закупоренными, когда я мог, и от которых убегал, когда уже не мог. Я пытался верить, что мое пребывание здесь – это не ошибка, но меня не покидало ощущение, что вместо вспыльчивого старого джентльмена я превратился в кого-то непристойного. – Я не подглядывающий Том*, – сказал я себе, – а подслушивающий Эдвард, который пытается снизить чувствительность.

Белла повернула древние ручки крана, запротестовавшие в ответ. Теперь звук перемещения ее ступней по дну ванны был слишком влажным. Вода громко плескалась, когда девушка отжимала свои волосы. Грохот и скрежет сопровождали открывание ею банной занавески. Отвратительный ворсистый коврик на полу ванной выдохнул, когда на него наступили.

Это хорошо, что Элис не может читать мысли, она бы стукнула меня за зависть к полиэстеру.

Звук мягкого махрового полотенца, ласкающего кожу Беллы, чуть не подбросил меня с кровати. Через тридцать девять ночей, я смогу быть там вместе с ней, пробегая теплым полотенцем по всему ее телу. Затем последовал свистящий звук: Белла завернула свои волосы в полотенце, и тут же шелест растягиваемой хлопковой ткани, когда она начала одеваться.

Я закрыл глаза. Господи, помоги мне!

Доски пола скрипнули под потертым линолеумом, когда она переступила с одной ноги на другую, надевая свои трусики. Полотенце снова со свистом рассекло воздух, а затем упало на пол с влажным тихим глухим звуком. Майка задевала ее руки и плечи, кажется, ей пришлось немного с ней побороться; ткань, должно быть, липла к ее все еще влажной коже. И, наконец, это долгое шероховатое скольжение пижамных штанов по ее тонким ногам.

Через две минуты она войдет в эту дверь; мне нужно успокоиться. Белла невольно помогла мне, начав чистить зубы. Мягкий «чпок» открываемого ею дезодоранта тоже мгновенно помог. Я покачал головой при мысли, что ее аромат будет чем-то скрыт от меня

С преувеличенным вздохом Элис оторвалась от курса евро и йены и переключила свое внимание на помощь нам. Сегодня ночью был запланирован медовый месяц как ночное плаванье по всему Мексиканскому заливу на шикарной яхте. Ни за что я не стану путешествовать через Мексику или Карибы с Беллой. Провозить мою новобрачную – магнит для всевозможных неприятностей – через территории южных кланов, не самая для меня заманчивая идея.

Даже постоянно находясь на воде, я неохотно подошел бы к этой зоне вампирских войн на такое близкое расстояние, и мне необходимо было просчитать все заранее, что бы сделать наше будущее предсказуемым. Я бы выбрал воздушного оператора и строил планы, исходя из номера рейса. Я бы определил даже порядок всех мест и пунктов назначения, куда можно было бы позвонить в случае плохой погоды, которые Элис смогла бы найти, мы могли бы вернуться из этого медового месяца немного раньше, зато не попали бы в ураган. Не смотря на все это, такое будущее было все еще довольно туманным.

Дверь качнулась, открываясь, и вошла Белла с завернутыми в полотенце волосами. Она улыбнулась приятно удивленная и поставила свои банные принадлежности на шкаф.
– Привет! Я не ждала тебя так рано.

Я смотрел на нее, ясно ощущая даже отсюда сладко-пахнущее тепло, исходящее от нее. Я не был готов к тому, чтобы она присоединилась ко мне на кровати. Ну, разве что, если бы я не планировал быть джентльменом.

Я стремительно сел на край кровати, мои ноги вытянулись вперед до середины комнаты. – Чарли уже спит.

– О. – Она покачала головой и досуха вытерла полотенцем волосы. Взяв расческу, она села напротив меня на кровати, скрестив ноги. – Эта игра какая-то другая. Я не уверена, что даже новообращенной я бы захотела сыграть с Эмметтом в футбол.

Я рассмеялся и взял расческу из ее обжигающих рук, перемещаясь, чтобы встать у нее за спиной. Невозможно было полностью избавиться от ранее охвативших меня мысленных образов, здесь, в ауре ее тепла. Все равно, я пытался притвориться, что я все еще джентльмен. – Удивлен, что ты могла обращать на что-либо внимание.

Элис вышла из игры, чтобы уравновесить силы команд, но все время провела за обсуждением свадебных планов. Она нуждалась в предпочтениях Беллы во многих «человеческих» аспектах, таких, например, как запах торта. Спросила, какой вид вина та хочет для тостов. Белла непреклонно опротестовала это, напомнив Элис, что еще недостаточно взрослая для употребления спиртного. Для Элис это стало последней каплей. Она даже всерьез подумала о том, чтобы перенести свадьбу куда-нибудь в другое место, где законы на алкоголь мягче, но тут Белла проявила настойчивость.

Её бесцеремонные комментарии стоили нам игры. От паса Карлайла меня отвлек довод, что Белла была совсем еще ребенком даже по-человеческим меркам. В этом месте и в это время она была слишком молода для того, чтобы поднять бокал шампанского за наш брак, но она выходит за меня. Понимание этого до сих пор с трудом укладывается у меня в голове.

– Я прошу прощения за приставание к тебе со стороны Элис. Я должен был прийти и вмешаться. – Я собрал теплые влажные волосы Беллы в руку и прошелся по ним расческой, начиная от кончиков, как это всегда делала Элис.

Белла пожала плечами. – Ты был занят тем, что бегал где-то. К тому же мне нужно научиться противостоять Элис. Я не собираюсь провести вечность, будучи постоянно изводимой товарами из Блумингдейлз**.

Изводимой!

Белле я сказал, – Ммм… У тебя очень нечеткие представления о жизни Калленов. – И слишком тихо для ее слуха я прошептал, – Фокусируйся, Элис. Ты обещала немного приватности. – Я имел в виду видения обо мне, пытаясь насильно её заставить переместиться мыслями в том направлении.

Она неохотно вернулась к почти полной луне на Карибах. В видении мы пришвартовались в Косумеле***, чтобы улететь домой.

Белла захихикала. – Пока ты будешь моим партнером по шоппингу, думаю, я смогу вынести это.

– Я думал, это что-то вроде развлечения для девушек. – Единственная причина, по которой я терпел, что бы Элис таскала меня по магазинам так долго, было то, что мне не повезло настолько, чтобы отправлять с ней мою вторую половинку.

– Нет. В нашей новой брачной клятве будет сказано, «пока шоппинг не разлучит нас». Я беру тебя с собой.

Я закатил глаза. – Тьфу. Не слишком ли поздно проводить повторные переговоры о браке?

Она засмеялась над моей реакцией на её жалобы и встала на колени, чтобы повернуться и переместиться на край кровати. Я остановил ее, и она злорадно улыбнулась.
– Ни за что, – ответила она глубоким, страстным голосом.

Она подумала, что я об этом? Это мне польстило. Я не считаю, что она думала так же как и я, но мне очень сильно нравился результат.

Как будто мы снова поменялись ролями, как это было на поляне несколько недель назад. Сдавшись, переставая быть джентльменом, я схватил ее и повалил на кровать, демонстрируя мою самую убедительную улыбку. – Ты уверена?

Ее глаза затуманились, а я снова сел, наслаждаясь звуками участившегося ритма ее сердца и неровного дыхания. Да, я могу останавливать потерявшие управление фургоны и смотреть сверху вниз на вервольфов, но это настоящая супер-сила.

– Хм, – она несколько раз моргнула. – Платье уже готово? Элис всем руководит. Приглашения уже напечатаны. – Она говорила все более связно и уверенно. Наконец, ее глаза снова сконцентрировались на моих. – Единственное, что еще не решено – это репетиция нашего медового месяца.

Я криво улыбнулся, заставив её сердце снова затрепетать. – Не лучше ли нам тогда взяться за дело?

– Точно, – её обжигающая рука ласкала мою шею сзади, а в глазах все еще горели озорные огоньки. – Халтурщик!

Я наклонился ближе, останавливаясь на расстоянии в полдюйма от ее губ, наше дыхание перемешивалось в свой собственный аромат. На ум не приходило ничего остроумного, все о чем я мог думать – это жар, исходящий от ее лица, то, как она двигалась со своей человеческой медлительностью, казавшейся мне почти преднамеренной, то, как она подняла подбородок, прижимаясь ко мне своими губами.

Образы, что ранее вертелись в моей голове, вернулись. Я мог представить так легко: Белла, одетая только в полотенце, обернутое вокруг нее, перед зеркалом. Но в этот раз я был там, стоя за ней, пробегая ладонями по ее все еще мокрым рукам. Позволяя моим рукам задержаться на ее бедрах. Распахивая это полотенце…

Я инстинктивно отпрянул. Месяцы воздержания, сменившиеся месяцами сопротивления желанию вернуться к ней, сменившиеся месяцами тревоги. Так много причин, чтобы не представлять что последует дальше, и все они сводились к одному принципу: защитить девушку.

Мне бы пришлось улыбнуться, если бы я не был настолько поглощен ее прикосновением, фантазией, которую я не мог выбросить из головы, как бы ни старался.

Ты делаешь это шокирующе трудным. – К счастью, Элис крепко держала свое видение вокруг девятого сентября, несмотря на то, что это будущее становилось тонким и почти затуманенным.

Отстраняясь и замедляя процесс, я поймал руку Беллы и поцеловал кольцо. Снова цепляясь за обещания, которые уже были даны в моем сердце. Я не причиню ей боли.

Как она и сказала, уже пора приниматься за работу. Я был халтурщиком.

Прошлой ночью у нас было еще больше свидетелей, чем сейчас, но предшествующая ночь была сконцентрирована на её плечах. Сегодня моим заданием был ее торс, особенно её ребра.

Просто они были такими хрупкими, непрочная как стекло грудная клетка, обнимающая её сердце. Но она практически ничего не могла сделать, чтобы защитить его. Выстраивая линию своего поведения на том, что я узнал две ночи назад, я скользнул рукой по ее ребрам к спине и осторожно притянул ее к себе, распределяя давление, насколько это было возможно по всему предплечью вместо того, что бы концентрировать его только в моей ладони. Хитрость, кажется, была в том, чтобы удержать количество фунтов на квадратный дюйм минимальным.

Это получалось проще – Белла в видении была без повреждений. Оно становилось все четче.

Вспышка.

Такая быстрая, что я едва ее заметил. Другое будущее проскользнуло между образами, которые Элис показывала мне. Это было как раздражающее, почти не воспринимаемое послание, какие раньше вклеивали в старые пленочные фильмы, только гораздо, гораздо более быстрое. Оно было слабым, прозрачным и еле живым, почти как засвеченный фотографический слайд нашей прихожей. Его присутствие было тревожным, но одно из видений было совершенно шокирующим. Лучшее описание, которое я мог бы дать: импрессионистская картина, на которой Белла была в чем-то неплотном и объемном. Я знал, что это должна была быть она, но пытался найти повреждения. Мне казалось, она держалась за свой бок.

Прежде, чем я смог рассмотреть получше, видение пропало.

В видении Белла опиралась на мою поддерживающую руку, пока мы шли по сумеречному мексиканскому тротуару навстречу нашему такси. Ее движения были осторожными так, будто она выздоравливала после травмы, но видимых признаков повреждений не было – ни костылей, ни повязок.

Вероятность повышалась. Мне было интересно, какое решение привело бы к этому странному, полу-импрессионистскому образу, но я пришел к выводу, что это незначительный повод для беспокойства. В видении она, очевидно, была человеком, но раз оно не стало четче, оно все еще находилось на уровне возможностей, далеких от реализации.

Сейчас, когда она была крепко прижата к моей груди, Белла уткнулась носом в мою шею, ее губы скользнули под моим подбородком. Я переместил руку, опускаясь на одно ребро. Оно было тоньше, более хрупкое, но ее поцелуи были так убедительны, что им невозможно было противиться. Я рискнул разделить свое внимание. К тому же, я буду безнадежно отвлечен, когда, наконец, настанет время – лучше попрактиковаться сейчас, когда у меня есть возможность получить предупреждение, если я буду близок к тому, чтобы причинить ей боль.

Осторожно я прижался губами к ее лбу. Она изогнулась, чтобы достать до моего рта, и я отклонился от ее нападения. Ее руки, губы, тело – все излучало тепло.
Я счастливо горел в объятиях Беллы.

____________________
*Подглядывающий Том – образ, связанный с легендой о леди Годиве, которая проехала обнаженной по улицам Ковентри, дабы ее муж герцог Леофрик снизил налоги. Такое условие он поставил на одном из пиров, будучи сильно пьяным. В назначенный день все жители города ушли с улиц и закрыли ставни, и леди Годава проехала незамеченной. Но по некоторым версиям легенды один житель Ковентри – подглядывающий Том – выглянул в окно и сразу же ослеп.
**Блумингдейлз – известный магазин одежды и аксессуаров в Нью-Йорке.
*** Косумель – столица островного муниципалитета Косумель в Мексике. Город расположен на побережье, является одним из туристических направлений Мексики, сюда заходят круизные суда. Город обслуживает «Международный аэропорт Косумель».

Спасибо всем, кто прочел. Жду отзывов и комментариев



Источник: http://robsten.ru/forum/19-482-1
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: Primerose (13.08.2011) | Автор: перевели Primerose & Wunder
Просмотров: 635 | Комментарии: 3 | Теги: Эдвард, вампир, 58 ночей | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 3
0
3   [Материал]
  Мне тоже сразу пришло на ум видение о беременной Белле. Вот на самое главное внимания и не обратили!!!!  good girl_wacko hang1

0
2   [Материал]
  Я так понимаю промелькнуло видение беременной Беллы
Спасибо за главу  cwetok02

1   [Материал]
  Целая стратегия у Эда! good Молодец, ответственно подошел к делу!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]