Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Добро пожаловать в Реальный Мир. Глава 25. Без прерываний

Саундтрек:

Из-за тебя я хочу позвонить тебе в середине ночи
Из-за тебя я хочу удержать тебя до рассвета
Из-за тебя я влюбился в тебя
Из-за тебя я хочу отказаться от моей души
Знаю, это выглядит так, словно я не хочу сражаться
Ты - первое и последнее в моем разуме.
Из-за тебя я влюбился в тебя
Из-за тебя я хочу отказаться от моей души

U Make Me Wanna
by Blue

 

 

Белла Свон (Каллен)

- Ладно. «Дневник памяти?»*

- Нет. «Железный человек 2»?

- Ик. Нет. «Вверх»?

- ЧТО?

- Тот пиксаровский мультик про летающий дом, старика и мальчика по имени Рассел. Они отправились к приключениям. Лучший мультфильм года.

- Да, если тебе десять лет.

Мы не приходили к компромиссу?

- Разыграем в «Камень, ножницы, бумагу»? – предложила я.

Эдвард поднял бровь.

- Ты все равно выиграешь.

Шел четвертый день нашего медового месяца. Четыре дня с той поры, как я стала миссис Белла Каллен. Клянусь, я не устану от этого имени. Эдвард хотел, чтобы наш медовый месяц стал для меня сюрпризом, и отдал все спланировать Розали и Элис. И теперь я сидела в нереально красивом коттедже, построенном в 19 веке, но имеющем современную роскошную обстановку. И я не упомянула, что он находится в Суссексе, Англия? У Элис нашлись друзья, которые приобрели этот дом для того, чтобы проводить в нем выходные и праздники. Англия. Я едва помнила, как говорила Эдварду, что хотела бы однажды приехать в эту страну, пожить в небольшом домике… и подальше от городов. Моя маленькая фантазия. Дорогие отели в городах никогда не сравнятся с милыми коттеджами в провинции. Я говорила об этом сразу после окончания школы. И он помнил это, все прошедшие годы, и сделал мою мечту реальностью в наш медовый месяц.

Мне все еще было тяжело поверить, что Эдвард Каллен – мой муж. Идея провести с ним остаток жизни казалась слишком прекрасной, чтобы быть правдой. Тот, кто сказал, что большинство мужчин боится браков – идиот, поскольку Эдвард был так же счастлив связаться со мной брачными цепями, как и я. Никогда не думала, что я собственница, но брак развил во мне это чувство. Теперь, когда я видела девушек, разглядывающих Эдварда, мне хотелось заорать: - Пошла прочь, шлюха, это мой муж! – На самом деле, я бы так и делала, только вот Эдварду вряд ли понравилась бы жена- психопатка.

Медовый месяц проходил потрясающе. Карлайл оплатил нам частный самолет до Лондона, наш водитель, Эмбри, забрал нас из аэропорта и отвез в Суссекс. Оказавшись перед коттеджем, первое, что я подумала – что мы приехали к какому-то другу Эдварда. Но когда муж сказал, что мы будем жить здесь следующие пять дней – я почти завизжала. Он быстро провел меня по комнатам: гостиной, библиотеке, комнате отдыха – и на его лице заиграла игривая ухмылка, когда мы добрались до огромной спальни. Камин? Есть. Королевского размера кровать? Есть. Не стоит говорить, что мы не спали эту ночь. И всю ночь позже. И следующую тоже…

Сегодня, вместо прогулок, мы решили остаться дома и просто отдохнуть. Завтра мы улетаем в Париж, а потом – в Рим. Эдвард немного говорил по-итальянски, я – немного по-французски, и я имею в виду «очень немного». Так, что думаю, мы сможем обойтись без переводчика. А еще Карлайл нанял нам шоферов в обеих городах, так что мы не потеряемся.

Эдвард выиграл. Я пожалела, что не выбрала «ножницы», но в рукаве у меня лежал еще один козырь. Мы с Эдвардом устроились на ковре в гостиной. Я забралась на колени мужа, обняла его и убедилась, что мои голые плечи касаются его предплечий. Он невероятно хорошо выглядел в майке без рукавов.

- Пожалуйста, я хочу посмотреть «Вверх», - надула губки я, приподнимаясь так, что наши лица разделало меньше дюйма. Его взгляд приклеился к губам, одна из рук оказалась под моей футболкой, поглаживая спину.

- Что? – еле слышно спросил он.

Я сократила дистанцию между нами, и он простонал, когда я пошевелилась на его коленях. Я оставила след из поцелуев на его руке и шее. Чувствуя, как его дыхание учащается, я хихикнула.

- Мультик. Помнишь, Эдвард?

- К черту мультики. Если ты еще раз так поцелуешь меня, мы не доберемся до кино до окончания нашей поездки.

 

***

 

- Знаешь, я бы не возражала остаться в этом коттедже до конца жизни, - сказала я Эдварду, когда мы наблюдали за закатом с веранды. Он поглаживал мои волосы, я опустила голову к нему на плечо. Наши пальцы сплелись вместе, и мы постоянно целовали друг друга. Жизнь просто не могла быть лучше.

- Прости, но мы не можем остаться здесь навсегда, милая, - тихо сказал он.

- Ммм… Может быть. А было бы неплохо забыть про работу и реальную жизнь на какое-то время. Просто жить здесь, не неся никакой ответственности, три недели… Мне нравится медовый месяц.

- Это точно. Мне тоже, особенно без прерываний со стороны Эммета и Джейми.

Я засмеялась. Он был прав. Хотя Эммет и Джейми и не жили поблизости, дома они всегда умудрялись прерывать нас, или появляясь на пороге, или звоня по телефону. Эти двое удивительно похожи.

- Эммет звонил, когда ты принимал душ. Он хотел, чтобы мы привезли ему сувенир в виде осьминога Пауля.**

Эдвард покачал головой.

- Хорошая мысль. Может, привезем ему осьминога, когда вернемся в Калифорнию, и скажем, что это родственник Пауля? Он купится на это.

- И Джейкоб тоже звонил.

- Что ему надо? – удивился Эдвард.

Я покраснела, вспомнив сообщение, которое он просил передать Эдварду.

- Он хотел, чтобы ты знал, что не единственный сжигаешь все углеводы.

Эдвард рассмеялся.

- Вот идиот! Он позвонил только чтобы сказать эту чушь?

- Ты же знаешь Джейка и его вульгарность, - пробурчала я.

- Джейк придурок, потому что Леа расстроилась, узнав, что мы едем на медовый месяц в Европу. У них был двухдневный медовый месяц в Нью-Йорке, и они жили у кузины Леа, - рассмеялся Эдвард.

- Все так плохо? – предположила я.

- Леа обозвала ее крестьянкой, кузина в ответ – шлюхой. Они устроили сцену на Тайм-сквер, и Джейк получил кулаком в глаз, пытаясь их разнять.

- Надо же! Никогда бы не подумала. Да, еще звонила Эсме и спрашивала, как дела.

- И сколько еще людей звонили, пока я был в душе? – нахмурился муж.

- Много. Мы популярны, - засмеялась я, вдыхая запах его футболки. Ммм… Как он хорошо пах.

- Ну да. Мы же король и королева выпускного, - поцеловал Эдвард мою макушку. – Популярные люди.

Я простонала.

- Только не напоминай. Это не то, чем я горжусь.

- Правда? – поднял он бровь. – А почему?

- Потому что это шло против всех моих убеждений. Я ненавидела саму идею выпускного, когда жила в Нью-Йорке. Я всегда думала, что все это коронование – глупости. И да, при этом я встречалась и вышла замуж за звезду баскетбола. Иронично, правда?

- Да, - согласился он, сжимая губы вместе, чтобы сдержать смех. – И что ты чувствуешь сейчас? – хрипотца в его голосе послала мурашки по моей спине. Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. После всех этих лет я все еще не хотела, чтобы он видел, какое влияние имеет на меня. Эдвард и его эго… О боже.

- Чувствую? – притворно глупо переспросила я.

Его губы двинулись вдоль моего уха.

- Да, чувствуешь после замужества со звездой.

Мне пришлось силой собираться с мыслями, потому что его теплое дыхание невероятно отвлекало.

- Ммм… чувствую разочарование.

Он игриво зарычал, сажая меня на колени.

- И почему же это, миссис Каллен?

- Потому что мы сидим здесь уже довольно давно, а ты все еще не целуешь меня, - я дотронулась губами до его шеи.

- Пора изменить положение? – улыбнулся он.

После сеанса любви мы продолжили игры в горячей ванне. Я хочу такую же у себя дома. Она полностью отвечала определению «роскошная». Хозяйская спальня и ванная были ничуть не хуже, чем в президентском номере пятизвездочного отеля. Больше в этот день мы с Эдвардом ничего не планировали. Я была довольна, просто оставаясь с ним в коттедже... наедине… без прерываний.

Время быстро летит, когда вам хорошо. Хотя мне было жаль покидать коттедж в Суссексе, Париж и Рим ждали нас. Номер, который Эдвард забронировал для нас в Париже, в «Хотел Плаза Афина» - оказался потрясающим. С балкона мы любовались Эйфелевой башней. А еда… мы позвонили в румсервис и заказали двадцать видов десертов. Мы посетили Лувр, Нотр Дам де Пари и покатались на лодке по Сене. Эдвард назвал невероятно романтичным вид огней, отражающихся в воде. В последнюю неделю мы улетели в Италию. Два первых дня прошли в Риме, в роскошном отеле Святого Региса. Благодаря нашей связи с Элис нам дали лучший номер на верхнем этаже. Ее звонок устроил все. А следующие три дня мы катались по Венеции, Флоренции, Милану и Вероне. Я восхищалась видом архитектуры Ренессанса, художественными галереями, средневековыми церквями и старинными дворцами. Немного времени мы провели в Милане. Магазины и салоны очаровательны, но меня не привлекал шопинг, так же, как и Эдварда. Моим любимым городом стала Верона. Мы с Эдвардом обменялись тайными улыбками, когда посетили дом Джульетты на Виа Капелло. На секунду я ощутила себя Джульеттой . Казалось бы, прошло столько времени, как мы играли их – и вот теперь стоим в ее доме, рука об руку, еще более влюбленные, чем раньше, и проводим в Европе медовый месяц.

Гид предложил нам коснуться бронзовой статуи Джульетты на удачу. Парочка детей, не старше десяти лет, громко засмеялись, когда их ладошки коснулись статуи. Кроме этого, мы посетили дом Ромео на Виа Арх Селигер.

- Это нечестно. Почему на твоем доме более симпатичный балкон? – игриво сказал Эдвард, разглядывая старинное здание.

- Потому что я – Джульетта, а ты – Ромео. И ты проводишь больше времени, забираясь на мой балкон, - рассмеялась я.

- Интересная теория.

Эдвард был очень мил ко мне в течение всей поездки. Я спросила его, во сколько же обошелся медовый месяц – все эти пятизвездочные отели, рестораны, частные поездки на лодке, частный самолет, шоферы и прочее – он только сказал не волноваться, поскольку мы способны оплатить все. Мне было неловко тратить наследство его родителей, так что я предложила оплатить хотя бы часть, но он отказался и слышать об этом.

- Деньги – это просто деньги. Мы можем заработать их в будущем. Но у нас не будет второго медового месяца, и он должен быть самым лучшим. – Вот и все, что он ответил, и предложил мне больше не упоминать об этом.

- Где мы? – спросила я, когда Эдвард попросил Эмбри отвезти нас в ночной клуб. Сегодня был наш последний вечер в Европе. Завтра утром мы попрощаемся с Италией и скажем «привет» Соединенным Штатам. Не поймите меня неправильно. Я хотела встретиться с друзьями и семьей. Но я не была готова возвращаться в реальность. Я не была готова не проводить каждую секунду со своим мужем.

- Это паб, - подмигнул Эдвард. – Мы проверяем предложение Эммета. Он просил оказать любезность и разгромить его, если его «Элемент» хуже. Он даже попросил своих друзей из итальянской мафии помочь нам.

Я расширила глаза. Эммет? Нет, он не мог… и Эдвард не должен был соглашаться…

Эдвард с улыбкой наблюдал за мной.

- О чем ты думаешь?

- Что ты сошел с ума, раз согласился.

- А ты слишком наивна, раз купилась на мои слова, - засмеялся он. – Ладно. Владелец этого клуба – приятель Эммета по колледжу. Эммет сказал ему, что мы прилетаем в Милан, и он пригласил нас в гости. Я встречал его в колледже. Хороший парень.

- Оу.

Вау. В клубе – точнее, в пабе – не было вышибал. Обстановка отличалась от «Элемента». Там было светлее и меньше пространства. Я почувствовала себя в другом мире, когда заиграла иностранная песня.

- Ааа! Я не вееерю!

Хорошо одетый мужчина с волосами, забранными на затылке в хвост, как у Джейкоба, пошел поприветствовать нас, когда мы заказали по коктейлю у бармена. Он крепко обнял Эдварда.

- Эдвааард, дааавно не видеееелись.

- Рад видеть тебя, Густаво. Позволь представить тебе мою жену. Густаво, Белла. Белла, Густаво.

- Белла, как приятно познакомиться? – Он расцеловал меня в обе щеки. Его английский звучал точно как у американцев. – Она красавица, Эдвард. Как и говорит ее имя.

- Я тоже рада познакомиться, - покраснела я. – Почему вы говорите по-английски без акцента?

Эдвард и Густаво рассмеялись.

- Густаво хорошо говорит по-английски. Иногда он просто добавляет его в речь, чтобы подшутить. Первые десять лет жизни он жил в Коннектикуте, потом вернулся в Италию, а потом - опять в Штаты учиться в колледже.

- Ха-ха, да, точно, как сказал Эдвард. Только между нами – американцы обращают внимание на итальянский акцент, - подмигнул он. – И как там Эммет? Розали все еще присматривает за ним?

- Да, - засмеялся Эдвард. – К несчастью для всех нас, правда, Белла?

Я знала, что он шутит. Он любил Розали, хотя никогда не признается в этом вслух. Густаво был весельчаком, очень похожим на Эммета по характеру. Он встречался с Розали до Эммета, так как они учились в одной школе. Эммет считал, что Густаво пристает к Розали, хотя та отрицала это. Однажды, когда Эммет застукал Густаво с Розали в классе наедине, то разозлился и врезал ему. После этого Густаво, чтобы предотвратить подобное, признался перед всем классом, что он гей.

- Эммет, Эммет, Эммет, - покачал головой Густаво. – Он – один из моих лучших бестий, и все же никогда не думает, прежде чем что-то сделать. Тот синяк под глазом чертовски болел! И у меня никогда не было шанса ответить ему тем же…

- Я могу помочь с этим, - весело предложил Эдвард.

- А почему Розали не рассказала Эммету, что ты предпочитаешь мальчиков? – спросила я.

- Я просил ее не делать этого, - неуверенно улыбнулся Густаво. – Мне казалось, что тогда мне пришлось бы труднее. Итальянец-гей? Это не помогло бы в моей ситуации. Хотя сейчас я сожалею, что не сказал Эммету раньше. Наши одноклассники не дискриминировали меня. Фактически с парочкой из них я потом встречался…

- Рада это слышать, - улыбнулась я. Эдвард сжал под столом мою руку.

- Вы милые. Ой, подождите минуту. Мне кажется, сюда зашел мой бывший, редкий ублюдок. Вы, птички, веселитесь. Ешьте, пейте и чувствуйте себя как дома. Увидимся позже.

- Он смешной, - засмеялась я, когда Густаво отошел.

- А ты красавица, - усмехнулся Эдвард, оглядывая меня с ног до головы. – Пойдем. Потанцуй со мной.

- Здесь много красивых иностранок. Ты разве не хочешь потанцевать с ними?

- И оставить мою молодую жену одну в пабе во время нашего медового месяца? Ну да, конечно.

- А кто сказал, что я останусь одна? – поддразнила я.

Эдвард оглядел парней вокруг нас. Большинство из них имело темные волосы, рост ниже, чем у него, но довольно симпатичные. Конечно, они – не Эдвард Каллен, но ведь в мире не существует второго такого.

Одни из парней у бара подмигнул мне. Эдвард схватил меня за запястье, тряхнул головой и оттащил меня от барной стойки.

- Ну уж нет. Ты останешься со мной.

Мне нравилось его собственническое отношение.

Мы танцевали под песни, слов которых я не могла разобрать, и очень злилась, когда парочка местных девиц попыталась отвлечь меня от моего собственного танца. Я точно выучила одно – в любом клубе всегда найдется пара таких девиц, неважно, на каком континенте вы находитесь. Но Эдвард был великолепен: он полностью игнорировал их, хотя они всеми способами, даже непристойными, пытались привлечь его внимание. Все время он смотрел только на меня. Моей любимой частью стал поцелуй перед всеми в конце песни. Девицы печально побрели прочь, когда увидели, как мы впились друг в друга.

Мы попрощались с Густаво. Он пообещал, что приедет к нам, когда в следующий раз будет в США. Мы с Эдвардом рука об руку побрели в ночь, просто наслаждаясь тишиной. Потом наш водитель отвез нас к Озеру Влюбленных. Там в парке играл небольшой оркестр. Но, так как мы хотели остаться одни, Эдвард повлек меня к причалу. Мы все еще слышали музыку. Эдвард сплел наши пальцы вместе, положил одну мою руку на его плечо, а сам обнял меня за талию. Медленный танец вызвал слезы у меня на глазах. Наша последняя ночь. Я не хотела возвращаться домой. Я не была готова к реальной жизни.

- Что случилось? – застыл Эдвард, заметив слезы. – Я что-то не то сказал?

- Нет, - засмеялась я. – Просто… я так счастлива. Не хочу, чтобы заканчивался наш медовый месяц.

- Он не закончится, Белла, - тихо проговорил он. – Обещаю, что мы всегда сможем вернуться сюда в отпуске. Или в другое, такое же потрясающее место.

- Эдвард, лучшей частью нашего медового месяца стали не отели и рестораны, хотя и они великолепны. Но… я буду скучать без тебя. Я уже привыкла весь день быть с тобой.

Глаза Эдварда смягчились. Он поцеловал мою макушку и прошептал:

- Почему мне так повезло? Почему я нашел того, кто так любит меня?

- Возможно, именно это имеют в виду люди, говоря, что влюбленные слепы, - улыбнулась я. – Но я люблю тебя, Эдвард, даже когда ты ведешь себя как наглый, самодовольный придурок.

- Я тоже люблю тебя, Белла, - улыбнулся он, смахивая последнюю слезу с моей щеки. – Даже когда ты ведешь себя как плаксивый ребенок.

Мы оба рассмеялись

 

Эдвард Каллен

Волна разочарования настигла меня, когда я припарковался на стоянке больницы. Медовый месяц закончился. Три недели пролетели, не успел я и глазом моргнуть. Во мне все еще бродили воспоминания о времени, которое я провел с Беллой. Три недели наедине с ней… только одни… никаких отвлечений, только Эдвард и Белла. Мне уже хотелось повторить это, хотя шел только второй день после возвращения.

Таня первая приветствовала меня, когда я, как обычно, влетел в нее в лифте. Сегодня она выглядела подавленной, силой натянув улыбку.

- Привет, новобрачный! Ты уже вернулся? – спросила она.

- Прошло три недели, - пояснил я. Три недели назад в этот час мы с Беллой целовались на пляже. – Ты грустная. Что случилось?

Она скривилась.

- Меня так легко прочитать? Я думала, что хорошо скрываю.

- Я хорошо читаю людей. Так что случилось?

Она вздохнула, опустив взгляд.

- Мы с Райли расстались. Прошлой ночью.

Ой. Мне не стоило спрашивать. Я понятия не имею, как успокаивать людей после разрыва отношений.

- Жаль, - с сочувствием сказал я. На свадьбе Таня и Райли выглядели полностью влюбленными. Я никак не ожидал их разрыва.

- Спасибо. И я даже не знаю, почему мы расстались. Он не объяснил причину. Просто сказал, что больше не чувствует нас . Что, черт, это может означать?

- Не знаю.

- Самое худшее, что я не понимаю, почему он порвал со мной, позвонив из Барселоны. Он не мог подождать до возвращения домой? Вот гад!

Джон Эштон, один из моих сослуживцев, вошел, прежде чем я смог ответить.

- Ну, ну, ну… смотрите, кого ветер принес! Эдвард Каллен, добро пожаловать в жалкий мир, называемый реальностью!

- Спасибо, - засмеялся я, пожимая ему руку.

- Свадьба была бомбой, друг, - сказал Джон, толкая меня в затылок. Мы еще не надели халаты, так что я подумал, что можно еще не считать себя на работе. – Твоя девушка краааасавица. Черт. Неудивительно, что тебя не интересовали медсестрички. Зачем искать хорошее, когда у тебя уже есть лучшее, правильно?

- Да, - согласился я. Белла в тот день выглядела великолепно. – Только не говори, что ты лично сравнивал мою девушку с ними, - поддразнил я.

Он закатил глаза.

- Будь реалистом. В тот день в часовне все без исключения парни оценивали твою невесту. И некоторые девушки тоже.

Я засмеялся. Джон Эштон был на три года старше меня. Он в прошлом месяце перевелся в нашу больницу из Сакраменто, и мы быстро подружились. Он был габаритов Эммета, с короткими, медового цвета, вьющимися волосами. И имел хорошее чувство юмора.

- Почему ты не выглядишь худым? - с серьезным выражением оглядел он меня.

- А что, я потолстел? Это не помешает мне пнуть тебя.

- Не то чтобы потолстел… просто, понимаешь, люди обычно… потеют и тратят много энергии в медовый месяц. Ну, понимаешь, после всех действий ты должен был потерять пару фунтов.

- Заткнись, - со смехом отпихнул я его. – Не лезь в мою личную жизнь.

- Бойкий наглец, - ухмыльнулся он.

Я встретил Джеральда в его офисе. Он с побагровевшим от напряжения лицом изучал компьютерный экран и, как только увидел меня, изогнул губы в улыбке. Три недели сказались на нем. Он выглядел на пару лет старше чем в нашу последнюю встречу. Волосы поседели, а лицо покрылось морщинами.

- Эдвард! Добро пожаловать!

- Спасибо, Джеральд. – Я сделал шаг вперед и протянул руку для пожатия. Мы немного поговорили о медовом месяце, и я отправился работать. Не потому, что должен был, а потому, что хотел. Больница стала частью моей жизни. Время, проведенное с детьми, вызывало у меня чувство причастности к обществу. В семнадцать я говорил родителям, девушке и баскетбольному тренеру, что хочу быть чем-то большим, чем профессиональный баскетболист. Я еще не добрался до вершины, но уже чувствовал себя ближе к цели. Однажды я достигну ее.

Я узнал, что, пока длился мой медовый месяц, Джонана, Френки и Майру выписали. Конечно, я радовался за них, но жалел, что мы не попрощались. Другие дети радостно встретили меня. Малыши спрашивали, что такое «медовый месяц», а старшие хотели точно знать, что во время него делают люди. Они смущались, видя, как мое лицо расплывается в широкой улыбке при упоминании медового месяца.

Я остановился, дойдя до палаты 507. Меня настигло воспоминание об Эли, ждущей на своей кровати, доброжелательно и невинно улыбающейся. Моим первым инстинктом было открыть дверь, сверхъестественно надеясь, что она будет там. Но я же не идиот. Эли ушла, и у нас больше не будет шанса встретиться. «Спасибо, Эдвард, что стал моим лучшим другом», - последние слова, сказанные мне Эли перед тем, как ее тетя увела ее.

Тряхнув головой, я двинулся к столу регистрации. Таня ушла, когда появился Джон, и, кажется, моя обязанность как ее друга – проверить, все ли с ней в порядке. Я напрягся, когда увидел знакомую фигуру в углу, разговаривающую с медсестрой.

Я не мог поверить. Тетя Эли.

Мое сердце застыло, и я попытался не вздрогнуть от иррациональных подозрений. Соберись, Эдвард. Сделав глубокий вдох, я направился к тете. С Эли все хорошо? Или с ней опять что-нибудь случилось? Ее отец?

- Добрый день, мэм. Не думаю, что вы помните меня, но…

- Конечно, я вас помню, - вежливо улыбнулась она. – Доктор Каллен. Вы заботились об Эли.

Нет времени для болтовни.

- С Эли все хорошо?

- Да, все нормально. Я пришла оплатить ее счета…

- Да. Она все еще под опекой? Если вы не возражаете, что я спрашиваю, - добавил я, не желая выглядеть грубым.

- Да. Но мы пытаемся найти ей приемных родителей. Большинство приемных семей не хотят долго заботиться о ней, так как у них есть собственные дети. Мы нашли одну семью, которая хотела бы удочерить ее, но там возникли свои проблемы…

- Миссис Волтури, - оборвал ее я.

- Да?

- Моя жена и я… хотели бы удочерить Эли.

По пути домой я все еще не мог прийти в себя. Стремясь увидеть Беллу, я ехал чуточку быстрее, чем обычно, и приехал в шесть вечера. Она готовила на кухне, что означало одно: сегодня у нас цыпленок кассероле. Единственное блюдо, которое она умела готовить.

- Привет, красавица.

Она обернулась, услышав мой голос. Я затаил дыхание, увидев ее улыбку. Мой бог, она прекрасна. И она уже не моя девушка – она моя жена.

- Привет! Ты дома!

Мы поцеловались, она поставила блюдо в духовку и включила таймер. Я привлек ее в свои объятия, и Белла завизжала, когда я оторвал ее от пола и посадил на стойку.

Я только молча смотрел на нее. Она готова к тому, что я скажу ей? А что, если нет? После трех недель отсутствия все на ее работе могло превратиться в хаос.

А если она не готова, готов ли я полностью отпустить Эли на этот раз?

- Эдвард, - прошептала она, проводя пальцем от моего носа к губам. – Что случилось? Ты заставляешь меня нервничать.

Я улыбнулся.

- Мне нужно кое-что сказать тебе. Хорошие новости.

- Что, Лорен попала под автобус? – пошутила она. Я упоминал, что Белла ненавидит Лорен со времен школы?

- Прости, нет, - засмеялся я. – Кое-что другое. Лучше. – По крайней мере, по моему мнению. Хотя я бы тоже не возражал, если бы Лорен исчезла с лица Земли. – Угадай, кого я сегодня встретил в больнице? Тетю Эли.

Я едва мог контролировать мое возбуждение. Глаза Беллы расширились при упоминании об Эли, и она кивнула, поощряя меня продолжать.

- По словам ее тети, Эли все еще под ее опекой, но они подыскивают ей приемных родителей. И… я… сказал ей… что мы готовы удочерить ее.

Белла, взвизгнув от радости, прыгнула мне в руки.

- О боже! Я не верю в это! Когда мы сможем ее увидеть?

Я придержал ее за плечи, чтобы лучше рассмотреть. Она не изображала радость ради меня. Искры в ее глазах… Белла действительно хотела этого.

Я улыбнулся.

- Пока не знаю, милая. Но мы с миссис Вольтури обменялись телефонами. И, пока я не забыл, у меня есть план встретиться с Эли в субботу в парке. Подойдет?

- Конечно, - просияла Белла. – Я не пропущу этого ни за что в мире. Мы так давно не видели девочку, и я так соскучилась по ней.

- Белла? Прости, я не спросил тебя, прежде чем принимать такое решение. Такое важное для нас всех решение. Я не должен был, но ситуация…

Она заткнула меня поцелуем.

- Все в порядке. Я бы все равно не приняла другого решения. Ты знаешь, что я тоже люблю ее.

Слишком возбужденный, чтобы говорить, я привлек ее в объятия, качая нас обоих из стороны в сторону.

Суббота. Мы увидим Эли в субботу.

 


* «Дневник памяти» (англ. The Notebook) — американская мелодрама 2004 года режиссёра Ника Кассаветиса.

Фильм снят по сюжету одноимённого биографического романа Николаса Спаркса, опубликованного в 1996 году и ставшего бестселлером в первую же неделю продаж.

** осьминог Пауль -, в Германии также известен как «Осьминог-оракул» (нем. Oktopus-Orakel) — осьминог мужского пола вида осьминог обыкновенный (Octopus vulgaris), получивший известность благодаря предполагаемой способности угадывать исходы матчей с участием футбольной сборной Германии. Обитал в океанариуме «Центр морской жизни» в Оберхаузене(Германия). 20 января 2011 года на территории океанариума открыт памятник — осьминог на футбольном мяче, внутри которого находится прах Пауля[3].



Источник: http://robsten.ru/forum/97-3087-2
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: tcv (10.06.2021) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 300 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
0
2   [Материал]
  Спасибо за главу fund02016

1
1   [Материал]
  Счастливые люди могут поделиться избытком любви с кем-то ещё. Спасибо за главу)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]