Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 2 Амир

Глава 2 Амир

 

 

От лица Амира (курсив)

 

 

 

Мне двадцать. Я отдал так называемый долг родине, копая картошку и строя чью-то дачу, и после того, как был решен вопрос с институтом, у меня оставалось время до сентября, поэтому я поехал к бабуле Розе с дедом. Они уже немолоды, отец в этом году не мог их навестить, а им требовалась помощь.

Я приехал утренним поездом. И теперь, стоя в доме своего детства, я осматривал дом, отмечая, что ничего не изменилось. Рафида прыгала вокруг, иногда заскакивая сверху и оглушительно визжа, Марат смотрел в немом, казалось, восхищении. Пожалуй, это был первый и последний раз, когда я видел его не разговаривающим и не размахивающим руками - ему не хватает громкого голоса и выразительной мимики, поэтому он всегда отчаянно жестикулирует.

Хорошенько напарившись в бане, уже приняв рюмочку с дедом, я выхожу в сени и вижу девочку. «Подружка Рафиды», - мелькнула мысль. Девочка стоит спиной – голубая юбка воланами, белая футболка, - все очень по-детски…и коса. Я знаю эту косу, толщиной с мою руку, перетянутую лентой, с завитками волос на конце. И я знаю стоптанные тапочки и ноги, которые стоят носками внутрь, покачиваясь в каком-то своем ритме. Соня! Это Сонька, которая все два года исправно писала письма, веселя и поддерживая меня. Видимо, когда темы для писем не нашлось, она стала придумывать сказку про птичку, упрямую, глупую, которая постоянно влипала в истории и выбиралась сухой из воды. Так за два года Соня превратилась в птичку, а её писем мы ждали едва ли не всем взводом. Птичка была действительно очень смешной.

И, конечно, я не нахожу ничего умней, как попросту напугать её. Соня оборачивается, после минутного разглядывания того, что осталось от банки, в ее глазах начитают блестеть слезы, и она убегает. Надо догнать, сказать, что скучал…Но меня ждут родные, встреча с друзьями детства и, что греха таить, какая-нибудь симпатичная девушка, мне без особой разницы, какая именно.

Соня. Софья. Птичка.

Все лето мы проводим в огромном селе, в котором долгое время жили разные народности. Там обитали татары, чуваши, русские, там же обретались и староверы. Жили дружно, дети ходили друг к другу в гости, женщины делились рецептами и солью, мужики порой пили, порой дрались, но никогда по национальному или религиозному поводу.

Все еще с пупенку знали, кто они. Чьих они. Соня была ничьей.

Впервые её привезли в село к тете Груне десять лет назад, помню, как та заламывала руки и плакала на нашей кухне, что не знает, что с этим ребенком делать. Даже куда её сажать.

Бабушка Роза успокаивала Груню, говоря, что дети, одинаковы: «Посмотри на моих и твоих, разве отличались они, пока росли». Груня плакала, но Соня поселилась в её доме и её сердце. Хотя так и осталась для всех ничьей.

Молва шла впереди Софьи. Она была староверкой, рожденной от еврея, её мать развелась и жила в Ленинграде, приезжая дважды в год, когда привозила и забирала Соню, и гостя по три дня. У неё была фирменная одежда, она курила и была остра на язык. Отец не отвечает за сына, а вот дочь за мать …отвечала. Её не любили, но жалели. Соня была очень худой, низенькой, с острыми коленками, тонкими запястьями, бледной кожей и невероятными волосами, которые всегда были заплетены в тугие косы и переплетены причудливой корзинкой вокруг головы, отчего её голова казалась больше. Лицо, практически без эмоций… и глаза, которые широко смотрели на мир, и казалось, показывали в ответ этому миру все, о чем Соня думала. А она много думала. Много придумывала. И почти всегда молчала.

Я отчетливо помню, как в последнее лето, когда видел Соню, она сидела на кровати в моей комнате, где собрались мои приятели, прижав к себе коленки и укутав себя широким синим платьем, как в кокон. Её волосы были расплетены - Раф пыталась что-то из них соорудить, большая их часть закрывала лицо, и, прикрыв оставшуюся маленькими ладошками, Соня рассказывала одну из своих версий сотворения мира. В этот раз миром правила рыба, обыкновенная, карась или красноперка, в этом она не была уверена. Помогали же ей драконы, которые почти всегда спали, но иногда просыпались, чтобы станцевать кадриль. Кто-то смеялся, но слушали все, и тут Марат выкрикнул:

- Я перемелю твоих драконов на фарш!

Взгляд зеленых глаз сказал больше, чем можно было ожидать от маленькой девочки, она посмотрела с грустью и, в то же время, свысока:

- Дурак, они - бессмертные.

***

Соня убежала, молоко на следующее утро принес Марат, со смехом рассказывая, как бабушка ругала Амира из-за его глупой выходки, а дед достал ремень, который он не собирался применять, но пригрозил.

Она не встречалась с Амиром - как правило, к вечеру он уходил, а когда Соня забегала к Рафиде или Марату, не выходил. Соня скучала, ей хотелось поболтать, рассказать продолжение сказки про птичку, узнать его планы от него, а не от восхищенного брата и сестры. Иногда она видела его, проезжая мимо их дома на велосипеде, иногда - со взрослой девушкой, но ей было страшно подойти первой. Каждое утро она уговаривала себя, что это всего лишь Амир, и каждый вечер с облегчением вздыхала, когда его не оказывалось дома.

Так продолжалось, пока однажды утром Амир не пришел прямо к ней домой, принеся молоко, за которым накануне не успела сходить Соня.

Она расхаживала в трусиках и майке, пританцовывая и жуя хлеб с неизменным клубничным вареньем. На ней был турецкий трикотаж, невероятно модный и дефицитный. У Сони было много модных и дефицитных вещей, и она начинала это ценить. Трусиками не особо похвастаешься, поэтому она хвасталась сама себе и иногда Рафиде.

В этот раз её не стали пугать, а громко известили о приходе гостя, сначала это сделал дворовый пес, громко лая, потом грохнула дверь, потом постучали, а потом появился и сам виновник переполоха. Амир. И застыл. Они долго смотрели друг на друга в молчании, и Соня отметила, что его светлые волосы коротко пострижены, а на руке видна татуировка из каких-то букв… Куда смотрел Амир, она не видела.

- Что это? – спросил Амир.

- Где?

- У тебя… ээээ… рисунок, что это зеленое?..

- Зеленое? – Соня критически осмотрела себя, пока не поняла, куда именно он смотрит. - Арбузики, – на трусиках были рисунки в виде маленьких и больших арбузиков.

-Ар?.. Что? Арбузики! Оденься, а!

- Зачем?

- Я вроде как в гостях.

- Ты в гостях, ты и раздевайся!

После паузы Амир отчаянно покраснел, а Соня побледнела, наконец, сообразив, что перед ней взрослый мужчина, хоть и Амир, а она вроде как девушка. Вроде как. Убежав в спальню, она нацепила платье и долго пыталась перевести дыхание, надеясь, что он уйдет. Но он не ушел…Как ни в чем ни бывало, сидел на стуле, задумчиво проводя пальцем по страницам книги, которую она читала сегодня утром.

- Я пришел узнать, у тебя по-прежнему проблемы с физикой?

- Эм... Да…

- Давай я помогу, еще есть время, уверен, на год тебе хватит. Ты - смышленая, птичка.

- Птичка?

- Ах, да, и расскажи-ка мне продолжение, я ведь так и не дождался письма.

Он приходил каждое утро, и Соня уже не расхаживала по дому в трусиках. Помогая ей с физикой, он отметил, что ничего не изменилось - Соня по-прежнему грызла ручку, сидела, поджав ногу, и забывала про еду. Готовить она тоже так и не научилась, зато подарила ему целую тетрадь приключений птички, которую она написала параллельно с письмами к нему. Тетрадь была исписана мелким почерком, главы аккуратно подчеркнуты, а на заглавной странице нарисована жар-птица с красными и синими перьями. Она сказала, что это и есть птичка, но он знал, что птичка – вовсе не жар-птица, птичка - маленькая, с зелеными глазами и ворохом волос, которые теперь перед выходом из дома она заплетала в обычную косу, а по утрам пряталась за ними, пока отчаянно грызла ручку, пытаясь осилить физику.

Вечерами они не встречались, лишь изредка она видела его то с одной, то с другой девушкой. Они никуда вместе не ходили, но люди шептались. Ничья не может встречаться с кем-то определенным. Маловероятно, что Соня знала про окружавшие ее и Амира слухи. А вот он знал - дед решился на откровенный разговор, но увидел недоуменный взгляд Амира и вопрос: какого черта его подозревают в связи с ребенком!? Не просто ребенком, а Соней!? Она практически сестра Рафиде, он помнит все ее разбитые коленки и слезы.

– Это Соня, – крикнул он.

«Это птичка», - подумал про себя. И дед отступил.

*** *** ***

За последующий после лета год Соня с Амиром обменялись лишь парой писем.

Соню это очень расстраивало, но она не смела упрекать его. Он был взрослый. У него была своя жизнь. А у Сони своя. Она заканчивала школу, её статьи печатали в газете журналистского кружка, который она посещала уже два года. Она хотела бы пойти учиться на журналиста, но мама сказала, что учиться придется там, на что хватит денег. А денег становилось все меньше…Зато трудностей все больше. Потерянное поколение, так потом скажут про Сониных ровесников. Всегда есть такое поколение. Соня не ощущала себя потерянной…Или она всегда была такой. Потерянная. Ничья. Без друзей.

Единственные её друзья жили далеко, иногда она в задумчивости смотрела на Уральские Горы, мечтая перенестись туда, чтобы поговорить с Рафидой, которая, конечно, будет вести себя подобающе случаю. Маратом, который будет много говорить, смеяться и отчаянно размахивать руками, а то и подпрыгивать. И Амиром, который начнет иронизировать и называть её птичкой, подмигивая ей при этом и посылая странное тепло по позвоночнику.

*** *** ***

Еще раз с Амиром они встретились через год, куда он приехал на месяц к бабушке, а Соня приехала после поступления в институт торговли, там у мамы «были связи».

В этот раз он пришел практически сразу и сказал, что рад, что с физикой покончено, но если что – он рядом. И был рядом. Он никогда не заходил по вечерам, никуда не приглашал, не говорил, где и с кем проводит время – негласный договор, только с утра. Иногда они смотрели фильмы или просто валяли дурака, он заплетал ей косу, которая расплеталась почти мгновенно, еще до того, как дело доходило до ленты, а она отсчитывала, сколько раз он отожмется. «Глупое времяпрепровождение для взрослого мужчины», - думала она.

Была ли это дружба? Возможно. Если бы не порой возникавшее между ними молчание. Если бы не смущение Сони и не отведенные глаза Амира.

Если это и была дружба, то неправильная, эдакие потуги на дружбу, которую отчаянно боялись потерять, страшась приобрести что-то взамен.

В один из таких дней, когда они смотрели фильм, валяясь на мягком ковре и подушках, Соня устроилась на животе Амира и начинала засыпать. Накануне она долго гуляла с Рафидой и Маратом, потом Марат убежал к своей подружке, которую провожал, кажется, всю ночь, а девчонки остались секретничать на лавочке рядом с домом Сони.

Рука Амира играла с волосами девушки, распуская пряди и разглядывая каждую волосинку в отдельности, потом он подтянул Соню к себе, уложил на плечо и сказал:

- Так удобней, да?

Было удобней, но Соня уже не могла спать. Слишком жарко. Слишком слишком. И стало страшно. Она смотрела на стену, изучая обои, пока руки Амира не перекатили Соню вниз, под его тело, а губы не коснулись губ. Нежно, почти невесомо, быстро и мало. Отчаянно мало и невероятно много одновременно.

За оставшуюся неделю каникул Амир приходил всего два раза, он вёл себя так же, как обычно, смеялся, дурачился, подмигивал, только держался немного на расстоянии, что почти не было видно, но ощущалось очень остро. В самый последний день он пришел проводить Соню. Мама давно отпускала Соню в путешествие через половину страны одну, считая её достаточно взрослой для таких поездок. С четырнадцати лет она ездила с пересадкой через Москву. Пришел раньше, чем надо. Стоя на пороге комнаты Сони, держа её за запястье одной рукой и перебирая волосы другой, Амир не сильно, но так, что его намерения стали очевидны, притянул девушку к себе, проведя рукой от кромки волос на шее, до поясницы, прижал её к своему телу, держа крепко, не терпя возражений, и поцеловал, в этот раз ощутимо, проведя языком по губам Сони, между губ, молчаливо требуя впустить его, что она и сделала, при этом не понимая, что делать дальше. Видимо, им хватало понимания Амира, потому что уже через минуту они лежали на кровати, и рука мужчины выводила на бедрах девушки причудливые узоры, а губы порхали от губ ниже и ниже, пока его пальцы расстегивали кнопку за кнопкой на блузке девушки, открывая ему вид на белый бюстгальтер, сквозь который просвечивались соски. Рука метнулась прямо к груди, и сквозь тело Сони прошла крупная дрожь.

- Эй, студентка, – голос Марата ворвался в дом, а за ним и сам Марат, неся с собой громогласный смех.

Амир моментально отскочил.

- Черт, черт, извини меня, прости, Соня, черт… - он быстро застегивал ей блузку, пока к лицу Сони возвращался цвет, а глаза пытались на чем-то сфокусироваться. Соне нужно было время, она хотела объяснений, и да, она хотела продолжения. Но Амир уже выносил её сумку, а Марат быстро перемещался по дому тети Груни, заглядывая в комнаты и проверяя, не забыла ли Соня чего-нибудь. Рафида, прибежавшая вместе с Маратом, молча смотрела на Соню, потом на Амира и снова на Соню. Поджав губы, она отвела глаза, спросила, готова ли Соня, потому что дедушка уже собирается выгонять машину из гаража, и вышла из комнаты.

Тогда Соня так и не дождалась объяснения или хотя бы какого-то намека. Как и не дождалась его потом, зимой, не получив от Амира ни одного письма. Ни одного звонка. Она не спрашивала Рафиду про Амира, а Рафида в своих письмах обходила эту тему, будто у неё не было старшего брата. Марат писал много, как всегда, его письма были полны оптимизма, надежды и веры в собственную удачу, но отсутствовало главное – слова об Амире.

Соня училась, встречалась с подругами, которые у неё неожиданно появились, на неё обращали внимание молодые люди, что удивляло Соню, хотя ей, конечно, льстило внимание юношей. С некоторыми она ходила на свидания, некоторые ее целовали, но ни один поцелуй так и не смог сравниться с тем, другим, таким неожиданным и в то же время желанным. Иногда она вспоминала его, проводя руками по губам, ей казалось, что она чувствует вкус того поцелуя.

То последнее лето девства Соня помнила очень хорошо. Раф еще училась в школе, Марат отгуливал свои последние полноценные каникулы перед армией, в которую он должен был уйти осенью……а Амир должен был жениться.

Новость о его жениться - это первое, что услышала Соня, когда приехала к бабушке, которая была взволнована предстоящими событиями. С бабушкой Амира они обсуждали детали праздничного стола: что надо приготовить, сколько водки и вина еще купить, как важно все сделать правильно, по всем традициям. Да, они были разной веры и национальности, но годы, проведенные вместе, дети, выросшие рядом друг с другом, а теперь уже и внуки, сблизили этих разных женщин. Веселую староверку Груню и строгую, на вид даже грозную, но добрую сердцем татарку Розу.

Соня, как могла, с улыбкой, участвовала во всеобщей подготовке к свадьбе, она не задавала вопросов и из разговоров узнала, что Амир женится на татарке, специально для этого их познакомили родители.

Собственно за них все решили, но, видимо, они нравились друг другу, иначе не согласили бы на брак. Может, даже любили друг друга… Назира была правильной татаркой, она родит Амиру детей, которые тоже будут татарами.

Все происходящее было правильным, ровно до того момента, как Соня не вспомнила его руки на себе, его губы на своих губах. Она не хотела помнить, не хотела думать. Он женится, женится, а ей даже не писал, даже по дружбе, потому что не было никакой дружбы. Друзей так не целуют. Она не обманывала себя, она понимала, что это был просто поцелуй, порыв, ничего для него не значащий.

Все происходящее было правильным, пока не приехал Амир, один, без невесты.

 

Дорогие читатели не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (18.02.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 877 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 10
0
10   [Материал]
  good

9   [Материал]
  Спасибо! lovi06032 Так интересно написано! good

8   [Материал]
  И почему же ты такой не смелый...друзей не целуют...видимо где-то в голове засело, что "это же Соня"...ну что видно же что нравится

7   [Материал]
  Очень понравилось!!! История, которая происходила со всеми нами, но у каждого по-своему!!!
Спасибо за всЁ!!!

3   [Материал]
  О, как 12
Притяжение есть, а отношений нет...
Жениться не рано в 22 года? girl_blush2

LAdies, пасиб за проду! lovi06032 good

4   [Материал]
  Притяжение есть, а отношений нет... 
Нет...отношений нет.  cray
Жениться не рано в 22 года? 
В то время не слишком рано...Да и брак по договоренности. Может невеста доросла до брачного возраста..?

2   [Материал]
  Да...впрочем все к этому и вело.
Спасибо!

5   [Материал]
  Вело....да..куда еще приведет...

1   [Материал]
  Спасибо  good lovi06032

6   [Материал]
  lovi06032 Спасибо за спасибо

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]