Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 3

Глава 3 Амир

От лица Амира (курсив)

В то лето, лето моей женитьбы, я схожу с ума. Схожу с ума от девушки, и это не моя невеста, нет. Я начал сходить с ума, видимо, с того момента, как увидел голубую юбку и ноги в стоптанных тапочках. Или …те трусики. В двадцать лет я уже имел некоторый опыт с женщинами, не слишком богатый, но он был. И я никогда не видел таких трусиков. И дело тут вовсе не в глупых рисунках и не в попе, которую они обтягивали, не оставляя шансов воображению, а в зеленых глазах, которые смотрели на меня испуганно и так нелепо по-детски. Белая майка, трусики и глаза. Я чуть было не схватился за штаны, под её грозное: «Ты и раздевайся», - но вовремя сообразил, что передо мной Соня. Соня, которой было шестнадцать лет, а выглядела она едва ли на четырнадцать. Соня, чьи разбитые коленки я знал лучше своих. Соня, которая писала мне письма не меньше, чем на 5 листах, и придумывала для меня сказку. Это была Соня….

Я мало что мог поделать со своим вполне конкретным желанием к Соне, но отдавал себе отчет, что птичка не готова к отношениям, более того, она не заслуживает отношений со мной, отношений, которые не приведут никуда. Я не мог, не хотел и не стал бы поступать так с Соней.

До лета, когда она лежала головой на моем животе, беззаботно болтая ногой, накинутой на её же ногу, отчего юбка задралась выше, чем я мог вытерпеть. Подтянув Соню повыше, тем самым убрав из поля зрения бедро и край её белья, я увидел растерявшийся взгляд в стену. И услышал молчание. Молчание было свойственно Соне, она часто молчала, я почти никогда не знал, о чем она думала, но сейчас молчание было другим... И я, как последний мудак, не выдержал, я поцеловал её, быстро, невесомо, поймав губами её «ой». Конечно, я понял, что никто не целовал её прежде, собственно, я об этом знал, но моему паршивому эго было приятно в этом убедиться. Потом, позже, глядя на неё в зеленой блузке, видя её глаза, которые растерянно блуждали от моих губ к глазам и обратно, я попросту не смог удержать себя. Я поцеловал Соню. Поцеловал по-настоящему, как того требовал мой организм и мое паршивое эго. В этот момент, именно в этот, я понимал, что не смогу остановить себя, просто не смогу, и продолжал целовать Соню, пододвигая её к кровати. Да, я - скотина, но если бы нам не помешали, я бы вывернулся наизнанку, но взял бы Соню в тот день…

Мне помешал Марат. Марат, мой младший брат и лучший друг Сони. У них особые отношения, они болтают без умолка, Марат едва ли не единственный, с кем Соня говорит.

Она всегда готова смеяться над его шутками, а он ради Сони всегда готов пойти на любой риск. Наверное, если я стану считать, сколько раз я выпутывал их из передряг, потому что Соне так захотелось, то попросту собьюсь со счета. Они будто дышали одним воздухом, и тот факт, что она - полуеврейка и староверка, вовсе им не мешал. Как и то, что Соня решительно не разбиралась в спорте, а Марат был на нем помешан. И то, что Марат едва ли понимал хотя бы половину из того, что придумывала Соня или просто рассказывала из прочитанного. Они дышали в унисон. А я был лишним, я был изъяном, с вполне объяснимым желанием обладать Соней, но совсем меня не извиняющим.

Свадьбу было решено играть в селе, так было удобней моим родственникам и родственникам Назиры. И я приехал за три недели до свадьбы, чтобы помочь с приготовлениями, надеясь, что Соня забудется…

Но есть на свете закон подлости. Взяв у родственника мотоцикл, я еду и вижу её. Вернее, её силуэт. Тонкий, хрупкий, невесомый. Вечер, и она идет с картофельного поля. Одна. Она идет, а я понимаю, что все, что я хочу и не могу получить, – это вот эта девушка, которая прямо сейчас щурится на закат и подергивает плечиками.

Я не хочу напугать её, не хочу быть настойчивым, я просто хочу то, что не может принадлежать мне.

Соня оборачивается на звук мотора, медленно. И застывает.

- Амир.

- Соня.

- Рада видеть тебя, – отчего-то в глазах слезы.

- Соня.

Тишина, глаза в глаза. Тишина.

- Соня, давай подвезу, идти далеко.

Тишина.

- Соня?

- Давай, - как выдох.

Надо ли говорить, что я выдерживаю её прижатое тело к своей спине лишь полминуты, что сворачиваю в ближайшую лесополосу, как только та появляется, что бросаю мотоцикл и прижимаю, почти душу Соню в своих руках, что целую ее лицо, шею, губы, руки, пока не валю её на траву, едва ли понимая, что под ней просто жесткая земля. Надо ли говорить, что Соня хватается за меня, трется, сводит с ума.

Я схожу с ума, мне мало, отчаянно мало. Я отчетливо вижу, что Соне тоже мало. С трудом преодолев себя и оторвавшись от Сони, я пытаюсь думать трезво и отвожу Соню домой. Что не освобождает меня от мыслей о ней.

Я всегда думаю о Соне. Я хочу Соню. Во всех смыслах. И это накануне собственной свадьбы не с Соней.

*** *** ***

Они встречались, чаще днем, иногда вечером, когда Соня шла домой. Он мог заскочить к ней под благовидным предлогом, но всегда, когда она была одна, и совсем неблаговидно её целовал, держа крепко, пряча в своих губах её улыбку.

Он расстегивал её халатик, который, видимо, специально был настолько коротким, что легче было его снять, чем смотреть на ножки за разрезом и малюсенькой пуговкой, которая невыносимо дразнила, просто требуя её расстегнуть. Он быстро переходил границы дозволенного, проводя горячими ладонями по внутренней стороне бедра, расстегивая застежку бюстгальтера, целуя грудь, живот, спину… И никогда он не переходил последнюю грань, отсаживая её и тяжело дыша ей в волосы.

Амир глупо улыбался и казался счастливым, чему мало кто удивлялся, таким и должен быть жених. Только вот жених за все время ни разу не подумал о своей будущей жене, пока не пришло время её приезда. Уже завтра.

Соня никогда не задавала вопросов, он была вовсе не глупой, она не надеялась, что свадьбу отменят, не надеялась, что она значит что-то для Амира, она решила не думать, ей не хватало тех минут наедине, но она не требовала больше… Пока не увидела, как Амир поехал на станцию за невестой. Соня не хотела её видеть, она хотела убежать, уехать в Ленинград, уйти в лес и там заблудиться, все, что угодно, но не смотреть, как чужая девушка заявляет права на её Амира. Но она не уехала, не убежала, Соня была упрямой, смелой и глупой. Она осталась и вечером смотрела, как незнакомые люди выходят из машины, как Амир заносит сумки в дом, она видела руку Амира на плече девушки и больше не видела ничего. Не могла видеть. Как завороженная, она смотрела на пальцы, которые вчера пробежались по губам Сони, которые сжали её запястье перед тем, как отпустить. Соня почувствовала вкус соли на губах, она плакала, тихо, беззвучно. Повернувшись, пока никто не заметил её слез, она зашла в дом, где могла не стесняться нахлынувшего на неё отчаяния.

Амир не пришел на следующий день, хоть поводов было много. Соня и не ждала, кто же оставит свою невесту, чтобы сходить к соседке. Просто к соседке. Соня и была этой просто соседкой. Вечером, как обычно, она зашла к Рафиде, узнать, не собирается ли она в клуб, и поболтать с Маратом в надежде, что бесконечная веселость друга развеселит и её. Тетя Роза была на кухне и тут же подхватила Соню, чтобы та помогла ей. В общем-то, все знали, что она, Соня, безрукая, но надо было всего лишь помыть тарелки, которые доставались для праздничного стола, так что надежда, что Соня справится, была. Конечно, Соня согласилась, на помощь прибежала Рафида и даже Марат, который с сомнением посмотрел на медленную работу Сони, и со словами, что у них бы она никогда не вышла замуж, ринулся помогать. Суета, творившаяся в доме, отвлекала, Амира не было видно, как и его невесты – Назиры.

Рафида собиралась, Марат мялся на улице, злясь, что не может уйти раньше - он не мог подвести сестру, одну её точно не отпустят, приехали же новые родственники. Соня стояла рядом с Маратом, ждала Рафиду и молоко. Молоко, которое однажды растеклось у её ног белыми, рваными потеками на темно-коричневом полу…..

Вот тогда она увидела Амира, одного.

- Стоите, - сказал он.

- Угу, ждем Раф и молоко, - ответил Марат, – слушай, поторопи Раф, а, достало ждать, скажи, что я сейчас уйду.

- Потороплю, - с улыбкой ответил он.

Взгляд на Соню. Запястье в руке.

- Как дела?

Тишина. Глаза в глаза.

- Ну?

Тишина. Глаза в землю.

- Поговори со мной…

Тишина. Глаза закрыты.

Марат, видимо, отчаявшись дождаться Раф, ринулся в дом, по пути громко ругаясь на весь белый свет и девчачьи приблуды, из-за которых он сейчас ждет сестру, а не идет к своей девочке.

- Соня… Соня… Птичка…

Тишина. Глаза в глаза.

- Соня, я приду сегодня.

- Скоро ночь.

- Я приду ночью…

-А…

- Соня, послушай меня, я приду, все неправильно, я приду…

Тишина.

Соня не очень понимала, зачем Амир собрался прийти, видимо, сказать прощай, но она точно знала, что намеревается сделать.

После клуба Соня идет домой, стараясь казаться веселой, беззаботной, ведь так и должна выглядеть девушка в восемнадцать лет… Думала она.

На самом деле, ей вовсе не весело… Кто же в этом виноват, кому она может пожаловаться? Бабушке, для которой отношения вне брака греховны и даже думать о них грозит гиеной огненной? Рафиде, чей брат женится через несколько дней, а еще вчера сминал Соню в своих руках, прижимаясь к ней, и целовал губы, пока не заканчивалось дыхание… Кому? И о чем… Так что, Соня выглядит счастливой.

Ночью - камешек в окно. Ночью - лай собаки, который почти сразу замолкает. Ночью Соня выходит на крыльцо и падает в объятья Амира, который тут же отводит её на внутренний двор дома, где их никто не увидит, если только бабушка, но она всегда славилась крепким сном и никогда не следила, когда Соня вернулась домой.

Запястье в руке.

- Я, - начинает Амир. - Я женюсь, ты знаешь.

- Знаю.

- Мне жаль.

Сонина усмешка, она кажется веселой, именно так и должна выглядеть восемнадцатилетняя девушка.

- Значит, жаль… Тебе жаль, что ты женишься, или жаль, что я знаю?

- Что?

Тишина. Взгляд в землю, потом улыбка Сони, и глаза в глаза.

- Мне жаль, что я так поступил с тобой. Я не думал. Я не должен был.

- Конечно. Ничего. Я понимаю. Ты можешь идти, я переживу.

Рука сжимает запястье сильнее обычного, жестче. Рука поднимается к локтю, тянет на себя, пока Соня не утыкается в грудь Амира и не начинает плакать. Горько.

- Прости меня, прости, - Амир.

Соня плачет. Зачем ей это прощение? Зачем этот нелепый разговор? Зачем он стоит тут и сильно прижимает её к себе, перебирая руками волосы?

- Ты любишь её?

- Что?

- Ты. Любишь. Её?

- Соооня, такие вопросы не задают…

- Накануне свадьбы не целуются с другими!

- Верно.

- Так ты любишь её?

- Какое это имеет значение. Да. Люблю. Наверное.

Новый поток слез, уже неконтролируемый Соней, вырывается из её глаз. Становится трудно дышать, практически невозможно. Она задыхается. Она падает, падает, падает... Пока сильные руки не подхватывают ее и не сажают к себе на колени.

Пока руки не начинают гладить волосы, спину, ноги, пока сильные руки не переворачивают её лицом к лицу, не направляют ноги по бокам сильного тела, пока сильные руки не держат за спину, а губы не накрывают губы вовсе не нежным поцелуем. Пока руки, бережно придерживая Соню, не устраивают её на теле Амира. Пока руки держат, губы целуют часто, настойчиво, практически больно.

Соня колеблется минуту…

- Будь моим первым, - именно это решила Соня: Амир станет её первым мужчиной, пусть он женится на другой, этого у неё уже никто не сможет отнять.

Кажется, воздуха не хватает обоим, халатик снят и летит куда-то к ногам, к его рубашке, все это неважно, единственное, что важно – это руки, крепко прижимающие к себе девушку.

- Нет, - ответ, практически с болезненной улыбкой.

- Пожалуйста, ты должен, я не боюсь….

Поцелуи становятся жестче, беспорядочней, руки забираются под бельё, сминая, сдавливая нежную кожу.

- Нет, - уже без улыбки.

Руки Сони порхают по груди Амира, обхватывают шею, перебирают волосы, её движения вовсе не неуверенные, её руки сводят его с ума.

- Не хочешь?

Рука перехватывает ладошку и направляет прямо на разгоряченную плоть, отчего в глазах Сони читается отчетливый испуг, но лишь на мгновение.

- Хочу. Но. Нет.

Еще один поток слез, отчаянный, удушающий, невозможно жгучий, горький ринулся из глаз Сони в тот момент, когда её рука тянется за халатом, а сама она отодвигается подальше от Амира. Подальше от рук, подальше от губ и его «нет»

- Соня, послушай, так не должно быть, меня не должно быть здесь, - болезненно и, кажется, со слезами, - ты пожалеешь, потом, когда придет время, когда ты встретишь того, за которого выйдешь замуж, кого полюбишь…Я не хочу, чтобы ты жалела. Обо мне, - последние слова сказаны тихо, на выдохе…

Тишина. Глаза не смотрят в глаза.

Соня молчит, она уже не плачет, её глаза сухие, абсолютно, только красные щеки и потеки слез выдают её…

- Нет?

- Нет.

- Послушай, я не собираюсь ни о чем жалеть. Я не собираюсь замуж. Я совсем не думаю сейчас о замужестве. И мне восемнадцать лет, все равно это кто-то сделает. Понимаешь? И я прошу тебя. Я не прошу тебя отменить свадьбу, я не прошу тебя быть со мной, я прошу тебя стать моим первым. Пожалуйста. Сейчас. Или потом. Но будь им.

- Твою мать, НЕТ, Соня, ты себя слышишь… это невыносимо…

Очень медленно, с каким-то мстительным удовольствием, Соня целует своего НЕ друга и молча уходит в дом.

В день свадьбы Соня на ногах с самого утра, свадьба – целое событие в жизни села, огромное событие в жизни семей и просто соседей. Просто соседка Соня, просто по-соседски помогает семье своих друзей детства. Она не может отказать, ей пришлось бы объяснять причину, и так легче, на самом деле, легче. Накрывая на стол, расставляя стулья, помогая Раф с платьем, а Марату с галстуком, Соня может не думать, Соня может не плакать, только и дышать Соня тоже не может. Воздух попадает в организм Сони, минуя легкие, потому что все в нем застыло. Умерло. Все силы уходят на борьбу с отчаянием. На улыбки. На смешки. На правильно расставленные тарелки. На дыхание сил не остается.

В день свадьбы Соня достает платье, которое ей подарила мама, и Соня никогда бы его не надела. Никогда. Оно слишком открытое, фривольное, тем более, для торжества в этой семье, но у Сони уйдет много сил на борьбу с этим платьем, и значит, как оно как нельзя лучше ей подходит. Платье из тонкого трикотажа, достаточно короткое, с модными рукавами «летучая мышь» и открытой спиной, боковые планки держат между собой серебристые нити бисера. Оно не подходит Соне по росту, отчего вырез становится и вовсе глубоким, и любой, умеющий думать, задастся вопросом: есть ли на девушке хоть какое-то белье. В последний момент Соня распускает волосы, которые каскадом скрывают вырез, и красится, не ярко, но заметно.

Она наблюдает за женихом и невестой. Она произносит сдержанное «поздравляю». Она шепчется с Раф и другими девушками, обсуждая платье невесты, она втайне от взрослых вместе с Маратом пробует самогон. Она не пьянеет.

Она танцует с девушками, она помогает маме Амира собрать посуду. Она снова танцует. Она выносит еще алкоголь. Она моет посуду. Она не дышит.

Амир возникает перед ней из ниоткуда.

- Потанцуешь с женихом?

- Да,- странно твердое, не на выдохе. Просто «да».

Его рука ложится на поясницу, его глаза округляются от ощущения голой кожи под ней, рука тянет Соню ближе к себе, не настолько, как хочется Соне, но настолько, чтобы пренебречь приличиями.

- Ты не передумал? - голос звучит сухо и как-то слишком спокойно, отчаянно спокойно, голос пугает даже Соню.

- Нет. Соня, я женат.

- Ах, да, поздравляю еще раз, - и на ухо, почти интимно, практически сексуально, хотя Соня не знает таких слов: - А знаешь, ты - не единственный мужчина в этом месте... - глаза рассеянно смотрят на группу парней, среди которых возвышается белобрысый, веселый, сильный Марат.

Руки, так недавно державшие Соню, насколько это возможно, крепко, сжимаются на Сониной коже, практически до синяков. Соне приятно.

-Ты! Не сделаешь. Этого.

Глаза в глаза. Отчаяние в упрямство. Сведенные брови.

- Да ладно!

И поворот на пятках. И перекинутые волосы вперед. И всем открытая спина. И уверенная походка, после которой всем становится понятно, что Соня все же дочь своей матери – дерзкой, смелой, отчаянной настолько, что она уехала в большой город и вышла замуж за еврея, будучи старообрядкой…

Дорогие читатели не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (23.02.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 849 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/25
Всего комментариев: 14
0
14   [Материал]
  Да , так глупо и бывает ... зато какой шквал чувств  lovi06032

0
13   [Материал]
  Ой, да ладно!
Вон, Башаров, почитай каждый год на русских женится и ничего!

12   [Материал]
  Может Амир и хотел выглядеть благородным, только его благородство вышло боком.
Спасибо за главу! lovi06032

11   [Материал]
  благодарю за продолжение cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01

10   [Материал]
  Не хотел продолжить нефиг было начинать, а то вспомнил, что он женат

6   [Материал]
  Ох,милая,как же потом ты пожалеешь за свое упрямство!
Амиру...что сделал,ты с девочкой,зная,что не можешь быть с ней?Зачем дал надежду?!
Спасибо!

8   [Материал]
  Не думаю, что так принципиально, кто будет первым, если точно Не Он. 
Пожалуйста..

5   [Материал]
  Нат, я метала молнии, "загубил девку". И дело тут не в дефлорации, душу ж ей вынул. Мне стало страшно. Страшно за свою мадаму, как бы ее от этого сберечь. Получается, никаких "прынцов", вообще? чтобы таааак больно не было, а тогда что?

7   [Материал]
  Ох, Нюра...он еще не начинал душу-то ей вынимать... 4
А про мадам лучше не думай. ТТТ, нормально всё будет. Должно быть. Я себе это как мантру повторяю. Трижды в день.

9   [Материал]
  он еще не начинал душу-то ей вынимать
Как-то это зловеще прозвучало girl_wacko

2   [Материал]
  жаль девочку cray Амир поступил нечестно и эгоистично....

4   [Материал]
  Да, не очень он поступил. Но хотел-то, как лучше.
Или ему так казалось

1   [Материал]
  Хей, девочка-глупышка, что же ты делаешь?! и как же я тебя понимаю girl_blush2 girl_blush2

LAdies, спасибо за проду!!! lovi06032 lovi06015 good

3   [Материал]
  Воот..понять можно...
Ну что ему стоило-то? ..

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]