Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 6

Глава 6 Антон

Страна менялась... Все менялось, стремительно. Люди не успевали за этими переменами. Деньги обесценивались, в повседневность входили такие понятия, как инфляция, девальвация. Людям до этого не было особо дела, у людей не было денег, основная масса населения была озабочена одним – заработать. Росли рынки, китайские товары наводняли страну, новинки заполняли прилавки, в небытиё уходили анекдоты про Чапаева и Брежнева, в ходу мужик, который перепутал сникерс с тампаксом. Страну сотрясали теракты, страну разрывало на части, в стране шла война. Все это проходило мимо Сони.

Сначала появляется Ваня, и мама ограждает Соню от финансовых и любых других проблем. Соне нравится быть мамой. От Вани сладко пахнет, он её сын, Соня до невозможности, до боли под ложечкой любит своего сына, она укачивает его, играет с ним, гладит по маленькой головке, целует. Если бы Соня знала, она бы не выпускала Ваню из рук никогда. Она бы никуда не поехала. Она бы не брала телефон. Она бы выгнала Амира… Амира…..

Потом, когда не стало Вани, не стало Марата, мир для Сони и вовсе перестал существовать. Ее уговаривали вернуться в институт, но все, что делает Соня – это смотрит в стену или в другую стену, иногда её удается накормить, иногда её заставляют выйти на улицу. Соня не говорит, иногда, крайне редко, Соня даже не подходит к телефону, она боится телефонных звонков, хотя теперь-то чего бояться…

Соня не плачет. Никогда.

Однажды Соню за руку, как восьмилетнего ребенка, привели в какую-то компанию, где молодой мужчина, представившись Антоном, пригласил Соню танцевать. Она не умела танцевать, не хотела и не могла, она смотрела в стену. Антон предложил просто постоять под музыку, взял безвольную, прохладную руку Сони и медленно вел в танце.

Ритм быстрее, но Антон ведет медленно, бережно, шепча «какое чудо», «изящное чудо» «где же тебя прятали, чудо» Антон проводит рукой по спине Сони, тихо – тихо шепчет: «Пошли со мной», - и Соня идет. Соне, в общем-то, всё равно, кто он и почему он шепчет «чудо», ведь её чудо умерло, а Соне осталась стена или другая стена.

Антон привёз её к себе, где включил музыку. Странно, она раньше не слышала этой музыки, Соня понимала, зачем она тут, понимала, для чего эти плавные покачивания в такт мелодии, для чего эти осторожные касания и этот невероятно деликатный поцелуй. Соня отдалась странному зарождающемуся у неё внутри чувству. Это чувство приятное, теплое, уводящие в несознательное. Соне нравится. Соня плывет на волнах этой странной, красивой музыки, в руках этого взрослого мужчины и просто не думает.

Не думать – хорошо. Не дышать – хорошо. Не вспоминать – хорошо.

Антон был нежным, деликатным, Антон научил её многому из того, о чем Соня не имела представления. Он шептал: «Софи, теперь ты будешь Софи», - и целовал плечо, глядя через зеркало в глаза Сони. Он целовал руку, легко, слегка касаясь губами. Он привозил красивые платья. Но Соне не было дела до этих платьев. Антон шептал, вкрадчиво: «Красавица, ты - чудо, Софи, посмотри на себя», - держа её за плечи перед огромным зеркалом в старинной раме, удерживая свой взгляд на глазах Сони.

Она узнала, что есть «Шанель», что помада «Ланком» идеально ложится на губы… На ее тонких запястьях - звенящие браслеты, её обувь всегда только на высоком каблуке, её одежда подчеркивает её достоинства, а недостатков будто и вовсе не нет.

Он показывал ей, что значит чувственность, рассказывал, что значит сексуальность, он научил Соню наслаждаться, научил дарить наслаждение, научил жить этим наслаждением.

Он шептал:

- Совсем не обязательно думать, что ты обязана быть только со мной, а я только с тобой.

- Софи, мы свободные люди, Софи, ты чудо.

Ей нравилось - не думать.

Она часто проводила время отдельно от Антона, а он от неё, но он всегда возвращался к ней, а она к нему.

Ей нравилось - не вспоминать.

Она не придавала значения запаху чужих духов на рубашках Антона.

Ей нравилось - не дышать.

Когда он заметил, что Соня ночью не спит, а днем ходит полусонная, у Сони появились таблетки «для сна» и «коктейль, чтобы проснуться». Соня становилась красавицей, удивительной красавицей.

У Сони были стеклянные глаза.

Она не думала. Не вспоминала. Не дышала. Это было хорошо.

Соня восстановилась в институте и вышла на работу, это оказалось совсем несложно. Вкрадчивый голос Антона и связи мамы помогли. Соня хорошо училась, ей всё давалось с легкостью, о которой многие её сверстники могли только мечтать. Память, отлично натренированная книгами, давала о себе знать, ей не составляло труда выучить, понять, запомнить. На работе Соню ценили - она была сосредоточена, она не опаздывала, не подводила, не путала. Большинство её сверстниц погрязли в любовных переживаниях, но не Соня. Большинство её сверстниц были по уши в проблеме финансов, но не Соня. У Сони не было любовных переживаний, не могло быть. У Сони не было финансовых проблем, не могло быть. У Сони был Антон.

Через какое-то время мама стала давить на Соню, что пора бы уже и «честь знать», что пора бы уже «узаконить отношения». Но Соне не хотелось узаконивать отношения, впрочем, как и знать честь. И Антон в один день перевез Соню к себе, благо большая часть вещей уже находилась в его квартире на Васильевском острове, с потолками под 5 метров и вторым этажом, пристроенным специально для комнаты Сони. Антон уважал личное пространство Сони, уважал ту кипу книг, которые появились в его доме вместе с Соней, уважал её молчание, уважал изысканную, как он говорил, красоту Сони.

Уважал и использовал.

Соню это не волновало, ей хватало того, что Антон уважал её пространство, её книги и её желание Не дышать.

*** *** ***

Амир

Жизнь преподносит сюрпризы. Я родился и вырос на Урале, никогда и не помышлял о другом месте для жизни. Жена моя, Назира, выросла в центре России. В итоге мы оказались в Москве, я - учась и работая. Назира, как ей и положено, занимаясь детьми.

По работе мне нужно было часто ездить в город Сони. Увидев её один раз, я решил остановиться на этом.

Соня была Софи. Софи была слишком красива. Её ноги были слишком стройными. Ее взгляд - слишком стеклянным. Она была слишком Соня. Соня, которую я хотел. Хотел любым из известных мне способов. Здравый смысл мне говорил, что от Сони не стоит ждать ничего хорошего, я сам видел, как она отымела этого мальчика, едва ли совершеннолетнего, точно видевшего ее в первый и последний раз. Здравый смысл мне говорил, что Соня опасна. Все мое существо говорило, что хочет Соню и ему плевать на опасность. Я решил слушать здравый смысл.

В одну из поездок в город Сони, обещая себе не звонить ей, я выхожу на перрон и первое, что вижу – Соню. Мою Соню. Как оказалось, она кого-то провожала и теперь просто стояла на перроне, пережидая толпу. На Соне шубка. На Соне шапка и варежки, почему-то варежки меня веселят. Право слово, в такой-то шубе, на каблуках по гололеду и в варежках. У Сони стеклянный взгляд, но её запястье в моей руке - горячее, и ее шепот адреса - реальный. Я решился прийти к Соне. В дом, где она живет с мужем. Так она сказала.

*** *** ***

Соня в полусонном состоянии и в шелковом халате ходила по дому, было уже часа два дня, но это вовсе не повод просыпаться, когда раздался звонок в дверь. В недоумении, злясь, она открыла дверь и увидела Амира. Амира – человека, которого она при любых обстоятельствах не хотела видеть, человека, которого она очень жаждала видеть.

Он прошел как-то робко, непривычно робко для Сони, и удивился, увидев комнату Сони на втором этаже. Он держал её за запястье, а всё, что могла Соня – это не дышать, всеми силами не дышать, потому что рука Амира открывала в легких Сони клапан, движения которого причиняли ей боль.

Он интересуется, как её дела. Он с интересом слушает об институте и работе, он смотрит на губы.

Через какое-то время, будто спохватившись, Соня ведет Амира на кухню - там должна быть какая-то еда. Амир интересуется:

- Неужели Соня научилась готовить?

- Нет, это Антон.

- Антон, - удивлению Амира нет предела. - Антон готовит.

- Ну да, Антон… это его единственный шанс поесть домашней еды, я думаю…

- Антон? А ты?

- У меня, очевидно, другие достоинства, - со смехом говорит она.

- Очевидно, - взгляд на шелковый халат, на ноги под этим халатом.

Амир ест, следя при этом, чтобы и Соня поела. Соня задумчиво моет тарелки, как-то неуверенно, из чего можно сделать вывод, что она по-прежнему не слишком знакома с домашними премудростями.

Они держатся на расстоянии. Амир и Соня. Соня и Амир. Будто расстояние может стереть, уничтожить память, будто расстояние может заставить не чувствовать, не помнить, не думать. Не желать. Они говорят, в основном об Амире и его сыновьях, и если Соне это неприятно, то она очень умело скрывает. К ночи, совсем к ночи, Соня говорит, что Амир может остаться, что места в доме много, что Антон придет неизвестно когда, а если и придет - не задаст вопросов. Антон никогда не задает вопросов. У Амира много этих самых вопросов, и он не может держать их в себе. И Соня плачет, впервые за всё это время Соня плачет.

*** *** ***

Амир

Не знаю, почему я оказался у Сони. Не знаю, почему я задаю эти вопросы, но результат меня ужасает. Соня плачет. Навзрыд. Она плачет, отчаянно цепляясь за мою руку. На какое-то время, держа её на коленях, всхлипывающую, дергающую меня за волосы, цепляющуюся за руки, я начинаю опасаться, что Соня действительно сошла с ума. Я понимаю, что всё, что сейчас могу– это держать её крепко. Это гладить её по голове, шепча пустые слова утешения ей в лицо. Держать её и надеяться, что она не сошла с ума. Что это всего лишь запоздалый жест отчаяния. Жест, на который она так и не дала себе права, точно так же, как и я. Соня говорит, что она считает, каждый день считает, каждое её утро начинается с «было бы» - «был бы год, было бы два года, три месяца, восемь дней, девять дней…десять». История не знает сослагательного наклонения? Но вот оно – это наклонение в настоящем времени, сидит на моих коленях. У наклонения до невозможности зеленые глаза, длинные волосы, горячие ладошки.

Я остаюсь на ночь у Сони, она рукой показывает на собранный диван в её комнате, сама же засыпает на кровати. Все, что я хочу – это прижать её к себе. Всё, что я хочу – это почувствовать тепло и запах липы и трав. Всё, что я могу – это попытаться уснуть в одной комнате с отчаянием Сони.

Утром я готовлю завтрак. На чужой кухне. Не то, чтобы я привык готовить сам себе, но, похоже, я - единственный, кто в этом доме имеет понятие, как это делается .Утром я ем этот завтрак, слыша тихое «спасибо», тем не менее, Соня ни к чему не прикасается, говорит, что утром она не ест, никогда. Я стараюсь не удивляться.

*** *** ***

За полчаса до выхода Амира Соня поднялась к себе, она хочет переодеться, чтобы проводить своего друга детства. За полчаса до выхода Амир пошел за Соней и остановился, встречаясь со взглядом зеленых глаз.

Бывает такое, когда между двумя людьми затягивается воронка. Бывает такое, когда два человека попадают в абсолютный вакуум, и им решительно не хватает кислорода. Бывает такое, когда единственный источник кислорода в этой воронке из вакуума – это губы человека, стоящего рядом.

Рука, сжимавшая запястье, тянет Соню на себя, тянет резко, не нежно. Одной рукой он с силой прижимает Соню к своему телу, другой пробегает по спине, до пояса шелкового халата, сдергивая этот пояс. Приподнимая девушку, он позволяет маленькими проворным ручкам расправиться с его рубашкой. И если у Амира и была призрачная надежда остановиться и в этот раз, она с треском проваливается с прикосновением её кожи к его коже. С отчаянием на грани остервенения их губы сталкиваются, его руки сжимают, держат крепко, в два шага он оказывается рядом со столом, на котором стопками лежат книги, учебники и тетради – все летит прочь, и на этом месте оказывается уже голая попка Сони. Её руки проворно расстегивают ремень брюк, пуговицу, молнию… Всего этого слишком много. Одним движением все сползает вниз по ногам. И он не утруждает себя снять целиком. Нога девушки закинута на стол и отведена в сторону, он крепко держит эту ногу и направляет себя ровно туда, куда, похоже, стремился попасть не один год своей жизни.

- Стой, - в руках Сони мелькает серебристый пакетик, быстрым движением рук она раскатывает содержимое пакетика по члену Амира. Он не успевает удивиться ни тому, откуда этот пакетик, ни тому, что руки Сони действуют четко, будто все движения отлично отработаны.

В ту же секунду он оказывается в Соне. Сразу. На всю длину. И вакуум исчезает.

Толчок. Губы на губах. Толчок. Руки держат крепко, прижимая, сжимая. Толчок. Еще.

Дыхание сбивается, дыхание перерастает в грудной хрип. Толчок. Хрип перерастает в крик, срывающийся из уже покусанных губ.

Всё заканчивается быстрее, чем можно было бы себе представить. Заканчивается цветным калейдоскопом в глазах под громкий стон Сони.

Одной рукой упираясь в стол, чтобы не упасть на ватных ногах, Амир, счастливо улыбаясь в губы Сони, переводит дыхание. Капелька пота скатывается по лбу. Капельку пота слизывает маленький язычок.

- Соня… я не знаю, что сказать... я…

- Спасибо, было хорошо, вполне подходит случаю, мне кажется, - улыбаясь, говорит она.

- Соня, я никогда не изменял жене.

- Ну, с почином тебя, что ли, - улыбаясь, пробегая рукой по волосам, целуя нежно, держась за шею. - Не бойся, я никому не скажу, на случай, если это тебя беспокоит.

- Не беспокоит. Не это.

Единственное, что беспокоит Амира, - это как уйти из этой комнаты на втором этаже, от этих рук и этих губ, собравших капельку пота с его лба. Единственное, что беспокоит Амира, - как не думать теперь о Соне. Постоянно.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (27.02.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 742 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 8
0
8   [Материал]
  Мы стараемся не забывать благодарить автора и Наташу и Нюру...
Но Амир ваш, мне не нравится.

7   [Материал]
  Спасибо!

6   [Материал]
  Сдался таки, гад! 4
а чего было стока тянуть?! cray

Ladies, спасибо за главу! lovi06015 lovi06032 good

5   [Материал]
  Спасибо за главу!

4   [Материал]
  Спасибо! good lovi06032

3   [Материал]
  Завесу внутреннего мира чуть-чуть преподняли...А как они дальше смогут жить?!
Спасибо!

2   [Материал]
  благодарю за продолжение     

1   [Материал]
  умереть не встать :( Вот не знаю как к этому отнестись  Ососбенно к
- Стой, - в руках Сони мелькает серебристый пакетик, быстрым движением рук она раскатывает содержимое пакетика по члену Амира.
Блин.... какие отточенные движения

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]