Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 7

 

Глава 7 Соня

 

 

Амир уехал, на прощание поцеловав Соню в лоб, проведя пальцами по запястью, не смотря в глаза. «Так гладят кошек или птиц».

 

Год Соня ничего не слышала об Амире. Иногда она переписывалась с Рафидой. Раны затягиваются, и Раф захотела общения с Соней. Соня не захотела отказывать. Письма получались сухими, сжатыми, рваными, как листы черновиков этих писем, которые валялись под ногами, пока Соня писала. Соня боялась прочитать что-то об Амире. Соня боялась написать что-то об Амире. Она писала о разном, но не о нем. А вот мысли то и дело возвращались на второй этаж квартиры на Васильевском острове. Квартиры, где Соня больше не жила.

Соня вышла замуж. Не за Антона, как ожидали многие, кроме самой Сони и Антона. Вышла замуж официально, правда, от белого платья она отказалась категорически, как и от фаты – венца невинности.

Макс не особо задумывался о причинах внезапного согласия Софи выйти за него. Ему она нравилась, он гордился ей – красивой, умной, целеустремленной. Правда, его нервировало бесконечное молчание жены и некоторая отстраненность, даже холодность, но он был уверен, что ребенок решит эту проблему.

Соня была беременна, но не могла наслаждаться этим положением. Она боялась. Каждый её день начинался со страха, что с ребенком что-нибудь случится, каждую ночь Соня плакала в подушку от уверенности, что что-то точно произойдет. И ей было стыдно, очень стыдно, что она никак не могла радоваться этому чуду, как говорили окружающие, не могла любить его… А вдруг она так и не полюбит этого ребенка? Вдруг вся любовь досталась Ване и теперь лежит под толстым слоем земли… Соня улыбалась, она умела улыбаться, умела казаться счастливой, умела готовить. Да, Софи, «изящное чудо Софи» превращалась в кита. Медленно передвигающегося по квартире, жарящим для своего мужа котлеты кита.

Лида родилась ночью, отняв у Сони силы на радость от рождения ребенка. Лида была крупной, слишком крупной для маленькой Сони. И Соня оказалась в реанимации, а потом в отдельной палате. У Софи могла быть только отдельная палата, и Макс готов был перевернуть землю, но обеспечить «своих девочек» всем на свете.

Врач, аккуратно подбирая слова, произнес то, чего так боялась Соня. Боялась отчаянно. Лида не здорова. Сердце. Это решаемо. Но нужно время. Время и операция.

Соня была уверена, что именно её страх и послужил причиной болезни Лиды. Мысль материальна. Страх, таблетки для сна и коктейль, чтобы проснуться.

Еще год прошел между больницами, капельницами, плачем и страхом за жизнь Лиды. Надо ли говорить, что Соня отчаянно полюбила свою дочку. Разве может мать не любить свое дитя...

Соня с Лидой оказались в Москве. Макс привез их в больницу и, поцеловав жену и дочку, поспешил обратно на вокзал. Ему никак нельзя было опаздывать. На работе, хотя и понимали сложное положение Макса, не терпели опозданий и лишних отгулов. Он уже отгулял все, что только можно, даже впрок. А молодой семье очень нужны были деньги. Без денег ему Лиду не вытянуть. Макс не переживал, что оставляет Соню одну. За год такой режим – большая часть времени в больнице - стал Максу привычен. Он видел, что Соня справлялась, строго выполняла все предписания врачей, не путалась, не плакала, не впадала в отчаяние. Если у Макса и мелькала мысль, что Соня притворяется, что Соне тяжело, он отгонял её. «Всем тяжело», - шептала ночью Соня…

 

Амир

После того дня на втором этаже я не мог не думать о Соне. Случилось то, чего я боялся. Все мои мысли пожирали зеленые глаза, халат кораллового цвета и ножка, упирающаяся в край стола. Этот стол, эти срывающиеся с губ стоны, страсть, с которой отдалась мне Соня - стало моей навязчивой эротической фантазией. Я не изменял Назире до, не делал этого и после, но в мыслях я изменил ей бесконечное множество раз и всегда с одной и той же женщиной.

Я не знал, что Рафида общается с Соней, пока она не сказала мне и Назире, что Соня тут, в Москве, в больнице, с ребенком. Она, Рафида, была у неё вчера и собиралась пойти завтра. Всё было не очень хорошо, но Соня – это Соня, похоже ей удавалось держаться.

Назира видела Соню только на свадьбе, но знала ее историю и считала Соню подругой погибшего Марата, потерявшей их совместного ребенка. Она знала, что мы были дружны в детстве, и что Рафида продолжает с ней общаться и сейчас. Но она не могла знать, что связывало меня и Соню.

Собрав огромный пакет, меня отправили в больницу к подруге нашего детства. Было важно поддержать её в трудную минуту.

Интересно, кто поддержит меня, чтобы я не набросился на губы Сони в первые же секунды нашей встречи?..

Я увидел Соню. Увидел и испугался. Она стояла у окна, задумчиво глядя на серый асфальт. С какой-то жуткой решительностью. Не с той упрямой морщинкой, которая появлялась, когда она забиралась смотреть небо выше. Со страшной решительностью. От которой мороз пробегает по коже.

Я подошел к ней.

Я - трус, что я скажу Рафиде? Испугался Сониного взгляда в окно? Смешно. Было бы.

Она посмотрела на меня ровно, прямо в глаза, и сухими губами, очень тихо произнесла:

- Я больше не могу. Я больше не смогу, - взгляд на серый асфальт.

Я попытался проглотить комок в горле, вдруг поняв, что это за взгляд.

- Можешь. Ты можешь. Всегда могла. Посмотри на меня, - запястье в руке, - Можешь.

- Я все считаю. Знаешь? Я не смогу считать ЕЩЕ. Понимаешь? - шепотом.

- Тебе не придется. Обещаю.

Пробыв какое-то время в больнице, мне через стекло палаты удается увидеть дочку Сони. Она - рыженькая, странно. И у неё Сонины глаза.

Мы с Соней о чем-то говорим. Чаще молчим. И я ухожу.

В этот же день я поднимаю все имеющиеся у меня связи, нахожу новые, удивляюсь собственной циничности, когда прошу родителей Назиры помочь Соне. Я не могу видеть, как Соня рассыпается на моих глазах. Я не могу смотреть на серый асфальт. Я понимаю, что девочка, с легкостью нырнувшая в овраг с крапивой, с той же легкостью нырнет в проем окна.

Лиде делают операцию. Быстро.

Соня

Лида росла практически здоровым ребенком. Она почти компенсировала некоторые проблемы роста из-за первого сложного года жизни. Соня занималась дочкой: развивающие игрушки, лево-право, верх-низ, никаких яслей, лучшие врачи, лучшие массажисты, бассейн. Все время Сони было расписано по минутам, все время Сони было подчинено режиму Лиды. Никто не в обиде. Макс, хотя и обижался немного на холодность жены, понимал, как много сил уходит на восстановление Лиды, на её правильное развитие. Понимал и относился снисходительно к отсутствию секса в их супружеской постели неделями… Он по-прежнему гордился своей женой. Сильной. Умной. Целеустремленной. Она закончила институт, пошла учиться дальше, она ходила только на высоких каблуках, она носила узкие юбки и собирала волосы в причудливый хвост. Она поддерживала любое начинание Макса. Так в их жизнь вошли скалы, куда Соня карабкалась с проворностью мартышки, долгие пешие походы, и Соня никогда не жаловалась на усталость…Что и говорить, Софи – была хорошей женой, просто холодной. Иногда они ругались из-за этого, сильно ругались, и Софи потом старалась быть хорошей женой и в супружеской постели тоже. Натянуто старалась. Такие старания Максу не были нужны. Но в целом его все устраивало. И её всё устраивало. В конце концов, думал Макс, секс можно найти и на стороне. Он не был злодеем, не хотел изменять, но природа иногда брала своё. Потом Макс становился еще более внимательным: он отвозил «своих девочек» в интересные места, он подбрасывал Лиду, он любовался своей женой. Он любил свою жену.

Соня вышла на работу. С Лидой сидела бабушка Сони, та самая бабушка, которая привезла её когда-то в село на средней Волге. Та самая бабушка, которая сдержала обещание и купила ей самый красивый портфель и лучшую книжку. Та самая бабушка, которая научила её придумкам.

Соня без сомнений могла доверить свою девочку ей, хотя мало кому доверяла. Она никогда не выпускала из виду Лиду, начинала паниковать, если не видела её, не слышала. Всем известно, что с детьми нужно пугаться тогда, когда они затихают. И вот когда Лида затихала, занимаясь своими трехлетними делами, Соня была близка к панической атаке, начинала задыхаться, пока не находила Лиду, не хватала ее и не убеждалась, что с ней все хорошо, просто краски «Ленинград» рисуют на обоях не ярко, поэтому Лида взяла мамин фломастер. И Соня смеялась, и рисовала вместе с Лидой, и дарила ей много-много фломастеров.

Оказавшись в Москве по делам фирмы, в которой теперь работала Соня, она позвонила Рафиде, чему та обрадовалась неимоверно. Рождение второго ребенка подкосило свободное время Раф, ей не хватало общения, все силы уходили на детей, поэтому она попросила Соню пожить у неё, пообещав, что не станет напрягать Соню домашними делами, ведь все знают, что Соня – так себе хозяйка.

Соня жила у Рафуже четыре дня, готовя для семьи Рафиды, удивляя её причудливыми блюдами из мяса и сладкими булочками. По секрету Соня призналась, что вообще-то она терпеть не может готовить, и если бы она жила одна, то питалась бы одной сосиской в день и, может, еще мандаринами. Она была веселой, показала старшему сыну Раф, как из бумаги сделать лягушку и цветок или машинку, рассказывала о пользе мелкой моторики, о своей работе, о горах, куда они ездят летом, об удивительном по красоте озере, где они отдыхают семьей, о своей дочке Лиде. Соня не знала, что ангелом-хранителем, который вовремя нажал на нужные кнопки для рыженькой дочки Сони, был Амир. Рафида не стала ей говорить. Зачем?

Амир

Я мечусь по городу на машине, всё время каким-то образом оказываясь на улице, где жила Рафида. Мечусь уже четыре дня.

Все эти годы я старался не думать о Соне. Не думать о Софи. Старался. Только вот ничего у меня не выходило. Максимум, на который меня хватило, – это отказ от командировок в город Сони под предлогом троих детей. Все же иногда три сына – это чертовски удобно, думал я. Прекрасный способ удержать отца от измены их матери.

Все мое время занимала работа и мальчишки. Приходя домой, я заставал измотанную проделками, болезнями, криками сыновей жену и «вызывал огонь на себя», отправляя Назиру в душ, куда она наверняка не успевала сходить днем, собирал мальчишек гулять, давая их матери поспать. Иногда я готовил, иногда мы неделю питались покупными пельменями. Я не жаловался. С чего бы?

Визги «папа» и три пары ног и рук, одновременно пытающихся забраться на меня, стоили всего. Только ночами я мог позволить себе вспомнить Соню, вспомнить её «пожалуйста» и мое так некстати опоздавшее согласие там, в комнате на втором этаже.

Мне казалось очевидным, что всё это из-за банальной нехватки секса, я - здоровый мужчина со здоровыми потребностями, но моя жена чаще всего измотана настолько, что у меня просто-напросто не хватает наглости… И я не изменяю своей жене. Так что, как бы ни было смешно, правая рука теперь моя постоянная партнерша. «Постоянная и безотказная, надо заметить», - ухмыляюсь я.

Четыре дня я не могу ни о чем думать, лишь о Соне. Это раздражает меня.

Но скоро в голове созревает основа моего плана. И я уже не мечусь, я знаю, что я делаю, почему я это делаю, и намерен довести свой план до конца.

Я схожу с ума по Соне. Я думаю о Соне. Я схожу с ума…

Дорогие читатели, не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (04.03.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 674 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 5
5   [Материал]
  Вот ведь прикипела к сердцу!
Спасибо за главу!

4   [Материал]
  Вика, спроси Соню, может ей надо?  girl_blush2

3   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

2   [Материал]
  Уважаю Макса.
Восторгаюсь силе Сони и не знаю,что думать об Амире...
Спасибо!

1   [Материал]
  Спасибо за главу  good lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]