Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Амиру. Глава 8

Глава 8

Соня

Соня встала рано утром, чтобы посидеть с дочкой Раф и дать ей хотя бы час-другой спокойного сна, она приготовила завтрак, поиграла со старшим, почитала ему сказку, а потом придумала продолжение, от которого маленький мальчик пребывал в восторге.

Рафида проснулась и забрала детей, оставляя время Соне для себя, та сонно почитала и где-то на половине страницы заснула.

Амир позвонил в дверь квартиры Рафиды, уже имея довольно ясный план своих действий, только встретившись с удивленным взглядом Раф, он начал думать, что, возможно, план был не так уж хорош. На ходу придумав какую-то причину своего появления, он понял, что она звучит еще хуже, чем в голове, и теперь сидел на кухне, то и дело бросая взгляд на дверь, за которой, как он считал, находилась Соня.

- Послушай меня, - сказала Рафида, - сейчас я с детьми пойду гулять. Обычно я гуляю около двух часов. Иногда больше, но не меньше. Сегодня еще нужно зайти в магазин, так что меня точно не будет это время.

Рафида встала, собрала детей и, бросив на брата растерянный взгляд и поджав губы, вышла из дома, оставив Амира наедине со своим решением.

Зайдя в комнату, Амир увидел Соню. Она спала, положив руку в полуоткрытую книгу и пальцем зажав страницу. Да, это определенно Соня, усмехнулся он… Его Соня.

Встав рядом с диваном на колени, он медленно поправил прядь волос и аккуратно дунул на лицо Сони.

- Соня, просыпайся, птичка.

Соня проснулась, в Сониных глазах нет испуга, Сонины глаза больше не стеклянные, они не смешливые, нет, но и не стеклянные…

Амир

Я смотрю, как Сонины ножки с розовым лаком на ногтях медленно идут к окну.

Я смотрю, как Сонина рука с розовыми лаком отодвигает занавеску.

Я смотрю, как Сонин взгляд устремлен в окно, не на серый асфальт.

Медленно подхожу, у меня есть план… и два часа.

Обхватываю Соню за талию, притягивая к себе. Такая маленькая.

Её голова на моем плече, пальцем по шее. Такая нежная.

Покачиваю нас в такт музыки.

- Как ты, Соня? – шепотом, на ушко.

- Нормально, - тихо-тихо.

- Как дочка?

- Отлично.

Разворачиваю к себе лицом. Такая податливая.

Мы танцуем, медленно, молча. Я веду. Мои руки перебирают её волосы. У меня определенно есть план. И на мой план мне нужно больше, чем два часа времени, многим больше, больше настолько, насколько это возможно.

Танцуем. Я веду. Такая податливая. Губы едва касаются губ. Рука на запястье. На невероятно тонком запястье…

- Поедем со мной. Сейчас моя очередь просить, и я прошу тебя, пожалуйста, поехали со мной, подари мне два дня. Два дня. Пожалуйста.

Танцуем. Я веду. Такая податливая. Губы дышат в губы. Рука за запястье. Рука на моем плече. Рука в моих волосах.

- Да…

Соня

Собрав свои нехитрые вещи, не так и много надо на неделю и оставив Рафиде записку с извинениями и обещанием позвонить, Соня садится в машину Амира, так и не спросив, куда он собирается её везти на два дня. Два дня – крутится в голове.

Его руки уверено держат руль, он смотрит на дорогу, в машине тихо, только музыка.

По пути Амир сказал, что у его приятеля есть дача в живописном месте, и именно туда они направляются. Он говорил, что там красивый лес, река и большой и теплый дом. Но не дом занимал Соню, не лес и, тем более, не река.

По пути Амир вспомнил, что в доме нет продуктов, и остановился у большого магазина, где зачарованно смотрел, как Соня уверенно выбирает то, что, по её мнению, им потребуется, как, проходя мимо отдела с алкоголем, уверенной рукой, не сомневаясь, берет определенную марку виски, как точно знает, какой ей нужен сок…

- Соня, - на ухо, - ты научилась готовить? – с улыбкой. Тихо-тихо.

- Да, - на ухо, с улыбкой.

- Я поражен.

- О, я умею поражать.

- Даже не сомневаюсь, - с ухмылкой.

По пути Соня ерзала на сиденье, проводила пальцем по своей коленке, закрывала глаза и вздыхала. По пути Амир остановился, потому что не мог больше это терпеть, было просто невыносимо терпеть вздохи Сони, эта дача была невыносимо далеко. Он попросил Соню сидеть спокойно, попросил почитать что-нибудь, иначе, он поклялся, они не доберутся до теплого и большого дома, и он возьмет Соню прямо тут, на обочине…

Это были длинные два часа пути для коротких двух дней.

Пакеты так и не добираются до кухни, пакеты валяются в прихожей, в холодном большом доме, когда Амир, вжимаясь в Соню, поднимает её вдоль стены. Когда белье снимается с невероятной быстротой. Когда ноги Сони обхватывают мужскую спину. Когда Амир врезается в Соню, ловя губами её крик, а потом отпускает губы, позволяя себе услышать эти рваные вздохи, стоны, захлебывающиеся рыдания.

Потом Амир разбирается с отоплением, со спальней, с кухней, где оставляет Соню не без опасений, наедине с продуктами. Ужин оказался на удивление вкусным.

- Мммм, ты умеешь поражать.

- Не представляешь как.

Ночью Амир получает представление о возможностях Сони поражать. Ночью Соня получает представление о возможностях Амира любить.

Амир

Я счастлив. По-идиотски, абсолютно счастлив. Просыпаюсь позже Сони, иду на запах еды, только вовсе не еда привлекает меня. Соня… В машине, когда я вез в этот дом Соню, меня одолевали разные фантазии. Различные по своей испорченности, похабности даже.

Так вот, у меня реально паршивая фантазия.

Соня умеет удивлять. Сонина любовь граничит с откровенной похотью. Я не хочу знать, где Соня этому научилась. Не могу думать о том, кто научил Соню этому. Я могу только получать нереальное удовольствие от её откровенности, от жажды, от страсти, которую она не скрывает, которую она открыто предъявляет мне, как паспорт на таможенном контроле – в развернутом виде.

Захожу на кухню тихо. Соня стоит ко мне спиной, что-то размешивая в чашке – чай.

С улыбкой отмечаю, что хлеб намазан клубничным вареньем.

Что-то не меняется.

И – дежавю.

Вижу огромный теплый свитер голубого цвета. Вижу тапочки. Вижу ноги носками внутрь, которые покачиваются в одном им известном ритме.

Что-то не меняется.

Подхожу сзади, обнимаю немного больше, чем собственнически.

- Знаешь, в этом свитере, ты как ребенок, помнишь… ты раскачивалась на носках.

- Ты пытаешь обидеть свой свитер или мои ноги? – смеясь.

- Нет, определенно не свой свитер.

- Значит ребенок?

- Точно.

Резкий поворот в моих руках, куда-то побежала под «жди здесь», возвращается и включает музыку. Тот же свитер. Те же тапочки. Те же носки.

Под первые аккорды толчок в грудь: «Сиди смирно». Движение бедром, резкое: «Трогать только глазами». Движение в другую сторону. «Только глазами», - легкий поцелуй.

Музыка набирает ритм, темп, громкость. Соня набирает темп. Движения точны и размеренны. Движения бьют точно в цель. Она изгибается, как кошка, я вижу, что растяжка у Сони больше, чем я думал. Я вижу, как волосы двигаются в ритм с бедрами, вижу, как свитер слетает с Сони и летит в меня, следом отправляются носки и трусики, бесстыдные прозрачные трусики, которыми она проводит по моему лицу, прежде чем легко поцеловать меня. Последние аккорды приходятся ровно на Соню, сидящую на столе, открытую для меня, приходятся на: «Можешь трогать». И я трогаю. Не знаю, куда пропала моя выдержка, потому что «трогаю» я сразу, без прелюдий, там же, на столе.

Два дня пролетели очень быстро. Два дня… всего два дня, именно столько отмерил Амир для Сони, но кто она, чтобы жаловаться и предъявлять претензии.

Полгода она ничего от Амира не слышала, стараясь не обижаться, не злиться. В конце концов, на что она могла рассчитывать? Соня знала, как тяжело с детьми. Жена Амира вымотана тремя мальчишками, он просто позволил себе эти выходные… Так?

А она, Соня, просто позволила провести с ней эти выходные. Ничего личного, просто секс. Ничего личного. Ничего.

Несмотря на это съедающие «ничего», Соня злилась. Сильно. И она скучала. Иногда она общалась с Рафидой, которая, на удивление Сони, не задала ни одного вопроса, приняв как должное версию Сони о внезапном возвращении домой.

Сонина карьера продвигалась весьма успешно. Соня была успешной, умной и целеустремленной. Соня выглядела счастливой. Она улыбалась Максу, она пыталась сохранять видимость счастья, она пыталась дышать, сохранить дыхание, которое вернулось к ней в большом и теплом доме на берегу реки.

Когда в один из дней испуганный взгляд девочки с кассы обращается к ней: «Софья Эрнестовна, вас там спрашивают», - и «спрашивают» произносится с придыханием, Соня устало встает. Комиссия? Проверка? Как некстати. Она хочет домой, она хочет отдохнуть, она хочет не думать…

Поднимая глаза, Соня видит Амира. Соня понимает придыхание девочки «спрашивают» Он стоит рядом с кассой, руки в карманах, идеальные стрелки брюк, серо – голубая рубашка, так подходящая к его серьезным глазам, расслабленный галстук.

- Ты? – тихое.

- Я, - такое же тихое.

Девочка смотрит с интересом, который подхватывают другие кассиры.

- Какой у Вас вопрос, пройдемте, пожалуйста.

Ухмылка.

– Пожалуйста.

Соня может только надеяться, что никто не поймет, что перед ними не комиссия.

Амир идет по коридору, мимо паллет с продуктами, мимо снующих работников, следом за стройными ногами, следом за узкой юбкой.

В кабинете осматривается.

- Соня…

- Присаживайся.

Амир присаживается. Напротив. Смотря прямо в глаза.

Соня ловит себя на том, что любуется им, будто в её маленьком кабинете откуда-то возникла голливудская звезда или кто-то типа этого. Его рубашка источает похоть, его руки источают силу, его парфюм лишает возможности думать.

Амир отмечает, что ручка на столе погрызена, что ногти покрашены в яркий, красный цвет, что ноги сведены в слишком напряженной позе.

- Итак, Амир, что ты тут делаешь? – более чем официально.

- Я решил, что командировки в Питер не самая плохая идея, - спокойно, глядя в глаза.

- Давно решил?

- Давно. Но окончательно полгода назад, в доме на берегу реки.

- Значит так…

- Значит…

И губы на губах. И с осторожностью закрытая дверь кабинета. И руки под блузкой, губы под блузкой. И быстрый адрес гостиницы.

Соня окунулась в адюльтер. Пошлое слово, неправильное. У Сони не было уверенности, кому она изменяет и с кем.

Они никогда не говорили о своих супругах, никогда не договаривались не говорить, но и не говорили. Часто они болтали о детях, Соня смеялась над проделками сыновей Амира. Амир ухмылялся на Сонино: «Она - упрямая, это невозможно», - целуя Соню, шепча: «И почему я не удивлен»

Их сексуальные отношения переходили грани дозволенного, грани возможного. Грани приличия были давно потеряны, для этого Амир слишком хотел Соню, для этого Соня была слишком бесстыжей в выражении своих желаний.

Он приезжал с периодичностью раз в два месяца на две недели. Два – заколдованная цифра. Водитель их компании, в чьи обязанности входило встречать Амира, уже молча ехал в зависимости от времени от суток и дня недели либо в гостиницу, либо к Соне на работу.

Соня окуналась в нежность Амира, как в сладкую вату. Никто не умел быть таким нежным.

Он вел. Всегда он. Он умел быть властным, никто не умел быть таким властным.

- Соня, я хочу, чтобы ты сейчас. Сей Час. Встала... Да. Так. И не смотри на меня. Смотри в пол…

- Соня, иди сюда, ну же, это только ванна с водой, смотри... тут нет змей, я тебе обещаю, может, лишь одна, но она удовлетворена и спит… Давай же, тебе понравится…

- Соня, да, я схожу с ума, давай, черт, как она сжимает, как сильно, охренеть, Соня...

Эти встречи продолжались, возможно, год, возможно, три.

Пока однажды:

- Птичка, я уезжаю.

- ???

- В Канаду.

- Как? – и сердце Сони, похоже, как когда-то давно, перестало получать кислород. И Соня перестала дышать, снова.

В последний раз провожая – дежавю.

- Пожалуйста.

Соня застыла. Соня училась жить без Амира. Все же есть разница, на одном ли континенте с тобой твой мужчина, и эта разница такая чертовки существенная. Она почти не получала новостей об Амире, иногда Рафида сообщала ей что-то, уже не стесняясь открыто с ней о нем говорить. Рафида призналась, что знала уже давно, с того дня, когда нечаянно зашла в дом раньше Марата и увидела Амира и прижатую к нему Соню. Увидела руки юноши, выводящие замысловатые круги на бёдрах девушки. Поэтому ей было сложно принять Соню с Маратом, поэтому она злилась. На Соню. На Марата. На Амира. На Назиру… Соня призналась, что не дышит без Амира. Рафида не осуждала Соню. Но и Амира она не осуждала. Амир должен был в первую очередь думать о своей семье.

Пока однажды в кабинете Сони не раздался звонок.

- Пожалуйста, Соня. Я буду в Праге. Пожалуйста. Я хочу видеть тебя. Это важно. Соня, пожалуйста.

Старинный город с узкими улочками, причудливым мостом, собором святого Вита, с его подавляюще-прекрасной готической архитектурой принял в свои объятия Соню. Руки были теплые, родные. Это были руки Амира. Принял еще в аэропорту, подхватив Соню, прижав, приподняв над уровнем счастья.

Они много гуляли, много разговаривали, как всегда ни о чем. Они стояли в центре моста, Амир целовал волосы Сони, рука на запястье, как всегда.

- Послушай Соня, нам надо поговорить. Пожалуйста. Пойдем куда-нибудь в тепло, похоже, ты замерзла. Иди сюда… под мою куртку, - прижал сильней.

- Соня, знаешь, я скучаю. Так невыносимо жить, я каждый день скучаю, постоянно. Я все время отсчитываю часы, все время думаю о тебе… Пожалуйста, Соня, поехали со мной.

- Как?

- Не знаю, все решаемо. Все решаемо, уверен, я все решу, тебе нужно только отважиться и уехать ко мне. И это хороший шанс для Лиды получить лучшее образование, - бьёт в самое слабое звено обороны, заранее зная, что благополучие Лиды - основа Сониной жизни. Амир знает почему.

- Только отважиться уехать, - шепча, скорей себе, - и как ты себе это представляешь? Как? Кем Ты будешь в моей жизни, там?

- Я буду тем, кем тебе нужно, чтобы я был. Там. Здесь. Всегда.

- Оу, и разведешься? – провокация в голосе, вызов.

После паузы, тишины, перебранных Сониных пальцев.

- Да, - тяжелый вздох, - да, Соня, я разведусь, если это то, чего Ты хочешь.

- А Ты? Чего хочешь Ты?

Руки Амира держат Сонины руки. Руки Амира играют с тонкими пальцами, гладят запястья, подносят к губам.

Амир смотрит в глаза. Он не часто смотрит прямо в глаза Сони…

- Я. Я хочу дочку, - в глаза. Губы целуют руку, потом упрямую морщинку на лбу.

- Я не собираюсь выполнять твой план по охомячиванию!

- Ты так называешь…

- Да. Так.

- Соня, я хочу, чтобы Ты родила Мне девочку. У неё будут зеленые глаза. Твои глаза. И твои волосы. И твои запястья.

- И мое упрямство? – улыбаясь.

- О, нет, давай упрямство вычеркнем из списка, - смеясь.

И идея с маленькой девочкой уже не кажется такой абсурдной. И идея уехать, бросить все, ради него, уже не кажется такой нелепой.

Они едут в отель, небольшой, уютный. Идут прямо в номер, где слова летят прямо в губы:

- Я скучал, Соня, так невероятно скучал. А ты целый день бесстыдно терлась об меня вот этой, - сжимает, - сладкой попкой.

- Ууум?

- Говорю, что мне нужны гарантии.

Ладошка хватает за то самое особо скучающее место.

- Шшшш, точно нужны, - и толчком Соню на кровать. И он выдает гарантии. Два раза. И никогда еще Соню не любили так тягуче долго, даже лениво. Сквозь пелену желания, которое не утолить так, за одну ночь, которое перекатывается в теле, томится, плавится. Сквозь вату тишины, тихих стонов, влажных вздохов, смешков в губы….

Прощальное:

- Я все решу. Послушай. Это не будет просто. Это не будет быстро. Но я решу. Все, что мне нужно – это твое согласие быть со мной. Будь со мной, Соня… Будь.

- Буду.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить автора – Наташу и редактора - Нюру. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1640-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (11.03.2014) | Автор: автор lonalona
Просмотров: 733 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 8
1
8   [Материал]
 
Цитата
все решаемо. Все решаемо, уверен, я все решу

Решать надо было тогда!!!
А теперь, решая будешь ЛОМАТЬ!!!

7   [Материал]
  Долго же он созревал...

6   [Материал]
  Вау вот это поворот событий girl_wacko

5   [Материал]
  благодарю за продолжение cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01

4   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

2   [Материал]
  Что-то мне все это не нравится...
Амир стал другой,лично я не чувствую от него прежней защищенности.Есть какое-то подспудное ожидание подставы.
Спасибо!

3   [Материал]
  Почему другой? 
Не, сознательно он Соню подставлять не станет..да и не сознательно тоже...

1   [Материал]
  Вопрос - зачем тогда нужны были годы этих мучений?!:12: 12
Или это лишь счастливая передышка? girl_blush2

LAdies, lovi06032 lovi06015 good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]