Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Брендинг как сексуальное извращение. Глава 7

ГЛАВА 7

'Ужасно трудно защищаться от того, к чему ты не готов"'

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

  Тимур женился рано, еще на шестом курсе. Лёлечка была воплощением его грёз: миловидная, большеглазая девушка с косой до пояса и грудью четвертого размера. Лелечка могла часами его слушать, восхищаясь его целеустремленностью и умением добиваться своего. Она-то и на свой ФГС пошла только потому, что туда было легче всего поступить. Домашняя, тихая, послушная - что еще нужно для идеальной жены?

Вскоре Тимур понял, что: отсутствие тещи. Заявившись в их малосемейку, полуторацентнеровая 'мамочка' сразу стала перечислять молодожену, что приличный муж должен приобрести в дом, чтобы туда было не стыдно гостей привести. Тим на заре туманной юности был не столь силен в сдерживании темперамента и сказал 'мамочке', куда та может идти со своими советами. После этого в их молодой семье случился первый настоящий скандал. Лёлечка потребовала, чтобы Тимур никогда, НИКОГДА больше не говорил так с мамочкой. Папа себе никогда такого не позволял!

Вторая крупная ссора случилась тогда, когда Тимур отказался остаться в институте. Интуиция уже тогда его не обманывала, и только вставший на крыло врач понимал, что на аспирантскую стипендию особо не проживешь. Особенно, когда и стипендию начали задерживать. Но Тимур к тому времени уже успел прибиться к Реабилитационному центру, который давал стабильный кусок хлеба.

Лелечка же никуда не прибилась и, как догадывался Тим, прибиваться не собиралась. Вслух она объясняла свое сидение дома кризисом, отсутствием работы, ну и так далее. На предложение поработать не по профилю Лелечка разве что в обморок не упала.

Собственно, Тимура не особенно напрягало то, что его жена не работает. Он умудрялся помогать еще и родителям с двумя младшими сестренками. Его раздражал вечный бардак дома и то, что ужин приходилось выбивать чуть ли не матами. Квартира (уже полноценная однерка) нуждалась в ремонте, но Леля лишь разводила руками - она же не умеет... Истинный смысл этого 'неумения' однажды ему раскрыла сестренка, тоже обзаведшаяся в эти непростые годы - по залету - семьей. 'Если ты хоть однажды покажешь мужику, что умеешь держать молоток в руках, - учила золовку Тимина жена, - всю оставшуюся жизнь так и будешь сама гвозди забивать'. Тимур после этого был очень близок к тому, чтобы поднять на супругу руку.

Тем временем в его жизни появился Тяжелков. Однажды тот пригласил Тима с женой в ресторан. И Тимур понял, что не хочет вести туда Лёлю. Ему элементарно было стыдно. От спокойной жизни выступающую грудь Лели стал нагонять животик. Родные намекали на прибавление в семействе, но Тим уделял слишком много внимания вопросам контрацепции.

Вот тогда Тимур, воспитанный в семье, где Семья всегда была одна и на всю жизнь, впервые задумался о разводе.

Словно почуяв шаткость своего положения, Леля начала борьбу за сохранение их ячейки общества. Правда, специфическими методами: устраивала истерики, если он задерживался, лишала секса при подозрении на измену... Самым любимым из всех методов борьбы - разумеется, для Тимура, - был демонстративный бойкот. Короче, терпение Тима иссякало. Последней каплей стал случай, когда он застал Лелю за попыткой проспринцеваться спермой из презерватива.

Он просто сложил свои вещи в сумку и ушел.

Да, после этого были слезы Лёли, угрозы и мольбы 'мамочки', но Тимур был непреклонен. И юрист Тяжелкова пришелся очень кстати.

Тогда Тим решил, что в ближайшее время он себе жизнь портить не собирается. А уж если придется связать себя узами брака, то он женится только на той, которой от него гарантированно не будет нужно ничего, кроме него самого. То есть, она должна быть как минимум обеспеченной, решил Тимур. И такой, у которой внешность не потеряет товарный вид спустя год семейной жизни. И чтобы делом была занята. И хотела чего-то от жизни.

С тех пор женщин в его жизни было не то чтобы много - в самоутверждении за счет звездочек на фюзеляже он не нуждался. Но ему хватало. Скажем так, то, что он хотел, он имел. Девицы падали в его объятия с разбегу - разумеется, он понимал, что был ценной добычей. В общем, они использовали его, он использовал их - все были довольны. Во всяком случае, Тимур.

Тем временем, возраст плавно подошел к сорока, и Тим задумался о наследнике. Тут, как нельзя кстати, у Тяжелкова из далеких из полей, тьфу! - стран, воротилась племянница Элеонора.

И Тимур понял, что упускать такой шанс нельзя. Нора отвечала всем его требованиям к жене и матери будущего наследника. Она была эффектна, неглупа, работала в вузе, занималась наукой. К тому же им никогда не было скучно в постели.

Теперь же Тимур задумался, а достаточно ли ему этого?

Первым делом после памятной 'встречи на Эльбе' Тим вставил Норе 'чопик' за 'Мурочку' и 'Зайку'. И провернул пару раз для надежности. Благо, зла у него для этого дела было предостаточно: на нее, на себя, на судьбу, на Котю эту... Нора даже обиделась на него на пару дней. Но Тимур этого не заметил.

Он был занят.

Он пил.

Потом у него был период обострения. Он пытался дозвониться до Катьки, раз за разом совершенно случайно проезжал под ее темными окнами. Не выдержав неизвестности, он попросил Женьку узнать, где она.

- Прости, братан, - сочувственно похлопал Тимура по плечу Змей, - козлам мы не помогаем.

- На себя посмотри, кобель, - возмутился Тим. - Сам то что, лучше?

- Лучше, - твердо сказал Женька. - Я не дарю напрасных надежд.

На этой ноте тема была раз и навсегда закрыта.

Обострение сменилось глухой тоской. Он работал, общался с невестой, ходил по кабакам с Женькой. Но как-то без огонька. Ему не хватало не только безбашенного Катькиного секса, ему не хватало ее легкости. Умения одной фразой разрешить, казалось, любой конфликт. Одним метким словом поднять настроение...

Период глухой тоски закончился внезапно и неожиданно.

Когда он однажды загружал в браузере свой ящик.

- Ах ты, мстительная сука! - прорычал Тимур и быстро набрал цифры номера, который, от греха подальше стер из телефона, но так и не смог забыть.

 

- Ты мелочная, ревнивая тварь! Ладно, ты мстишь мне, но почему из-за тебя должны страдать совершенно неповинные люди!- неслось на Котю из телефона, и ей захотелось быстренько сбегать в туалет.

- И вам тоже здравствуйте, Тимур Александрович! Нет, у меня все нормально. Здорова, да, спасибо. И по работе все в порядке. Но вы же, наверное, не просто так звоните. По делу. Я вас внимательно слушаю.

- Прекрати юродствовать. Загрузи свой мыловский ящик и пару раз его обнови.

  Котя ткнула иконку браузера. Ей повезло с первого раза. На страничке красовался баннер СПАрты. Правда, написание слова отличалось от предложенного, хотя строгость в шрифте была выдержана, а букву "П" заменяла арка с двумя колоннами. "Только красота и здоровье. Ничего лишнего" - гласил слоган справа внизу.Посередине в три четверти спины к зрителю восседала красотка с греческим профилем, в стратегически важных местах задрапированная имитацией тоги. Баннер мигнул, и на месте первой картинки появились слова "Вы скажете нам СПАсибо!"

- А что, очень неплохой баннер у СПАрты получился. И я бы не стала использовать обнаженку - все-таки основная целевая аудитория у вас женщины, а на них это действует скорее отталкивающе. А в целом, хотя это и не совсем то, что мы обсуждали, но сделано вполне на уровне. Не понимаю, почему вы так недовольны...

- Потому что это НЕ НАШ баннер!

Котя на минуту зависла, переваривая информацию.

- И вы подумали, что я из каких-то гипотетических глубоких, простите, чувств решила забить на свою репутацию? Боюсь повториться, но вы, Тимур Александрович, самовлюбленный осел. В следующий раз, прежде чем озвучить подобные обвинения, соблаговолите послать мне повестку в суд и запастись соответствующими доказательствами.

На этих словах Котя нажала отбой.

И вырубила телефон.

И запустила им в стенку.

Для верности.

Она думала, что хуже, чем было на Рождество, быть уже не может.

Может.

Кем бы ни был тот гад, который ее так классически подставил, Котя прощать его не собиралась. Она не была чужда христианству. Она могла подставить вторую щеку. И воспользовавшись тем, что противник расслабился, быстренько двинуть ему под дых.

Осталось только узнать, кто же тот счастливчик?

 

  Весь следующий день она то зависала, то принималась ожесточенно метаться по квартире.

Ей было страшно. Разумеется, что в сложившейся ситуации любой подумает на нее.

Ей было обидно. Как он мог! Как мог ОН так подумать про нее?

Она была зла. Зла на себя. Ведь знала же, что добром это дело не кончится. Но решила заняться позитивной психотерапией: я открыта для новых отношений, бла-бла-бла. Открылась - получай!

  А нечего открываться было.

Готовить совершенно не хотелось.

Но и не есть второй день было не камильфо. Все запасы печенек были сгрызены, а идти за новой порцией было просто невыполнимой миссией.

Котя заказала по телефону пиццу и принялась выписывать всех, кто был в курсе подробностей проекта, составлять их психологические портреты и расписывать возможные мотивы.

Информации катастрофически не хватало.

Тут дверной звонок сообщил ей о прибытии еды.

Вытащив кошелек, Котя пошла открывать дверь.

Открыла.

Ее бедро оказалось медленней, чем ботинок Тимура.

Немного надавив, он оттеснил Котю и вошел внутрь.

Не вызывать же милицию, подумала она и стала ждать развития событий.

- И вам тоже добрый день, Екатерина Андреевна, - говорил Тимур, расстегивая куртку и вешая ее в прихожей. - Конечно же пройду, раз вы так настаиваете. Нет, обедать не буду, а вот от кофе не откажусь, - закончил он, проходя на кухню.

Помолчал пару минут.

- Я знаю, что это не ты. Мы дернули за ниточки, чтобы разобраться в этом беспределе, и нам пришел отказ в регистрации бренда. Игорь превзошел сам себя и смог получить копию их заявления на регистрацию. Кто бы не скинул информацию, это было сделано до Нового Года. Тогда мстить тебе еще было не за что.

- Вот это уровень доверия! Я просто смущена. Даже не знаю, смогу ли его оправдать?

- Катя, я был не прав.

Котя выглянула в окно.

- Надо же, и небо на землю не упало... Не порядок...

- Я понимаю, что ты меня ненавидишь. Но сейчас нам с тобой придется засунуть свои чувства в задницу и работать вместе. И ты на это пойдешь. Потому что только так ты сможешь доказать своим потенциальным клиентам, что не виновата.

 

- Я на это пойду. Потому что только так смогу доказать, что не виновата, - согласилась Котя. - Но у меня два условия.

Тимур застыл в ожидании. Что она потребует? Чтобы он к ней не прикасался? Не попадался ей на глаза? Бросил Нору? - это предположение отозвалось в его душе какой-то мазохистской надеждой.

- Первое: новый проект - новые деньги. Благотворительностью я не занимаюсь. И натурой, кстати, тоже не беру, как бы высоко вы себя не ценили, Тимур Александрович, - с нескрываемым сарказмом закончила Котя.

- Очень зря, Екатерина Андреевна, уж очень хорошо у вас получается брать, - огрызнулся Тимур. Потому что катком по яйцам - это больно.

- Хорошего помаленьку, Тимур Александрович. Привыкайте жить воспоминаниями. Второе - я настаиваю на том, чтобы была пересмотрена сама бизнес-идея. Иначе мы их не одолеем.

- Ты рассчитываешь победить?

- Да чтобы я саму себя не победила? Да я всю жизнь только этим и занимаюсь! - с неожиданно горькой усмешкой ответила Котя. - Ненаша СПАрта - это салоны 'Pretty women'?

- Угу. Да, я помню, что ты предупреждала о возможной конкуренции.

- Но даже я не могла предположить, что конкурировать придется с собственной идеей. Очень качественно выполнена рекламка, кстати. Кто заявлен среди авторов бренда?

- Наизусть не помню, но могу посмотреть, у меня письмо на почте.

Тимур вытащил i-pod и зашел в ящик. Услышав третью фамилию, Котя оживилась, достала сотовый, покопалась в телефонной книжке и нажала вызов.

- Лёнчик, золотце мое, привет! Да, я тоже, - говорила она в трубку, выдерживая паузы. - Я тоже, спасибо! Ах, твои бы слова, да богу в уши, - щебетала она с улыбкой до ушей. Котя общалась с неизвестным Лёнчиком меньше минуты, а Тимуру уже хотелось его придушить.

- Видела твою работу на 'Идее'. Что сказать - талант не пропьешь. Да-да, особенно если пить пепси. Хотя, если честно, не понимаю, как ее можно пить, поскольку не поклонница фосфорной кислоты. Да, согласна, мы, женщины, вообще мало, что понимаем в жизни, оттого и травиться предпочитаем более натуральными продуктами, - хихикала она, устраиваясь возле компа. - Лёнь, у меня к тебе большая просьба. Я сейчас пришлю тебе ссылочку. Пожалуйста, посмотри. Мне очень нужно твое мнение как профессионала. Конечно, я нашла к кому обратиться. Потому что ты самый лучший. А, - отмахнулась Котя так, будто собеседник мог ее увидеть, - они просто дебилы. Но возможно со временем дорастут до умственно отсталых. Всё, зай, отправила. Буду ждать ответа. Чмоки-чмоки.

Чтобы хоть чем-то занять свои жаждущие убийства руки, Тимур запустил поисковик и обнаружил, что 'Идея' - это такой рекламный фестиваль. И "Лёнчик" там засветился вполне прилично. Однако то, что его соперник - личность достойная, Тимура почему-то не утешало.

Ответный звонок отвлек Тима от мрачных размышлений.

- Да, - ответила Котя. - Да, Лёня, это именно то, что ты видишь. Ты же знаешь, я всегда держу резервные копии проектов на независимых хостингах. Нет, конечно, я тебя ни в чем не обвиняю. Конечно. Я бы тоже так себя чувствовала, подставь так кто-нибудь меня. А меня, кстати, так и подставили. Я за этот проект уже успела деньги получить. И почти потратить. Шутка, что ты, у меня не настолько маленькие гонорары. Да, я бы тоже не стала. Хорошо, я спрошу. Пока, Лёнь. Не расстраивайся так сильно.

- Тебе дизайнер нужен? ОЧЕНЬ хороший, - поинтересовалась Котя. захлопнув крышку средства связи.

- Прям-таки ОЧЕНЬ? - спросил Тимур с издевкой. Ему в команде только Котиных хахалей не хватало.

- Прям-таки ОЧЕНЬ. Мальчик-индиго. Просто поразительная работоспособность и креатив для 19 лет.

У Тимура отлегло от сердца.

- Быстро работаешь. Война еще не объявлена, а противник уже понес потери.

- Это смотря кем не объявлена. Я свой крестовый поход начала еще вчера.

И тут Тимуру стало стыдно. Даже не так. Ему стало СТЫДНО. Что же он за мужик, если женщина, с которой он спал, которую он про себя называл своей, идет на войну вместо него? Это ОН должен был защищать ее честь, ОН. А не набрасываться на девушку с необоснованными - хоть и такими льстящими самолюбию - обвинениями.

- Кать, я найду эту тварь. И уничтожу.

- Да уж не сомневаюсь. Это в твоих интересах. Что у нас по плану дальше?

- Дальше у нас по плану встреча с Женькой. Он подъедет ко мне.

- Так может, пусть ко мне сразу едет?

- Да нет, ему туда будет ближе, как раз одновременно и доберемся, - соврал Тимур. Он, конечно, козел. Еще какой козел! Но пускать в свой огород другого козла?

Он же козел, а не баран.

Нет, Тимур не сомневался в том, что змей Женька знает Котин адрес. Но одно дело - знать адрес, а другое - побыть у нее в гостях. От мысли, что Женька будет ходить по этой теплой, девчачей однокомнатной хрущевке, Тимуру здесь стало тесно. Нет, для Женьки тут места нет.

Котя на какое-то время задумалась. Она не хочет туда ехать, понял Тимур. Она не хочет вспоминать то, что там было.

- Екатерина Андреевна, собирайтесь уже.

- Я не могу. Я жду человека, - ответила Катя.

- Кого это?

- Тимур Александрович, я не обязана отвечать на личные вопросы.

- Екатерина Адреевна, у вас есть что скрывать?

- А вы, Тимур Александрович, полагаете, что обладаете исключительной монополией на это занятие?

В самый разгар разборок в дверь позвонили.

И Тимур пошел открывать. Чтобы потом, с пиццей в руках, еще раз поймать ехидный взгляд Коти.

- Надо полагать, это те самые 'натуральные продукты', которыми ты предпочитаешь травиться? - не остался в долгу Тимур.

- Не нравится - не ешь, - заметила Катя.

Но ЕЙ от пиццы досталось значительно меньше половины.

 

Котя знала, что едет на этой машине не в первый раз, но тогда, когда был первый, ей было не до машины.

'Разве женщина вещь? - вспомнилось Коте. - Вот машина... Машина - вот это вещь!' Тимуров джип всем своим видом показывал, что он у хозяина не на последнем месте. Снаружи автомобиль был обвешан камерами регистратора, а вместо зеркала заднего вида был аналогичной формы и размера мониторчик, который показывал изображения с камер снаружи. К 'козырьку' перед Котиным носом - точнее, лбом, - частично закрывая просмотр, крепились солнцезащитные очки на клипсах и упаковка вытяжных салфеток. Короче, Тимур и его автомобиль были самодостаточной парой - третий тут был лишний.

Тимур включил музыку. 'Let me take you far away, you`d like a holiday...' затянули свою знаменитую балладу Скорпы. Коте тоже хотелось, чтобы кто-нибудь унес ее далеко-далеко и вместо проблем подарил капельку тепла и любви...

Сотовый Коти ворвался в мелодию птичьими трелями.

- Выключи, пожалуйста, звук, - попросила она.

Тимур не то что руки не поднял, даже не взглянул на девушку, а мелодия оборвалась. Котя ответила - звонила Анечка, обеспокоенная вчерашним происшествием и состоянием подруги. Котя пообещала перезвонить позже. Как только она нажала отбой, звук появился как по мановению волшебной палочки.

- Как ты это делаешь?

- Что? - невинно поинтересовался Тимур.

- Ну, музыку выключаешь. Не силой же мысли?

- Почему же сразу не силой мысли?

- Потому что мысли у тебя - не самая сильная сторона!

- Твой интеллектуальный уровень, - Тимур бросил на нее насмешливый взгляд, - не достаточен, чтобы рассматривать тебя в качестве эксперта.

- Да-да, это детсадовское 'Мама купит мне жевачку с Микки Маусом на пачке, я тебе жевать не дам' очень красочно демонстрирует, какого уровня эксперт здесь требуется. Так как ты музыку включаешь?

- А тебе зачем?

Коте захотелось врезать этому упивающемуся вниманием засранцу по голове чем-нибудь тяжелым.

- За надом. Ну не хочешь говорить - не говори, - Котя отвернулась к окну.

Сработало!

- На руле есть пультик. Под правой рукой.

Действительно, на перекладине руля из-за оплетки чуть виднелось небольшое возвышение.

- Понятно, классная штука.

- Не без того.

Оставшуюся дорогу они проехали под звуки рок-баллад.

Говорить не хотелось. И молчание ничуть не тяготило.

Котя понимала, что она ДУРА, но к глубокому ее сожалению, обида отступала перед радостью от того, что Тимур рядом.

Все-таки жаль, что он такой козел, - сказал Мозг. - Безрогий. И это твое упущение!

Где ж теперь другого такого найдешь? - грустно вздохнуло Сердце.

Место, Которое Никто Не Спрашивал, молча согласилось с предыдущим оратором.

 

  К тому моменту, когда они добрались до смутно знакомого Коте двора, Женькин Лексус уже стоял у подъезда Тима, а его владелец подпирал бедром серебристое крыло.

  Пока Тимур отстегивался, разбирался с сигналкой и выбирался из машины, блондин открыл Коте дверку и помог спуститься. Внедорожник - это высокий уровень. Подножки.

  - Этот зверь вас по дороге не покусал? - галантно поинтересовался эсбэшник у Коти.

  - Да ее сквозь иглы хрен прокусишь, - не дал ей ответить Тимур.

  Они прошли мимо швейцара (или охранника?) к лифту, и вскоре уже входили в памятную для Коти квартиру. В прихожей повякивала кошка, деликатно намекая, что у хозяина имеются некие обязательства перед кисой, день и ночь охраняющей дом от грызунов и грабителей.

  - Привет, кошка! Ты ничуть не обросла, - заметила Котя, присаживаясь перед ней на корточки и протягивая руку ладонью вверх. Кошка подошла, понюхала пальцы, чуть потерлась о кисть и вновь обратила свое внимание к хозяину.

  - Тиман, ты, наконец, кошку апгрейдил? - поинтересовался Женька. - Она женщин терпеть не может, - пояснил он Коте.

  - Может, я для этого недостаточно женщина? - хмыкнула та, задевая больную тему.

  Что говорить, находиться в компании двух мужчин, один из которых предпочел ей другую, и второй если не курсе этого, то догадывается, было неловко.

  - Подозреваю, просто кто-то из предков нашей Облигации согрешил с ехидной, и теперь кошка нутром чует родство, - возразил Тимур и закрыл щекотливую тему: - Проходите на кухню. Люди там будут пить кофе, а кошки - сказал он, обращаясь персонально к кисе, - есть свои консервы. И для ехидн мы тоже что-нибудь найдем.

 

  На кухне умиротворяюще гудела кофе машина. Котя предпочитала варить кофе в джезве, ей сам процесс нравился, но, с другой стороны, к джезве не прилагается каппучинатор.

  - Итак, что мы имеем, - начал ранее Тимур, - некая крыса слила наши разработки. Причем, крыса из числа избранных, потому как коммерческую тайну никто не отменял. А у конкурентов оказался весь пакет. Катя готова разработать новый проект, - обратился Тим к Женьке. - Вопрос в том, как не допустить новой утечки?

  - Ты одна сможешь вытянуть? - поинтересовался Женька.

  - Евгений Петрович...

  - Давай без церемоний. Хочешь, на брудершафт выпьем?

  - Никто ничего пить не будет, - отрезал Тимур. А на поднятую Женькину бровь с невозмутимой физиономией пояснил: - Мы тут работать собирались. А не брудершафты разводить.

  - В общем, - продолжила Котя, все же избегая интимного 'Женя', - я-то могу. Но как раз сейчас, когда по проекту нанесен такой удар - конкретный удар, очень важно удержать командный настрой. Даже если это пойдет в ущерб безопасности. Тем более, что бОльшего урона конкуренты нам уже не нанесут. Они же не будут теперь бренд менять?

  - Но напакостить и подать на регистрацию второй наш бренд им никто не помешает, - вставил свою реплику Змей.

  - Нет, в принципе, в течение какого-то времени мы можем организовать работу той же командой, сохранив при этом секретность. Можно, например, выехать на какую-нибудь базу с недоступом мобильной связи. Благо рельеф окрестностей позволяет. Тем временем твоя братва, - Тимур обратился к эсбэшнику, - будет копать и вынюхивать. Вынюхивать и копать.

  - Да это-то не проблема. Главное - определить, кого будем закапывать. Тьфу, обкапывать. И обнюхивать. И на предмет чего.

  - Да всё тех же. В курсе подробностей был только костяк, то есть восемь человек. Минус три. Не так много работы.

  - Ну ладно, тебе самому сливать проект не с руки. А почему ты вычеркиваешь нас с... Евгением?

  - Потому что, хм... Евгения шерстят каждый месяц. Служба безопасности у нас на под Самим ходит. Тот и блюдёт их... Во все дыры.

  - А тебя, Катя, мы уже со всех сторон проверили, поскольку ты была самой очевидной подозреваемой. Контакты, звонки, поступления, траты, долги... - пожал плечами Женька.

  - Да какие у меня долги, вы что, офигели?!

  - Вот-вот, никаких долгов, - кивая головой, согласился Змей. - Пять человек - это немного. За неделю успеем. Хотя я бы в число 'избранных' включил еще Элеонору. Как-то она вовремя нарисовалась. Если я правильно помню, ей еще два месяца полагалось тусоваться на стажировке?

  - Жека, оставь в покое девушку. Не мешай личное и дела.

  - А - прости, Катя, - с ней, - Змей мотнул головой в сторону Коти, - личное и дела мешать можно?

  - Ну, блин, давайте еще мое белье развесим тут на веревочке и обсудим его со всех сторон, - возмутилась та. - Мы здесь, вроде как работать собирались. Так и давайте работать. Я тоже пыталась вычислить того, кто меня подставил. И у меня вызывает подозрения ваша секретарша, Тимур Александрович, - восстановила Котя деловой тон.

  - Чем это?

  - Ну не знаю. Нос она свой сует, куда не надо, - вспомнился Коте Новый Год.

  - На этом основании в число подозреваемых следует включить 80% женщин. Оставшиеся либо еще слишком малы для этого, либо просто уже не в состоянии встать с постели, - возразил Тимур. - Нет, Люську можно исключить. Не потому, что я ей доверяю. Хотя она протеже СамСамыча. Просто документы по этому проекту шли напрямую ко мне. На совещаниях ее не было.

  - А подслушать? - не унималась Котя.

  - Как ты себе это представляешь? Через двойную дверь?

  - Жучок? - предложила Котя.

  - Вы бы, Екатерина Андреевна, завязывали с художественной литературой, - Тимур покровительственным жестом погладил Котю по голове. Толпы мурашек устремились от его руки к ее пяткам.

  - Подслушивающих устройств не было, - просто сказал Женька.

  Хоть этот обходится без дополнительных спецэффектов, порадовалась Котя.

  - Не знаю, мне она все равно не нравится....

  - А ты ей, как мне показалось, нравишься, - пожал плечами Женька. Котя решила эту сомнительную фразу проигнорировать:

  - А как вы будете искать?

  - Как и с тобой. Посмотрим, были ли крупные траты не по карману, брались ли кредиты, когда и под какие проценты, регулярно ли выплачиваются имеющиеся, нет ли задолженности по коммуналке. Для начала, - пояснил эсбэшник.

  - А что, других вариантов мотива, кроме денег, нет?

  - В принципе, может быть еще месть. Но повода для нее я не вижу. Ты еще никому дорогу перейти не успела. Если не считать того, о чем мы не говорим, поскольку работаем, - Змей выразительно посмотрел на Тимура.

  - Ну, не знаю. Я бы не стала разваливать бизнес жениха из-за его интрижки с другой, все-таки с него семье кормиться. Хотя я бы и заводить семью со столь сомнительным претендентом после такого вряд ли стала, - рассудила Котя, отстраненно глядя в окно. - К тому же я могла быть только прикрытием. На самом деле могли мстить Тимуру. Или вообще Тяжелкову.

  - Да я вроде как не зверствовал в последнее время... - глядя в сторону кошачьей миски, не согласился Тимур.

  - Иная месть со временем только слаще и крепче. Вся эта история вообще может быть последствием какой-нибудь отдавленной в пятом классе ноги. Да, личные мотивы мы тоже будем просматривать. Не пересекались ли дороги наших 'фигурантов' с Тимуром и Тяжелковым.

  - А почему вы вообще думаете, что у этого 'слива' был непременно злой умысел? Может, кто-то сдуру просто поделился тем, чем занимается. По дружбе. А сдал нас его собеседник.

  - Кстати, Анна Павловна наша драгоценная пришла к нам как раз из 'Pretty women', - согласился Тимур. - И в принципе, могла проболтаться. Проблема в том, что такое не проследишь...

  - При очень большом желании, можно проследить историю телефонных разговоров, - заговорщицким тоном сказал Женька.

  - А если звонили с другого номера? Со специально купленной симки?

  - Катя, завязывали бы вы с художественной литературой, - со смешком ответил Женька. - В жизни обычно все гораздо банальнее. И глупее.

  Сговорились, все сговорились, подумала Котя.

  - Кстати, - мелькнуло у нее в голове. - Ведь не обязательно выгода должна быть в деньгах. Например, в качестве вознаграждения можно предложить решение какой-то сложной проблемы.

  - Блин, Володька на днях хвастался, что наконец получил разрешение на строительство, которое полгода пробить не мог, - протянул Тимур и поглядел на Змея. Володька - это снабженец, поняла Котя.

  - Проверю, - кивнул эсбэшник.

  - Ну вот, у двоих даже потенциальный мотив нашелся, - констатировала Котя.

  - У трех. Константин Валерьевич у меня за последние пару месяцев деньги раз десять перехватывал, - помянул архитектора Женька.

  - И у меня, - вспомнил Тимур. - Зато я бы вычеркнул из списка подозреваемых нашего юриста. Нормальный мужик. Не верю, что он бы пошел на такую гадость за деньги. Да и услугу он сам кому хошь организует.

- Вообще, пряник - не единственная форма мотивации. Есть еще и шантаж, - предположила Котя.

  - Оксанка, - выдохнули оба мужчины.

  - У Игоря любовница есть. Давняя, - объяснил Женька. - А жена ревнивая.

  - Ну вы, блин, и кобели!

  - Кать, завязывай с художественной литературой, - уже в третий раз упрекнули ее на этой кухне. Опять Тимур. - В жизни кроме черного и белого есть еще серый.

  - Ну вот, почти полный боекомплект. Что-то мне подсказывает, что начни мы копаться в подноготной Светланы Васильевны, тоже что-нибудь найдем, - заметил Женька.

  - Например то, что ей кто-то в декабре предлагал другую работу. Она меня ставила в известность. Но потом что-то не сложилось. Почему не предположить, что это были наши конкуренты? А сведениями она пыталась упрочить свое положение.

  - Тогда почему она не ушла?

  - А может они передумали, - хмыкнул Тимур. - В суд же теперь на нарушение ими слова не подашь? Ну что, собираемся на выезд? Лёнчика своего предупредишь? - обратился Тимур к Коте.

  Коте почему-то вдруг перспектива оказаться на неделю запертой в ограниченном пространстве с Тимуром показалась не самой здравой.

  - А может, все-таки здесь останемся? - робко поинтересовалась она.

  - Нет. Нечего раньше времени сообщать противнику, что мы задумали. Неожиданность - наше все, - заговорил в Тимуре тамерлан. - Всем спасибо, совещание окончено.

 

- Мы можем идти? - официальным тоном, который не вязался с его 'змейным' взглядом, поинтересовался Женька.

- ВЫ можете идти. А МЫ поедем. Я отвезу вас, Екатерина Андреевна. Туда, откуда забрал.

- Да ладно, не престало начальнику водилой подрабатывать, я доставлю ее до места, - предложил Змей.

- Вы идите, Евгений Петрович, идите, - Тимур отечески похлопал Женьку по плечу.

- Да я и на такси доберусь, - попробовала отбиться Котя.

Тимур ее фразу пропустил мимо ушей, направляясь в прихожую одеваться.

 

Обратная дорога прошла также в молчании и под музыку.

В этот раз, остановившись, Тимур управился со своими водительскими делами быстрее, чем Котя с ремнем безопасности. Он открыл ей дверцу, помог спуститься и проводил до поезда.

- До свидания, Тимур Александрович. Спасибо, что по...

Слова Коти были прерваны жадным, жестким поцелуем.

Котя с силой оттолкнула Тимура от себя и ударила наотмашь.

Точнее, попыталась.

Рефлексы, рефлексы, рефлексы...

Тимур перехватил ее руку, уходя корпусом в сторону. После чего, как ни в чем не бывало, притянул ее ладонь и чуть коснулся губами запястья, тонкой полоской обнажившегося между короткой перчаткой и рукавом.

Потом развернулся и пошел к машине.

 

Следующий день был полноценным понедельником. К обычной послевыходной суете добавилась необходимость дать развернутые ЦУ перед отъездом практически на неделю. К вечеру Тимур был уже никакой. Поэтому звонок в дверь его ни в коей мере не порадовал.

Еще меньше Тимур обрадовался, обнаружив за дверью Нору.

- Привет, Эль. Проходи, но я сегодня еле живой.

- Здравствуй, любимый, - Нора коснулась его губ коротким поцелуем.

Тимур помог невесте снять шубу и повесил ее на вешалку.

- Тимурочка, почему у тебя в прихожей никогда нет плечиков? - посетовала она.

- Я бы на твоем месте этому факту радовался, - возразил Тимур, направляясь в гардеробную.

Несмотря на принесенную Норой бутылку вина, разговор не клеился. Нора не была блондинкой в общепринятом смысле этого слова, хотя и была несомненной натуральной блондинкой. Она довольно рано защитила кандидатскую и теперь училась в докторантуре. По меткому выражению Змея, занималась Нора не то германистикой, не то герменевтикой. Истина была где-то между - она изучала героический эпос англосаксов. Нет, Тимур бы с удовольствием послушал про бородатых героев старины, но почему-то в исполнении Норы все сводилось к номинативным и се-ма-си-о-ло-ги-ческим функциям слов, ин-тен-си- не то -ональным, не то -анальными значениям и еще чему-то, от чего Тимур засыпАл. Рассказывать про свою работу Тимур не любил в принципе, а женщинам - особенно. Тим попытался вспомнить, о чем он говорил с Норой раньше, и понял, что они особо и не разговаривали. Они обычно занимались другими вещами.

Нора, видимо, подумала о том же и пересела к нему на колени.

- Эль, я действительно очень устал.

- Ну так давай отдохнем, - с шаловливой улыбкой предложила Нора, расстегивая блузку и обнажая упругие прелести, туго обтянутые прозрачным кружевным бельем.

На коленях у Тима сидела шикарная, скорее раздетая, чем одетая блондинка, а в штанах у него практически ничего не шевелилось.

Не заметив знакомого отклика, Нора опустилась перед ним на колени и перешла к более решительным действиям. Тимуру вспомнился детский анекдот про 'возбуждай меня руками и языком'. Что, кстати, тоже возбуждению не способствовало.

И тут перед его мысленным взором предстала совершенно другая женщина, стоявшая перед ним на коленях, и как-то все сразу получилось.

Откатав без особых изысков обязательную программу, Тимур сложил на кровати перед Норой одежду и вызвал такси.

- Ты понимаешь, что меня это унижает? - не глядя на него, со слезой в голосе проговорила рассерженная невеста.

- Эля, я завтра с утра уезжаю в Некрасовку. Я же тебе говорил, что у меня серьезные проблемы на работе. Почему ты не хочешь меня слышать?

- Меня не было четыре месяца! ЧЕТЫРЕ! А ты совсем не находишь для меня времени! Зачем я вообще приехала?!

- Я тоже задаюсь этим вопросом, - согласился Тимур.

- Как... как ты смеешь! Я что же, уже не имею права встретить с женихом Новый Год?!

- Эля, не нужно передергивать. Меня этот вопрос занимает именно с той позиции, что НОВЫЙ ГОД ты как раз встречала не с женихом. Да ладно, проехали. Давай не будем ссориться. Мне действительно завтра вставать ни свет ни заря. И я действительно очень устал.

- А давай я с тобой поеду? Я улетаю через три дня. А у тебя для меня даже минутки нет.

- Элеонора, я там БУДУ РАБОТАТЬ. У меня ПРОБЛЕМЫ на фирме.

- А я тебя буду утешать.

- Нора, я не маленький мальчик, я не нуждаюсь в утешении!

И тут Нора использовала запрещенный прием. Она разревелась. Взахлеб. Тимур подумал, что за последние пару месяцев он выполнил десятилетнюю норму по ощущению себя козлом. В конце концов, Нора права. Она здесь уже две недели, а он с ней почти не виделся.

- Ладно. Если ты так хочешь, приезжай. Я организую тебе номер. Но Нора, я там буду занят. Не нужно ждать от меня слишком многого.

Пока Тимур уничтожал следы непристойного поведения в зале, его шикарная невеста, всхлипывая, направилась в ванную.

От механически выполняемой работы его оторвал визг, удар о стену увесистым предметом и кошка, молнией промчавшаяся мимо него в спальню.

- Я когда-нибудь убью твою Акцию! Это были Mascotte из эксклюзивной коллекции!! - в него полетел сначала один ботинок, потом второй.

Скромные элегантные ботиночки по краю были изящно перфорированы шиловидными кошачьими зубками.

- Это не моя акция. Это террористическая акция засранки Облигации, за которую та огребет по полной программе.

- Акция, Облигация - какая разница! Теперь эту обувь можно только на помойку выкинуть!

- Мне очень жаль. Собственно, тех денег, которые я тебе перевожу ежемесячно, должно хватить на... ну, короче, на сапожки хватить должно. Но я готов возместить моральный ущерб, нанесенный моей кошкой.

- Тимур, почему ты все постоянно сводишь к деньгам?

- Хорошо, я не буду возмещать моральный ущерб. И денег тоже высылать не буду.

- Ты надо мной издеваешься?

- Эля, определись, чего ты хочешь.

К счастью, в этот момент телефонный звонок сообщил о прибытии машины.

Закрыв за невестой дверь, Тимур облегченно вздохнул.

Как-то ситуация сама собой не разруливается, с тоской подумал Тимур.

Какое-то время спустя он все же признался себе, что ситуация-то разруливается. Просто совершенно не так, как ему бы хотелось.

А значит, как это ни прискорбно, придется делать некие решительные шаги в определенном направлении.

  Даже если шаги в этом направлении означают чьи-то отдавленные ноги.

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (15.02.2015)
Просмотров: 286 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
ну вот, опять Тимур Котю заподозрил во всех смертных грехах... cray
Это у него уже становится закономерным, непорядок! asmile410

Цитата
Откатав без особых изысков обязательную программу, Тимур сложил на кровати перед Норой одежду и вызвал такси.
Ну как же без Норы, хоть и "обязательную", но откатал... girl_wacko
кобелино!
avatar
0
4
Большое спасибо ! Козлище какой !
avatar
0
3
Ты мелочная, ревнивая тварь!
Как у него язык повернулся так сказать?
Я возмущена этим хамом!

Спасибо за главу!
avatar
0
2
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
0
1
Спасибо за главу good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]