Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 18. Кровь.

          Глава ВОСЕМНАДЦАТАЯ

                               КРОВЬ

     Гейб застыл. Какое-то время он просто смотрел мне в глаза, словно пытаясь там что-то прочесть. Ну, же, Гейб, не тяни, а то я растеряю всю свою решимость. Мы стоим возле двери в спальню, ты уже держишь меня на руках. Просто толкни дверь плечом и неси меня к кровати. Уверена, ты делал это миллионы раз, так почему же сейчас тормозишь?

     Во время своего мысленного монолога я тоже старалась прямо смотреть в глаза Гейбу, но мне это не особо удавалось. Я чувствовала, как румянец смущения покрывает меня целиком, от ушей до пяток. Когда же закончится эта пытка?! 

     В этот момент Гейб наконец-то «отмер» и, наклонившись, легонько поцеловал меня в лоб, а потом прижался к нему своим лбом. Наши лица оказались настолько близко, что его глаза расплылись перед моими.

     – Ах, Миранда, – ласково проговорил он. – Я никогда ещё прежде не встречал кого-либо, более не готового к тому, что он предлагает.

     – Да нет же, я готова, правда! – запротестовала я.

     – Тебе это лишь кажется, – он покачал головой, оторвавшись от моего лба. – Ты вся напряжена, как струна, я же чувствую.

     – Можно подумать, ты в первый раз не был напряжён! – обижено пробубнила я. – Я просто слегка нервничаю, это нормально.  

     – Нет, Миранда, это определённо произойдёт не сегодня. Так что расслабься. Спасибо, конечно, большое за заботу обо мне, – тон серьёзный, но в глазах мелькает усмешка.

     – Ты просто меня не хочешь! – почти выкрикнула я, от разочарования мало соображая, что говорю.

     Глаза Гейба вмиг посерьёзнели. Аккуратно поставив меня на пол, он взял мою ладонь и положил на твёрдый бугор на своих джинсах.

     – Это похоже на то, словно я не хочу тебя? – почти прорычал он.

     Я стояла растерянная, в шоке от поступка Гейба. Это так отличалась от его прежнего трепетного обращения со мной. Бугор под моей рукой, на мой невинный взгляд, был просто огромным. Это вызывало во мне страх – не поместится же! – пополам с гордостью: это я сумела вызвать у него такую реакцию!

     И в этот напряжённый момент раздался громкий стук. Судя по звуку, о дверь комнаты Томаса, возле которой мы стояли, изнутри ударился брошенный кроссовок. Следом раздался раздражённый голос его хозяина.

     – Вам что, дня мало? Обязательно выяснять отношения среди ночи и именно под моей дверью? Имейте совесть, дайте поспать!

     Это словно стало для нас сигналом «отомри». Гейб выпустил мою руку и буквально отпрыгнул от меня. Его руки вновь привычно вцепились в волосы.

     – Да что со мной происходит? Что я творю? Миранда, прости, прости меня.

     – Снова извиняешься? – дрожащим голосом выдавила я. – У меня дежа-вю просто. Теперь ты ещё и убежишь, да?

     Я почувствовала, как по моей щеке скатилась слезинка. Гейб порывисто шагнул ко мне и, крепко обняв, сцеловал её.

     – Нет, Миранда, не убегу. Я больше никогда не стану от тебя убегать, клянусь. Просто... Я поступил очень грубо, за это и прошу прощения. Я бы многое хотел тебе сказать, но, – взгляд в сторону комнаты Томаса, – сейчас уже слишком поздно. Давай поговорим об этом завтра, на свежую голову?

     – Но... – начала я, желая предложить просто отойти от двери Томаса и продолжить разговор, но пальцы Гейба, ласково но твёрдо прижавшись к моим губам, помешали мне договорить.

     – Завтра. Точнее – уже сегодня. Мы всё обсудим, обещаю! А теперь – иди спать. Пожалуйста.

     Его губы сменили пальцы, подарив мне лёгкий, целомудренный поцелуй, после чего Гейб развернулся и исчез в направлении своей спальни.

     Поняв, что сейчас поговорить не получится, я покорно пошла в свою комнату. Быстро проделав все вечерние процедуры, я скользнула под простыню, свернулась калачиком и закрыла глаза.

     Но сон не шёл. Я вновь и вновь прокручивала в голове предшествующий разговор, пытаясь понять, что же Гейб имел в виду на самом деле, почему он отказался принять мой дар, и что я при этом чувствую.

     Если быть совсем честной – а смысл врать самой себе? – то в какой-то мере я испытала облегчение. Я хотела Гейба, правда, хотела, но всё равно немного этого боялась – ну, он ведь такой большой. А в первый раз это будет больно, всегда бывает, я читала. Но я надеялась, что потом-то всё будет прекрасно. Поцелуи-то с Гейбом вон какие замечательные! И я просто уверена – заниматься с ним любовью вообще будет чем-то волшебным. Но этот первый раз... Чем скорее я его переживу – тем лучше. И если я была в тот момент напряжена – это было нормально. Гейбу ведь не сложно делать так, что я имя своё забываю, неужели он не сможет сделать так, чтобы я забыла все свои страхи? Да стоит ему только захотеть...

     Я резко села на постели, как обухом ударенная новой мыслью. А что, если он не хочет? То есть, физически-то он хочет, тут нет никаких сомнений. Тогда почему он отказывается? Моё напряжение и волнение как повод отметаем, такому опытному мужчине преодолеть мой страх – раз плюнуть. Мой юный возраст преградой тоже стать не должен – этот вопрос мы вроде бы тоже давно обсудили. Тогда что?

     И тут я поняла, какой могла быть причина. Я невероятно похожа на оборотней, на девяносто пять процентов я такая же как они. Это даже анализ ДНК подтверждает. А что, если всё дело в оставшихся пяти процентах? Я же отличаюсь. Довольно заметно отличаюсь. И никто не может сказать, в кого именно я буду обращаться, когда смогу это делать. А вдруг дело в этом – в неизвестности? Гейба тянет ко мне сейчас, когда я в привычном человечком облике. Но что, если он, пусть даже неосознанно, опасается сближаться со мной, пока не выяснит, кем именно я стану? Проблема ведь может быть именно в этом, верно? Просто, других причин я не вижу.

     Я снова легла на кровать и беззвучно заплакала. Если дело именно в этом – то каков шанс, что после моего превращения Гейб всё ещё будет хотеть оставаться со мной. Я ведь могу стать кем-то или чем-то совершенно отвратительным. Змеёй, гигантским пауком или скорпионом, медузой, в конце концов. Меня аж затошнило от такой возможности, впервые с тех пор, как в пять лет я за вечер сожрала кучу сладостей, которые насобирала в Хэллоуин. Перед мысленным взором замелькали кадры из разных фантастических фильмов, память услужливо подбрасывала мне всё новые варианты отвратительных существ, в которые я, потенциально, могла бы превратиться.

     Может, и Гейбу такое в голову приходит? Может, и у него такие мысли вызывают тошноту и отвращение? И поэтому, хотя его тело хочет меня, мозг ставит блок, выдумывая всевозможные оправдания для того, чтобы удерживать его от пересечения последней черты перед полным сближением?

     Я ещё долго лежала, прокручивая в голове эти мысли, пока, совершенно не обессилев от беззвучных рыданий, не уснула.

                                                                        ~*~*~*~

     Когда я проснулась, дело уже, судя по положению солнца, шло к обеду. Учитывая, как поздно я уснула – это было объяснимо. Но бурчащий желудок напомнил мне, что ужинала-то я в нормальное время, так что подкрепиться не помешало бы, причём – срочно.

     Вставая с постели, я заметила боковым зрением какое-то белое пятно, которого в том месте быть не должно было. Это оказался свёрнутый листок бумаги, подсунутый под дверь. Записка? Интересно, кому понадобилось писать мне записку, и тем более – подсовывать её под дверь. Моя спальня была не заперта, к тому же я как-то не заметила у обитателей этого дома особого стеснения, если нужно было зайти в мою спальню. Тогда почему бы не положить записку на столик возле кровати?

     Все эти мысли быстро пронеслись у меня в голове, пока я поднимала и разворачивала записку. Какое-то недоброе предчувствие заставляло сжиматься моё сердце. Ничего хорошего я от этой записки не ждала, но реальность превзошла все мои ожидания.

     «Если хочешь увидеть свою шавку живой, приходи ровно в полдень к поваленному дереву, туда, где ты впервые встретила оборотней. У нас осталось незаконченное дельце, и мы должны решить его без свидетелей. Если не придёшь или кому-то расскажешь об этом – твоя дворняжка будет мертва».

     – Лаки не дворняжка, – обиженно пробормотала я. – Он – овчарка!

     Записка не была подписана, но мне это и не было нужно. Даже не знай я единственное ненавидящее меня существо, запах Линды просто шибал в нос. Я просканировала дом. Судя по всему, кроме меня здесь был только Кристиан – смотрел на первом этаже что-то спортивное по телевизору. Ни Гейба, ни Томаса не было.

     Томас! Меня окатила волна ужаса. В своё время Линда и его назвала щенком. Что если?.. Нет, это невозможно, причинить вред ребёнку она не посмеет. Даже если Линда сошла с ума от злости, всё равно она должна понимать, что мальчика Гейб ей не простит никогда. Утешая себя этими рассуждениями, я быстро заглянула в комнату Томаса, потом прошлась по коридору. Всё верно – Линда побывала в комнате мальчика, но он вышел оттуда сам, потоптался у моей двери и пошёл вниз. А вот след Лаки вёл только в комнату Томаса, обратного следа не было. Хотя… Если принюхаться повнимательнее… След был, но не на полу, а в воздухе, смешиваясь с запахом Линды. Сомнений не оставалось – она вынесла собаку из дома, видимо, связав или скорее, усыпив, поскольку если бы он заскулил, даже с завязанной мордой, я бы его услышала.

     Взглянув на часы, я ахнула – одиннадцать тридцать шесть. Проспи я ещё полчасика – Лаки бы погиб. Нужно срочно бежать к месту встречи. Одевшись в мгновение ока и наплевав на душ и чистку зубов, я рванула вниз.

     – Кристиан, а где все? – Надеюсь у меня вышло вполне невинно и беззаботно.

     – Томас ускакал с самого утра помогать Вэнди обустраивать дом к возвращению Каро, а за Гейбом зашёл Саймон и куда-то его увёл где-то полчаса назад. Он сказал только, что скоро вернётся, и под страхом отлучения от телевизора на месяц запретил мне тебя будить.

     – Спасибо, я, пожалуй, тоже схожу, помогу Вэнди.

     Кристиан пожал плечами и вернулся к просмотру телевизора, а я заскочила на кухню, схватила бутылку воды и пару бифштексов, оставшихся от ужина, рванула прочь из дома. Подвывающий желудок сослужил бы мне плохую службу во время «общения» с Линдой, так что я вполне успею подкрепиться, за те минуты, что буду бежать до нужного места.

     Спустя несколько минут я уже стояла возле поваленной сосны, так и лежащей на том же месте. Скорость передвижения ничуть не помешала мне проглотить бифштексы, и теперь я запила их водой и ополоснула жирные пальцы. Вытерев руки папоротником, я огляделась, прислушалась и принюхалась. И ахнула.

     – Томас! Что ты здесь делаешь?!

     Ветки соседней сосны на высоте пары метров слегка раздвинулись, и оттуда выглянул Томас.

     – Как ты меня нашла? Я же хорошо замаскировался!

     – Чтобы спрятаться от меня, ты должен как минимум перестать пахнуть. А как максимум – остановить своё сердце. И я повторяю вопрос – что ты здесь делаешь?

     – Я прочёл записку Линды, – виновато пробормотал мальчик. – Она торчала у тебя из-под двери.

     – Ладно, не стану сейчас читать тебе лекцию про частную жизнь и неприкосновенность переписки. Объясни, зачем ты заявился сюда, если Линда чётко написал, чтобы я приходила одна? И как ты вообще сюда добрался?

     – На мотоцикле Кристиана.

     – Что? – взвыла я. – Ты же мог разбиться!

     – Не мог. Я не особо гнал. И потом – я же умею. В прошлый свой приезд он меня научил, пока Гейб был в отъезде.

     – Уши оборву паршивцу, – пробормотала я. – Но ты снова не ответил. Ты понимаешь, что нарушил условие Линды, и Лаки может пострадать?

     – Нет, она не обратит на меня внимание. Она же имела в виду – не говорить взрослым, которые могут её остановить. А я для неё так, мусор, не стоящий внимания.

     – В любом случае – я не позволю тебе подвергнуть себя опасности. Думаю, Линда не станет тебя трогать сознательно. Но ты можешь пострадать случайно. Так что марш отсюда, пока она не появилась!

     – Нет! Я никуда не уйду! Это я виноват, что она забрала Лаки. Он спал в моей комнате, значит, я отвечал за него. И я никуда не уйду, пока он не будет в безопасности. Он и мой пёс тоже, я люблю его.

     – А я люблю тебя. И не позволю рисковать жизнью ради собаки, пусть даже самой замечательной. Поэтому быстро садись на мотоцикл, и чтобы духу твоего здесь не было!

     – Ну, надо же, какая милая беседа! – послышался насмешливый голос со стороны дороги. – Все друг друга так любят, ну просто сейчас умру от умиления.

     Я обернулась. В нескольких метрах от нас стояла Линда, небрежно держа за шкирку Лаки. Он не двигался, глаза были закрыты, но я слышала его размеренное дыхание и сердцебиение. Пёс просто спал.

     – Зачем ты это делаешь, Линда? Ты ведь понимаешь, что Гейб тебе этого не спустит?

     – Мне плевать на Гейба. Проживу и без этой чёртовой Долины, и без его содержания. Слава богам, мне не сложно будет и без клана прожить в этом мире, населённом хрупкими людишками. Но, на прощание, я хочу получить удовлетворение. Это из-за тебя Гейб меня бросил. Это ты заставила меня опозориться перед всеми. И ты мне за это заплатишь!

     – Послушай, Линда, – попыталась я увещевать её. – Не делай глупостей. Ну, стукнешь ты меня пару раз, хотя не факт. Я моментально исцелюсь, я могу, ты сама видела. Я забуду об этом через пять минут, но Гейб… О, нет, он не забудет! И зачем тебе такие проблемы? Хочешь уехать – уезжай, твоё право. Но давай расстанемся по-хорошему. Просто оставь Лаки и уходи. Я ничего не скажу Гейбу, и спустя три месяца ты снова начнёшь получать своё содержание. И в любой момент сможешь вернуться в Долину, навестить родственников. Не обрубай концы.

     – Бла-бла-бла, – передразнила меня Линда. – Я не собираюсь возвращаться к своей так называемой семье, к этим предателям. Мой собственный отец поддержал Гейба. «Ты наказана, Линда, и никаких денег не получишь». Словно мне тридцать лет, и я расквасила нос соседскому мальчишке.

     – А сколько тебе? – не удержалась я. Блондинка бросила на меня тяжёлый взгляд и промолчала.

     – Ей тысяча двести. С мелочью, – Томас высунулся из-за веток.

     – Помолчи, щенок! – она бросила на него злобный взгляд и сжала кулаки, явно сдерживаясь, чтобы не задать мальчику трёпку. Похоже, она и правда комплексовала из-за своего возраста. Вот глупая. Но  зря Томас влез, надо бы как-нибудь вывести его с «линии огня».

     – Ладно, если тебе от этого станет легче – я согласна, – обратилась я к блондинке, а потом подняла голову на мальчика. – Томас, забирай Лаки и уезжай.

     – Нет! – Линда жестом остановила дёрнувшегося было парнишку. – Никто никуда не уходит, пока я этого не разрешу. Не хватало ещё, чтобы щенок позвал на помощь, и нам помешали. Это я ещё не спрашиваю, как он тут оказался, если я однозначно велела тебе приходить одной.

     – Не нужно было оставлять записку наполовину торчать из-под моей двери, – пожала я плечами. – Дети любопытны.

     – Да, мой косяк, – снисходительно согласилась Линда. – Ладно, хватит лирики. Итак, мы с тобой сейчас пообщаемся, а ты, – взгляд на мальчика, – сиди там и не рыпайся, пока взрослые тётеньки решают свои проблемы. Будешь хорошо себя вести – заберёшь потом свою шавку целой и невредимой.

     Она небрежно швырнула пса на землю, и я поморщилась. Хорошо, что сейчас он ничего не чувствует, но потом ему может быть больно. Понимая, что избежать драки не удастся, я вздохнула и разулась. Не хочу разбить об Линду ещё одни кроссовки, причём совсем новые. Ох и достанется мне сейчас! Уж за тысячу с лишним лет Линда определённо научилась драться гораздо лучше меня. Весь мой опыт – это детские драки с братом, и то нас быстро растаскивали, и хотя зачинщиком, как правило, был Майк, доставалось всегда мне, как старшей. Или как неродной и нелюбимой.

     Мысль схватить Томаса и Лаки и убежать я отмела, как слишком опасную. Неизвестно, насколько быстро бегает Линда. Да, во время той первой стычки возле её дома, я поняла, что могу довольно легко уворачиваться, а значит, реакция у меня была быстрее. Но это вовсе не означало, что и на длинной дистанции я смогу её опередить. Так что лучше не рисковать, причём я волновалась не за себя. Да и вообще, словно угадав мою мысль, Линда держалась между мной и деревом, на котором сидел мальчик. Так что о побеге можно забыть.

     И мы начали. Поначалу Линда снова и снова кидалась на меня с разбега, пытаясь ударить, но мне удавалось увернуться. Даже пару раз я вскользь стукнула её, когда она проносилась мимо. Поняв, что эта тактика не сработает, она стала двигаться медленнее, и теперь уже не пролетала мимо меня на всей скорости. В ближнем бою моя изворотливость уже не так хорошо мне помогала, и я несколько раз пропускала удары. Но, что интересно – я умудрялась наносить удары в ответ, причём не менее мощные. Поняв это, я уже не пыталась избегать Линды, я стала сама идти в атаку. И в какой-то момент поняла, что перевес сил на моей стороне.

     Было больно. Регенерация регенерацией, но когда я получала очередной удар до того, как успевал зажить предыдущий – тут уж никакая регенерация не спасала. Хуже всего приходилось костяшкам пальцев, но эта боль даже радовала – ведь она означала, что мне в очередной раз удавалось приложить Линду, и ей сейчас больнее.

     Никогда не думала, что смогу драться с такой ожесточённостью. Я всю жизнь избегала конфронтаций, никогда не была задирой, и если в детстве меня всё же втягивали в драку, я лишь защищалась. Но теперь я не просто защищалась – я нападала.

     В какой-то момент мы сцепились и рухнули на землю. Сначала мы катались по хвое, давя папоротник и ломая мелкий подлесок – арену для битвы Линда выбрала не особенно удачно. Но в какой-то момент мне удалось оказаться сверху, придавить её к земле, и я начала от души дубасить Линду по лицу, не обращая внимания на сломанные об неё пальцы. Моей целью было вырубить её, чтобы иметь возможность забрать и увести Томаса и Лаки до того, как она очнётся. Я билась не только за себя, за моей спиной, фигурально выражаясь, стояли два беспомощных, дорогих мне существа. Я  обязана была победить, поэтому, отринув всякую жалость, я била в её челюсть снова и снова.

     Мне казалось, что победа близка, что Линда вот-вот отключится, как вдруг меня буквально снесла с неё неведомая сила, заставив отлететь на несколько метров и уткнуться лицом в землю. Дикая боль разлилась по телу, по спине потекло что-то тёплое. Кровь, догадалась я, но как? Подняв лицо и выплюнув попавший в рот мусор, я увидела, что на месте нашей схватки, среди ошмётков, бывших совсем недавно одеждой и обувью Линды, стоит огромная пантера. Светло-жёлтая. Краем сознания я отметила, что её шерсть точно такого же цвета, что и волосы Линды.

     Мотая окровавленной мордой, словно пытаясь прочистить мозги и прийти в себя, пантера направлялась прямо ко мне. Я попыталась подняться, несмотря на жуткую боль в спине. Лишь раз я испытала точно такую же боль – от когтей Гейба, и не сомневалась в происхождении теперешних ран. Когда я сумела встать на четвереньки, огромная лапа с размаху опустилась на мой бок, отправляя меня в очередной полёт.

     Новые раны, новая боль. Теперь я могла видеть, как кровь хлещет из моего разодранного бока. В этот раз Линда не особо торопилась подойти, понимая, что деться мне некуда, и мне удалось встать на колени. Против пантеры я бессильна, но умирать, уткнувшись носом в землю, я не стану. Откуда во мне это странное желание глядеть в глаза своей убийце? Не знаю, но, тем не менее, я поднялась. Следующий удар пришёлся по плечу, и был настолько силён, что я отлетела раза в два дальше и врезалась в огромную сосну, которая с жутким треском переломилась и упала на соседние деревья, а потом соскользнула с них и рухнула, от чего земля загудела и ощутимо содрогнулась. Единственное, о чём я смогла подумать в тот момент – хорошо, что сосна упала в противоположную от Томаса и Лаки сторону.

     В этот раз мне сложно было даже голову приподнять. Я полулежала, привалившись плечами к пню, оставшемуся от сломавшейся сосны, и наблюдала, как Линда, не торопясь, приближается ко мне. Если сейчас ударит меня по голове – то просто оторвёт её. Вот тебе и бессмертие.

     К моему удивлению, на полпути ко мне Линда вдруг остановилась и словно бы задумалась. Потом, приняв какое-то решение, она направилась прочь от меня. Я не сразу поняла, что идёт она к беспомощно лежащему на земле Лаки. Встав возле него и повернувшись так, чтобы наблюдать за моей реакцией, она, всё так же вальяжно и неторопливо, занесла лапу над собакой. Всё её внимание было сосредоточено на мне, поэтому она не увидела, как спрыгнувший с дерева Томас попытался оттащить Лаки из-под её лапы.

     – Нет! – изо всех оставшихся сил заорала я, видя, как огромная лапа опускается прямо на не успевшего увернуться мальчика.

     Брызнула кровь. Отчаянный крик Томаса был заглушён диким рёвом, вырвавшимся из моего горла. Она ранила ребёнка! МОЕГО ребёнка! Забыв о том, что против пантеры я так же бессильна, как и Томас, забыв, что полминуты назад едва могла пошевелиться, я рванула к Линде. И неожиданно оказалась рядом, более того, врезавшись в неё, я отшвырнула её от Томаса так же легко, как она сама только что отшвыривала меня.

     Наверное, я должна была удивиться. Но на это не было ни моральных сил, ни времени. Всё, чего я хотела в тот момент – это защитить мальчика. Откуда во мне вдруг проснулась эта невероятная сила, мне было без разницы.

     Я снова бросилась на Линду. Очухавшись, она попыталась ударить меня. Огромная лапа с длиннющими когтями скользнула по моей ноге, не причинив мне никакого вреда, лишь располосовав мои джинсы. Я ударила по этой лапе, и она повисла, сломанная. Пантера взвыла, но я не знала жалости. Вторая лапа повисла плетью, третья, четвёртая. Напоследок я врезала кулаком по огромной спине и с удовольствием услышала треск, говорящий о том, что позвоночник тоже сломан.

     – Это тебе за Томаса, тварь! – я плюнула на тряпкой лежащую на земле и воющую от боли огромную кошку, и мгновенно вернулась к мальчику.

     Он лежал на спине и плакал, пытаясь зажать руками страшные раны на бедре. Сквозь его пальцы фонтаном вырывалась ярко-алая кровь. Артериальная – вынырнуло откуда-то из памяти. Он может истечь кровью буквально за минуты.

     Расправа с Линдой заняла у меня всего пару секунд, так что, надеюсь, я не упустила время, чтобы успеть помочь. Так, нужен жгут, а ещё артерию можно пережать пальцем. Отодвинув руки мальчика, я прижала палец к тому месту, откуда била кровь. Мне удалось остановить фонтан, но этого явно было мало. Четыре рваные раны пересекали бедро Томаса и интенсивно кровоточили, пусть и не так обильно.

     – Я умру? – прошептал он, сквозь всхлипы.

     – Нет! – воскликнула я. – Даже не думай об этом. Я этого не позволю!

     Надеюсь, мне удалось сказать это достаточно уверенно. Потому что у меня самой такой уверенности не было. Что делать? Жгут! Нужен жгут. Повертев головой, я дотянулась до лежащего рядом Лаки и попыталась снять с него ошейник. Одной рукой было очень неудобно это делать, но я не рискнула отпустить зажатую артерию. К тому же что-то мешало мне уцепить пряжку. Наконец обратив внимание на свою руку, я ахнула.

     Рука была вроде бы и моя, и в то же время не моя. Сама рука выглядела обычной, только очень бледной, хотя я и так была совсем не загорелой, регенерация же. Но огромные, в пару дюймов длиной (* около 5 см), чёрные когти – это явно было нечто новенькое. Как я вообще умудрилась пережать артерию, не поранив мальчика этими когтями? Но ведь умудрилась же как-то… Я в шоке разглядывала свою руку, пока не услышала шёпот Томаса.

     – Ты всё же обратилась, Рэнди…

     И до меня, наконец, дошло, как я умудрилась победить Линду. Обращение сделало меня сильнее, как превращение в пантеру делало сильнее оборотней. Но у меня не было времени восхищаться переменами или пугаться – Томас истекал кровью.

     Я снова попыталась расстегнуть ошейник Лаки, но неловким движением когтя перерезала его пополам. Теперь он бесполезен. Что ещё у меня есть. Ремней ни я, ни Томас не носили. Я сорвала с себя остатки футболки и с помощью зубов оторвала нижнюю кромку. Во рту тоже что-то изменилось. Я пошарила языком и наткнулась на длиннющие клыки. Ладно, я подумаю об этом… не сейчас! Я попыталась с помощью одной руки и рта превратить этот лоскут в жгут. Наверно, я слишком сильно дёрнула – он порвался. Выкраивать что-то из остатков джинсов не было ни времени, ни возможности.

     Скомкав ошмётки футболки, я прижала комок к самым большим ранам, и ткань тут же начала пропитываться кровью. Может, джинсы с себя содрать? Подойдут ли они в качестве перевязочного материала? Нет, одной мне явно не справиться, Томасу нужна профессиональная помощь, причём срочно.

     – Где твой мобильник, – спросила я его, поскольку свой взять не догадалась. Да и не было в нём телефонов никого из оборотней – как-то не нужно было.

     – Там, – едва слышно пробормотал мальчик, указывая глазами на ветку, с которой спрыгнул. И извиняюще забормотал сквозь всхлипы. – Я поставил его… на видео… чтобы записать… чтобы Гейб всё увидел…

     – Ладно, ладно, молчи, – успокоила я его. – Ты всё правильно сделал, конечно, Гейбу потребуются доказательства…

     Я бормотала что-то подбадривающее, а сама просчитывала варианты. Телефон отпадает. Отнести мальчика в медпункт – не вариант, я не смогу как следует зажимать артерию, он истечёт кровью по дороге. Мы в двух-трёх километрах от Долины. Насколько далеко слышат оборотни? Глубоко вдохнув, я заорала что есть мочи:

     – Ге-е-ейб! Дже-е-е-еффри-и-и! Помоги-и-и-и-ите!

     Надеюсь, они услышат! Надеюсь, услышит хоть кто-нибудь и придёт на помощь. Но как скоро это произойдёт? Счёт идёт уже не на минуты, а на секунды. Сколько ещё продержится Томас? Сколько крови он ещё сможет потерять? Удивительно, что он вообще всё ещё в сознании. Видимо, дети оборотней всё же крепче человеческих ребятишек. Надеюсь, и более живучи тоже.

      Я старалась, как могла, зажимать раны тряпкой, что-то успокаивающее бормотала Томасу, а в голове билась одна мысль:

     «Как мне спасти его? Как? Как? КАК?!»

     Я не знала, к кому обращалась с этим вопросом. Но мне ответили.

     «Дай ему свою кровь», – прозвучал у меня в голове низкий мужской голос. Я не испугалась. Общение с Джереми научило меня не пугаться голосов, раздающихся в моём сознании. А сейчас я готова была принять помощь от кого угодно.

     «Кровь? Да, конечно, но как? Сделать переливание?» – да, я задала вопрос этому Голосу. Надеюсь, он всё же сможет мне что-то подсказать. Больше ведь некому.

     «Переливание? Да, не помешает, но не здесь же. Дай ему выпить свою кровь».

     «Выпить? Он же не вампир!»

     «Наша кровь – это лекарство. Раз ты одна из нас – значит, и твоя тоже».

     «Одна из вас?» – сказать, что я была шокирована – не сказать ничего.

     «Да, конечно. Будь это иначе – я бы тебя не услышал. Нам ещё предстоит выяснить, откуда ты взялась, и почему семья ничего про тебя не знает. Но сейчас, я думаю, нужно позаботиться о мальчике».

     «Да, конечно. Что я должна делать?»

     «Прокуси запястье, и пусть он пьёт. Чем больше – тем лучше».

     «Хорошо. Сейчас».

     – Томас, послушай меня. – Он смотрел на меня мутными глазёнками. Ещё немного – и он отключится, а допускать этого было нельзя. – Не спи, Томас, сосредоточься. Это очень важно. Я предложу тебе нечто странное, но это действительно тебе поможет.

     Веки мальчика опустились и снова поднялись – он показал, что понял меня. Видимо, сил говорить у него уже не осталось.

     – Томас, моя кровь – это лекарство. И ты должен сейчас выпить её, понимаешь.

    Снова опустились веки, только на этот раз поднялись гораздо медленнее. Я вцепилась зубами в запястье. Мои клыки проделали в нём глубокие дыры, но кровь так и не появилась.

     «У меня нет крови!» – мысленно заорала я в панике. – «Что я дам Томасу?»

     «Успокойся! У тебя есть кровь, просто не в том агрегатном состоянии. Обернись».

     Я оглянулась через плечо. Ничего, кроме скулящей пантеры я там не видела. А она явно не представляла в данный момент никакой угрозы.

     «Я не это имел в виду! Переродись обратно в человека!»

     Да, точно. Я же сейчас непонятно кто. Но я не знала, как мне это сделать.

     «Как?»

     «Ты что, не умеешь?» – удивился Голос.

     «Умела бы – не спрашивала», – огрызнулась я.

     «Так, успокойся. Закрой глаза, глубоко вдохни. И представь себя человеком. Просто. Представь!»

     Да, оборотни же тоже меня учили: «Просто представь». Ладно, попробую. Я последовала инструкции и тут же услышала негромкий стук. Моё сердце! А я даже не заметила, что оно у меня не бьётся. Господи, у меня сердце не билось! Так, стоп, я подумаю об этом… ну уж точно не сейчас!

     Я открыла глаза и взглянула на свою руку. Нормальную, человеческую, с короткими ногтями. Быстро впилась зубами в запястье – в рот хлынула кровь. Хорошо. Потом поднесла запястье к лицу Томаса, прижав раной ко рту.

     – Пей, Томас, пожалуйста. Глотай!

     Мальчик сделал глоток, потом другой. Ещё несколько. Потом выпустил моё запястье из губ.

     – Нету, – растерянно прошептал он. Блин, рана закрылась. Снова вцепившись в руку зубами, я постаралась посильнее разорвать вену. К чёрту боль, если Томас умрёт, боль будет намного сильнее.

     В этот раз мальчик смог выпить побольше. Потом ещё. И ещё. Я сбилась со счёта, сколько раз я вгрызалась в своё запястье, стараясь дать ему как можно больше крови. Наконец, когда рана в очередной раз закрылась, Томас отвернул голову и проговорил:

     – Всё. Больше не могу.

     «Пока достаточно», – Голос в моей голове, похоже, был удовлетворён. – «Немного попозже дашь ещё. И обязательно делай переливания, когда это станет возможным. И не волнуйся о своей кровопотере – у тебя просто появится жуткий аппетит, вот и весь побочный эффект».

     «Уже появился», – ответила я. Ну, ещё бы, я и до этого столько крови потеряла, спасибочки огромное Линде. – «Но это ерунда, меня сейчас волнует другое».

     «С ним всё будет в порядке. Не забывай, в твоих жилах – панацея от всех болезней. Так что не переживай, всё будет хорошо. Я вижу, тебе очень дорог этот мальчик?»

     «Да. Это мой брат», – просто ответила я, не вдаваясь в подробности.

     «Брат? Странно… Он совсем не похож на нас», – Голос явно был сильно озадачен.

     «Ты что, его видишь?»

     «Да, конечно, твоими глазами».

     «Надо же. А Джереми этого не мог», – удивилось я.

     «Джереми?!» – воскликнул Голос. Ему явно было знакомо это имя. – «Так ты Энди?!»

 

    Жду ваших впечатлений на форуме

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (08.12.2014) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 1450 | Комментарии: 33 | Рейтинг: 5.0/42
Всего комментариев: 331 2 3 »
avatar
1
32
Интересно, как воспримет Гейб её обращение не в себе подобных?  JC_flirt
Линде конец. А Томми спасут же, да?
Спасибо!  lovi06032
avatar
0
33
Ну, конечно же спасут. Может ли быть иначе?  JC_flirt
avatar
1
31
Спасибо! dance4
avatar
1
30
Спасибо большое за новую главу! lovi06032
avatar
1
28
вау) неожиданно) спасибо за главу!
avatar
1
26
а вот и родственники  1_012 . Понятно кто она.  fund02002  
Интересный поворот
avatar
0
29
Правда? Понятно?  JC_flirt
А то многие пока в недоумении.  fund02002
avatar
1
25
Вау, вот это поворот!!! girl_wacko

Подпрыгиваю в нетерпении прочитать продолжение! giri05003
Как же жаль мальчонку, попал под горячую лапу злобной пантеры... cray
Ну, Линде теперь мало не покажется! Гейб её из-под земли достанет!!! asmile410
Оксана, спасибо за такую интригующую историю. lovi06015
avatar
0
27
 
Цитата
Подпрыгиваю в нетерпении прочитать продолжение!
Продолжение не заставит себя ждать.  JC_flirt
 
Цитата
Как же жаль мальчонку, попал под горячую лапу злобной пантеры...
Дети это умею - попадать в неприятности. Но он пытался друга спасти, не просто из-за баловства...
 
Цитата
Ну, Линде теперь мало не покажется! Гейб её из-под земли достанет!!!
А чего её доставать. Вон она, валяется тряпкой. Куда дерется-то?
avatar
1
24
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
23
Большое спасибо .Жду продолжение. good
avatar
1
22
спасибо большое.очень жду продолжения.
avatar
1
21
Спасибо...
1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]