Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 19. Кавалерия

Глава ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

КАВАЛЕРИЯ

 

     «Рэнди, – поправила я, а потом уточнила: – Миранда, но я предпочитаю Рэнди. А Джереми  сначала картавил, а потом привык меня так называть».  

     «Понятно. Ладно, это мы обсудим позже, а пока, взгляни-ка, похоже, кровь льёт уже не так интенсивно?»

     Да, Голос был прав. Осторожно приподняв край тряпки, я поняла, что кровотечение из крайней, менее глубокой раны практически прекратилось. Смотреть дальше я не решилась, продолжая зажимать артерию и придерживать свою бывшую футболку на ранах. Взглянув в лицо Томаса, я с радостью заметила, что глаза у него прояснились, и черты лица уже не были таким заострившимися. Пожалуй, стоит закрепить эффект.

     – Томас, давай-ка ещё глоточек?

     – Ладно, – голос мальчика был едва слышен, но он, по крайней мере, снова мог говорить, и, похоже, сам осознавал, что моя кровь действительно спасает его. Я вновь прокусила запястье и дала ему новую порцию. Он покорно глотал. Слегка морщился от отвращения, но пил. Вот и молодец!

     «Спасибо!» – спохватившись, поблагодарила я Голоса.

     «Не за что, – я буквально услышала, как Голос улыбнулся, но потом его тон посерьёзнел. – Я рад, что смог помочь. И невероятно рад, что этот случай помог мне обнаружить нашу неизвестную родственницу. Откуда ты вдруг появилась, мы обсудим позже. А сейчас тебе будет не до этого – кавалерия уже мчится к тебе на помощь».

     Я тоже слышала, как по лесу в мою сторону мчатся четверо... нет, пятеро оборотней. Ну, наконец-то. Кровь кровью, но Томасу не помешает профессиональная помощь.

     Спустя несколько секунд рядом со мной буквально рухнул на колени Джеффри. Бегло оглядев открывшуюся ему картину, он быстро достал из своего чемоданчика жгут и перетянул бедро мальчика выше ран. Одновременно я почувствовала, как на меня надели огромную футболку. Когда моя голова вынырнула из горловины, я оглянулась через плечо и благодарно улыбнулась.

     – Спасибо, Питер!

     – Рэнди, ты уже можешь не зажимать раны, – обратился ко мне Джеффри. – Теперь я сам ими займусь.

     Я убрала руку с тряпкой, но вторую продолжала держать крепко прижатой к ноге Томаса.

     – Там артерия перебита.

     – Теперь уже можно отпустить. Жгут и тугая повязка справятся, пока я не зашью её.

     Я убрала, наконец, палец с бедра мальчика и сунула руки в рукава. Футболка Питера сидела на мне как просторное платье, наверное, это выглядело забавно, но лучше так, чем порванный бюстгальтер и пятна полузасохшей крови, единственное, что оставалось на мне выше талии.

     В это время Джеффри, оторвав мешающую штанину, бинтовал ногу Томаса. Мне не понравилось выражение лица, с которым он это делал. Почему он хмурится?  

     – Всё настолько плохо? – спросил подошедший к нему Ричард.

     – Нет, – покачал головой доктор. – Это-то и странно. Рэнди, как давно Томас получил эти раны.

     – Я... я не знаю, – растерялась я. – Ну, где-то за полминуты до того, как я позвала на помощь.

     Мужчины переглянулись.

     – Минут пять-семь, не больше, – прикинул Ричард.               

     – А раны выглядят так, словно прошло гораздо больше часа, – неверяще проговорил Джеффри. – Кровь практически свернулась. Неглубокие ранки по краям начали затягиваться. Да и разорванная артерия должна бы сильнее фонтанировать. Я, конечно, очень этому рад, но как?! Не понимаю!

     – Очень странно, – покачал головой Ричард. – Напоминает ускоренную регенерацию, но откуда ей взяться у ребёнка?

     Я молчала, пряча глаза. Что я должна им сказать? Что Голос посоветовал мне дать мальчику свою кровь, и это сработало? Они могут не понять. А вот Гейб бы понял, он же знал про Джереми и нормально к этому отнёсся.

     – А где Гейб?

     – Он мчится сюда так быстро, как это только возможно, – ответил мне ещё один голос. Обернувшись, я увидела незнакомого мне оборотня с телефоном в руке. Видимо, это его голос, пересказывающий всё, здесь увиденное, я и слышала рефреном на  заднем плане. – Они с Саймоном как раз уехали в Огасту, в магазин Зака. И теперь он безумно беспокоится о тебе.

     – Передайте ему, что я в порядке.

     – Слышал? – сказал он в трубку. – Она в порядке. Правда, в крови с головы до ног, и от одежды мало что осталось, но выглядит вполне целой.

     – Обязательно нужно было про кровь? – расстроилась я, понимая, как сейчас волнуется Гейб. – Я, правда, в полном порядке, – произнесла я несколько громче, предназначая  эти слова ему. – Цела и невредима.

     – А что тут вообще произошло? – поинтересовался Питер.

     – Ну... – задумчиво протянула я, прикидывая, как рассказать покороче. – Линда украла Лаки, чтобы вызвать меня на поединок. Томас прочёл записку раньше меня, и тоже приехал сюда, а я не успела его прогнать. Мы с Линдой дрались, она обратилась и меня вырубила, а потом хотела убить Лаки. Томас попытался оттащить его и попал под лапу Линды. Тогда я тоже обратилась и вырубила Линду. Вроде всё.

     Какое-то время все молчали, переваривая мой рассказ, пока со стороны Линды не послушался чей-то сокрушённый голос.

     – Воспитал деточку... Пороть её нужно было ещё в детстве, видел же, что из неё вырастает, а я жалел – без матери растёт, сиротка. Вот и дожалелся...

     Я обернулась на голос, и увидела ещё одного незнакомого оборотня, который, опустившись на колени возле пластом лежащей пантеры, гладил её по голове. Словно почувствовав мой взгляд, он обернулся и печально посмотрел на меня.

     – Прости меня, девочка.

     Мне стало его жалко. Нелегко, наверное, осознать, что твой ребёнок – чудовище.

     – Вы ни в чем не виноваты, – попыталась я успокоить его. – Это были наши, женские разборки. Жаль, что досталось в итоге Томасу.

     – Ты очень добра, – снимая рубашку, ответил мне он, а потом обратился к пантере. – Обратись, Линни, я не собираюсь тащить тебя домой в таком виде.

     – Что там с ней, Лайонелл? – поинтересовался у него Джеффри, делая Томасу какой-то укол. И хотя обратился он не ко мне, я ответила.

     – Я сломала ей все лапы и ещё – позвоночник, – последнее слово я почти прошептала, мне было стыдно. – Наверное, я перестаралась, но я не знала, как быстро она восстановится. А мне нужно было гарантированно её обездвижить.

     – Надо было бы ей ещё и хвост оторвать! – к моему удивлению пробормотал Питер. А Ричард, словно поняв, как я себя чувствую, ободряюще похлопал меня по плечу.

     – Ты всё сделала правильно. Тебе нужно было её нейтрализовать, и ты это сделал. Не убила же, хотя, наверное, могла. Ведь могла же?

     – Пожалуй, могла, – кивнула я. Учитывая, насколько легко я с ней разделалась, думаю, оторвать пантере голову сил бы мне вполне хватило.

     – Мне одно непонятно, – покачал головой Джеффри. – Если ты обратилась – почему твоя одежда осталась цела?

     Назвать «целой одеждой» оставшиеся на мне лохмотья можно было лишь с очень большой натяжкой. Но я поняла, что имел в виду Джеффри – пусть и с располосованными штанинами, но джинсы продолжали оставаться на мне, прикрывая меня в нужных местах. На Линде же не осталось и лоскутка одежды. Бросив в её сторону взгляд, я увидела, что она вновь стала человеком.

     Как раз в этот момент Лайонелл поднялся, держа её на руках, а его рубашка была обёрнута вокруг неё, наподобие парео, скрывая тело от подмышек до бёдер.

     – Отнеси её ко мне, – сказал ему Джеффри. – В принципе, ей просто нужно отлежаться, но я лучше за ней понаблюдаю. На всякий случай.

     Молча кивнув, Лайонелл скрылся со своей ношей среди деревьев, а Джеффри снова посмотрел на меня.

     – Так что насчёт одежды?

     – Я не знаю, – пожала я плечами. – Я не в зверя обратилась.

     – А в кого? – спросил оборотень с телефоном.

     – Во что-то человекообразное. Я себя не видела, но у меня были руки и ноги, я могла разговаривать. Но у меня появились когти и клыки, и я стала невероятно сильной. Да, и ещё – когда я обратилась, то мои раны исчезли. Перед этим я едва пошевелиться могла, Линда меня трижды лапой приложила, запулив на десятки футов (*10 футов – около 3 метров), но когда я увидела, что она ранила Томаса, то я просто кинулась на неё, словно никаких ран и в помине не было.

     Моя речь была прервана стоном отчаяния, раздавшимся из телефонной трубки. Поняв свою ошибку, я зачастила:

     – Я в порядке, Гейб, ну, честное слово – в порядке! Джеффри, ну хоть ты ему скажи! Ты же врач, он тебе поверит.

     – Она в порядке, – послушно подтвердил доктор. – По крайней мере – в данный момент. Что с ней было раньше, можно лишь предположить. – И, поймав мой возмущённый взгляд, пожал плечами. – Что? Я правду сказал.

     – У Рэнди были кры-и-и-илья, – протяжно, на зевке, произнёс вдруг Томас, блаженно улыбаясь. Глаза его заметно расфокусировались.

     – Похоже, обезболивающее подействовало, – улыбнулся ему в ответ Джеффри. – Так, говоришь – крылья?

     Но глаза у Томаса уже закрылись, и он заснул. Взгляды всех присутствующих сосредоточились на мне.

     – Я же сказала – не знаю, не видела. – И тут меня осенило. – Томас записывал нас на телефон. Он где-то там, на ветке остался.

      Проследив за моим взглядом, Питер запрыгнул на ветку, немного пошарил там и спрыгнул вниз, держа в руках телефон Томаса и обдирая с него остатки скотча. Потом повозил по нему пальцем и впился взглядом в экран. Через некоторое время он присвистнул и перевёл на меня ошеломлённый взгляд.

     – И правда – крылья! Ребята, это просто бомба! Я сейчас вам всем на почту скину, такое нужно на большом экране смотреть!

     Неужели у меня действительно были крылья? Интересно, а летать я смогла бы?

     «Конечно, смогла бы, – усмехнулся Голос. – Иначе, зачем они нужны?»

     «Ты все ещё здесь?» – удивилась я.

    «Разумеется. Мне безумно интересно твоё окружение. Кстати, как я понял, принцесса Миранда только что разделалась со злой и уродливой ведьмой Линдой? А принц Габриэль на всех парах мчится к своей принцессе?»

     «Ты и про это знаешь?»

     «Ещё бы! Джереми за последние сутки рассказал мне эту сказку раз пять, не меньше. Ты, похоже, сюжет из жизни взяла?»

     «Ну, вроде того...» – смутилась я. И, чтобы избежать смущающего меня разговора, обратилась к доктору, собирающему свои принадлежности в чемоданчик.

     – Джеффри, ты не посмотришь, с Лаки всё в порядке?

     – Всё нормально с ним, Рэнди, не переживай. Немного побаливает вся левая половина тела, на которой он лежит, но к утру это пройдёт. Скорее всего, он проспит всё это время и проснётся здоровым, хотя, возможно, слегка дезориентированным.

     Я облегчённо вздохнула. Всё же Линда далеко не нежно швырнула пса на землю. Но раз Джеффри говорит, что всё в порядке... В этот момент он встал, поднимая Томаса на руки, Ричард взял его чемоданчик, а Питер подхватил Лаки, опередив меня. И мы помчались в сторону Долины.

     – Нужно будет узнать, есть ли в Долине кто-нибудь из молодняка с подходящей группой крови, – пробормотал, словно бы самому себе, Джеффри. – Томасу понадобится переливание, и не одно.

     – Джеффри, я сдам для него кровь.

     – Спасибо, Рэнди, но я предпочитаю переливать кровь, идентичную по группе. А у Томаса – вторая положительная.

     – Джеффри, ты не понял! Это ОБЯЗАТЕЛЬНО должна быть именно МОЯ кровь.

     Джеффри, не снижая скорости, оглянулся, и внимательно посмотрел мне в глаза.

     – Я так понимаю – это не просто желание дать свою кровь тому, кто тебе дорог? Тут что-то ещё?

     – Да, – кивнула я.

     – Дело ведь именно в твоей крови, так?

     Я молча кивнула, совершенно не зная, как объяснить всё произошедшее со мной в последние полчаса.

     – Это как-то связано с быстрым заживлением ран Томаса? – продолжал допытываться доктор.

     – Да, – вздохнула я.

     – И это вовсе не преждевременно проявившаяся у него ускоренная регенерация, верно?

     – Верно.

     – Потому что нет у него никакой ускоренной регенерации. Я лечил все его болячки и ссадины, поэтому знаю это абсолютно достоверно. Скажи мне, Рэнди, всё это как-то связано с тем, что у Томаса все губы измазаны в крови, при том, что в районе лица у него ничего не болит? Это ведь не его кровь, я прав?

     – Прав, – я обречённо вздохнула. – Я  дала Томасу выпить свою кровь.

     – Я абсолютно уверен, что этим ты спасла ему жизнь, – заверил меня доктор. – Но как ты догадалась сделать это?

     Итак, вот оно, самое трудное. То, чего я совсем не хотела рассказывать.

     – Я не догадалась, – покачала я головой. – Мне сказал Голос.

     – Голос? – раздалось сразу несколько удивлённых возгласов. Ну, конечно, все же слушали нашу беседу.

     «Голос? – хмыкнуло у меня в голове. – Меня так ещё никто не называл».

     «А как я должна тебя называть? – огрызнулась я. Тут такой момент напряжённый, а он лезет. – Ты мне не представился!».

     «Ах, простите, мэм, моё упущение! – расшаркался передо мной Голос. – Разрешите представиться – Коулберт Кэмерон, но предпочитаю просто Коул».

     – Его зовут Коулберт Кэмерон, – объяснила я окружающим, игнорируя наигранный стон Голоса, когда я назвала его полное имя. – Он возник в моей голове и сказал, что я должна делать. В тот момент я готова была принять помощь хоть от чёрта лысого, так что сделала, как он велел. И это сработало.

     – Голос в голове? – протянул тот оборотень, что держал телефон. – Похоже на шизофрению.

     – Шизофрения не подсказывает способ спасения умирающего ребёнка, – возразил ему Ричард. – Действенный способ, прошу заметить.

     Слушая возмущённую тираду «шизофрении» в своей голове, я озвучивала её для остальных.

     – Коул говорит, что он – не шизофрения. Он вполне реальный, живёт с женой и младшим сыном в пригороде Нью-Йорка. И со мной он связался телепатически, услышав мою просьбу о помощи. Он смог это сделать, потому что мы с ним – одного вида, и все они могут так общаться внутри семьи.

     – И ты вот так просто послушалась голос в своей голове? – поинтересовался Питер. – И не испугалась?

     – Нет. Я уже много лет вот так же общаюсь с одним маленьким мальчиком. Сначала я тоже думала, что это шизофрения. Но если я излечиваюсь от любых травм, если меня не берут физические болезни, то велика вероятность, что и психические заболевания мне не страшны. А после недавних событий я стала думать, что малыш Джереми – телепат. Такой же особенный, как те дети, которых мы видели, когда спасали Каролину. А теперь получается, что наша с ним связь – просто наша видовая особенность. В любом случае – наше общение подготовило меня к тому, что не нужно пугаться голосов, звучащих в голове.

     – Кстати, а он что, нас слышит? – поинтересовался оборотень с телефоном.

     – И видит тоже. Моими глазами.

     – В таком случае, – повернувшись ко мне и глядя мне прямо в глаза, произнёс Ричард, – мы приносим вам, мистер Кэмерон, свою величайшую благодарность за спасение жизни нашего Томаса.

     «Это ты спасла его, – немного смущённо пробормотал Голос. – Я лишь подсказал метод».

     «Это как раз и явилось для Томаса спасением, – возразила я ему, а вслух сказала: – Коул говорит: «Пожалуйста».

     Мы уже почти подбежали к скалам, за которыми находилась Долина, как на меня налетел настоящий вихрь, подхватил меня, стиснул в объятиях и покрыл поцелуями всё моё лицо. В какой-то момент Гейб впился в мои губы, и я снова стала забывать, где я нахожусь и что делаю.

     «Опаньки! А вот и принц Габриэль прискакал!» – захихикал Голос, вырывая меня из чувственного тумана.

     «Сгинь!» – простонала я.

     «Как скажешь, – согласился Голос. – Быть третьим лишним не по мне. Но я обязательно вернусь. Нужно же выяснить, откуда ты взялась?»

     В это время Гейб тщательно ощупывал меня с головы до ног, словно пытаясь окончательно убедиться, что я цела и невредима, умудряясь при этом держать меня на руках и бежать вровень с остальными.

     – Гейб, я в порядке! – неизвестно в который раз повторила я. – Правда.

     – Я прибью Линду! – поверив, наконец, что на мне, действительно, ни царапинки, прорычал он.

     – Не надо. Она получила своё. Я уже невредима, а ей ещё... Джеффри, а когда Линда исцелится?

     – Переломы конечностей заживают обычно от получаса до трёх часов, зависит от сложности. А вот с позвоночником ей, пожалуй, до утра потерпеть придётся, там всё намного сложнее.

     – Вот! Физически она уже наказана, не нужно её убивать. Просто накажи как-нибудь и всё.

     – А Томас? Он так быстро не поправится. Он вообще мог погибнуть.

     – Да, но она не собиралась его убивать. Даже просто причинить ему вред не хотела. Это, действительно, была случайность. Хотя, Лаки она не пожалела бы. Но всё равно – не нужно убивать. Ты не убийца! И потом – у неё же отец есть, ему-то каково будет?

     – Ох, Миранда, умеешь ты убеждать! Ладно, пусть живёт, но я её всё же накажу. Пока не знаю – как, но накажу. Придумаю что-нибудь.

     Мы уже бежали по посёлку в направление медпункта. Я увидела толпу возле него и задёргалась на руках у Гейба.

     – Пусти меня, я сама пойду, а то они подумают, что я тоже раненая.

     – Им прекрасно известно, что ты не раненая, а победитель, – усмехнулся Гейб. – А победителей обычно тоже носят на руках.

     – Откуда они знают? От отца Линды?

     – Возможно. Но многие просто слышали ваш разговор в лесу. Телефон Моргана был в режиме аудио-конференции.

     – Они всё слышали? – в ужасе прошептала я. – И про Голос тоже?

     – Конечно.

     – Ну, всё, теперь меня точно будут считать сумасшедшей, – я уткнулась ему в шею, пряча ото всех лицо. Жаль, что я не могу забраться к нему под кожу и отсидеться там.

      – Не говори ерунды, девочка, я тебе, кажется, уже объяснил раньше – сами являясь чем-то далеко не нормальным, мы весьма терпимо относимся к любым чужим странностями. Тем более таким, которые жизнь спасают.

     – Надеюсь, – пробормотала я ему в шею.

    Остановившись на крыльце медпункта, Джеффри повернулся к толпе.

     – С Томасом всё будет в порядке. Его состояние стабильно. Сейчас я зашью ему раны и сделаю переливание, и через несколько дней он уже бегать будет.

     – Донор нужен? – спросил какой-то парень. – У меня вторая положительная.

     – Спасибо, Брайан, но донор у нас уже есть. Питер, отнеси Лаки домой к Гейбу. Кристиан, иди мыться, будешь мне ассистировать.

     – Кристиан? – удивилась я. – Он что, врач?

     – Пока нет. Он ещё не прошёл интернатуру и ординатуру. Слишком молод, на двадцать пять лет внешне пока не потянет. Но медицинского колледжа ему вполне хватит, чтобы подавать Джеффри инструменты при операции.

     Говоря это, Гейб заходил вслед за Джеффри и Кристианом в помещение клиники. На ходу доктор обернулся.

     – Думаю, Рэнди, тебе не помешает принять душ. А потом жду тебя в операционной.

     И он исчез где-то в глубине коридора. А Гейб занёс меня в уже знакомую дверь, за которой находились палаты. В незакрытую дверь одной из них я увидела лежащую на кровати, с закрытыми глазами, Линду и сидящего рядом с ней Лайонела, который, сгорбившись и спрятав лицо в ладонях, представлял собой наглядную картину то ли отчаяния, то ли стыда. На наше появление никто из них не отреагировал. Бросив на Линду быстрый многообещающий взгляд, увидев который она бы точно содрогнулась, Гейб занёс меня в другую палату и поставил перед неприметной дверью.

     – Там санузел. Сейчас я принесу тебе, во что переодеться. Может, тебе ещё что-то нужно?

     – Да, – кивнула я. – Гейб, я ужасно, просто безумно, хочу есть.

     – Не успела позавтракать, – понимающе кивнул он.

     – Успела. Голос, то есть Коул, сказал, что это побочный эффект от большой кровопотери – зверский аппетит. В остальном я могу терять или сдавать кровь в любых количествах – мне ничего не будет.

     – А ты уже потеряла её очень много, а сейчас ещё и сдавать будешь, – понимающе кивнул Гейб. – Сейчас что-нибудь придумаю, иди пока, сполоснись, а то мне просто больно на тебя смотреть.

     Меня немного покоробила эта фраза. Неужели я настолько ужасно выгляжу? Но, зайдя в санузел и посмотревшись в зеркало, я поняла, что имел в виду Гейб. Всё, что не прикрывала футболка Питера, было сплошь в крови – лицо, руки, даже волосы. Ему на самом деле было больно смотреть на доказательства моих ран. Физически.

     Я быстро разделась, рассматривая то, что осталось от моей одежды. В этот раз целыми остались только кроссовки, которые я сняла перед «битвой» и благополучно забыла в лесу. Ладно, потом сбегаю и заберу.

     Я быстро, как могла, вымылась. Больше всего проблем мне доставили волосы – спутанные, в засохшей крови, хвое и щепках от рухнувшего дерева. Стоя под душем, я с трудом разодрала их расчёской, найденной мной в шкафчике – там было много разных средств личной гигиены, новых, ещё в упаковке. Там же лежала стопка новых полотенец, больших, банных и маленьких – для рук и лица. Очень удобно.

      Завернувшись в одно большое полотенце, я выглянула из душа в палату. Дверь оказалась закрытой, жалюзи – тоже, давая мне необходимое уединение. На кровати лежала одежда – не моя, но хотя бы женская и почти моего размера, поверх неё лежал белый халат – вот в нём я реально утону. На полу стояли тапочки-вьетнамки, а на тумбочке – тарелка с бутербродами, стакан и кувшин с соком.

     Радостно взвизгнув – с голодухи я уже начала с интересом посматривать на зубную пасту, – я рванула к еде, и закинула её в рот, практически не жуя, потом выдула весь сок прямо из кувшина. Стало чуть полегче, но только чуть. Вздохнув и решив радоваться хотя бы этому, я быстро переоделась в футболку и шорты, накинула халат и, шлёпая тапочками, вышла в холл и пошла по свежему следу Джеффри и Кристиана. След привёл меня к операционной, в которую меня пригласили, едва я подошла к двери.

     В просторной операционной, на столе, подключённый к разным приборам, лежал спящий Томас, уже чистенький и переодетый в больничную распашонку и смешную шапочку для душа. Кристиан как раз накрывал его простынкой, оставляя на виду только пострадавшую ногу. С другой стороны от стола стояла ширма, возле которой спиной ко мне стоял Джеффри и возился с чем-то, лежащим на маленьком столике.

     – Ты как раз вовремя, Рэнди. Не передумала?

     – Нет, конечно. Берите столько крови, сколько нужно. И даже больше, пусть будет запас. Мне это не повредит.

     Вот ещё  так сильно есть не хотелось бы... А ведь захочется ещё больше. Но этого я вслух не сказала – зачем?

     – Тогда иди за ширму и ложись на кушетку. Устраивайся поудобнее – это надолго. Сейчас я к тебе приду.

     Прямо за ширмой я увидела стоящую вплотную к ней кушетку с приподнятой верхней частью, скорее похожую на шезлонг, с небольшой подушечкой в изголовье. Сбросив шлёпки, я устроилась на действительно очень удобном ложе. Ткань ширмы рядом с моим плечом раздвинулась – оказалось, что там что-то вроде широких жалюзи, а не один большой, натянутый на раму, кусок ткани. В образовавшийся проём заглянул Джеффри и выдвинул из кушетки какую-то длинную но узкую дополнительную часть.

     – Положи сюда руку, Рэнди. – И когда я сделала то, что он просил, «занавески» снова сдвинулись, и почти вся моя рука, вместе со штуковиной, на которой лежала, оказалась вне поля моего зрения, как и вся остальная операционная.

     – По-правильному, твою руку надо бы привязать, только это бессмысленно. Просто постарайся ею не дёргать, ладно?

     – Хорошо, не буду, – пообещала я.

     – Сейчас я вскрою твою артерию и введу в неё иглу, – объяснял мне Джеффри свои действия. – Поскольку твоя кровь подходит идеально, и не нуждается ни в какой проверке и обработке, то я применю самый простой способ переливания – прямой. Из твоей артерии кровь под давлением пойдёт прямо в вену Томаса. Крови понадобится порядочно – он уже потерял критическое количество, к тому же во время операции неизбежна новая кровопотеря. Так что понадобится литра два, а то и больше. Ты как, справишься?

     – Справлюсь. Берите сколько угодно – Голос, то есть Коул, сказал, что мне это не повредит. Поскольку мы с ним одного вида, то его совету можно верить, правда же?

     Вот только дали бы ещё поесть побольше – но этого я точно говорить вслух не стану.

     Я почувствовала едва заметный укол, потом – толстую прохладную иглу на своей руке, а потом вообще перестала что-то чувствовать. Мой организм адаптировался. Приготовившись к долгому и скучному лежанию, во время которого буду становиться всё голоднее и голоднее, я задалась вопросом – куда делся Гейб? И, практически сразу же, получила на него ответ – его запах становился всё ближе, как и божественный запах разнообразной еды.

     Дверь открылась, и Джеффри недовольно проворчал:

     – Куда без халата?

     – Миранда голодная! – игнорируя его недовольство, Гейб прошагал прямо ко мне за ширму, неся в руках огромное блюдо, на котором вполне поместился бы жареный поросёнок, причём не молочный, а покрупнее. Вместо поросёнка всё блюдо было завалено ЕДОЙ!!!! Бифштексы, котлеты, гамбургеры, пирожки, булочки, сосиски, жареные куриные ножки и крылышки. И, возможно, что-то ещё, не сразу мной замеченное.

     – Я знал, что ты не наешься бутербродами, поэтому пробежался по ближайшим домам и экспроприировал всё, что может тебе понравиться. Они приготовят ещё, не волнуйся. Кушай, сколько хочешь.

     – Габриэль, ты, действительно, ангел! – я схватила свободной рукой куриную ножку и впилась в неё зубами. Прожевав, я не удержалась от вопроса. – А те бутерброды откуда.

     – Из кабинета Джеффри. Джулия делает их ему на тот случай, если он не сможет из-за своих исследований прийти домой на обед. Но ему сейчас всё равно не до бутербродов, а ты была голодна.

     Понимающе кивнув, я продолжила жевать. Уверена, что никто в этой Долине не был настолько голоден, как я. Так что, я могла съесть их обеды без всяких угрызений совести.

     Какое-то время я молча жевала, пока спазмы желудка не перестали быть такими  болезненными. После этого я немного сбавила темп.

     – А чья это одежда?

     – Оливии. Одной из моих племянниц. Её дом ближе всего к клинике, а мне не хотелось терять время на то, чтобы приносить из дома твои вещи. Я подумал, что еда сейчас для тебя важнее.

     – Ты подумал абсолютно правильно. Никогда в жизни я ещё не испытывала такого зверского голода.

     – Думаю, ты и крови столько за всю свою жизнь не теряла? – он опустил глаза вниз и хмыкнул. – Извини за шлёпки, но другая её обувь с тебя просто свалилась бы.

     Дальше мы снова сидели в тишине. Слышался только голос Джеффри, время от времени просившего Кристиана подать очередной инструмент. Я ела, а Гейб просто сидел рядом и с любящей улыбкой наблюдал за мной, периодически то поправляя мне волосы, которые, высыхая после душа, падали мне на лицо, то помогая мне, когда я не могла с чем-то справиться одной рукой – разломить булочку, например. Казалось, ему доставляло удовольствие просто сидеть и смотреть на меня. Я не возражала – раз ему нравится, то пусть смотрит, мне это совершенно не мешало.

     Наконец, послышался голос Джеффри.

     – Всё. Я закончил. Кристиан, наложи повязку. Рэнди, сейчас я выну из твоей руки иглу – давление Томаса нормализовалось, больше крови ему пока не нужно.

     – Подожди, – остановила его я. – Раз уж игла всё равно уже во мне – возьми ещё крови, про запас. Мало ли, вдруг понадобится.

     – Ты уверена, Рэнди? Ты уже отдала более двух литров, не считая кровопотери в лесу.

     – Ну и что? Я полностью восстановилась. К тому же у меня остались несъеденными вот эти замечательно пахнущие пирожки – так что мне будет, чем себя занять. А лечебная кровь всегда должна быть под рукой, учитывая, какие дети хрупкие.

     – Что же, раз ты сама предлагаешь... Что я буду за врач, если откажусь иметь в своём арсенале «панацею»? Ладно, продолжим, приятного аппетита. А пирожки Клэр и правда знатные печёт, нужно будет ненавязчиво заглянуть к ней вечерочком. Вдруг и мне что-нибудь перепадёт?

     Мы рассмеялись, и я взялась за действительно невероятно вкусные пирожки. А Гейб просто наблюдал за мной, отказавшись от предложенного ему пирожка – я уже наелась достаточно, чтобы иметь возможность поделиться. Отвергнутым Гейбом пирожком, в итоге, завладел Кристиан, возникший из-за ширмы и, со словами: «Раз уж ты всё равно отказался, не пропадать же добру», буквально проглотил его, не жуя, и так же быстро исчез.

     Я рассмеялась над недовольным выражением лица Гейба, который ворчал, что и сам мог бы съесть пирожок, тем более что тот был его любимый, с бататом и грибами, но хотел, чтобы мне досталось побольше. За это время Джеффри перенёс Томаса в палату, прибрал операционную и тоже утащил у меня пирожок. Я не возражала. В конце концов, я же съела его бутерброды.

     – Ну, всё, Рэнди, теперь я точно тебя отсоединяю. Ты уже сдала столько крови, что хватит для любого несчастного случая. Хотя, было бы лучше, чтобы она вообще никогда не пригодилась.

     – Я тоже на это надеюсь. Но всё же лучше быть ко всему готовыми, правда?

     Я вытащила из-за занавески уже абсолютно невредимую руку, и мы с Гейбом отправились взглянуть на Томаса. Он спокойно спал, и лицо его было практически таким же, как обычно. Ничего не напоминало о том, что всего час назад он был на волосок от смерти.

     – Твоя кровь реально целебная, – пробормотал у меня за спиной Кристиан, глядя на брата через моё плечо. – Как вспомню, каким его сюда принесли – краше в гроб кладут. А сейчас, посмотрите на него – глаза уже не ввалившиеся, никаких синяков под ними, даже румянец появился. Это, действительно, чудо!

     – Кстати, Кристиан, как там твоя спина? Может, и тебе немного хлебнуть?

     – Спасибо, Рэнди, но нет. Не стоит переводить волшебный эликсир по таким пустякам. Всё практически уже зажило, не переживай.

     – Ты сегодня был молодцом, – Гейб похлопал его по плечу. – Хорошо справился. Но всё же вопрос о том, почему ты сейчас здесь, а не в Гарварде, так и остался открытым.

     – Ой, Гейб, а давай не сейчас? Ты лучше Рэнди домой отведи – она едва на ногах стоит.

     – В смысле? – удивилась я. – Кристиан, я прекрасно стою на ногах. Я не устаю, ты же знаешь.

     – Устать можно и морально, – в разговор вмешался заглянувший в палату Джеффри. – Ты сегодня пережила сильнейший стресс, и не единожды. И мой тебе приказ, как доктора – мягкий диван, какая-нибудь лирическая муть по телевизору, чтобы мозги не включать, пинта мороженого и ласковые объятия. Гейб, ты составляющая этого рецепта, поэтому забирай свою девочку, и отправляйтесь вместе релаксировать.

     – А я останусь тут, присмотрю за Томасом. Побуду немного послеоперационной медсестрой, мне это полезно. А поговорить можно будет и завтра.

     – Ладно, договорились, – Гейб подхватил меня на руки и приказал: – Начинай расслабляться, это доктор прописал!

     – Джеффри, а ты будешь накладывать Линде гипс? Или хотя бы лангетки? Ну, или повязки, что ли?

     – Нет, Рэнди, этого не требуется. Достаточно того, что Лайонелл позаботился о ней, когда принёс сюда – в старшем поколении мы все немного костоправы. Ей достаточно было просто лежать без движения и ждать. В принципе, – он взглянул на часы, – у неё почти все кости уже срослись, только позвоночник восстанавливается дольше – там ведь не только кости, а ещё и нервы. Но и это восстановится к утру, я уверен. И тогда ты, Гейб, сможешь свершить над ней праведный суд. А до этого времени, уж извини, но она под моей защитой, как пациентка.

     – Мне сейчас как-то уже и не до неё, – буркнул Гейб, направляясь к двери. – Завтра с ней разберусь, а сегодня я должен позаботиться о моей девочке.

     Он вынес меня из клиники и направился в сторону дома. Я не возражала – уже знала, как ему нравится носить меня на руках. Мне это тоже нравилось, поэтому я обняла его за шею, положила голову ему на плечо и начала делать то, что велел мне доктор – расслабляться.

     Но окончательно расслабиться мне мешало какое-то странное чувство, что жители Долины, выглядывая из своих домов или проходя мимо нас по улице, смотрят на меня несколько иначе, чем раньше. Взгляды были трудноописуемые – смесь удивления, любопытства, недоверия, подозрение и кучи других, не вполне понятных мне эмоций. Я и раньше вызывала у окружающих подобные чувства, но к этому времени ко мне, вроде бы, уже привыкли. Ещё час назад, когда мы вернулись из леса, на меня смотрели иначе.

     – Гейб, ты заметил, что на меня как-то странно смотрят.

     – Заметил, – усмехнулся он. – Думаю, всё дело в видео, которое снял Томас. Они увидели тебя с крыльями. А на ангелов всегда смотрят с восхищением.

     – Что-то не особо восхищёнными мне кажутся их взгляды… Гейб, а я могу увидеть, что там было? Я же так и не знаю, в кого именно превращаюсь.

     – Сейчас узнаешь. Мы можем посмотреть это видео, когда вернёмся домой – уверен, Питер в первую очередь прислал его мне.

     Через несколько минут мы уже расположились перед компьютером в кабинете Гейба.

     – Готова? – спросил он меня, собираясь включить запись.

     «Нет!» – хотелось заорать мне, но я храбро кивнула и солгала: – Да, я готова.

 

    Жду ваших впечатлений на форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (12.12.2014) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 535 | Комментарии: 37 | Рейтинг: 5.0/44
Всего комментариев: 371 2 »
avatar
0
36
А если Ренди не того вида, её же могут не принять пантеры. JC_flirt
Или им всё-равно в кого она обращается?  giri05003
Спасибо!
avatar
0
37
Думаю, пантеры её уже настолько обожают, что им всё равно, в кого она обращается, для них она всё равно ангел.  JC_flirt
avatar
1
35
Спасибо большое за новую главу! lovi06032
avatar
1
33
Спасибо!
Что там за родственники Ренди?!
avatar
0
34
Мы это узнаем. В своё время fund02002
avatar
1
31
Супе-р-р! Отличная глава! good
И, поскольку я параллельно читаю " Никогда не спорь с судьбой", вопроса о сущности Рэнди задавать не буду! giri05003
Оксана, благодарю за великолепную историю! lovi06015
avatar
1
32
Да, тебе такой вопрос задавать смысла нет.  fund02002
Обе девчушки одной крови.
avatar
1
29
Спасибо за главу! good
Крылья!!! Рэнди с крыльями! fund02002
avatar
1
28
Ну что за вредный автор, опять на самом интересном месте остановилась. И опять сиди и гадай в кого же превратилась Ренди и кто она на самом
деле?  
Тем не менее большущее спасибо за главу!
avatar
0
30
Но ведь если бы я раскрыла все секреты в одной главе - дальше было бы уже неинтересно...  JC_flirt
avatar
1
26
Спасибо..эх на самом интересном месте...счастливая она так много кушает и не надо думать о диете...хотя у них вон позвоночник срастается за часы... girl_wacko
avatar
0
27
Насколько же она была голодная, что ТАК кушала...
Да, не толстеет. Зато сколько денег на прокорм уходит, с ума сойти!!!  4
avatar
1
25
Спасибо за главу! Очень интересно ЧТО ЖЕ она такое?  hang1                                                    Будем ждать  taktak
avatar
1
22
Ну да.. автор в своем репертуаре.. оттягивает развязку.. интригует)).. Но все равно интересно пишет.. спасибо! lovi06032
avatar
0
23
А что остаётся делать автору?
До конца книги ещё 14 глав. И если прямо сейчас всё рассказать - что останется на потом?  JC_flirt
avatar
1
21
Сижу вооот с такой лыбой! fund02002
Спасибо! lovi06015
avatar
0
24
Милая улыбочка... giri05003
1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]