Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 3. ПАНТЕРА.

 Глава ТРЕТЬЯ

   ПАНТЕРА

 

                                                                                                                21 октября 2020, среда

          – Вон там, за теми кустами, ты должна свернуть налево.

          – Но там нет никакой дороги.

          – Она там есть, поверь. Просто увидеть её можно, только свернув.

          Я пожала плечами и сделала так, как велела Вэнди. В конце концов, она сейчас мой навигатор, и уверенно ведёт меня среди этого сплетения просёлочных дорог, которые порой так заросли травой, что походили скорее на длинные узкие лужайки между деревьями. Местность была абсолютно безлюдной, за последние три часа мы не встретили ни одной машины. Впрочем, ничего удивительного – тайный посёлок фантастических существ должен  действительно быть как следует скрытым от людей.

         Около часа назад мы проехали знак «Частная территория. Проезд запрещён», который был прикреплён на толстую металлическую перекладину, вмурованную в два полуметровых бетонных столбика, вкопанных в землю. Но, как оказалось, вкопан был только один из столбиков, второй просто стоял на земле. Я выяснила это, когда, по совету Вэнди, слегка приподняла левый столбик и открыла эту своеобразную калитку. Видимо, второй, вкопанный, столб где-то под землёй крепился так, чтобы спокойно двигаться вокруг своей оси. Умно сделано. Человек вряд ли сдвинул бы эту конструкцию без специальной техники, он даже и пытаться бы не стал, а вот для кого-то, такого же сильного, как я, это вообще не стало бы препятствием. Проехав импровизированную границу, я вернулась и привела всё в первоначальный вид.

          И теперь мы ехали по земле, принадлежащей семье Вэнди. Было уже заполночь, но, поскольку оставалось проехать не так уж и много, мы не стали останавливаться в мотеле на ещё одну ночёвку. Рассчитывали к ночи уже достигнуть цели. Но петляние по просёлочным дорогам сильно сократило нашу скорость, и теперь мы обе зевали, стараясь не уснуть. Хорошо ещё, что обе неплохо видели в темноте. Точнее, Вэнди – неплохо, а для меня темноты просто не существовало.

          Я свернула за кусты и, действительно, увидела едва заметную дорогу, совсем узкую. Две машины на ней не разъехались бы точно. Но других машин тут и не было, так что и проблем возникнуть не должно было.

          – Теперь езжай по ней до конца. Она будет иногда сворачивать, но никаких ответвлений не будет, так что не заблудишься. Когда упрёшься в скалу, разбуди меня, я покажу, куда ехать дальше.

          С этими словами Вэнди расслабилась, уронила голову на плечо и через несколько секунд уже вовсю посапывала. И правильно, нет никакого смысла бодрствовать обеим, раз на этой дороге невозможно сбиться с пути.

          Я вела машину, широко зевая и жалея, что, в отличие от людей, на мой организм не действуют никакие человеческие стимуляторы. Баночка энергетического напитка мне бы сейчас не помешала бы, хотя они, вроде бы, жутко вредные. Но, поскольку взбодрить меня,  как, впрочем, и навредить мне, они не могли, приходилось надеяться только на свои силы.

           Пару раз я из любопытства пробовала пить алкоголь – ничего. Горько – вот моё единственное впечатление. С таким же успехом я могла бы пить простую воду – результат был тот же, точнее – вода обошлась бы мне дешевле. Мой организм просто не принял алкоголь, вывел его из организма и всё. Когда я сходила в туалет – было такое чувство, что всё, выпитое мною, просто вылилось из меня в унитаз. По крайней мере – запах в туалете стоял именно такой. С тех пор я больше не пила спиртное – зачем?

             Так же я пробовала и снотворное – и снова никакой реакции. Так что я вполне могла бы съесть свой последний домашний ужин целиком – и ничего мне не было бы. Жаль, что в то время я этого не знала.

            Хорошо, что я не особо углубилась в размышления, поскольку вдруг обнаружила огромное поваленное дерево, лежащее прямо поперёк дороги. Вот же невезенье. Конечно, для меня это препятствие вполне преодолимо, вот только повозиться всё равно придётся, а это новая потеря времени. Ну, от того, что я тут сижу, вздыхаю и мысленно ругаю судьбу, дерево само не уберётся. Давай, Рэнди, принимайся за дело.

            Я вышла из фургончика и, подойдя к здоровенной сосне, стала прикидывать, как лучше убрать её с дороги. Похоже, повернуть её, как то заграждение с табличкой «Частная территория» не получится – изначально она росла метрах в десяти от дороги, и стволы деревьев, расположенных ближе к дороге, не дали бы развернуть ствол. Значит, нужно втянуть её обратно в лес. Вообще-то странно, что такая здоровая на вид сосна вдруг рухнула, да ещё и точнёхонько поперёк дороги. Был бы здесь ураган – упало бы больше одного дерева. Странно, очень странно.

          Я решила дойти до комля сосны, чтобы за него оттащить дерево с дороги. И увидела то, что, в принципе, уже приготовилась увидеть. Никаких вывернутых корней, никакого разлома ствола. Лишь ровный двойной спил, ещё относительно свежий, сделанный по всем правилам так, чтобы дерево рухнуло как раз  поперёк дороги. Никакой случайности. Видимо, это был закамуфлированный вариант всё той же таблички: «Частная территория. Проезд запрещён». Не важно – у меня было приглашение на проезд от члена семьи. И вообще, я жутко хочу спать, и надеюсь добраться до кровати ещё в этом десятилетии!

           Я стала примериваться, как лучше ухватить ствол, который в диаметре лишь немного уступал моему росту, как вдруг какое-то движение привлекло моё внимание. С противоположной стороны на дорогу выпрыгнул огромный зверь. В голову сразу же пришёл мультфильм про Маугли, поскольку зверь невероятно походил на чёрную пантеру Багиру, одного из главных персонажей. Но я не предполагала, что пантера может быть такой огромной! Зверь был гигантским и массивным. Он не выглядел агрессивным, к тому же я прекрасно знала, что никакой зверь не в состоянии причинить мне вред. Я сильнее и быстрее самых сильных и быстрых животных на планете, мне нет среди них равных. К тому же моя кожа невероятно прочна, и даже позволь я себя укусить или поцарапать – у них ничего не получится. Поэтому, несмотря на габариты животного, в первый момент я совсем не испугалась.

         Но тут зверь повернул голову к машине, принюхался, и меня прошиб холодный пот. В машине спал ребёнок, смертный, уязвимый ребёнок! А я даже не прикрыла дверцу, когда выходила, так и оставила распахнутой. Пантера направилась к машине, а я рванула следом. Не знаю, что я собиралась сделать, но у меня была только одна мысль – остановить, не пустить к ребёнку.

           Я прыгнула на зверя сзади, и мы покатились клубком по дороге. И я не понимаю, как так вышло, но спустя несколько секунд я лежала на спине, а зверь стоял надо мной, передними лапами прижимая к земле моё левое плечо и правую руку. Я была ошеломлена тем, как легко он поборол меня. Куда же делась моя суперсила? Такое ощущение, что мы были на равных, но учитывая, что зверь был раза в четыре крупнее меня – преимущество его было неоспоримо. Я вцепилась левой рукой в его лапу, пытаясь спихнуть со своего плеча, но не смогла сдвинуть её  ни на четверть дюйма. Правой рукой я вообще ничего сделать не могла, кроме бесполезных попыток выдернуть её из-под лапы пантеры, больше похожих на жалкие трепыхания.

            Посопротивлявшись несколько секунд, я осознала, что, хотя я нахожусь в полной власти зверя, он не проявляет никакой агрессии. А ведь я напала на него, и хотя бы это должно было бы его  разозлить. Но он ничего не делал – просто удерживал меня на земле и всё. Не рычал, не пытался загрызть меня, даже его когти были втянуты. Недоумевая, я отвела глаза от гигантской лапы, которую пыталась спихнуть со своего плеча, и взглянула прямо в глаза пантере.

              Первая мысль – такого не бывает! Глаза зверя были невероятного бирюзового цвета и светились недюжинным интеллектом. И, глядя в эти яркие, невероятно красивые глаза, глядящие на меня с неменьшим удивлением, я вдруг почувствовала что-то странное. Меня словно пронзил электрический разряд, разом бросило и в жар, и в холод, мне показалось, что сквозь меня пронёсся поток чистейшей энергии. Я не понимала, что со мной происходит, единственное, что я вдруг осознала в тот момент – как же это правильно!

            Я лежала на заросшей травой дороге, меня прижимала к земле громадная кошка, которой не составит особого труда откусить мне голову, а я смотрела в её невероятные глаза, и готова была лежать вот так сколь угодно долго, лишь бы продолжать смотреть в эти глаза и дальше. Я готова смотреть в них всю мою жизнь.

            – Нет! – раздался вдруг детский голосок со стороны машины. – Не надо!

           Господи, Вэнди! Я чуть не забыла о ней. Я лежала макушкой к машине, и не могла видеть, что происходит, но прекрасно слышала звук открывающейся дверцы. Разорвав наш зрительный контакт, пантера взглянула в сторону машины и, ощутимо вздрогнув, рефлекторно выпустила когти, вонзив их прямо мне в плечо. Руке повезло – она просто потерялась под огромной лапой, и когти миновали её, воткнувшись, по-видимому, в землю. А вот в плечо они вошли легко, как в масло. Чёрт, это больно, очень больно! И куда, к дьяволу, делась моя суперпрочная кожа, в которую даже острозаточенный медицинский скальпель входил с невероятным трудом, хотелось бы знать?

             – Вэнди, в машину! И запрись! – в отчаянии крикнула я, понимая, что для этого зверя даже металлический корпус машины не стал бы препятствием.

             Но малышка меня не послушалась, она подбежала прямо к нам и вцепилась в лапу пантеры, пытаясь своими слабыми детскими ручонками спихнуть её с моего раненного плеча.

             – Дядя Гейб! – снова закричала она. – Ты делаешь Рэнди больно!

            Дядя Гейб? Кому это она? Я уже ничего не понимала. Но в этот момент пантера, всё это время как зачарованная глядевшая на Вэнди, словно очнулась, вздрогнула и взглянула на свою лапу, когти которой до сих пор были запущены глубоко в моё тело. Громко и испуганно взвизгнув, пантера отшатнулась от меня, скорее даже отпрыгнула, выдернув из моего плеча свои когти.

             Получив, наконец, свободу, я с трудом села, опираясь на одну руку и не способная пошевелить другой. Боль была просто адской, словно в плече кто-то ворочал раскалённой кочергой. Кровь залила всю рубашку. «Придётся выкинуть», – мелькнула несвоевременная мысль, – «такое не отстираешь». Рядом в голос ревела Вэнди, пытаясь поддержать меня в сидячем положении.

            – Не плачь, – пытаясь говорить спокойно, хотя от событий последних нескольких минут меня начало заметно потряхивать, пробормотала я ей. – Всё… заживёт…

           Пантера, всё это время стоявшая рядом, и в ужасе глядевшая на кровь, льющуюся по моей груди, при этих словах повернула морду в сторону леса и издала низкий громкий рык. А потом вновь уставилась на моё плечо, тихо поскуливая, словно испытывая боль.

           Мне тоже очень хотелось заскулить, но я держалась, стараясь ещё сильнее не перепугать всхлипывающую  Вэнди. Стиснув зубы, я старалась дышать глубже, чтобы преодолеть подступающее головокружение, и ждала, когда же боль начнёт отступать. Мне случалось несколько раз пораниться в первые годы своей новой жизни, – уверовав в свою неуязвимость, я иногда бывала чересчур неосторожна и беспечна, – но ни одна рана не была настолько глубока и болезненна. Но должно же это пройти, в конце-то концов!

          Постепенно боль стала стихать, кровотечение останавливаться. И в этот момент из леса выбежали двое мужчин. Я не особо их рассматривала, мысли были заняты другим, но мельком заметила, что их мускулистые торсы обнажены, а, кроме того, оба босиком. Один из них, подбежав к нам, подхватил на руки Вэнди и исчез из поля моего зрения у меня за спиной. Второй присел возле меня на корточки и протянул руку к моему плечу. Я инстинктивно отшатнулась – привычка избегать любого физического контакта с людьми слишком глубоко укоренилась во мне. Приняв моё движение за страх, мужчина успокаивающим жестом выставил перед собой раскрытые ладони и забормотал:

           – Я не сделаю тебе больно. Я просто хочу помочь.

           В этот момент рядом с ним плюхнулся на колени первый мужчина. В одной руке он держал уже успокоившуюся Вэнди, обнимавшую его за шею, другой поставил перед вторым мою автомобильную аптечку. На сидящую с другой стороны от меня и внимательно наблюдающую за их действиями пантеру, мужчины не обращали никакого внимания, словно наличие рядом с нами этого огромного зверя – в порядке вещей.

           Второй мужчина снова протянул ко мне руку, и на этот раз я позволила ему расстегнуть мою рубашку и обнажить раненное плечо. Тройной вздох изумления послужил подтверждением тому, что я и так уже знала – регенерация началась. Я опустила глаза на своё плечо, и вместе с остальными  зрителями стала наблюдать за этим удивительным зрелищем. Пять глубоких отверстий – в каждое я без труда засунула бы свой палец, – уже перестали кровоточить и на глазах стягивались, покрываясь коркой, которая вскоре тоже отваливалась, оставляя под собой круглый шрам.

          После того, как отвалились корки уже с трёх ран, пантера молча встала и убежала в лес. Я проводила её взглядом и почувствовала странное желание вскочить и побежать следом. Глупо, странно, непонятно. Но я так чувствовала, и всё! Остальные обратили на уход зверя ровно столько же внимания, сколько до этого – на его присутствие. Они продолжали наблюдать, как освобождённые от корок шрамы сглаживаются и постепенно исчезают.

          – Ух ты! – нарушила, наконец, молчание Вэнди. – Раньше я такого ещё не видела.

          – Я-то видел, – вступил в разговор тот, что держал её на руках. – Но она слишком юная, чтобы уже начать исцеляться.

          Я повнимательнее пригляделась к нему. Красивый мужчина, как впрочем, и второй тоже. И они были очень похожи между собой, словно братья, хотя различия тоже были заметны. Хотя бы цвет волос – один тёмно-русый, а другой – брюнет, хотя и не «жгучий». Да и просто черты лица отличаются – хотя родство отрицать невозможно, передо мной совсем не близнецы. А судя по тому, как Вэнди жмётся к тому, который держит её на руках, они действительно родственники. Её родственники. Мы всё же добрались.

           – Сколько тебе лет, девочка? – спросил брюнет, тот, что пытался оказать мне помощь.

           – Двадцать четыре, – честно ответила я.

           Мужчины переглянулись, и первый недоверчиво переспросил:

           – И ты уже исцеляешься? Это же невозможно.

           Я пожала плечами – теперь я спокойно могла это сделать, – и поправила рубашку, прикрывая обнажённое плечо.

           – Я уже десять лет исцеляюсь.

           – Рэнди не такая, как мы. Она отличается, – снова подала голос Вэнди, после чего повернулась к тому, кто держал её на руках и жалобно спросила: – Стивен, а мама и папа здесь?

            Стивен? Да ведь это же её брат. Я внимательнее присмотрелась к нему – да, сходство очевидно. Как и Вэнди, я ждала, что же он ответит, но получила ответ совсем с другой стороны.

            – Нет, Гвенни, сейчас их здесь нет. Мы пока не знаем, где сейчас твоя мама, но Роджер ищет её. Как и все мы. И мы обязательно её найдём, я тебе обещаю.

            Я оглянулась на голос, да так и застыла, не в силах отвести взгляд от его обладателя. Из леса вышел ещё один мужчина, как и двое первых одетый лишь в брюки, точнее – в джинсы, низко сидящие на бёдрах. Могучий торс бугрился мускулами, широченные плечи переходили в узкие, стройные бёдра и длинные, крепкие ноги. Копна непослушных волнистых, чёрных, как смоль волос, рассыпана по плечам. Он уверенно подошёл к нам, опустился возле меня на колено и аккуратно отвёл в сторону мои пальцы, которыми я в момент его появления застёгивала пуговицу, да так и не довела дело до конца. Снова расстегнув пуговицы, он обнажил моё, теперь уже совершенно целое, хотя и перемазанное кровью плечо, и внимательно его обследовал, едва прикасаясь к коже, словно боясь причинить боль. А я, как заворожённая, следила за его рукой, которая словно бы посылала по моей коже крохотные разряды, заставляющие крошечных бабочек отплясывать кадриль в моём желудке.

          Я не понимала, что со мной происходит. Рядом со мной находятся ещё двое красавцев-мужчин, а я на них вообще никак не реагирую. А этот незнакомец, едва появившись, приковал к себе  всё моё внимание. И я была уверена, что мы с ним связаны, причём, связаны навек, и я готова на любые жертвы, готова преодолеть любые преграды, только бы быть рядом с ним. Всегда.

          Да что же сегодня за день такой? Точнее – ночь! Может, с недосыпа это со мной происходит? Сначала то странное чувство, которое я испытала, глядя в глаза пантере. Пантере, я вас умоляю, дикому зверю! И я чуть не побежала следом, когда она исчезла в лесу. А теперь, когда появился этот красавчик… Дело ведь даже не во внешности, тут другое что-то, но я не понимала – что?

           И в это время мой мужчина, – господи, я его уже мысленно считаю своим! – погладил меня по щеке и, заглянув мне в глаза, негромко и ласково сказал:

            – Прости, девочка, я не хотел сделать тебе больно. Мне очень жаль.

            И, глядя в его в его ярко-бирюзовые, уже такие знакомые глаза, я, наконец, поняла, о чём именно  я не дала тогда рассказать Вэнди. Это стало последней каплей. Стресс последних нескольких дней, сильный недосып, страх за Вэнди, странное притяжение, испытанное мною к огромному дикому зверю, тяжёлое ранение, пусть и быстро зажившее, а теперь ещё и это открытие! Слишком много сразу, даже для меня.

            – Оборотень… – прошептала я, и темнота приняла меня в свои ласковые объятия.

                                                                              ~*~*~*~

          – … И мы уже отъехали, а я всё ныла: «Хочу мороженое, купи мороженое!» Полицейский даже документы у Рэнди не спросил, представляете! Я была очень убедительной. Видели бы вы его лицо! Думаю, он сам бы с удовольствием меня отшлёпал, если бы мог.

          Мне было хорошо и уютно. Я, покачиваясь, летела куда-то, прижавшись щекой к чему-то тёплому и невероятно приятно пахнущему. Этот запах был ни с чем не сравним, и он дарил мне чувство глубокого покоя и защищённости. Вот так бы и лететь всю жизнь, не зная горя и забот.

          – Тебе уже лучше, девочка? – послышался надо мной негромкий, невероятно красивый и уже такой знакомый голос. Открыв глаза, я упёрлась взглядом в мощный подбородок с ямочкой, скользнула выше, через чувственные полные губы и прямой нос к завораживающим, ярко-бирюзовым глазам, смотревшим на меня с лаской и некоторой тревогой. Я всё вспомнила. В том числе и слова выбежавшей из машины Вэнди.

          – Дядя Гейб? – решила я всё же уточнить.

          Густые чёрные брови слегка сошлись на переносице, выражая явное недовольство.

          – Я тебя умоляю, ну какой я тебе «дядя»? Просто Гейб, пожалуйста.

          – Ладно, – я ничего не имела против. Действительно, странно было бы называть «дядей» своего мужчину. А то, что он именно мой, я знала абсолютно точно. Назовите это инстинктом, голосом подсознания, шестым чувством, да как угодно. Но я это просто знал, вот и всё. – А я – Рэнди.

          – Да, Миранда, Гвенни нам рассказала о тебе. И мы безумно тебе благодарны за спасение нашей малышки.

          – Гвенни? – удивлённо переспросила я и перевела взгляд туда, откуда чуть раньше слышала детский голос. Вэнди сидела на плечах Стивена, идущего рядом с нами. Правильно поняв моё недоумение, она пояснила.

          – Здесь все меня так зовут. Но мне больше нравится Вэнди, и в школе меня все звали именно так. Я сама это предложила. Не люблю имя Гвенни, слишком уж напоминает Гвендолен. Когда вырасту, обязательно сменю его.

           Тут я осознала, наконец, что с удобствами разлеглась на руках у Гейба, который куда-то меня несёт, как маленькую. Стало немного неловко.

           – Я уже могу сама идти.

           – Возможно. Но мы не просто идём, как видишь, – немного снисходительно ответил Гейб.

           Я огляделась и поняла, что он прав. Видимо, это и были те скалы, в которые я должна была, по словам Вэнди, упереться. И Гейб со Стивеном передвигались по ним длинными, плавными прыжками. Вот откуда это чувство полёта. Лес колыхался где-то внизу, а вокруг были только скалы и звёздное небо. Мне безумно нравилось покоиться в сильных руках Гейба, которые очень бережно прижимали меня к его мощной обнажённой груди, но из чувства противоречия я всё же заявила:

           – Я тоже так могу!

           – Верю. Но всё же дорогу ты не знаешь. Так что, позволь уж мне самому донести тебя. Тем более что я виноват перед тобой – даже до обморока довёл.

           – Это был не обморок! Это просто…. Ну…. Непростой день.

           – Непростой день, – понимающе повторил Гейб. – Непростая неделя. Непростое десятилетие.

            – Да, – кивнула я и, уткнувшись лбом в его плечо тихонько пробормотала. – Одной быть тяжело. Очень.

            – Больше ты не одна, девочка. Больше не одна.

            Ещё какое-то время мы молчали, слушая, как Вэнди рассказывает о нашем с ней путешествии. Потом я вдруг спохватилась.

             – Моя машина! В ней все мои вещи!

             – Не волнуйся. Филипп пригонит её. Просто машина сможет проехать единственной и довольно длинной и запутанной дорогой. А мы – напрямик, и минут через десять уже будем дома.

             Только тут я сообразила, что третьего, темноволосого мужчины, с нами не было. Я вновь повернулась к Вэнди.

          – А ты говорила, что осталось чуть-чуть.

          – Ну, вообще-то я тоже предполагала пройти напрямик, – пожала она плечами. – Я знала, что для тебя это не сложно. Дядя Гейб, а можно я тоже у тебя поживу, пока мама с папой не вернутся?

           – Можно, – ухмыльнулся он.

           – Тоже? – переспросила я.

           – А ты как думала, куда я тебя несу?

           – Тебе понравится у дяди Гейба. У него самый большой дом в посёлке. И самый красивый. А потом, когда мои родители вернутся, ты будешь жить у нас!

            – Посмотрим, – едва слышно пробормотал Гейб. Возможно, я бы не услышала его, даже со своим суперслухом, если бы не прижималась ухом к его груди. Надеюсь, это он про то, что Вэнди собиралась в итоге забрать меня от своего дядюшки. Кстати, я так и не поняла, в каких они родственных отношениях. Нужно будет уточнить при случае. Ведь она же сама говорила, что родных братьев и сестёр у них не бывает.

           – Вот Линда обрадуется… – протянул Стивен как бы про себя, но мы все прекрасно его услышали. Вэнди захихикала, как мне показалось – с неким злорадством, а Гейб пожал плечами с таким видом, словно ему было абсолютно наплевать на то, обрадуется эта неизвестная мне Линда или нет. Я хотела поинтересоваться, кто такая эта Линда, как вдруг мой желудок громко забурчал. Я смутилась, понимая, что все это слышали. И поняла, что просто умираю с голоду. С чего бы вдруг? Я не так давно перекусила прямо за рулём, и до утра не должна была бы проголодаться.

           – Уже скоро будем дома, и ты сможешь поесть, – ласково сказал Гейб, и я не услышала в его словах ни грамма насмешки, только заботу. Господи, как же приятно, когда кто-то о тебе заботится. Я этого чувства не ощущала бог знает сколько лет. И мне было так уютно в объятиях моего Гейба – который пока не знал, что он мой, – что я готова была оставаться в них хоть до утра, несмотря на голод и сонливость.

          Но мы уже спустились со скалы, которая с этой стороны оказалась более пологой. Оглядевшись, я поняла, что мы находимся в большой долине, которую скалы, с этой стороны выглядевшие как покатые холмы, окружали практически со всех сторон, как подкова. Лишь вдали, справа, среди гор была узкая лощина, а от неё по долине шла дорога. Наверное, именно там Филипп и проедет на моей машине.

           Сама дорога шла ближе к тому склону, по которому мы спустились, вдоль неё стояли коттеджи, около полусотни или больше. Большей частью – двухэтажные, красивые, ухоженные, утопающие в садах. Противоположная часть долины уходила вдаль и явно была «сельскохозяйственной» – я видела обработанные поля,  огороженные луга, на которых пасся скот, длинные строения, напоминающие конюшни или коровники. Но всё это я окинула лишь случайным взглядом, поскольку в этот момент мы свернули, и перед нами показался большой и невероятно красивый дом.

           Это уже был не коттедж, а настоящий особняк, хотя и тоже двухэтажный. И если коттеджи выглядели современными, то особняк явно был старинным, девятнадцатого, а возможно, и конца восемнадцатого века, не знаю, я как-то не особо разбиралась в архитектуре. И при этом – идеально ухоженным.

           Светлые стены – при ночном освещении сложно сказать, бежевые или песочные, высокие французские окна – часть с закруглённым верхом и белыми рамами и переплётами, зрительно делали этот явно крепкий и прочный дом лёгким и изящным, эркерные выступы по углам, с отдельными, остроконечными крышами, создавали впечатление башенок. Ажурный балкон над входом дополнял общее впечатление лёгкости. Ансамбль завершала лепнина, украшавшая фасад, вазоны, стоящие по бокам от центральной лестницы и красивые клумбы, разбитые вдоль стен.

           Я влюбилась в этот дом сразу и навсегда.

           Гейб и Стивен быстро вошли в парадные двери, а через пару секунд уже несли нас по коридору второго этажа, пока не остановились перед одной из дверей. Здесь Стивен ссадил Вэнди на пол.

           – Пока, сестрёнка. – Потом махнул в нашу сторону рукой. – Увидимся!

           И исчез. Ну, не буквально, конечно, но очень быстро  убежал. Я удивлённо посмотрела ему в след. Правильно растолковав моё недоумение, Гейб пояснил, заходя со мной на руках в комнату.

            – Его дежурство никто не отменял. Я тоже присоединюсь к Стивену чуть позже, после того, как устрою вас на ночь.

           – Дежурство?

           – Конечно. Мы охраняем нашу Долину. Чем меньше о нас знают, тем лучше.

           – Да уж. Людям не стоит знать, что тут у вас целое поселение оборотней.

           Гейб с любопытством пригляделся ко мне.

           – Ты так спокойно это произнесла. А двадцать минут назад упала в обморок, едва поняв, кто мы такие.

           – Я пыталась тебе сказать, – виновато заговорила Вэнди, – но ты….

           – Да, знаю, я сама виновата, – успокоила я её. Потом снова взглянула на Гейба. – Я не падала в обморок. Ну, то есть не от этого. Просто день был тяжёлый.

           Я почти не кривила душой. Меня больше шокировало и сбило с ног то, что произошло со мной при встрече с моим мужчиной. Моим! Я и предположить не могла, что эта невероятная связь с совершенно незнакомым человеком вот так вдруг возьмёт  и возникнет. Это покруче любого оборотня будет.

           – Что же, я рад, что ты так это восприняла. Потому что мы – такие, какие есть. И стать другими не можем.

           – И не нужно, – пожала я плечами. – Оборотни – это ещё ничего, меня собственные родители считали зомби. Приёмные родители, но всё же. Кто знает, может, я тоже – оборотень?

          – Может быть. Думаю, это всё мы сможем обсудить и завтра. А сейчас тебе нужно поесть и смыть с себя всю эту кровь.

          – Дядя Гейб, ты и в ванную Рэнди на руках понесёшь? – ехидно осведомилась Вэнди.

До меня дошло, что всё это время Гейб так и стоял посреди комнаты со мной на руках. По его  слегка ошарашенному взгляду я поняла, что и он как-то упустил из виду этот момент. Смущённо улыбнувшись, он поставил меня на ноги, и я впервые осознала, насколько же он возвышается надо мной. Огромный, могучий. И при этом – такой нежный. И мой!

          – Ладно, девочки, пока можете принять душ. Вэнди, твоя спальня рядом. А я принесу вам во что переодеться. И что-нибудь перекусить. А потом мне нужно будет бежать на дежурство. Так что, до завтра.

          С этими словами Гейб обхватил моё лицо огромными ладонями, наклонился и нежно поцеловал в лоб. Потом отпрянул, словно и сам удивился своему порыву, и, резко повернувшись, практически удрал из комнаты, попутно потрепав Вэнди по волосам. Я стояла и млела, глядя ему в след, пока голосок Вэнди не заставил меня вынырнуть из тумана.

           – Вау! Что это с дядей Гейбом? Он вообще-то не любитель «телячьих нежностей», как он это называет. Но знаешь, таким он мне больше нравится. – И она тихонько захихикала.

           – Мне тоже, – пробормотала я себе под нос. – Хотя, сравнивать мне не с чем. Ладно, пойду, смою с себя всю эту грязь, – я потеребила край рубахи, которая успела заскорузнуть от засохшей крови. Ты как, сама справишься?

           – Рэнди, ты всё время забываешь, сколько мне лет. Ну, конечно, справлюсь. Спокойной ночи, – и она тоже выскользнула за дверь.

           – Спокойной ночи, – сказала я в пустоту комнаты, а потом впервые оглядела её.

           Просторная, а днём – светлая, судя по двум огромным окнам.  Отделка в бежевых и белых тонах, с более тёмными вкраплениями. Мебель тоже светлых оттенков. Огромная кровать с изящным пологом, хотя в целом обстановка вполне современная. Ещё какая-то мебель, но я уже не всматривалась – заметила дверь, явно ведущую в ванную комнату.

            Тёплые струи смыли с меня не только кровь и грязь, но и весь накопившийся за последнее время негатив. Я больше не одна, а в сообществе себе подобных, и меня, похоже, приняли. И я встретила Гейба. МОЕГО Гейба. Уже одно это стоило всех предыдущих нелёгких и одиноких десяти лет.

            Когда, спустя какое-то время, я, завернувшись в полотенце, вышла из ванной, то увидела, что на прикроватной тумбочке стоит поднос с двумя огромными сэндвичами и большим стаканом сока, а на золотистом шёлковом покрывале кровати – какие-то вещи. Подойдя ближе, я увидела, что это огромная, светло-серая, без рисунка, мужская футболка и мужские же трусы-боксеры, но совсем небольшие, скорее мальчиковые. Взяв в руки футболку и вдохнув едва уловимый, но уже такой родной запах, я поняла, что футболка явно ношенная, хотя и постиранная, и от этого ставшая совсем мягкой. Трусы же были абсолютно новые, с этикеткой, трикотажные, поэтому вполне на меня налезли. Футболка доставала мне до колен, напомнив мне Вэнди в моей, огромной для неё, футболке. Что же, для сна вполне подойдёт, а к утру, надеюсь, я уже смогу получить свои вещи.

           Я уселась на кровать, поджав под себя ноги, и в несколько укусов расправилась с бутербродами. После чего скользнула под покрывало, предварительно стряхнув с него возможные крошки, и, закрыв глаза, стала погружаться в дрёму. Едва различимый запах Гейба, исходивший от футболки, дарил чувство спокойствия и безопасности. Из памяти выплыл момент, когда надо мной склонилась огромная пантера. Тогда, помню, у меня мелькнула мысль, что от неё совсем не пахнет зверем, хотя должно было бы. Последующие события отодвинули эту мысль на задний план, но теперь я вспомнила тот момент. И теперь-то я поняла, что пантера пахла Гейбом, а его запах стал для меня самым прекрасным на свете. Потому что он – мой!

           Я уже практически провалилась в сон, когда услышала, как открылась дверь, и лёгкие шаги босых ног прошлёпали по комнате.

           – Можно с тобой? – раздался нерешительный голосок.

           Я открыла глаза и улыбнулась стоящей у кровати Вэнди. На ней был верх от мальчиковой пижамки с Халком на груди, которая была ей жутко велика, и от этого она казалась ещё более крошечной и потерянной. Похоже, у моих трусов и её пижамы один хозяин, пока мне не знакомый. Я молча приподняла край покрывала, и Вэнди тут же забралась на кровать, свернувшись рядом со мной в клубочек. Я обняла её и вскоре услышала ровное сопение. Я была рада тому, что она пришла. В пять лет, в пятнадцать ли, или даже в двадцать четыре – бывают такие моменты, когда нужно, чтобы рядом кто-то был. Кто-то, кто поймёт и поддержит. Кто не даст тебе почувствовать себя одинокой.

            Какое-то время я ещё лежала, прислушиваясь к сопению Вэнди, а потом, вслед за ней, провалилась в сон.

Жду ваших впечатления на форуме 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (09.10.2014) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 727 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 5.0/52
Всего комментариев: 221 2 »
avatar
0
21
Круто!   12 С первой встречи почувствовать СВОЕГО!   Это похоже на очень сильный инстинкт, как у волков. Они же тоже однолюбы на всю жизнь, как лебеди, и голуби, да?  giri05003
И впереди, похоже, у Рэнди назревают сильные отношения, и разборки с "бывшей" её мужчины.  fund02002
Будет весело, однако.   dance4
Спасибо!
avatar
0
22
О, да, "бывшая" ей кровушку ещё попортит. 4
В принципе, за такого мужчину грех не сражаться. fund02002
avatar
1
20
а Миранда оказывается собственница)))))))))
сразу определила СВОЕГО мужчину!
судя по всему взаимно)
avatar
2
19
ура! наконец то  появился  ОН girl_blush2
спасибо  за  главу lovi06015
avatar
1
18
Ксюшенька , спасибо за главу! lovi06015 lovi06015 lovi06015
avatar
1
17
Спасибо большое за продолжение! good
Пантера... мне так нравится, что пантера... girl_wacko
avatar
0
16
Лена, спасибо большое за комментарий!

Цитата
Хотя я по началу думала,что он самый взрослый ,старец так сказать,который много знает и видел)хотя может я в чем то и права)
 Ну... тебя, похоже, смутила его внешность? Вспомни тех же Калленов, которые в сто лет в школу ходят. Не стоит судить бессмертных по внешности.  giri05003

Цитата
А Линда наверное поклонница нашего очаровательного дядюшки ,значит будет впереди горячо
  
Цитата"Поклонница". Как ты её ласково...

Цитата
А когда прочла  – Можно с тобой?   
Ну, это было бы чересчур... реактивно.
Впрочем, думаю, Рэнди бы не возражала.  fund02002
avatar
1
14
Обязательно присылай все ссылки по поводу голосования фф ,буду тебя  поддерживать  fund02016
avatar
0
15
Леночка, "Пантера" в голосованиях не участвует. Она не фанф...  cray
avatar
1
12
Спасибо...вот это дааа....интересно....странно было бы называть «дядей» своего мужчину. А то, что он именно мой, я знала абсолютно точно. 12
avatar
0
13
Да, вот такое к Рэнди пришло озарение - МОЙ и всё тут!  giri05003
avatar
1
10
Ох, спасибо большое, прочла на одном дыхании! lovi06015 lovi06015 lovi06015 Я в восторге!  giri05003 Очень интересно!  good Хотя, признаться, я думала, что это в честь Рэнди названа история, ан нет, ошиблась! girl_wacko С нетерпением, жду продолжения! dance4
avatar
1
11
Большинство решило, что пантера - это именно героиня.   giri05003
А я молчала, держала интригу.  JC_flirt
Рада, что вам понравилось. Продолжение в понедельник.
avatar
1
8
как много значит первая встреча) спасибо!
avatar
0
9
Невероятно много! Первая встреча - самая важная.
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]