Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Десять. Глава 1.

        Глава 1.

 

Она сладко потянулась, ловя последние минуты полусна, придумывая на грани яви, какой бы сон ей мог сниться, если бы она видела сны.

Удобная привычка просыпаться раньше будильника на десять минут вне зависимости от того,  на какое время он заведён, давала возможность побыть наедине со своими мыслями, позволить себе минуты тишины и отстранённости – роскошь в век скоростей.

С первым же сигналом будильника, легко встав, отбросив сонливость и морок придуманных снов, бодрым шагом начала свой день. Долгий.

Стакан воды, упражнения для пресса, ног, позвоночника, для гибкости, стройности, для хорошего настроения, для всего, что может и не может понадобиться сегодня. Беговая дорожка находилась около широкого окна, выходящего на газон с молодой, светло-зелёной травой. Окно с видом на синее утреннее  небо с кучевыми облаками и ветку дерева, почти без листьев,  что склонилась и пересекает вид на зелень.

По пути в ванную комнату открыла дверь в «детскую», где из-под одеяла выглядывают ноги уже совсем не детского размера.

- Просыпайся, засоня.

Невнятное бурчание и недовольное сопение под подушкой, спрятанной под одеялом.

- Я ещё зайду.

Готовя завтрак, поймала себя на том, что терпение начинает заканчиваться, как и каждое утро, уже готовясь совершить едва ли не десятую попытку поднять из постели ребёнка, как ребёнок, собственной персоной, с заспанным лицом, уселся за стол, вопрошая одним взглядом – что же он будет есть?

- Где «доброе утро»?

- Доброе, - недовольно, в тарелку.

- Может, умоешься?

- Не-а.

- А как же режим?

- Ну его. Спать хочу.

- Ну-ну. Завтракай, потом поговорим, - подмигивая, зная, что утреннее настроение сына будет исчезать по мере поглощения блинов, ежедневного и обязательного завтрака, без которого кареглазый парнишка отказывался выходить из дома. Настолько, что научился печь блины сам, будучи ещё первоклашкой, тем не менее, предпочитая завтрак из маминых рук.

- Не люблю рано вставать.

- И что делать? – улыбаясь.

- Если бы…

- Не «если бы».

- Ну, мам!

- Не мамкай, мы говорили много раз. Какой интернат? Разве ты сирота, или у тебя нет дома?

- Да при чём тут это? Даже сын Петра Павловича живёт в интернате.

- Сын Петра Павловича может жить хоть на луне.

- Мааааам.

- Что?

- Я бы там высыпался.

- У тебя бы было времени на сон больше на сорок минут, тебе ничто не мешает ложиться раньше дома, - улыбаясь, - до конца учебного года осталось меньше месяца, мы поговорим с папой по этому поводу, и если это действительно, - на «действительно» мягкое ударение, - необходимо, то я, конечно, разрешу, но со следующего года. Сейчас нет никакого смысла, согласись.

- Угу.

- Не злись, - проведя рукой по мягким, слегка вьющимся волосам.

Выезжая из дома, смотря на парнишку, пристраивающегося на заднем сиденье, чтобы добрать свои минуты сна, на роллетные ворота гаража, которые, поднявшись, открыли вид на асфальтовую дорожку, ухоженный двор и литые ворота, немного более вычурные, чем хотелось бы их хозяйке, которые открылись перед красной машиной, как по мановению волшебной палочки. И так же закрылись.

Проезжая по посёлку, некогда тихому, дачному, вдали от города, вдруг, почти в одночасье, ставшему элитным и престижным, всё ещё пытающемуся подстроится под новые реалии. Дорогие дома соседствовали со старыми дачными домиками, покосившимися от старости. Высокие заборы с камерами слежения по периметру – с заборами из видавшего виды деревянного штакетника, неровного и рассохшегося.  Город, строящийся семимильными шагами, перешагнул через этот посёлок, словно Гулливер – маленькую базарную площадь, и разросся дальше. Он бы поглотил, подмял посёлок под свой ритм, снося малюсенькие домики, ставя на их место огромные многоэтажки, но статус «природоохранная зона» помешал. Теперь город и посёлок жили вместе, как соседи по огромной  лестничной площадке с большим количеством жителей.

Выбираясь из посёлка по гладкой, словно зеркальной, поверхности асфальта – преимущество статуса «элитный», слушая негромкую музыку, она в уме перебирала сегодняшние дела, желая только одного – никаких сюрпризов. Сюрпризы на её работе редко бывали приятными, сегодняшний день хотелось провести спокойно.

- Приехали.

- Оу, спасибо мам, ты сегодня не заберёшь?

- Боюсь, что нет, может, дедушка. Созвонимся.

- Да, конечно…  А, может?..

- Ну, ладно, только сегодня, потому что через пару дней праздники, - смеясь, - пригласи кого-нибудь из ребят на выходных.

- Отлично, мам, спасибо, - целуя в щеку. Невиданное проявление нежности от сына, посчитавшего однажды себя слишком взрослым для таких своеволий.

Уже на парковке, перед зданием, где проходила едва ли не большая часть её жизни, она дала себе возможность вдохнуть-выдохнуть, включив музыку на полную громкость – её способ релаксации. Выходя из машины лёгкой, самую малость пружинистой походкой, одёргивая юбку, возможно, немного коротковатую и яркую – из красной шотландки, улыбаясь встреченным коллегам, кокетливо заводя глаза, слегка флиртуя, так чтобы было ясно – это только флирт и только здесь и сейчас.

Стоит пройти буквально пару шагов, и кокетливая улыбка сменится на приветливую, а яркая шотландка – на одноцветную форму.

Типовые здания из белого и красного кирпича «Областной больницы» раскинулись на большой площади, рядом с городским лесопарком, вдали от шумных магистралей и жилых массивов.

Её путь лежал в центральный корпус, там, в боковом крыле, на первом этаже, с отдельным входом, который закрыт в это время - её вотчина. Длинный широкий  коридор, стены, расписанные сказочными героями, огромная игровая комната, с большим количеством игрушек, часто пустующая, и, в самом конце – кабинет. Когда-то у неё был отдельный кабинет, с кожаным мягким гарнитуром, с большим столом и стеклянным, во всю стену, стеллажом. Потом отделение разрослось, и из кабинета сделали палату на четыре человека, а её кабинет переехал в скромное помещение рядом с «каморкой» старшей медицинской сестры. С небольшим холлом перед двумя дверями, где едва поместились два кресла – роскошь из прошлого кабинета, и растение в большом горшке, никто в отделении не знал, что это за цветок, но ухода оно практически не требовало и со своей задачей – создавать видимость уюта, словно он возможен в этом месте, перед дверью, где посетителей могут ждать неутешительные новости, - справлялся. И маленький, яркий столик с цветными карандашами и раскрасками, которые всегда в изобилии лежали в этом месте. 

Переодевшись, окунаясь в работу, она словно забывала всё, что тревожило её вне этих стен. Максимальная сосредоточенность – пожалуй, так можно охарактеризовать её состояние. Мягкая улыбка, тихие шаги, ободряющие разговоры и бесконечная работа головного мозга. «Думай» - так говорил её отец, она думала, анализировала, диагностировала, добивалась и билась, порой сжав зубы под мягкой улыбкой.

Обход - неотъемлемая часть каждого дня. В последнем боксе, с номером «семь», на высокой кровати сидит крохотный мальчик, рассматривающий книжку. Под заспанными глазами – небольшие синяки, уже значительно меньше. Живой взгляд бегает по картинкам.

- Привет, Тошка.

- Здравствуйте.

- А где мама?

- У неё ангина… фулярная, - с горестным вздохом, - температура субфеильная, - вздох, - папа сказал, что ей нужно дома побыть, бабушка приедет завтра. Но я сам справляюсь!

- Ты молодчина, давай посмотрим, что у нас тут… о чём книжка? - попытка отвлечь от пальпации.

- Про динозавров, я, когда вырасту, буду их изучать.

- Да? Очень интересно, а они разве не вымерли?

- Вымерли, но можно раскопать… «Раскопки» по-научному,  палеонтологи изучают динозавров. Я тоже буду изучать, после специального института.

- А сейчас уже знаешь что-то?

- Да! Смотрите, - с энтузиазмом листая и рассказывая про древних животных, существование которых превратилось в миф, но по-прежнему будоражит умы мальчишек и девчонок. Сколько раз она слушала рассказы о динозаврах из уст малышей, от своего сына, как и сейчас от Тошки. Слушала всегда внимательно, на ходу проверяя сухость кожи, прося показать язык, что и происходит – практически машинально. Странная привычка, в этом возрасте иметь бы привычку воровать конфеты из бабушкина стола, как она это делала, или не досиживать занятие по развитию речи до конца…

- Так, смотрю, у тебя всё отлично, жалобы есть?

- Ну…

- Говори, - подмигивая по заговорщицки.

- А когда мне можно будут на улицу?

- Сегодня уже и можно.

- А завтра можно?

- Завтра скажет дежурный доктор, Инна Константиновна, договорились? А сегодня папа сможет.

- Думаете? – сомнение в голоске.

- Уверена, он сделает максимум для того, чтобы у него получилось.

- А на обследовании вы будете?

- Конечно, - она не могла не прийти.

- А папа?

- Я уверена в этом, Тошка… тебе же не страшно?

- Нет! – маленький храбрый мальчик, которого хочется оградить от всех обследований, завернуть в тёплое одеяло, увезти к себе домой и спрятать от напастей и болезней, которых хватило в его маленькой жизни.

- Вот и хорошо, пока, мой любимый пациент.

- Не корректно так говорить, - надутые губы с довольным взглядом.

- Мы никому не скажем, это будет наш секрет.

В конце дня, собирая по крупицам своё кокетливое настроение и улыбку, она шла на выход через приёмное отделение – перекинуться парой слов с коллегой, которая давно стала её близкой приятельницей, почти подругой.

По пути встречая людей, сидящих в ожидании своей очереди на приём, на УЗИ, на обследование.

- Что у нас тут?

- Аншлаг, «Городская» закрыта, света нет, все к нам.

- Н-да…

- Не знаю, в коридорах размещать будем пациентов.

- Не в первый раз, - отодвигаясь в сторону, чтобы дать проехать каталке с бледной, даже мертвецки бледной женщиной на ней, спешащие рядом врачи быстро переговариваются между собой, молоденькая сестра держит систему, пытаясь подстроиться под быстрые шаги.

- Давай сюда, - забирая из пальчиков полный пакет, быстро перехватывая, без труда подстраиваясь под шаги.

- Что, Юлия Владимировна, никак не уйти? – седоволосый врач, с добрыми глазами, - Леночка справляется.

- Не спорю, хочу тряхнуть стариной.

- Ох, отважная ты дивчина, не боишься в наш мужской коллектив подниматься?

- Не-а, - улыбаясь, пробегаясь по лицам двух других врачей в хирургических костюмах. Один, совсем молоденький, скорей испуганный, чем сосредоточенный. И другой – с на редкость спокойным, даже покровительственным выражением лица. Глядя на него – понимаешь, что твоя жизнь вне опасности. Он внушал доверие – сразу и навсегда. Его рука лежала на руке женщины, он смотрел на неё и говорил некий набор слов – приободряющий, обещающий, снимающий страх – всё, что нужно, наряду с медикаментами, чтобы подготовить к операции. Рядовой для хирурга, невыносимо страшной для пациента, который может не до конца осознавать своё состояние, оценивать   угрозу жизни, но ярко понимающий одно – волнение, которое исходит волнами от человека, неважно, сколько ему лет и какого он пола. Волнение неминуемо, и его надо погасить, уговорить, заговорить. Как она книжками о динозаврах, так и этот мужчина в широком лифте – рядовыми отвлекающими вопросами.

- Какие планы на выходные? – слышит обращённый к себе вопрос.

- О, громадьё, - кокетливая улыбка в сторону седовласого.

- У молодой и красивой всегда много планов.

- Конечно, Сергей Платонович, - быстрый взгляд в сторону, на спокойный взгляд, улыбка, и снова на седые, но все ещё густые волосы.

На выходе из лифта передала систему Леночке, два шага до отделения  - справится. Услышав пару слов, кивнув лифтёру, спустилась обратно. Приёмное отделение переполнено. Ясно, что эти трое, что поднялись в лифте, да и многие другие, сегодня вряд ли уснут, да поедят урывками – беспокойное дежурство.

Уже выходя из типового здания, нажав на сигнализацию своей красавицы, она разворачивается и возвращается туда, куда должна была прийти, не могла не прийти, не могла игнорировать это желание.

- Ну, Тошка, пойдёшь гулять?

- А можно? Это не…

- Можно, пойдём, - надевая тонкую вязаную шапочку, курточку, поднимая на руки почти невесомое тельце малыша. Под пальцами прощупываются все рёбрышки, и чувствуется ритм сердца – беспокойный от волнения, вызванного предстоящей встречей с улицей.

Быстро идя по коридору, чувствуя на шее детские ладошки, она ощущала на щеках слезы – непозволительная роскошь, ненужная и даже преступная.

Таким ли был её сын в этом возрасте? В Тошке нет и половины веса для нормы в его возрасте, зато с лихвой хватает любознательности и желания жить. Именно жить, в его, детском, понимании – гулять, стать палеонтологом или адмиралом-океанологом, как на прошлой неделе, или знаменитым футболистом, как месяц назад.

- Пришли, - присаживаясь на лавочку на детской площадке, рядом с входом в детское отделение, вдали от людских потоков, только знающий поневоле ведает про этот уголок в парке «Областной больницы». Площадка, оплаченная щедрым спонсором – яркий корабль с множеством ходов и переходов, с мягким покрытием под ногами, и максимально безопасная, - погуляешь?

- Да, - подпрыгивая на руках от нетерпения.

Юлия Владимирована знала, что скоро на смену энтузиазму придёт усталость, и тогда она посадит малыша наколени и будет слушать про динозавров или футболистов, про гоночные машины и мамину ангину, про то, каким он был молодцом сегодня и даже съел несколько зёрнышек граната, что папа сказал после обследования, что Тошка – настоящий храбрый солдат, но, на самом деле, ему было страшно, совсем понарошку, но было.

И главное – папа обещал ему большую пожарную машину, раз уж на настоящей он пока прокатиться не может…

 

Здравствуйте. 
Эта история неоднозначная, но возможно и она найдет своего читателя. 
Главки будут выходить примерно один раз в неделю, маячки получают те, кто отписался на форуме или под главой. 
Спасибо тем, кто читает. Молчаливым читателям тоже большое спасибо. 
Наташа.



Источник: http://robsten.ru/forum/36-1904-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (27.03.2015) | Автор: lonalona
Просмотров: 432 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Надеюсь, Юлия Владимировна выкарабкает своего любимого пациента из его тяжелой болячки.  cray

Спасибо за главу!
avatar
0
18
Спасибо. Душевно написано. Слёзы наворачиваются. lovi06032
avatar
0
17
спасибо... очень интересно JC_flirt и коменты заинтересовали, буду читать
avatar
16
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
15
Спасибо за приглашение! Интрига по поводу второй главы, буду ждать.
avatar
1
14
Пока все грустно...
спасибо за главу  cvetok01
avatar
1
13
Спасибо за новую историю и за приглашение! lovi06032
avatar
0
12
Спасибо за новую   историю. Жду продолжения.
avatar
1
11
Я заинтересована. Жду продолжения. Спасибо! :)
avatar
1
9
Снова такая неординарная история...про маленьких, очень больных пациентов . Читать грустно и больно...Большое спасибо за новую главу.
avatar
-3
10
История не про пациентов girl_blush2
История про женщину...
Просто... автор показала кусочек повседневности этой женщины...
Следующая глава может удивить girl_blush2
зы. Я очень не люблю история с медицинский аспектом. Это немного другая история.
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]