Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дивный цветок дикого Севера. Глава 10

Глава 10. Возмездие.

Нори не выходила из своей комнаты. Она сослалась матери на тяжелую дорогу и усталость, упала на кровать и лежала так несколько часов, таращась в потолок. Ей очень хотелось почувствовать хоть что-то, а еще лучше поплакать, но не получалось. В душе и сердце было непривычно пусто. Ее больше не раздирали сомнения, противоречия и боль. Нори словно оцепенела. И это было страшнее и тяжелее, чем сходить с ума.

Нет, она понимала, что на Север ей путь заказан, и с работой можно попрощаться. Но отчего-то вся эта жизненная задница в виде череды трагедий локального масштаба не вызывали в ней подобающих эмоций. Решив, что так лучше, Нори встала с кровати и отправилась ужинать.

Да, ей было непривычно возвращаться после Севера домой, а не к Эрику, где они обычно громко отмечали окончание сессии и наличие каменных, а не тряпочных стен. Да, она не представляла, что теперь будет делать без работы и Севера. Да, она предпочла бы навсегда забыть Стейну и Кеннета в сторожке, Стейну и Эрика у костра. Но мама, как всегда, суетилась по дому, брат залипал у компьютера, на обед был борщ, по телеку новости, а дверца посудного шкафа по-прежнему не закрывалась с первого раза. Было что-то успокаивающее в этой рутинной стабильности, в которую Нори с удовольствием погрузилась.

Ближе к ночи пришла смс от Эрика: «Завтра на работе, как обычно».

Нори вздохнула, села за стол и заранее написала заявление, чтобы не тратить время в конторе. Утром она собрала документы, которые брала домой, и отправилась офис. Эрик уже был на месте. Он вежливо кивнул в ответ на ее доброе утро, указал взглядом на кресло напротив. Нори поспешила выложить на стол бумаги и заявление.

- Что это? – спросил Савицкий, скосив глаза на листок.

- По собственному, - ответила Нори информативным тоном.

- Хорошо, - кивнул Эрик, убирая заявление в стол. - По закону будем расставаться или по-хорошему?

Нори не сдержалась, хмыкнула.

- Что смешного? – тут же ощетинился босс.

- Сашка в детстве всегда спрашивал: поровну будем делить конфеты или по-честному; и в любом случае умудрялся меня обдурить. Просто назови свои условия.

Эрик тоже усмехнулся, встал из-за стола, подошел к окну. Нори сжала зубы, впервые за эти два дня почувствовав, как кольнуло сердце.

- Я не имею особого желания тебя видеть, - начал он, не глядя на нее.

- Это понятно, - буркнула девушка себе под нос.

Савицкий обернулся, обдавая ее таким жутким взглядом, что она вжалась в кресло.

- Не перебивай.

Нори прикусила губу, кивнув.

- Как ни печально это звучит, я нуждаюсь в тебе.

Ее сердце пропустило удар, но…

- Ты слишком хорошо делаешь свою работу, и я уже привык работать с помощником. Да и Северные дела надолго не отпустят. Мне нужен кто-то в городе, в конторе. Две недели ты все равно обязана отработать, а потом я начну искать замену. Понимаю, тебе не терпится уволиться, но и меня пойми. Обещаю, что дам тебе отличные рекомендации. Тебя с ними примут в любом месте.

- Рекомендации? - фыркнула Нори. - Да ты шутишь. Интересно, а что мне отвечать, когда спросят, почему я ушла из лучшей адвокатской конторы города?

 - Ну… - Эрик изобразил озадаченность. - Можно сказать правду, что ты молодая и глупая. Или очень популярное нынче – босс домогался.

Савицкий подмигнул ей, ядовито ухмыляясь.

- Мне плевать, что ты скажешь. Можешь облить меня грязью – ради бога.

- Как великодушно, Эрик Лазаревич. Можно подумать, мне кто-то поверит. Вы же образец добродетели, чести, воплощение всех достоинств…

- Спасибо, - прервал он ее. - Не хватит дня, чтобы все перечислить, дорогая. Сейчас меня интересует твой ответ по работе.

- Я могу подумать?

- Нет.

- Ты не оставляешь мне выбора.

- Выбор всегда есть. Тебе ли об этом не знать?

Они схлестнулись взглядами, словно мечами. Ее – бешеный, ненавидящий. Его – спокойный, насмешливый. Нори первая отвела глаза.

- Я согласна, - проговорила она тихо.

- Отлично.

Эрик подошел к столу, посмотрел бумаги, которые выложила Нори, словно между прочим листая папку, сказал:

- Пропустишь две сессии на Севере. Это последнее китайское предупреждение. Еще один косяк и можешь забыть туда дорогу.

- Понятно, - кивнула Нори, снова вжимаясь в кресло.

Следующую неделю Эрик работал, как сумасшедший. Он гонял Нори с поручениями, сам засиживался в офисе допоздна, стараясь объять необъятное. То время, когда Савицкий нагружал ее работой, не давая нормально учиться, казалось золотым. Возможно, сказывалось совершенно иное напряжение, которое тяжелым грузом нависло над ними. Нори как манны небесной ждала его отъезда, начала семестра в институте. Ей нравилось работать с Эриком. С Эриком Савицким, а не с этим монстром трудоголиком, который, занял место ее босса. Она даже в туалет иногда забывала сходить, не говоря уж о кофе и еде.

На Нори свалилась куча новых, совершенно непонятно откуда взявшихся обязанностей и поручений. Кроме непосредственно рабочих дел она теперь занималась и личными делами Савицкого: оплачивала счета, забирала одежду из прачечной, занималась организацией банкетов. Последнее ее особенно бесило. Этот прием был запланирован в честь Северной встречи русичей и варягов. Были приглашены все старшие и командование в лице Бена. Птицын отказался из-за Ольги, но на него Нори было пофиг. А вот Стейна… О, Эланор изводила себя мыслями о ней почти каждый вечер. У нее было немного времени, пока она добиралась до дома, чтобы вдоволь пофантазировать о московской шлюхе и Эрике. Ненависть и брезгливость цвели в ее сердце буйным цветом, придя на смену такому желанному сейчас безразличию.

Эрик уехал сразу после злополучного приема. Придя в пустой офис, Нори впервые за прошедшие дни начала рабочее утро с кофе. Она по-хозяйски уселась в кресло босса, закинула ноги на стол, расслабленно улыбнулась и выдохнула… Но вдохнуть у нее не получилось. Девушка открыла рот, пытаясь глотнуть воздуха, но подавилась горьким всхлипом. Она сама не поняла, как сползла на пол и сжалась в комок, обнимая себя руками, рыдая без слез. Ей было страшно и больно. И Нори не понимала, в чем причина. Она вся тряслась, вслух уговаривая себя успокоиться, но тщетно.

Из истерического ступора ее вывел собственный мобильник. Дрожащими руками девушка нашарила его на столе, чтобы прочитать смс от Эрика: «Напоминаю: нужны показания по делу Нелидова. Уехал. Буду через неделю».

«Через неделю. Через неделю. Он приедет через неделю», - повторяла Нори, цепляясь за слова и сроки, как за спасительный круг.

С трудом, но она привела себя в нормальное состояние. Дрожащими руками девушка вылила кофе в унитаз, заварила себе ромашковый чай. Она села на свое место, опасливо поглядывая на кресло Эрика. Открыв ежедневник, Нори погрузилась в свои обязанности, ища в рутинной круговерти дел покой и стабильность. Ей это удалось. Работа и чай сделали свое дело, но ночью она не могла уснуть. Ворочаясь с боку на бок, девушка отчаянно нуждалась в сильных руках и горячем мужском теле, которые так успокаивали ее расшатанные нервы.

Впервые после возвращения с Севера Нори позволила себе вспомнить о Кеннете и Стейне. События, образы, лица, слова всплывали в ее лишенном сна разуме. Она снова и снова пыталась понять, почему Кен связался с предводительницей Волков, но не могла. Как не в состоянии она была принять его связь с Хелл, так не получалось и со Стейной. И все сводилось к тому, что она не понимала Кена. Она не знала эту его сторону, эту часть его личности, которая тянулась к таким разным женщинам, которая отталкивала ее, Нори. Видимо, она была не такой. И оставалось только смириться с этим. Ей, конечно, очень хотелось хотя бы поговорить с Артуром, стать ему если не любимой, то другом. Но и в этом бывший Командир отказал ей. Даже когда его отношения с Ольгой зашли в тупик, он предпочел сблизиться со Стейной.

И тут Нори поймала себя на мысли, что кроме негативных чувств в ней бушует любопытство. Она почувствовала себя фанаткой Артура. Она не подходила ему. И, кажется, он не подходил ей. Но иррациональный интерес к его жизни навсегда поселился в сердце Нори. И ей стало обидно не за то, что Савицкий-младший не воспринимал ее всерьез, как женщину, а как человека. Лишь однажды они общались нормально: доверительно и свободно. В тот вечер, который потом превратился в потрясающую ночь, в многообещающе отвратительное утро. А потом – все. Она стала для него одной из многих, кто всегда был рад раздвинуть ноги.

Засыпая, Нори думала, что, возможно, та ночь была ошибкой? У нее был один потрясающий секс, но не было отношений. И сейчас она бы не думая обменяла оргазм от Артура Савицкого на дружбу с ним, хотя бы на приятельские отношения. Конечно, Кен был непростым человеком, даже с Гуном он скорее не дружил, а общался. Но Нори была уверена, что смогла бы стать для него чем-то большим.

Всю неделю она была сама не своя. Каждое утро было испытанием. Приходя в офис, Нори сразу бросалась с головой в работу, чтобы не зацикливаться на пустом кресле. Девушка не понимала, почему так реагирует на отсутствие Эрика. За неделю он только кровь ее не выпил, и она очень ждала спокойной работы в его отсутствие. Но вместо спокойствия на нее постоянно норовила накатить паника. И только дела держали в тонусе. И мантра:

Он приедет через шесть дней, через пять, через четыре.

А ночью ее ждала бессонница и мысли. Нори много думала об Артуре и Ольге, вспоминала их разговоры, свидетелем которых она была. Девушка сравнивала Кеннета и Бена, пытаясь понять, что их роднит, что цепляло Ольгу. И Стейну. Нори знала, что та в свое время составила отличную протекцию Бенедикту. Она слышала, что эти двое были так же связаны мимолетной интрижкой. В этот клубок секса, дружбы и любви Нори категорически отказывалась вплетать Эрика. Она предпочитала вообще не думать о нем. Так было проще и спокойнее. Лишь мантра:

Он приедет через три дня. Послезавтра. Завтра.

Нори едва касалась земли, летя на работу в понедельник утром. Ее словно поднимали в воздух незримые крылья. Она уверяла себя, что это просто погода хорошая. И солнце балует последними теплыми днями лета. И туфли удобные. И волосы легли, как надо. И… первое, что она услышала, войдя в офис, – это смех Эрика.

Нори подняла глаза, чтобы поздороваться со Светой. Администратор смотрела на девушку и тоже улыбалась.

- Вернулся и в классном настроении, - подмигнула она Нори.

Коллеги, конечно, не упустили тот факт, что Савицкий стал холоден со своей ассистенткой. Никто, разумеется, не лез в душу ни к Эрику, ни к Нори, но они оба частенько становились темой для обсуждений в кулуарах. Светлана негласно переживала за них, пытаясь ненавязчиво поддержать Нори. Вроде как из женской солидарности. Вот и сейчас у нее по лбу мчалась бегущая строка: «Твой приехал. Не злой. Миритесь уже, голуби».

- Это хорошо, - промямлила Нори и направилась в кабинет.

Дверь была открыта, и девушка еще в коридоре услышала обрывки разговора.

- Да все в порядке, Наташ. Я не сахарный, не растаю… Отстань. Подумаешь, рубашка… А ну если сама будешь вышивать, то с удовольствием. Я, кстати, до сих пор не простил тебе… Да-да, Бену-то частенько подарочки делаешь, а старому другу… Ну ладно, старому врагу… Да, повторим, конечно. Было классно. Увидимся, пока.

Эрик стоял спиной к двери и спокойно закончил разговор, не подозревая о невольном свидетеле. Он повернулся, и Нори увидела, как с его лица сползает счастливая улыбка.

- Доброе утро, - поздоровался он, садясь в кресло.

- Доброе, - буркнула девушка.

- Отчитывайся, что сделала за неделю, - без лишних вступлений потребовал босс.

Нори выдохнула и открыла ежедневник. И снова начался марафон безумной работы. Необъяснимая паника отступила. Да и кресло босса, занятое им самим, не давало повода. А сам босс, хоть и удостаивался в мыслях Нори не самых лестных эпитетов, но все же как-то умиротворяюще действовал на ее расшатанную психику. И бесил он ее знатно.

Нори утешала себя тем, что теперь у них нормальные рабочие отношения. Эрик превратился в среднестатистического начальника, который тыкал ее носом в каждый косяк, не стеснялся прикрикнуть и без повода, особенно если день выдавался трудным. А легких дней у Савицкого почти не было. Он постепенно набирал клиентов, чтобы интенсивно работать всю зиму. У Нори начался семестр в универе, и учеба, разумеется, стала еще одним пунктом в списке раздражающих Эрика факторов.

Но все это было вполне терпимым, приемлемым, пока босс не начал искать ей замену. Нори не думала, что он действительно решится на это. Она наивно полагала, что Эрик все спустит на тормозах, забудет о ее заявлении. Но она ошиблась. Когда первая соискательница на должность стажера явилась на собеседование, Нори едва не порвало от бешенства. Претендентка была чье-то знакомой, разумеется. Молодая и высокая, в узенькой юбочке, с наращёнными ногтями и ресницами, с надутыми губами и сиськами. Девушка слышала из приемной, как эта краля вещала Эрику о своих амбициях в юриспруденции и вообще в жизни. Светлана хихикала. Причем администратора забавляла реакция Нори не меньше, чем сама девица.

Через день Эрик проводил собеседования, и каждому Светлана мило улыбалась, уверяя, что обязательно позвонит, когда босс определится. Через пару недель Нори привыкла к этим визитам. Она закатывала глаза на очередную пустышку модельной внешности и бессовестно строила глазки редким парням-студентам. Такие выкрутасы она устраивала специально для Эрика, у него на глазах. И злорадствовала, когда остаток дня он не разговаривал, а гавкал на нее.

Нори научилась ловить какой-то извращенный кайф от его негатива. Раньше ей нравилось баловать его свежим кофе, сваренным без просьбы, вовремя подсовывать под руку тарелку с сэндвичами и получать в ответ теплую улыбку и благодарности. А теперь она считала, что прожила день зря, если не вывела босса из себя. Причем нарочно. Нори знала, что таким образом сама роет себе могилу, но и прикидываться милашкой тоже не имела желания.

Но по ночам ее иногда посещали мысли, что будет очень одиноко и пусто, когда Эрик наконец найдет ей замену, и закончится их невыносимое сотрудничество. Нори находила утешение в том, что у нее останется Север. Одна сессия позади, осталась еще одна. Конечно, там она снова станет девочкой из полевой кухни, с которой Предводитель общается лишь в случае крайней необходимости. Но все же это было лучше, чем ничего. Лучше, чем звенящее оцепенение и пустота.

Задержавшись на учебе, Нори спешила в офис. В животе у нее завывало от голода, поэтому девушка, наплевав, как всегда, на недовольство босса, прошла сразу на кухню, чтобы перекусить. Она завернула в туалет вымыть руки, а, выходя, услышала голос Эрика. Он разговаривал на кухне с Кириллом, самым первым партнером и хорошим приятелем.

- Лазарич, когда у тебя уже закончится этот кастинг? Сил нет, честное слово, хоть дрочи после каждой экхм… претендентки, - посмеивался Кирилл.

- Так дрочи, Кирюх. Кто тебе мешает? – угорал в ответ Эрик.

- Клиенты мешают и возраст уже не тот.

- Да и вообще, ты не из тех, ага?

- Серьезно, Эрик, херней страдаешь. Перестань.

- Я бы рад перестать. У тебя есть кто-то толковый на примете?

- У меня-то есть, только ты все равно по бороде пустишь.

- Это почему?

- Потому что ты Дашку никогда не уволишь.

- Я ее не увольнял, - резко сменил тон Савицкий, огрызаясь. - Она сама.

- Оно и видно. Старик, без обид, она толковая девочка, смышленая, но таких в Питере вагон.

- Может быть.

- За чем тогда дело встало?

- Черт знает, Кир. Привык я к ней. Сам же помнишь, ни с кем сработаться не мог, а она… Она единственная, кто меня не раздражает. Вернее, раздражает… даже бесит иногда, но мне с ней комфортно.

- Может, тебе на ней жениться тогда? – заржал Кирилл.

- Иди на хер, - буркнул Эрик.

Нори быстренько пробежала в кабинет, полагая, что услышала больше, чем достаточно. Она уговаривала себя не улыбаться, но все равно сияла, как медный таз, когда вошел Эрик.

- День добрый, Дарья Дмитриевна. Хотя я планировал пожелать вам доброго утра, но не пришлось. Почему не явились вовремя? – как всегда начал нудеть Савицкий.

- Я вас вчера предупреждала, Эрик Лазаревич, что у меня важный семинар, - парировала Нори. - Как собеседование?

- Стандартно, - пробормотал Эрик, просматривая почту.

- Хоть какая-то стабильность в нашем сумасшедшем мире, правда? – не сдержалась девушка.

Эрик поднял на нее глаза, удивляясь игриво позитивному тону помощницы.

- Чего такая довольная? Пятерку получила? – продолжал ворчать босс.

- Просто хорошее настроение.

- Прекрасно. Начни работать для разнообразия. Мне нужны все материалы по делу Андрианова.

- Так оно же закрыто, - удивилась Нори.

- Правда что ли? – ядовито поинтересовался Эрик. - А я и не знал.

Нори сглотнула, чувствуя, как все тепло от подслушанного разговора разбивается о его ледяное пренебрежение. Она сжала зубы, впервые за долгое время чувствуя боль от ядовитого тона босса.

- Для отличницы с перспективой стать адвокатом ты слишком быстро делаешь выводы, - продолжал Эрик. - Всплыли новые обстоятельства. Мне нужна вся информация. Чем скорее, тем лучше.

- Хорошо, - кивнула Нори, вставая, накидывая сумку на плечо.

- Подожди, - остановил ее Эрик. - Я хочу съездить к Андрианову, поговорить с ним.

- Эээ… в тюрьму что ли? – не поняла девушка.

- Нет, блин, на курорт. Конечно, в тюрьму. Узнай, где он отбывает. Закажи в ближайшем городе гостиницу.

Нори сжала зубы, уговаривая себя не реагировать.

- Хорошо. Номер люкс?

- Мне – да. Себе попроще возьми.

- Я тоже еду? – удивилась девушка.

- Да.

- Зачем?

- Чемодан понесешь, - рявкнул Савицкий. - Что за тупые вопросы, Дарья? Я сказал – едешь, значит набирай номер, бронируй гостиницу, пакуй вещи. Чего непонятного?

- Все понятно, - прохрипела Нори. - Закажу сразу, как вернусь.

- Аллилуйя, - он воздел руки к небу.

Девушка выбежала из кабинета и пулей понеслась в туалет. Она вытащила несколько бумажных полотенец и прижала их к глазам, ловя слезы, чтобы не потекла тушь. Нори сжимала губы, чтобы не рыдать в голос, но всхлипы все равно вырывались приглушенными, сдавленными звуками. Позволив себе минуту слабости, она потрясла головой, взглянула в зеркало. Шмыгая носом, Нори изучала свое лицо. Нос не успел опухнуть, но радужки глаз переливались непролитыми слезами. Ресницы были мокрыми. Но в целом она выглядела нормально. Вспоминая номер маршрутки и станцию метро, на которые ей нужно было попасть, Нори отвлекалась от странной непривычной боли, назойливо сверлившей ее сердце.

Она вышла из туалета, опустив голову, шмыгая носом, и двинулась к выходу. Девушка была слишком рассеянна и не заметила, как налетела на Эрика. Она подняла глаза, встречая сталь его гипнотического серого взгляда. Савицкий прихватил ее за локоть, не давая упасть.

Нори открыла рот, чтобы извиниться, но слова застряли в горле. Она ждала, что он снова отчитает ее за нерасторопность, но Эрик молчал. Лишь внимательно смотрел в ее глаза.

«Заметил», - поняла Нори.

Она аккуратно высвободила руку, отстранилась и пошла к выходу, так и не проронив ни слова. Девушка почти дошла до остановки, когда услышала позади:

- Нори, постой.

Она обернулась, не веря своим ушам. Эрик догонял ее быстрым шагом. Он так давно не звал ее Северным именем. Девушка встала посреди тротуара, дожидаясь его.

- Возьми машину, - проговорил Савицкий, вкладывая ключи ей в руку.

- Не стоит, - выдавила Нори через сдавленное горло.

- Так быстрее. Ты мне еще в офисе нужна. Мерседес на стоянке.

Нори открыла было рот, чтобы гордо отказаться и послать его в задницу со своей жалостью, но сил на это у нее не нашлось. Девушка только сказала:

- Спасибо. Хорошо, - и поплелась к стоянке.

Эрик развернулся и быстрым шагом пошел обратно в офис.

Нори с трудом прожила остатки дня. Она действовала на каких-то внутренних резервах, пока добывала новые материалы по делу, обсуждала их с Эриком, наводила справки об осужденном, заказывала гостиницу. Савицкий больше не цеплялся к ней по мелочам, но и не любезничал. Нори снова поблагодарила его за машину, на что он ответил небрежным кивком.

Девушка ехала домой, мечтая лишь о теплой ванне, где она сможет вдоволь наплакаться под шум льющейся воды. С кухни вкусно пахло едой, но Нори не соблазнилась. Она сразу направилась в ванную комнату, включила краны и разделась. Но слез не было, лишь щемящая пустота привычно сдавливала сердце. Пришлось просто помыться.

Посидев с матерью у телевизора, Нори ушла к себе, легла в кровать. Она с удовольствием мазохиста вспоминала разговор Эрика и Кирилла, вспоминала, как спустя минуту он огрызался на нее ни за что. Нори изо всех сил старалась вернуть те странные эмоции, которые накрыли ее днем в офисе, но – ничего. Лишь пустота. Вертясь с боку на бок, пялясь в потолок, она вдруг поняла, что просто скучает по нему. Нори отчаянно тосковала по Эрику. Ей безумно не хватало их разговоров, его улыбки, нежного взгляда серых глаз. Она получала драйв от постоянных обменов колкостями, но, оказывается, это недостаточно компенсировало отсутствие позитива.

Нори очень хотелось поплакать, выплеснуть все, чтобы тугая пружина наконец позволила ей вздохнуть. Но слезы никак не хотели работать по заказу. Промаявшись почти до утра, девушка провалилась в недолгий тревожный сон. Она видела Эрика, который улыбался ей, протягивая ключи. Но в руке у него оказался короткий клинок, а перед ней стоял темный Король-Чародей из Ангмара. Нори пятилась назад, сжимаясь от удушающего страха, а он наступал, отводя назад руку, в которой был кинжал. Она упала, и тут же холодная сталь пронзила ее плечо, оставляя внутри осколок темного лезвия. Назгул склонился к ней, окутывая тьмой и еще более жутким страхом.

- В темноте нет жизни. Только смерть, - прошелестел зловещий голос.

Нори проснулась от собственного крика вся в слезах. Сашка стоял у ее кровати, тревожно глядя на сестру.

- Дашк, тебе назгулы снились? – спросил он еле слышно за завтраком.

Она только кивнула.

- На Севере что ли чего?

Нори отрицательно помотала головой.

- Просто сон, - отмахнулась девушка, кисло улыбаясь.

Саше было этого достаточно.

А вот саму Нори трясло всю неделю. Ей чудилось, что за спиной у Эрика развивается плащ, а в голосе слышалось зловещее шипение. В первый день Нори было жутко, но потом… Потом она поняла, что ее притягивает эта тьма. Ее заводил его властный голос. Она возбуждалась, когда босс был с ней жестким. Засыпая, Нори пыталась понять, что с ней черт подери происходит. Словно осколок клинка действительно остался в ее теле и теперь движется к сердцу, отравляя кровь. Она тянулась к тьме, она хотела стать частью тьмы, самой тьмой.*

От постоянных недосыпов, нервотрепки и усталости она действительно стала похожа на призрак. Перед командировкой Эрик даже проявил верх великодушия, отпустив девушку домой после обеда.

- Выспись, - бросил он ей. - Поведешь половину пути. Ты мне нужна живая.

Не смея противиться воле Темного Короля, Нори вырубилась, едва коснулась головой подушки. Она проспала двенадцать часов без сновидений. В шесть утра девушка села в машину Эрика, чувствуя себя бодрой и отдохнувшей. Босс же напротив был помятым и уставшим. Видимо, работал за них двоих. Он не возражал, когда Нори предложила первой сесть за руль, и сразу отключился. Эрик проспал три часа, потом сам сел за руль. Уже после обеда они были на месте.

Заселяясь в гостиницу, Нори все время норовила подрезать у Эрика чемодан, но не успевала. Уже в лифте после третьей ее попытки завладеть его багажом он процедил сквозь зубы:

- Прекрати.

- Но… - начала было Нори.

- Ни слова, - оборвал ее босс.

Гаденько хмыкнув, она послушно заткнулась.

Савицкий настоял, чтобы они вместе просмотрели бумаги у него в номере. Нори еще и расписала ему точный маршрут, потому что навигатор прокладывал что-то непонятное через лес и поле. Она попыталась напроситься вместе с ним, но Эрик заявил, что это совершенно лишнее. Вопрос: «Нахера же ты тогда меня сюда приволок?» - Нори решила оставить при себе.

Весь следующий день девушка была предоставлена сама себе. Гулять ей не хотелось, корпеть над конспектами – тоже. Нори погрузилась в безделье, гоняя на ноутбуке фильмы. Эрик появился ближе к вечеру. Он коротко рассказал о визите к Андрианову, который был скорее жестом доброй воли, чем необходимостью. Нори предложила ему сходить поужинать, отчаянно надеясь, что вдали от дома Эрик снизойдёт до человеческого отношения к ней. Но тщетно. Он отказался.

Савицкий ушел к себе, пожелав Нори выспаться перед обратной дорогой. Девушка закрыла дверь, стараясь игнорировать новый всплеск боли, который спровоцировала его отстранённость. Она чувствовала, что становиться слишком слабой. «Ощущение как будто меня словно масло намазывают на ломоть хлеба. Но масла мало, а ломоть очень большой**», - вспомнила она слова Бильбо и поежилась. Вся эта темная канитель, казалось, отступила, но сейчас все снова вспомнилось, вернулось. И хотя отчасти Нори было жутковато вспоминать не отпускавшие ее сон и видения, но все же так она чувствовала какую-то связь с Эриком. С тем Эриком-Темным Ястребом, с Эриком-Предводителем, а не с придурошным тираном и деспотом Савицким, в которого он превратился теперь. Хотя и в нем Нори умудрялась разглядеть призрачную тень былого величия.

Чтобы накрутить себя еще сильнее, девушка в миллионный раз завела «Властелина Колец». Она улыбалась, просматривая эпизоды с назгулами, когда в почту ей пришло сообщение. Девушка свернула просмотр, чтобы прочитать письмо. Новости были очень даже хорошими. Нори достаточно близко общалась с одним из следователей. Безобидный флирт частенько помогал ей узнавать что-то даже раньше Эрика. Вот и в этот раз ее следак поспешил поделиться информацией, сообщив, что дело Андрианова действительно снова будет открыто. Он даже прикрепил ей к письму файлик с копией официального решения. Нори чуть не взвизгнула от радости. Она перекинула все на флешку и поспешила к Эрику. В его люксе был принтер, и девушка собиралась распечатать документ. Она постучала в дверь, но никто не открыл, однако ручка поддалась.

Решив, что имеет право немного обнаглеть, она вошла внутрь. По характерным звукам из ванной Нори поняла, что Эрик в душе. Она собиралась оставить флешку и уйти, но нужно было все же сказать ему. И вдруг что-то переклинило у нее в голове. Нори осознала, что Эрик в душе, голый. Она вспомнила, как несколько раз они занимались сексом в душевой у него дома. Она вспомнила, как вообще они занимались сексом. Дома, в офисе, на Севере. Все ее тело вдруг заныло от невыносимой потребности. Уронив флешку на стол рядом с принтером, девушка, словно загипнотизированная, пошла на шум воды. Ванная комната была большая и помпезная. Там была и сама ванна, и две раковины, соединенные мраморной столешницей, над которой висело огромное зеркало. В углу находилась душевая кабина, сквозь запотевшие стеклянные стенки которой девушка видела очертания мужского тела. Она стояла, не смея двинуться, ждала.

Эрик вышел через несколько минут. Заметив Нори, он чуть вздрогнул от неожиданности, но быстро пришел в себя, потянулся за полотенцем. Савицкий не спешил прикрыться, разумеется. Он просто вытирался.

- Какого дьявола, Нори? - рыкнул он.

Но девушка тут же расплылась в улыбке, услышав свое Северное имя.

- Дело Андрианова возвращают на доследование, - проговорила она деловым тоном, бесстыдно пялясь на обнаженного босса. - Мне прислали документы на почту. Это официально.

- Класс. И ты решила, что для меня эта информация бесценна, особенно, когда я моюсь, - пытался брызгать сарказмом Эрик, хотя сам был совершенно растерян от такой наглости.

Он закончил вытираться, бросил полотенце на столешницу и нахмурил брови, сердито глядя на Нори. Это сработало бы, конечно, но эрекция сдала Савицкого с потрохами. Нори улыбнулась, заметив его возбуждение. Она потянула вниз молнию толстовки и скинула ее прямо на пол, оставшись в одном лифчике. Девушка подцепила пальцами шорты, толкая их вниз, и сделала шаг, отбрасывая их, приближаясь к Эрику.

Нори положила ладони ему на грудь, выдохнула, с удовольствием ощущая его горячую кожу и мышцы. Девушка потерлась щекой о его торс и прошептала:

- Я так скучаю.

Она встала на носочки, прижалась губами к его шее, скользнула ниже, покрывая поцелуями каждую клеточку, до которой могла дотянуться. Нори водила руками по его плечам, груди, спине, заднице, вспоминая, как приятно прикасаться, чувствовать, гладить. Девушка хныкала, возбуждаясь все сильнее и сильнее. Она обняла его крепко-крепко, прося:

- Пожалуйста, Эрик. Пожалуйста…

Он взял ее за плечи, аккуратно, но твёрдо отстранил. Нори задрала голову, чтобы посмотреть на него. Его глаза были затянуты темной пеленой, а на лице не отражалось ни одной эмоции.

- Пожалуйста, - попросила Нори одними губами.

Она была готова, что он откажет, отправит ее прочь, оттолкнет. Но спустя долгие несколько секунд рука Эрика скользнула по ее шее к волосам. Он потянул резинку, которая удерживала хвостик, растрепал ее волосы. Нори застонала, облизала губы, желая, как никогда, чтобы он поцеловал ее. Но Эрик не спешил. Он скинул с ее плеча сначала одну бретельку лифчика, потом вторую, щелкнул крючками, и бюстгальтер упал на пол к остальной одежде. Нори протянула руки, чтобы обхватить его за шею, притянуть к себе для поцелуя, но Савицкий не позволил ей. Он надавил девушке на плечи, без слов требуя, чтобы она опустилась на колени.

Нори знала, чего он хотел. Она присела на корточки, поймала ртом его член. Эрик довольно выдохнул, прихватывая ее за голову, направляя. Обычно он всегда отдавал ей инициативу в минете. И Нори знала, что и как он любит. Но в этот раз Савицкий сам задавал темп, не позволяя ей никаких дразнилок и фокусов. Девушке оставалось лишь следить за дыханием. Нори была готова поспорить, что он получает ненамного больше удовольствия, чем она, но и останавливать его не собиралась. Она знала, что секс не будет обычным. Или наоборот – очень обычным.

- Встань, - приказал Эрик, делая шаг назад.

Он обсмотрел ее с ног до головы, задерживая взгляд на затвердевших пиках сосков. Его пальцы умелыми движениями раздразнили ее маленькие груди, и Нори застонала в голос, желая больше. Эрик развернул ее спиной к себе так, что Нори оказалась у раковины, лицом к большому зеркалу. Она видела в отражении, как его руки гуляют по ее телу, как он растирает, пощипывает, распаляя ее. Нори запрокинула голову ему на плечо, подставляя шею поцелуям. Эрик провел языком дорожку от уха к плечу, его ладони подцепили трусики, стягивая их.

- Скажи мне, Нори, - потребовал он, потираясь эрекцией о ее зад. - Скажи, что хочешь меня.

- Хочу тебя, - прохрипела девушка.

- Сильно?

- Да. Безумно. Пожалуйста…

- Ты скучаешь по мне?

- Скучаю. Так плохо без тебя. Так пусто. Ты нужен мне. Милый, пожалуйста…

Эрик только хмыкнул, но, видимо, ответы его удовлетворили. Однако он не спешил, продолжая заводить девушку болезненными ласками. В его прикосновениях не было нежности, которую так любила Нори. Он был жестким, требовательным. Его язык жалил, а зубы оставляли отметины на ее коже. Даже губы Эрика были сухими и жесткими, когда он прикасался ими к ней. Но и эти ласки на грани с болью заставляли Нори стонать и просить его взять ее. Она начала впадать в знакомый ступор и на этот раз не хотела контролировать себя. Девушка прикрыла глаза и опустила голову, растворяясь в ощущениях. Но не успела она погрузиться в сладкий транс, как Савицкий больно дернул ее за волосы, заставляя запрокинуть голову назад.

- Не смей закрывать глаза, - зашипел он ей в ухо, и Нори вся задрожала, слыша голос назгула.

Она взглянула в зеркало и встретила его взгляд. В нем плескалась тьма. И Нори не имела над ней власти, потому что тьма владела ею. Девушка замерла с широко раскрытыми глазами, не смея даже моргнуть, словно зачарованная.

Эрик прихватил ее под колено, забрасывая ногу девушки на столешницу, заставляя упереться в нее руками. А через секунду он заполнил ее одним быстрым мощным движением. Нори взвизгнула от неожиданности и остроты ощущений. Не дав ей опомниться, Эрик стал двигаться: быстро, жестко. Девушка вскрикивала от каждого его толчка. Ей было почти больно, но при этом так хорошо, так сильно и ярко, что искры сыпались из глаз. Эрик одной рукой фиксировал ее ногу, а другой продолжал держать за волосы, не позволяя опустить голову.

Глаза Нори то и дело закатывались, но он каждый раз напоминал ей:

- Не смей. Смотри на меня.

И она смотрела. Она тонула в его тьме, перевоплощалась в тень, посвящая себя его миру.

Нори почти рыдала от перевозбуждения и ужаса, которые плескались в ее теле. Она лупила ладонями по холодному мрамору, умоляя его остановиться и не останавливаться. Сжимаясь, корчась, чтобы приблизить оргазм, девушка продолжала смотреть в зеркало, где в мрачной усмешке застыло красивое лицо ее Темного Чародея.

Чувствуя, что она близко, Эрик отпустил ее волосы, положил руку на шею, чуть сжимая, надавливая. Нори затряслась от приближающегося оргазма и новой волны ужаса.

- Назови мое имя, Эланор. Как меня зовут? – приказал он все тем же шелестящим шепотом, от которого мороз шел по коже.

- Эрик, - выдавила Нори через сдавленное горло.

- Громче.

- Эрик, Эрик, Эрик, - выкрикивала она, корчась от болезненно сладких спазмов освобождения.

 А потом вдруг все исчезло. Он просто сделал шаг назад, и Нори буквально стекла на пол. У нее не было сил подняться, заговорить, даже подумать. Единственное чувство, которое в ней жило – это потребность. На теплом полу элитной ванны гостиничного люкса ей были отчаянно необходимы крепкие объятия. Но никто не обнимал ее. И это было действительно ужасно. Ужасно одиноко.

Нори не знала, сколь долго она пролежала на кафеле в ожидании, что теплые руки сомкнуться вокруг нее, прижмут к мускулистой груди. Девушка очнулась в позе эмбриона. Она обнимала саму себя за колени, прижав их к груди. Из ее глаз ручьями текли слезы, а рот открывался в немых рыданиях.

Ненавидя себя за чувства, которые рвали ее на части, Нори лежала и ждала. Сначала его тепла, потом нежности, потом хотя бы заботы и наконец даже жалости. Но Эрика больше не было рядом. Он вышел, оставив ее одну. Оставив с тем, что она хотела. С темным удовольствием, в котором не было места любви. Она так стремилась к этому, так скучала. Но когда получила, оказалось, что теперь ей этого мало. Было достаточно с Артуром. С Эриком – нет. Она познала его Свет и Тьму, но поздно. Слишком поздно, чтобы завладеть хотя бы одной его сущностью. Наоборот, это он заявил на нее свои права, и Нори не смогла отрицать их.

- Я люблю тебя, - прошептала девушка.

Она села, вытерла слезы.

- Люблю тебя, - повторила Нори увереннее.

Ноги послушались, и Эланор встала перед зеркалом. Она пригладила волосы, умылась, собрала свои вещи, оделась, вздернула нос и вышла в гостиную. Она была не из тех, кто стесняется своих чувств. Нори привыкла бороться за них.

Эрик сидел в халате перед ноутбуком. Он выглядел расслабленным и спокойным, словно не вытрахал только что из нее весь ад. Не церемонясь, Нори присела рядом на диван.

- Я оставила флешку… - начала она.

- Да-да, нашел. Спасибо, - деловито отвечал Эрик, делая вид, что не замечает, как она прижалась к нему боком. - Действительно хорошие новости.

- Знаешь, я «Властелина» пересматривала, когда мне следак написал. Может, составишь компанию? Закажем еду в номер? В загул уйдём, просмотрим всю трилогию за ночь, а? – щебетала Нори, не давая вставить ему слова.

Савицкий вежливо дослушал ее, демонстративно захлопнул ноут, встал.

- Мне нужно выспаться. Чего и вам желаю, Дарья Дмитриевна. Отдыхайте, сегодня вы мне больше не понадобитесь, - проговорил он.

Эрик прошел к двери и открыл ее, приглашая Нори на выход.

- Ладно. Значит в другой раз, - пожала она плечами, ничуть не смутившись.

- Это вряд ли, - буркнул Савицкий.

Нори лишь одарила его лукавой улыбкой, подмигнула и сама закрыла за собой дверь.

 

* Нори проводит аналогии с Фродо, которого ранил назгул призрачным клинком. Осколок проклятой стали несколько дней двигался к сердцу хоббита, превращая его в такого же призрака, раба Кольца Всевластия.

** Бильбо Бэггинс о том, как темная сила Кольца делает его слабым.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2086-1427058-9-10
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (05.02.2016)
Просмотров: 275 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
16
Спасибо за главу!
avatar
1
15
Интересно, долго ли теперь Эрик продержится под Норькиным натиском. Думается, что девочка будет действовать. Она разобралась в себе, поняла, что, вернее кто ей нужен.
 Спасибо за главу. Она просто суперская  good
avatar
0
17
Эрик у нас кремень giri05003
avatar
2
14
Да уж, такое четкое разделение получилось..., одни за белых, другие за красных...
И казалось бы  - Оля все выложила на блюдечке с золотой каемочкой- только читай и впитывай..., но даже после ее ответа под девятой главой, где Стейна ооочень целомудренно вела себя с Эриком( как оказалось), я не прониклась к ней никаким позитивом, она мне все равно "фиолетово", но вот Нори я люблю( хотя Стейна мне гораздо ближе по возрасту, может я свою молодость вспомнила...) Мне нравится ее дерзость, бунтарский характер, и даже ее тараканы в голове - девочка живет эмоциями и разве это плохо..,с возрастом остепенится и будет жить не сердцем , а мозгами. И нет у меня особого сочувствия к Эрику - он прожил уже достаточную взрослую жизнь, и кто знает скольким женщинам он мог в жизни тоже больно сделать...Но все ведь встает на свои места, и Нори начинает разбираться в своих чувствах - секс с темным назгулом-Эриком заставил ее многое понять; это было едентично траху с Артуром - ни поцелуев, ни нежности, ни теплых объятий...
Цитата
На теплом полу элитной ванны гостиничного люкса ей были отчаянно необходимы крепкие объятия. Но никто не обнимал ее. И это было
действительно ужасно. Ужасно одиноко.
Когда-то она познала с Эриком Свет, теперь только Тьму, и оказалось, что он нужен Нори весь целиком и полностью вместе с этими противоположностями...
Цитата
- Люблю тебя, - повторила Нори увереннее.
Ведь это было сказано не в бреду, а вполне осознанно - значит в чувствах девочки произошел перелом. И теперь Нори будет бороться за них. Посмотрим-  как долго Эрик продержится, если поверит в ее любовь.
Большое спасибо за продолжение. Глава просто взрывоопасная.
avatar
0
18
Цитата
девочка живет эмоциями и разве это плохо..,с возрастом остепенится и будет жить не сердцем , а мозгами.
а какой смысл остепеняться, Тань? Стей тоже живет эмоциями, приправляя их неким расчетом и здравым смыслом, ни в чем себе не отказывает. Да и Нори не из тех, кто меняется с возрастом.
Цитата
Когда-то она познала с Эриком Свет, теперь только Тьму, и оказалось, что он нужен Нори весь целиком и полностью вместе с этими противоположностями...
именно так. Нори вообще не любитель ванильки, и почуяв истинную тьму в Эрике уже никогда не откажется от него.
Цитата
Ведь это было сказано не в бреду, а вполне осознанно - значит в чувствах девочки произошел перелом.
произошел, ага. только вот не поздно ли?
Цитата
как долго Эрик продержится, если поверит в ее любовь.
поверить будет не просто
avatar
1
12
Спасибо за главу. Хоть и сердилась я на Нори, но здесь мне её очень жалко. Жаль, что она так поздно поняла, что любит Эрика, пока металась между родственниками, потеряла все. Правда я очень надеюсь, что Эрик оттает, что они будут вместе.
avatar
1
13
ну Эрик пока как айсберг в окияне, но мы на него найдем Титаник)))
Норьку не жалей. Она сейчас в своем любимом образе: Люблю не могу, будешь мой)))
avatar
2
10
Эрик в праве выёживаться, Нори  в праве бороться. А мы счастливы тем что они вместе, хоть и воюют. fund02016 Браво автору! good
avatar
1
11
золотые слова lovi06015
avatar
0
9
Спасибо за главу! fund02016
avatar
0
6
таким отношением к ней он решил наказать ее напоследок? спасибо!
avatar
0
8
нет, он просто позволил себе не сдерживаться.
avatar
0
5
Спасибо!  good
avatar
1
3
Эрик сегодня меня расстроил!
Он вообще не заморачивает, что целовал Стейну и тоже может быть не красавчиком в этой ситуации! Нашёл виноватую....
Спасибо! Надеюсь на скорое продолжение '
avatar
1
4
Эрик нынче солидарен с автором, потому и не заморачивается))) а виноватая сама себя нашла
avatar
1
7
Эрик у нашего любимого автора вес такой белый и пушистый а дурочка- малолетка вся такая выноватая?она же еще маленькая...а он уже взрослый мужик и очень умный...он тоже  облажался...
глава суперская.спасибо огромное
avatar
0
19
ну да, я пристрастна. и глупость возрастом не оправдываю. Эрик облажался - да. но не в тот вечер у костра с Наташей... Но об этом позже fund02002
avatar
0
2
lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]