Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дивный цветок дикого Севера. Глава 11

Глава 11. Коса на камень.

- Давай я поведу, - в сотый раз предложила Нори, неодобрительно косясь на зевающего Эрика.

- Не надо. Ты и так уже четыре часа рулила, - в сотый раз отказался босс, упрямо таращась на дорогу. - Мне просто нужен кофе. Вон и заправка.

Нори отвернулась к окну, чтобы он не видел, как она закатывает глаза. Это была уже третья остановка на кофе-брейк за те два часа, что Эрик был за рулем.

Дождь заливал лобовое стекло, и видимость была отвратительная, что соответственно сказалось и на скорости в пути. Пока Нори была за рулем, Савицкий клевал носом, пребывая в каком-то коматозном состоянии. Возможно, влияла погода, но девушке было приятнее думать, что не только ей не спалось этой ночью. И если Нори встала утром решительная и бодрая, то Эрику впору было спички в глаза вставлять.

Взяв на заправке очередной американо, он снова сел за руль, проклиная дождь. Кофеин ненадолго взбодрил Эрика, но уже через полчаса его снова начало срубать. Отдавать руль Нори он не собирался, поэтому прибег к альтернативному средству борьбы со сном.

- Как ты относишься к смертной казни? – спросил ее Савицкий без лишних вступлений.

- Эээ, в каком смысле? – растерялась девушка.

- Да в прямом.

- Это какой-то тест что ли? – не поверила ему Нори. - На профпригодность? Не поздновато ли?

Эрик раздражительно фыркнул.

- Просто спрашиваю, интересно. Поговори со мной, а то действительно усну.

- Категорически отрицательно я отношусь к смертной казни, - выдала Нори, как на уроке.

- Почему? – продолжал расспросы Эрик, явно не удовлетворенный таким кратким ответом.

- Многие из живущих заслуживают смерти, а многие из умерших — жизни. Ты можешь вернуть им её? - нет. Тогда не спеши осуждать и на смерть, - процитировала Нори одно из самых популярных высказываний Гендальфа.

Эрик рассмеялся, и девушка тоже довольно заулыбалась.

- Это очень легкий тест, Старший, - проговорила она весело и напевно, чуть растягивая слова на Северный манер.

- А если серьезно?

- Я серьезно – против, - пожала плечами Нори. - Абсолютно согласна с Серым.

- Ты веришь в Бога, в судьбу?

- Пожалуй. Но мне нравится думать, что и Бог верит в людей.

- Как это? – не понял Эрик.

- Не очень приятно думать, что есть Умник на небесах, который заранее все знает. Какой смысл в даре людям свободы воли, если есть судьба? Я предпочитаю верить, что только мы сами несем ответственность за свои решения. Конечно, в Его силах поставить нас перед выбором, засунуть в причудливые обстоятельства, но выбор мы делаем сами. Это и есть судьба. Что-то вроде алгоритма, который написали для нас.

- Интересно, - оценил Савицкий ее теорию. - Очень даже. То есть возмездие и высший суд – это части алгоритма? Ну если возвращаться к той же смертной казни…

- Получается, что да.

- Почему мне кажется, что на этом ты не успокоишься?

Теперь пришел черед Нори засмеяться.

- Ты меня слишком хорошо знаешь, - кокетливо подмигнула ему девчонка.

- Слишком, ага, - кивнул Эрик, немного морщась.

Нори сразу же стушевалась, замолчала, понимая, что он провел не самые веселые аналогии.

- Ну так чего там с возмездием? Договаривай уж, - подбодрил ее босс через минуту тяжелой паузы.

Не сразу, но Нори заговорила. Ее мысли по этому поводу были весьма сложными, но она все же подобрала подходящие слова.

- Если человек порой считает, что имеет право забирать жизни, то должен быть готов платить за это. Меня, откровенно говоря, возмущает нынешняя система наказания. Какая там тюрьма для пожизненных заключенных? «Черный лебедь» вроде?

- «Белый лебедь» в Пермском крае, - поправил ее Эрик. - «Черный дельфин» – это под Оренбургом.

- Ну вот, - продолжила Нори. - Это не курорт, конечно, но они же там живут, едят на деньги законопослушных налогоплательщиков. Кусок моей зарплаты ежемесячно уходит на содержание этих упырей. Какого хрена, Эрик, а?

- Ну и мы опять возвращаемся к смертной казни? А ты ведь категорически против.

- Я против – да. Но ведь не обязательно лишать их жизни.

- Ну а как тогда?

- Есть ведь донорство. Почему бы не забрать у кого-то из них почку? Так можно спасти жизнь… На дорогу смотри, - одернула девушка босса, который аж повернулся, чтобы взглянуть на нее.

Эрик послушался и снова уставился вперед. Сна у него не было ни в одном глазу. Он долго молчал, но потом все же заговорил.

- Ты допускаешь возможность судебной ошибки?

- Допускаю. Но даже ошибочно осужденный может спасти кому-то жизнь.

- Но он не обязан это делать.

- Но это плюсик к карме.

- Ох, девочка, ты меня пугаешь.

Они снова замолчали, однако Эрик не мог не спросить:

- Я ведь тоже должен кому-то почку по твоей теории?

- Нет. Ты принял вызов. У нас другие законы. Ты же сам говорил, что Север не приемлет гражданского правосудия.

- Ладно. Допустим. А Артур… Если бы он убил Гришку?

Нори сглотнула. Эрик буквально припечатал ее к стенке этим вопросом. Артур не вызывал Гришу, он действовал вне Северной и человеческой морали, вне закона. И было у него лишь одно оправдание.

- Он не убил его, так что не надо всех этих сослагательных теорий, - проговорила Нори, однозначно ставя точку в их разговоре.

Эрик красноречиво усмехнулся, закрывая тему. Он вроде был рад, что скоротал время за относительно нейтральным разговором, который открыл для него новую грань мировоззрения Нори, но снова наткнулся на ее слепое поклонение Артуру. Не сказать, что Савицкого это удивило. Он давно уже привык к ее избирательной лояльности. Однако очередное напоминание об этом опять отозвалось мерзкой болью в его груди.

Дворники бегали по стеклу, смахивая воду. Эрик смотрел на дорогу, радуясь, что Питер уже близко, и скоро он сможет избавиться от присутствия Нори. Пусть только до завтра, но ему необходима была передышка. Савицкий знал, что сон вряд ли посетит его этой ночью. Он снова будет лежать в кровати с открытыми глазами, боясь закрыть их, боясь провалиться в жуткую тьму, которая стала сильнее. Эрик почти поборол свое мрачное альтер эго. Ему казалось, что с Нори он может быть другим. Она давала ему силы, давала контроль. Эта маленькая безумная девчонка имела странную власть над его душой. Эрик хотел быть лучше для нее. Он, конечно, был не в состоянии отринуть темную суть, но Нори помогала держать ее взаперти. Она словно сама была замкОм. Она умела выпустить лишь каплю темного безумия, когда оно было готово вырваться на свободу целиком.

Но вчера он потерял контроль. И Нори не помогла ему его обрести. Она просто не хотела. Савицкий ждал, что она потребует от него поцелуя, откажет в минете, пошлет его к черту, когда он велел признаться, что она его хочет, что скучает. Но девочка послушно исполняла все его требования, проворачивая ключ в незримом замке, открывая настежь дверь, выпуская темное безумие.

Никогда еще Эрик не испытывал таких сильных ощущений во время секса. Даже со Стейной он не мог себе такого позволить, боясь оттолкнуть любимую. Но с Нори ему не было страшно. Она не принадлежала ему, поэтому он не боялся ее потерять, не боялся быть с ней тем, кем являлся. И он хотел, чтобы она узнала его таким. Придя в его номер, отдавая себя, Нори должна была понимать, что ей придется платить. Она не имела права лукавить в этот раз. Как и Эрик не желал незримого присутствия Артура во время секса. Он отдавался ей целиком и себе хотел всю ее, не собираясь больше делиться с племянником.

Савицкий смутно помнил, как трахал ее, заставляя смотреть в зеркало. Он словно со стороны слышал свой голос, требующий не закрывать глаза и звать его по имени во время оргазма. Но те ощущения, которые проходили через его тело, душу и черное сердце до сих пор отдавались эхом неутоленного до конца желания. Кончив вместе с Нори, он был готов сразу начать снова. Но выход сексуальной энергии дал ему возможность остановиться и прийти в себя. И Эрик поспешил воспользоваться этой возможностью. Он вышел из ванной, радуясь, что у Нори нет сил следовать за ним. Умывшись и надев халат, Савицкий уткнулся в компьютер невидящим взглядом, прогоняя морок, возвращаясь в адекватное состояние.

Он едва не сорвался снова, когда Нори села рядом с ним на диван. Было невероятно сложно удерживать зыбкое равновесие, когда она так откровенно предлагала себя. Тьма забурлила в нем вновь, желая свободы, и Эрику ничего не оставалось, как выгнать девушку от греха подальше. Однако, несмотря на поспешное прощание, Савицкий не мог не заметить перемены в Нори. Он не мог объяснить это какими-то ее действиями, скорее почувствовал. И ему это не нравилось.

Эрик украдкой взглянул на Нори, которая сидела тихо, как мышка, глядя в окно на пасмурный Питер. Он отдал бы многое, чтобы узнать ее мысли сейчас. И еще больше, чтобы не хотеть их знать.

Нуждаясь в восстановлении оборонительной стены, которую так удачно порушила Нори, Савицкий небрежно бросил:

- Твое наказание закончено. Не забудь заказать билет на поезд.

- Я уже заказала, - непринужденно отвечала Нори. - Спасибо, что напомнил.

- Можешь не приходить на работу завтра, - великодушно позволил босс.

Он нуждался в небольшой передышке, не хотел ее видеть.

- Эммм, кажется, у меня есть кое-какие дела…

- Подождет, - настаивал Эрик.

Нори приподняла бровь, но больше не спорила. Она забрала свою сумку с заднего сиденья, кратко попрощалась и пошла к дому. Эрик проводил ее взглядом, прежде чем уехать. Ночью он снова остался наедине со своими демонами. И к утру они нашептали ему, что лучше поскорее найти Нори замену.

Савицкий поспешил воплотить свой план в жизнь. Он назначил собеседование с очередной претенденткой, которая была так любезна, что прибыла уже к обеду. Эрик задавал стандартные вопросы, но ответы не слушал. Он пытался представить эту девушку на месте Нори. Не очень успешно. Да и стоит признаться, что она была совершенно тупой. Савицкий, конечно, мог бы привыкнуть к глуповатому выражению лица и жеманным манерам, но от нее вряд ли был бы какой-то толк по работе. Ну, может, кофе-машину она бы освоила. И то не факт.

Эрик размышлял о том, что стоит проявить немного шовинизма и приглашать на собеседование исключительно парней, когда в кабинет вошла Нори.

- День добрый, Эрик Лазаревич, - улыбнулась девушка, снимая плащ.

- Эм, Дарья, - аж подавился словами Савицкий, - вообще-то у меня тут приватный разговор, собеседование и…

- И оно закончено, - подвела итог Нори.

- Что? – в один голос удивились Эрик и соискательница на должность.

- Позвольте провожу вас, милочка, - ядовито улыбнулась Нори, беря девицу за локоть и уводя из кабинета. - Вам несказанно повезло, потому что работать здесь – это кошмар. А босс – тиран просто.

Она довела совершенно ошарашенную девушку до приемной, оставив ту на попечение не менее ошарашенной Светланы.

- Эээ, вам позвонят, как только… - начала стандартно прощаться администратор.

- Не позвонят, - оборвала ее Нори. - Должность занята. Мной. Все свободны, всем спасибо.

Нори прошла на кухню, чтобы налить кофе.

- Какого хрена ты себе позволяешь? - догнал ее крик Эрика.

Девушка позволила себе победную улыбку, прежде чем обернуться.

- Вы вроде разрешили пользоваться кофе-машиной. Разве нет? – работала под дурочку Нори, наполняя чашку.

- Полагаешь, это смешно?

- Я же ваш помощник, Эрик Лазаревич, вот и помогаю. Вы тратите время впустую на эти бесконечные собеседования. Так что… не благодарите меня.

Нори взяла свой кофе и невозмутимо прошагала в кабинет босса, игнорируя огромные глаза Светланы. Савицкий снова отправился за ней. Он хлопнул дверью, закрывая кабинет, хотя его ор был слышен и так.

- Не благодарить, тебя? Серьезно? Вы головой поехали, Дарья Дмитриевна? У меня собеседование, важная встреча. И я это делаю, чтобы поскорее избавить вас от тяжелейшей работы с тираном боссом.

- Правда что ли? А я думала, ты пытаешься найти соску посмазливее и чтобы рот был такой хороший, рабочий, добротный рот. Это ведь важно, у вас очень нервная работа, - кричала Нори ему в ответ, не выбирая слова.

- Да хоть бы и так. Твое какое дело? Ты вроде уволилась.

- После дождичка в четверг.

Нори прошагала к столу, по-хозяйски выдвинула ящик, пошарила в бумагах, нашла нужный листок.

- Прекрати рыться в моих вещах, - зарычал Эрик, но поздно.

Нори уже рвала на мелкие части свое заявление, довольно скалясь. Она не отказала себе в удовольствии и бросила Эрику в лицо мелкие кусочки, которые осели бумажным снегом на его пиджаке. А один даже прилип к губе. Савицкий яростно фыркнут, чтобы сдуть его, и процедил сквозь зубы:

- Я тебя по статье уволю, маленькая дрянь.

- Кишка тонка, большой начальник. Слишком много возни. Ты же прекрасно понимаешь, что уволить кого-то вообще непросто, а уж студента тем более. Придется терпеть меня, дорогой, - почти хихикала Нори, забавляясь его бешенством.

- Это тебе придется терпеть, дорогуша. Я твое существование превращу в ад.

Нори расхохоталась.

- Можно подумать, я все это время пребывала на небесах.

- Убирайся с глаз моих, - зашипел Савицкий, сжав руки в кулаки, которые так и чесались.

Он сел в кресло и схватил первую попавшуюся папку, прячась за ней.

- Вообще, я зашла только кофейку хлебнуть и сказать, что передумала увольняться, - заворковала Нори, надевая плащ. - Дашь мне завтра машину? Надо будет скататься в кучу мест.

- Маленькая, наглая дрянь.

Эрик умерил гнев, понимая, что весь этот перфоманс Нори устроила с целью вывести его из себя, и ей это удалось.

Девушка подошла к нему сзади, наклонилась к креслу и зашептала в ухо:

- Но тебе ведь это нравится, правда?

Не дождавшись ответа, она выпорхнула из кабинета, а на следующий день вела себя как обычно. Нори выполняла все поручения, смиренно кивала, когда Эрик ее отчитывал, чуть улыбалась на редкие похвалы. И оба они игнорировали заинтересованные взгляды коллег, которые буквально ждали новой сцены от горячей парочки. Игнорировали они и сексуальное напряжение, которое искрилось в воздухе.

Неделя была короткой, и Нори не успела устать. Она плохо спала ночами, постоянно о чем-то думала. Ее вспышка из-за очередного собеседования была совершенно спонтанной, но весьма полезной. Эрик показал себя во всей красе, буквально расписался в собственном бессилии. Нори знала, что он мог легко избавиться от нее, несмотря на все ее угрозы и общие сложности с трудовым законодательством. Однако даже скандал, который закатила Нори, не заставил его действовать. Наоборот, он словно избавился от тяжкой обязанности, когда девушка порвала заявление.

На Севере Нори впервые было скучно. Ничего ее не радовало. Спарринги казались тоскливыми, повседневные обязанности раздражали, даже последняя битва не вызывала привычных эмоций. Каждую ночь Нори засыпала одна в своей палатке, пытаясь найти силы, чтобы пойти к дозору в надежде встретить Эрика. Но она не осмеливалась, слишком боялась снова увидеть его со Стейной.

Правда, она снова сблизилась с питерскими воинами. Парни все еще держали дистанцию, несмотря на ее разрыв с Эриком, который был очевидным фактом. Ястребы считали их размолвку временной, и Нори была в безопасном положении. Она снова стала общаться с Гуном. Не так свободно и раскованно, как раньше, но все же достаточно близко. Это немного отвлекало, но недостаточно.

Вернувшись в Питер, Нори снова погрузилась в учебу и работу. Ее общение с Эриком вышло на какой-то новый уровень. Он был достаточно вежлив, перестал повышать голос, придираться по мелочам, но от этого становилось только хуже. Девушка чувствовала, что он отдаляется от нее. Савицкий не реагировал на ее уловки. Попытки вывести босса из себя заканчивались провалом. Эрик лишь одаривал ее уничижительным взглядом и говорил: «Не занимайтесь ерундой, Дарья Дмитриевна, у вас и так полно работы». После этого он обычно придумывал для Нори кучу бестолковых поручений вне офиса. И вскоре она поняла, что ее план больше не работает.

Перед последней Северной сессией Нори была в отчаянии. Она почему-то решила, что если не сблизится с Эриком снова, то проиграет. Нет, она не отказалась бы от него ни за что на свете, но приближение зимы удручало. Нори отчаянно хотела его вернуть. Пусть не целиком, но хотя бы в качестве друга. Ей нужен был маленький знак, крупица надежды, что Эрик когда-нибудь сможет ее простить.

Вечером перед отъездом на Север они оба задерживались в офисе. Нори давно закончила все дела, но усиленно имитировала занятость, чтобы остаться с ним наедине. Светлана зашла попрощаться и сказала, что все уже ушли. Эрик поднял на администратора уставшие глаза. Сил у него хватило только кивнуть.

- Иди домой, уже поздно, - сказал он Нори.

- Мне нужно кое-что доделать. Да и тебе могу помочь.

- Я сам справлюсь. Иди домой.

- Давай мы справимся вместе, а потом ты меня отвезешь, - немного обнаглела девушка.

- Мне не по пути, - только и буркнул Савицкий.

- Тогда отвези меня к себе. Я могу спать в гостевой комнате.

Эрик откинулся в кресле, зыркнув на Нори насмешливым взглядом. Ей это очень понравилось.

- Закажем еду и будем смотреть «Властелина», пока не вырубимся? – поддел Эрик.

- Можем просто поболтать, если хочешь, - продолжала Нори забрасывать его вариантами.

- Не хочу.

- Ну тогда займемся сексом.

Савицкий рассмеялся.

- Полагаешь, мне не с кем потрахаться?

- Полагаю, есть с кем, - не сдавалась она, - но, кажется, тебе это нравилось делать именно со мной.

- Было дело, но прошло.

Нори с трудом сдержала слезы. Ей было безумно больно это слышать, но гордость, как всегда, атрофировалась, не позволяя заткнуться и уйти, сохранив крохи достоинства.

- И, конечно, ты не предложишь мне сдать билет и поехать с тобой на Север?

- Угадала. Не предложу, - кратко кивнул Эрик, снова уставившись в компьютер. - Если ты закончила, то я вернусь к работе.

- Не закончила, - взвизгнула Нори, чувствуя, что слезы все-таки брызнули из глаз.

Савицкий замер, но не удостоил ее взглядом. Девушка поднялась со стула, подошла к нему, молча встала рядом, стараясь собраться и сказать то, что давно должна была.

- Мне… Мне жаль, Эрик, - начала она, запинаясь, но потом голос ее окреп. - Мне очень жаль. Я знаю, что разочаровала тебя. Ты запретил встречаться с Кеном, но я все равно пошла. Прости меня. Я вела себя, как сука, игнорировала тебя, а потом еще удивлялась, почему ты целовал Стейну. Прости меня. Знаю, я не должна была видеться с Кеном, я не должна была хотеть его. Но это было сильнее меня. Прости. Прости меня, пожалуйста.

- Ты должна была, Нори, - ответил Эрик приглушенно, все так же не глядя на нее. - Я не оставил тебе выбора, но ты сделала его задолго до этого. Ты вправе любить, кого хочешь. Не мне тебе запрещать.

«Но я люблю тебя. Я хочу любить тебя. Позволь мне», - мысленно кричала Нори, но слова застревали в горле, смешиваясь со слезами, и в итоге она снова и снова повторяла:

- Прости меня, прости. Пожалуйста, Эрик.

Савицкий встал, снял с вешалки ее плащ, накинул на девичьи плечи, отвел к двери и тихо сказал:

- Иди домой. Увидимся завтра в лагере.

Нори не оставалось ничего, кроме как уйти.

Она проревела всю ночь и только в поезде смогла забыться на несколько часов. Нори не слышала, как в это время Гуннар обсуждал с приятелями Северный сезон. Временный командир был традиционно недоволен политикой Предводителя. Его не устраивал слишком мягкий приговор для Хелл и то, что ему не доверили командование при объединении кланов. Однако воины хоть и слушали назначенного лидера, но не особенно разделяли его точку зрения. Гун слишком увлекся собственными амбициями, которым ни его личность, ни поведение не соответствовали.

Если бы Эланор слышала, какими эпитетами Гун награждал Эрика, то их возрождённой дружбе быстро пришел бы конец. Но девушка спала, терзаемая собственными демонами, видя во сне призрачную тень, которая более не преследовала ее, а таяла в тусклых лучах восходящего солнца.

Этот сон Нори впервые увидела именно в поезде, но он продолжал мучить ее и на Севере. Девушка каждый раз просыпалась в холодном поту, абсолютно уверенная, что тьма, отступая, забирает ее жизнь, ее смысл, ее суть. Она хотела следовать за тенью, но не могла.

Эрик вел себя все так же отстраненно. Он не то чтобы игнорировал Нори, просто не общался с ней, не искал встречи, не заговаривал. Она изредка ловила на себе его взгляд. И чаще всего это было, когда Нори болтала с Гуном. Сначала девушка тешила себя мыслями, что он ревнует, но на провокации по этому поводу не решалась. Последний разговор с боссом разбил вдребезги все ее надежды, планы, мечты. Нори была в растерянности. Она впервые в жизни не знала, что делать.

Ей было проще, когда Артур выгнал ее из-за Ольги. Ей было проще, когда ходили слухи, что Хелл с Беном. Ей было проще, когда Кену вынесли приговор. У нее всегда был план. Она всегда знала, что должна что-то сделать или наоборот переждать. Но сейчас Нори ничего не знала, она просто плыла по течению, ненавидя свою беспомощность. Девушка так глубоко погрузилась в собственную пустоту, что не слышала и не видела ничего, что происходило в лагере. Нори не знала, что Гуннар вдребезги при всех разругался с Эриком.

В ночь перед последней битвой Нори снова проснулась от тревожных видений. Взглянув на часы, она поняла, что не спала и получаса. Трясясь от нахлынувших эмоций, она быстро одевалась, надеясь, что прогулка по лагерю немного успокоит ее. Нори на автомате пошла к дозору. Она знала, что если встретит там Эрика, то просто посидит молча рядом. Если будет кто-то другой, то они поболтают.

Нори удивилась, увидев у костра Гуна. Он давно уже не дозорил, пользуясь привилегиями временного командира.

- Привет, - тихо проговорила девушка. - Погреться пустишь?

- Без проблем, - кивнул Гуннар.

Нори даже издалека почувствовала запах алкоголя.

- Ты пьешь что ли? Это же запрещено.

- Я сыт по горло лекциями, Нор, - буркнул воин, прикладываясь к фляжке.

Девушка присела рядом, вспоминая, как не так давно тоже была сыта по горло.

- Иногда правила нужны, - сказала она, глядя на костер. - И приказы нужно исполнять, иначе система не будет работать.

- В жопу систему, - фыркнул Гун.

Нори специально не стала расспрашивать его. Ей совершенно не хотелось слушать о несправедливости жизни и самодурстве Старших. Она и так знала эти песни наизусть. В свое время даже подпевала. Но ей было как-то по-человечески жаль этого здоровяка. Он был пьян и расстроен. И когда-то они дружили.

Очень скоро на смену пришел Ари. Он смерил Гуннара неодобрительным взглядом, скорее всего, тоже почувствовал запах алкоголя. Нори поднялась вместе с Гуном, желая дозорному доброй ночи.

- Может, посидишь со мной, Нори ? – предложил Ари.

Девушка удивилась. Они никогда не были особо близки, просто здоровались. Ари был женат и жену любил до безумия, так что флирт Нори автоматом вычла.

- Нет, спасибо. Я прогуляюсь немного и пойду спать.

- Будь осторожна, не ходи в лес, - предостерег ее дозорный.

- Я присмотрю за ней. Не беспокойся, - вмешался Гун.

И Нори по глазам Ари увидела, что как раз это его и беспокоит. Она сомневалась несколько мгновений, но все же медленно пошла по тропинке вокруг лагеря. Гуннар последовал за ней.

- Это необязательно, - сказала ему девушка. - Иди отдыхай. Завтра тяжелый день.

- Я скучаю по тебе, Эланор, - только и ответил Гун, приобнимая ее за плечи, укутывая плащом.

Нори вздрогнула от непривычной близости, но не отстранилась.

- Помнишь, как здорово мы тусили? – продолжал воин. - Ты была такая веселая, и что он с тобой сделал?

- Кеннет? Он ничего не делал… - рассеянно отвечала Нори, не очень понимая, что имеет в виду приятель.

- При чем тут Кеннет? С ним ты как раз была классной… такая забавная маленькая шлюшка Кена… - говорил Гун чуть заплетающимся языком.

Нори не понравилось это. Она, конечно, не считала себя ангелом, но раньше Гуннар никогда не позволял себе вешать на нее ярлыки.

- А Эрик… он…. Какого дьявола он возомнил о себе? Почему ему можно все, а остальным – ничего? - парня явно несло.

Его рука сильно сжала плечо Нори.

- Ты делаешь мне больно, - проговорила девушка, пытаясь освободиться.

- Кен делал тебе больно. Эрик делал тебе больно. Почему с ними ты терпишь, а со мной нет? Потому что я не Командир, да? Не Старший? Давать можно только им. Да, Нори?

Он не ослаблял хватку, лишь сильнее сжимал ее. Нори попыталась дернуться, прибавив шагу, но лишь споткнулась и упала, утягивая за собой и без того не очень твердо стоящего на ногах Гуннара. Она попыталась быстро встать, но воин подмял ее под себя, блокируя попытки освободиться. Его рот накрыл ее губы, и девушка почувствовала тошноту от его слюнявых поцелуев со вкусом водки. Ведомая старыми инстинктами самосохранения, Нори укусила его за губу. Он ругнулся и отпрянул. Девушка занесла руку, чтобы ударить в кадык, но Гун схватил ее за запястье, а потом поймал и второе, вкладывая тонкие руки девушки в свою огромную ладонь, заводя ей за голову.

Нори открыла рот, чтобы закричать, но пальцы Гуна сжали ее шею. Она подавилась криком.

- Не смей вопить, дрянь, - рыкнул он. - Хуже будет.

Он сдавил ее горло, и Нори оцепенела от страха.

- Будь тихой и останешься жива.

«Когда мужчина переходит грань и берет женщину против ее воли, он в принципе готов игнорировать и другие законы. Он может покалечить тебя, а то и убить, если ты будешь сопротивляться или угрожать ему», - вспомнила Нори слова Эрика.

Она понимала, что Гуннар сейчас именно в таком состоянии. Безумие его глаз и хватка на ее горле говорили именно об этом. Нори чувствовала, знала, что он не остановится. Ей стало страшно. Немое оцепенение парализовало тело. Холодная рука шарила у нее между ног, задирая юбку, стаскивая трусики. Она оказалась абсолютно беспомощной, потому что он просто был сильнее. Потому что однажды она уже использовала свой неожиданный удар, и теперь Гун не дал ей провернуть этот фокус.

- Пожалуйста, не надо, - всхлипнула девушка из последних сил.

- Тебе понравится, детка. Ты же маленькая похотливая сучка, тебе нравится секс. А я так давно хочу… Ты моя. Кен оставил тебя мне… давно. А чертов Эрик… Мать его, урод… - бормотал Гун, не обращая внимания на ее тихие мольбы и слезы.

Нори попыталась дернуться, но он снова сдавил ее горло, еще сильнее, душа до жуткой боли.

- Лежи, блядь, - огрызнулся он, пытаясь управиться одной рукой со своими штанами. - Не ерзай.

Ее руки оказались на свободе, но Нори больше не пыталась его ударить. Она боялась, что Гун в таком состоянии просто не почувствует боли, только еще сильнее разозлится. Девушка сжала кулаки и лишь отворачивалась, когда он пытался ее целовать.

- Целуй меня, Нори, - требовал он, держа ее за подбородок.

Но девушка не разжимала губ. Она увидела, как Гун занес руку и зажмурилась, предвкушая острую боль от пощечины. Но ее не было. А через мгновение Нори осознала, что мужское тело больше не придавливает ее к земле. Девушка открыла глаза и увидела, как Гуннар поспешно встаёт, натягивая штаны, и снова падает, теряя координацию.

А между ними стоял Эрик. Он резко повернул голову к Нори, оценил ее вид, спросил:

- Да?

Нори только отрицательно помотала головой. Эрик помог ей подняться, и девушка спряталась за его спину, возвращая на место трусики, поправляя юбку дрожащими пальцами. Старший не смотрел на нее, но Нори и так знала, что его глаза затуманены тьмой.

- Охуеть, Эрик, - пьяно засмеялся Гуннар. - Ты опять гадишь мне всю малину. Ломать кайф – твое призвание.

Старший одним движением вынул меч из ножен и проговорил спокойным, но жутким голосом, от которого у Нори мороз пошел по коже:

- Евгений Гуннар Алимов, я вызываю тебя.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2086-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (09.02.2016)
Просмотров: 237 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
16
Ой, что-то теперь будет! facepalm01
Браво автору! good lovi06032  
Благодарность Нюре lovi06032
avatar
0
17
будет что то))) giri05003
avatar
0
15
Большое спасибо!
avatar
0
14
Спасибо за продолжение!  good А мне жаль Нори  cray Девушка очень переживает. Но вот что теперь будет?!  12
avatar
0
18
переживает ага, и еще придется попереживать
avatar
1
13
Автор как и всегда ...поражает/удивляет- ждала немного других событий, но тем и лучше, что ошиблась - фантазия автора непредсказуема и бесконечна. У Нори появился шанс реабилитироваться, когда Эрик "прибег к альтернативному средству со сном" - его просто восхитило и удивило отношение Нори к насущным философским проблемам, но задав ей провокационный вопрос, касающийся Артура, он "снова наткнулся на ее слепое поклонение Артуру, оно отозвалось мерзкой болью в груди"..., и снова разочарование...И еще он понял, что Нори, единственная, кто смогла принять его темную сторону в сексе - грубость, напор, полное подчинение. Просто поразило поведение Нори, когда она нагло, совершенно не стесняясь , выгнала очередную претендентку на свое место. Эрик просто превратился а гранитный утес - он отдалился, стал вежливым и равнодушным, перестал реагировать на ее уловки. И Нори оказалось в отчаянии - ей хотелось вернуть его расположение, снова сблизиться, она просит прощения..

Цитата
«Но я люблю тебя. Я хочу любить тебя. Позволь мне», - мысленно кричала Нори, но слова застревали в горле, смешиваясь со слезами, и в
итоге она снова и снова повторяла:

- Прости меня, прости.
А простит ли он теперь, если совсем исчезло доверие...Эрик оказался в нужное время и в нужном месте( как он там оказался..., наверное, все равно присматривал), спас от изнасилования...,непонятно - зачем она отправилась в лес с пьяным Гуном..., видно совсем потеряла бдительность.

Цитата
Старший одним движением вынул меч из ножен и проговорил спокойным, но жутким голосом, от которого у Нори мороз пошел по коже:- Евгений Гуннар Алимов, я вызываю тебя.
 Абсолютно неожиданный финал. Все... логика моя работать отказалась, предчувствия лишилась напрочь...Большое спасибо за продолжение, глава просто поразила.
avatar
0
19
Цитата
рик просто превратился а гранитный утес - он отдалился, стал вежливым и равнодушным, перестал реагировать на ее уловки.
ему так проще. Один раз он уже прогнулся и ошибся.
Цитата
А простит ли он теперь, если совсем исчезло доверие...
доверие теперь придется заслужить
Цитата
.Эрик оказался в нужное время и в нужном месте( как он там оказался..., наверное, все равно присматривал
только Нори была не в курсе его конфликта с Гуном. Даже Ари был на стреме, он и просигналил Эрику. Так что все не случайно
Цитата
зачем она отправилась в лес с пьяным Гуном..., видно совсем потеряла бдительность.
потеряла - да. слишком зациклилась на своих проблемах, вот и потеряла бдительность
avatar
0
12
На самом интересном месте.  dance4
avatar
0
11
lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
6
Гунар - осёл. А Эрик все же приглядывал за ней?
Спасибо. good
avatar
1
7
Эрик чуял задницей))) Да и не только он))) Ари вон не зря заподозрил
avatar
1
5
ОЙ! Даже как-то страшно стало..... 12
Спасибо за продолжение! good
avatar
1
8
страшно это хорошо)))
avatar
1
4
на самом интересном месте girl_wacko спасибо!
avatar
1
9
giri05003
avatar
1
3
Ой,что будет?! Такое ощущение, что взрослые заигрались чуточку. А Нори? Ну ведь не дура же, работая помощником адвоката, должна  была за версту почувствовать опасность, прежде чем идти провожаться с пьяным Гуном. Где ж мозги у этой непутевой?
avatar
1
10
ой эти взрослые уже давно заигранные)))
А у Нори дар притягивать и провоцировать мужиков.
Да и своего растройства у нее было навалом, чтобы о Гуне беспокоиться
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]