Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Дивный цветок дикого Севера. Глава 15

Глава 15. Лучше всех.


Эрик потерял счет времени. Он стоял, упираясь лбом в дверь, которая закрылась за Нори, и лупил по косяку кулаком, беззвучно повторяя: «Прости. Прости. Прости меня, Цветочек».
Когда боль в костяшках пальцев стала перекрывать душевную, он, наконец, перестал. Не находя себе места, Эрик метался по квартире, чувствуя отголоски паники, которую посеил в своей любимой этим ужасным признанием.  Конечно, где-то на задворках безумия он понимал, что должен дать девочке время. За эти два месяца Нори извинилась перед ним миллион раз, и он с царским величием принимал ее раскаяние, хотя сам скрывал страшную правду об их первой ночи.
«Трусость – самый страшный порок», - писал Булгаков. И Эрик был с ним полностью солидарен. Не разочарование, не боль, не обида нахлынули на него в ту ночь, когда Нори впервые назвала его Артуром прежде, чем отключиться. Он испугался. Страх не позволил ему остаться и все объяснить. Страх вытолкал Эрик прочь из спальни племянника. Страх подсказал, что лучше не приближаться к этой юной притягательной девушке.  Савицкий научился жить с этим чувством. Он смог договориться с ним, когда снова не сумел держаться от Нори подальше на Севере, когда предложил ей работу, когда вновь поддался ее очарованию .
Савицкий не собирался рассказывать Нори. Ни-ко-гда. Не в тех отношениях они были. Секс – да, это было хорошо. И даже любовь, которую взрастила в его сердце юная помощница, не могла помочь ему преодолеть страх. Он прекрасно понимал, что Нори любит Артура. Что сам он намного ее старше. Что они из разных слоев общества. Их роман казался Эрику легкой интрижкой. Он прекрасно понимал, что все это временно. Пока… Пока голос Нори не прорвался в его разум сквозь темную ярость и непреодолимою жажду крови, смерти.  Именно тогда до Предводителя Ястребов начало доходить, что эта дерзкая девчонка предназначена ему. А он – ей.
Было безумно тяжело не прикасаться к ней после боя с Гуном. Было невыносимо думать, что этот говнюк касался ее насильно. Было чертовски сложно просить Хелл увести Нори на день из Питерского лагеря. Но необходимо. Эрик не только готовился к бою, но и пытался по ходу разобраться в собственных чувствах и мыслях. И когда Нори на всю лекарскую палатку кричала о своей любви, когда она хитростью и уговорами лично увезла его в госпиталь, когда она поселилась в его доме без спроса, Эрик понял, что обязан быть честным перед ней. Нори не отказывалась от своих чувств к Артуру. Она не боялась просить прощения за свои ошибки. Она признавала их, оставаясь рядом с Эриком.
А Эрик… Он ждал. Сам не знал чего, но тянул. И лишь когда у девушки сдали нервы, он смог признаться. В своей любви к ней и в том, с чего все началось. Конечно, Савицкий понимал, что Нори не обрадуется, но… Но все равно не был готов к отчаянию, плескавшемуся в ее огромных безумных глазах, пока Нори осознавала сказанное им.
И, разумеется, Эрик понимал, что она не захочет видеть его в ближайшие лет сто. Однако спустя полчаса в у него голове родилась более менее здравая мысль, и Савицкий начал названивать Нори. Разумеется, она не брала трубку. Измучив за два часа свой телефон и нервы, Эрик понял, что не может оставаться дома. Он знал, что к матери Нори не поедет. Да и к подружкам тоже. Савицкий очень надеялся, что она не станет бродить по улицам, а догадается хотя бы зайти в кофейню. Посчитав, что просто обязан пойти поискать ее, Эрик переоделся и взял ключи от машины. Он подумал, что стоило предложить Нори Мерседес, но и водить ей в таком состоянии было не лучшей идеей.
Сунув ноги в туфли и схватив из шкафа пальто, Эрик дернул на себя входную дверь и… замер. Нори сидела на полу между лифтом и лестницей. Она подтянула колени к груди и шмыгала носом, вытирая слезы. Савицкий бросился к ней, но не решился дотронуться, помня, что она запретила ему прикасаться. Он опустился рядом на колени, позвал:
- Нори, родная… Ты здесь.
Девушка повернула голову, взглянула на него как-то очень странно. В ее глазах была и боль, и отчаяние, но за слезами Эрик разглядел тепло, и надежду, и даже… любовь.
- Девочка моя маленькая, - прошептал Эрик, неуверенно протягивая руку, чтобы стереть с ее лица соленую влагу.
Нори прильнула  к его ладони, зажмурилась и разрыдалась. Эрик тут же сгреб ее в охапку, поднимая на руки, крепко прижимая к себе. Девушка хоть и плакала, но не сопротивлялась, и Савицкий облегченно выдохнул. Он занес ее в дом, сел вместе с Нори на диван, продолжая обнимать ее, прижимать к себе.
- Прости меня, кроха. Прости, - бормотал Эрик ей в волосы.
Нори зарыдала пуще прежнего, и он почел за лучшее заткнуться. Ему казалось, что девушка плакала целую вечность. Майка Эрика насквозь пропиталась слезами и соплями, но он даже не рыпался за салфетками, не желая отпускать любимую ни на секунду.
Постепенно Нори успокаивалась. Она больше не плакала, лишь тихо всхлипывала, и Эрик решился заговорить снова.
- Я чуть с ума не сошел, Цветочек. Как представлю, что ты бродишь одна вечером по городу – крыша съезжает. Пожалуйста, не убегай больше, кроха.
- Ладно, - шмыгнула носом девушка.
Эрик немного отстранился, чтобы взглянуть на нее.
- Давно ты там сидела? – спросил он, убирая с лица девушки мокрые волосы.
- Давно, - кивнула Нори. - Я прошла два квартала, а потом… потом подумала, ну куда я пойду? Куда от тебя денусь?
- Ох, милая, - выдохнул Савицкий, снова прижимая ее голову к своей груди.
Он набрал воздуху в легкие и заговорил вновь:
- Детка, я знаю, тебе нужно время… пространство. И не обязательно возвращаться к маме. Это моя вина, и я должен уйти. Поживи здесь, а я прямо сейчас поеду в поместье.
Эрик пересадил Нори со своих колен на диван и стал подниматься, но она вцепилась в него мертвой хваткой.
- Нет, не надо. Эрик, это твой дом. И с пригорода сто лет добираться по пробкам в будни.
- У Артура тогда поживу, - рассуждал вслух Савицкий. - У меня есть ключи от его квартиры, она все равно пустует.
- Не наааадоооо, - снова захныкала Нори, цепляясь за него. - Я не… не хочу. Ты… ты нужен мне, пожалуйста.
- Нужен? Нори, ты же видеть меня не могла.
- Я… Мне… Это непросто, Эрик, но…
- О, да, Нори. Это все, как угодно, но уж точно не просто. Я не хочу напрягать тебя, детка. Можешь взять отпуск и жить здесь. Или езжай отдохнуть…
- О боже, Эрик, я не хочу отдыхать. Мне просто нужно все осознать, понять… И нам нужно поговорить об этом. Мне это нужно… очень.
Савицкий не мог поверить, что она так просто сможет снова впустить его в свою жизнь, но в словах Нори было что-то, что заставило его понадеяться. Девушка приняла эту паузу, как возможность снова заговорить.
- Послушай меня сейчас, не перебивая, ладно? – попросила она.
Эрик кивнул.
- Та ночь была лучшей в моей жизни, Эрик. Все эти годы я так любила Артура, так надеялась, что он однажды захочет повторить… вот так. Я все время вспоминала, как он говорил со мной, как прикасался ко мне, как двигался. И в моих воспоминаниях и… хм… фантазиях, это всегда был Кен, понимаешь?
Савицкий сглотнул, снова кивая.
- Я не понимала, как он может так со мной обращаться, если мы вместе пережили настолько потрясающий секс. А теперь оказывается, что все было логично до омерзения. Ведь это был ты, а не он. Это о тебе я все время мечтала, и тебя искала в Артуре. Вы похожи, Эрик. Внешне, но не в постели.
Нори подавилась воздухом, но нашла силы продолжить.
- Если бы ты знал, как мне было плохо, когда я назвала тебя Артуром в ту ночь в палатке. Я казнила себя, даже не понимая, что это все твоя чертова вина. Ты виноват, что я вас перепутала. Вся эта гребаная путаница – только твоя вина, - голос Нори срывался на крик, и она снова была на грани истерики.
Эрик закрыл лицо руками, каясь, признавая:
- Я знаю, Нори. Господи, мне так жаль, милая. Но что я мог?
- Почему ты не сказал мне?  Почему ты ушел? Почему не остался? Тогда не было бы этого ужасного утра. Не было бы этого дерьмового секса с Кеном.  Не было бы этой унизительной сцены с Ольгой. Почему, Эрик?
- Как я мог остаться, Нори? Ты бы перепугалась до смерти. Вспомни, ты же в мою сторону взглянуть боялась. Тебе было семнадцать, детка.
- Даже не знаю, что лучше: перепугаться до смерти или остаться в кровати, куда должен был вернуться твой пьяный племянник.
- Ладно, - Эрик решил быть честным до конца. - Это я перепугался, Цветочек. Я защитил тебя от приставаний Гуна, а сам не сдержался, едва коснулся тебя. Я трахнул несовершеннолетнюю девчонку, за которую нес личную ответственность.  Не смотри так, Нори. Неужели ты думала, что без моего особого разрешения тебя бы оставили на Севере?
- Но…
- Это началось с первого дня, Эланор. Едва я увидел тебя, то захотел. И я был рад, что Саша все понял сам и уехал, но ты… Ты наша, Нори. Ты - дивный цветок моего дикого Севера. А я… Черт, я забыл обо всем, увидев тебя, прикоснувшись к тебе. Даже про презервативы не вспомнил. А потом еще оказалось, что ты приняла меня за Артура. Я психанул, Нори. А если бы ты забеременела?
- Но я не… - начала отрицать Нори.
- Я знаю.
- Откуда?
- Я приставил к тебе знакомого детектива, он следил. Ты пошла к врачу через две недели, но не на аборт, а за рецептом контрацептивов.
Нори вытаращилась на него, не в силах что-то сказать .
- А потом Артур рассказал мне, что вас застукала Ольга. Рассказал, что ты втрескалась в него по уши, и это было большой проблемой. И знаешь почему?
- Нет, - выдавила еле слышно девушка.
- Потому что ты ему нравилась, Нори. Не так, как тебе хотелось бы… Не знаю, по-человечески что ли? Именно он поддержал меня, когда я заявил Старшим, что собираюсь позволить тебе остаться на Севере. Он тоже видел, что ты особенная. Но его чертовски раздражало, что ты все время пыталась залезть к нему в постель. И выходит, что именно я виноват в этом. Я полагал, что должен держаться от тебя подальше, но этим только все запутал. И я понятия не имею, как нам жить со всем этим. Как тебе жить, потому что я уже давно смирился с собственным ничтожеством.
Эрик уперся локтями в колени, уронил голову на руки. Он не видел выхода, не видел света. Тьма заполонила его мир, разрушила все надежды. Он был сам себе противен. И даже тот факт, что Нори, оказывается, всегда тянулась именно к нему, а не к Артуру, не радовал.
Нори видела, что Эрик в отчаянии.  Она сама была на грани, когда убегала, когда поняла, что бежать ей некуда. Да и сил не было. Темные оковы Короля Чародея так крепко держали ее, что Нори буквально физически почувствовала магнетическое притяжение. Нездешний голос  шелестел в ее голове, приказывая вернуться. И было невозможно ослушаться, потому что тьма пропитала ее насквозь, и Нори уже не могла существовать отдельно от ее центра, от ее носителя. Даже представить не получалось, куда идти, что делать без Эрика. Потребность быть рядом с ним была сильнее жуткой пустоты, которая поселилась в ее душе. Признание Эрика словно пробило в ней огромную дыру, куда стекли все переживания и эмоции последних лет. Все оказалось не так. Не тем.
И теперь Нори отчаянно нуждалась в новых чувствах, новых впечатлениях, в новой любви. Ей было невыносимо терпеть это звенящее оцепенение внутри. Было невыносимо видеть, как Эрик молча и самозабвенно казнит себя, боясь даже взглянуть в ее сторону. И Нори знала, что она обязана проявить инициативу в этот момент. Как обязана она была раздеться и лечь на кровать в спальне Артура, так и сейчас. Только в ее власти было дать понять Эрику, в чем она нуждается.
Девичья рука легла ему на спину. Нори обняла его, зашептала:
- Нам придется научиться с этим жить, Эрик. Не знаю, как ты, а я без тебя не смогу – это точно.
Эрик сам не понял как, но Нори вдруг оказалась на нем верхом, а ее губы на его губах. Драматизм последних часов совершенно размазал Савицкого морально, однако никак не отразился на стабильной эрекции в честь такого тесного контакта их тел.
- Нори, Цветочек, - шептал он между поцелуями, стараясь не сжимать ее попу слишком сильно. - Ты уверена? Мы не слишком торопимся?
- Мне срочно нужно, Эрик. Просто необходимо обзавестись классными воспоминаниями, где будем только ты и я. Где ты будешь любить меня. Где я буду любить тебя. Так что да. Я очень тороплюсь в спальню. Если у тебя больше не осталось секретов, то…
- Есть один.
- Ммм… какой?
- Ненавижу секс в постели.
- Ооо. Как интересно.
- Скучно. И на Севере меня раздражает трахаться в палатке.
- Почему?
- Потому что тебе нельзя кричать, кроха.
Нори чуть откинулась, чтобы посмотреть на него. Как она и думала, глаза Эрика были затуманены. Он тяжело дышал, водя руками по ее телу, но все еще контролировал свою страсть, не решаясь начать раздевать девушку. Отчаянно нуждаясь в абсолютной власти над его сознанием, Нори начала опасную игру.
- Мне плевать, что нас могут услышать, Эрик. Дома мы или в палатке, - плевать. Я хочу, чтобы все знали: ты – мой. Чтобы все знали: я – твоя.
Она раскачивалась на нем, замечая, как глаза становятся все темнее и темнее, а его ласки все настойчивее, жёстче.
- Не смей закрывать глаза, - зашипела на него Нори. - Хочешь меня?
- Да, - ответил ей назгул нездешним голосом.
Девушка подняла руки, и он сорвал с нее водолазку, дернул застежку лифчика.
- Отпусти, Эрик. Забудь о контроле. Возьми меня так, как ты хочешь, - поощряла его Нори. - Ты слишком много думаешь. Просто чувствуй, любимый.
Она охнула, падая на диван, глядя, как Эрик раздевается сам, как нависает над ней.
- Ты играешь с тем, что тебе неподвластно, - предупредил он, стаскивая с нее джинсы.
- О, я играю с тем, что знаю и люблю, Темный Чародей. Я люблю тебя.
Тьма поглотила его, и Эрик забыл все, что обычно помогало ему держаться.  Но даже одержимый собственными темными желаниями он слышал голос, который звал его, который просил сильнее и больше, умолял не останавливаться. И это был тот свет, которому он так боялся доверять раньше. Это была маленькая девочка, нежный Цветочек, что владел его разумом, его безумием, всей его сущностью.
Нори звала его по имени. Она кричала его имя. Громко и сладко. Ее просьбы, ее стоны, ее удовольствие превращали страхи Эрика в безграничное, всепоглощающее счастье.
Они сливались воедино, разрушая последние барьеры, последние препятствия, выпуская на свободу чистое желание и абсолютную страсть.
- Хочу, чтобы ты кончила со мной, девочка, - проговорил он прямо ей в ухо, прикусив его.
Звонкий протяжный крик наполнил комнату, перекликаясь с низким гортанным стоном. Нори дрожала в объятиях любимого, кончая вместе с ним. Эмоции разрывали ее на куски, и девушка зажмурилась, не в силах совладать с ними. Одинокая слезинка скатилась с ее ресниц на щеку. Эрик поймал ее губами, шепча:
- Я здесь, Цветочек. Я с тобой, любимая. Не надо больше плакать.
Его голос все еще был зловещим, даже жутким, но руки обнимали так крепко, а слова согревали теплом.
- Я люблю тебя, - простонала Нори, чувствуя, как дрожь сменяется сладкой истомой, и из тела уходит напряжение, разливаясь горячей негой по ее душе.
- Я люблю тебя, - вторил ей Эрик эхом, впитывая до капли все, что она ему дарила, отдавая то, что имел сам.
Они замерли на минуту. Потные, сплетенные тела на слишком тесном диване.
Эрик сел, усаживая Нори на себя верхом. Он гладил ее, растирая горячую влажную кожу, опаляя поцелуями и страстным шёпотом.
- Мммм, - протянула девушка, чувствуя, что он снова возбужден. - Еще?
- Мы только начали, любовь моя, - протянул нараспев Эрик.
Он облизал ее пальчики, и Нори сама направила их к клитору, безмолвно подчиняясь желаниям Темного Чародея. Эрик одобрительно улыбнулся, опуская глаза, чтобы насладиться зрелищем, которое возбудило его еще сильнее.
Потом они пошли в душ, но увлеклись. И пытались что-то перекусить на кухне и выпить, но помешал стол. И, конечно, Эрик не мог отказать себе и Нори в сексе у стены. И на полу. И на кресле.
Нори с трудом поняла, что лежит на его кровати, и нежнейший египетский хлопок приятно холодит ей спину.
- Спать, - скомандовал Эрик, ложась рядом, притягивая ее к себе. - В кровати нужно спать.
Нори тихо захихикала, из последних сил покрывая его грудь поцелуями, прежде чем отключиться.
- Я люблю тебя, Эрик Савицкий. Ты лучше всех, - прошептала девушка.
Эрик мысленно протянул назгулу открытую ладонь, и призрак с удовольствием отвесил ему пять.
Впервые после полного погружения во тьму Эрик Савицкий смог проспать всю ночь. Крепко и сладко. Потому что рядом была женщина, которая, наконец, помогла ему принять свою сущность.

 

Вот так вот. Это последняя глава. Назгул научился нюхать Цветочек правильно.
Будет еще эпилог в двух частях. Традиционно уже прошу слабонервных не читать. Эрик и Нори счастливо спят, но утро уже на пороге. Ну а смелым готова обещать перспективу, как в отношении наших героев, так и в истории Артура.

Безмерная благодарность Нюре. Не знаю, как ты меня терпишь.

Спасибо всем, кто читал, переживал, влюблялся и казнил Эрика вместе со мной.

Лю. Ваш Мышь.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2086-14
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (27.02.2016)
Просмотров: 248 | Комментарии: 26 | Рейтинг: 5.0/20
Всего комментариев: 261 2 »
avatar
0
15
Вот это дааааа! Не помню точно - в какой главе, но была удивлена..., один - единственный раз Артур был горячий, страстный и нежный с Нори, только раз - все остальное время просто использовал, снимал напряжение...Все познается в сравнении, но как пьяная девушка могла сравнить - она постоянно ждала от Артура именно того раза - но не случилось.Теперь все встало на свои места: Эрик был очарован ею с первого раза, и Саша ее оставил по "просьбе" Эрика... Взрослый мужчина побоялся признаться во время- сколько времени упущено, столько случилось лишнего и негативного, сколько было тайн и недоверия. Но...хорошо то, что хорошо кончается - Цветочек поняла, приняла и простила... А как же иначе - встретились две родственные души, и эта связь физическая, духовная, эмоциональная никогда ни кончится 
Цитата
Отпусти, Эрик. Забудь о контроле. Возьми меня так, как ты хочешь,- Ты слишком много думаешь. Просто чувствуй, любимый.
А темная сторона их близости просто феерична! Нори оказалась "именно той женщиной, которая помогла ему приняла его сущность"...
Большое спасибо за продолжение. Глава крышесносная, да и вся история очень эмоциональная, будоражущая и неоднозначна.
avatar
0
16
Цитата
Взрослый мужчина побоялся признаться во время- сколько времени упущено, столько случилось лишнего и негативного, сколько было тайн и недоверия.
я думаю, что Эрик признался очень даже своевременно. В 17 Нори не нужна была эта правда, а вот спустя несколько лет и несколько событий в жизни она вполне трезво смогла оценить и вину Эрика и сам поступок и все, что из этого вытекло.
им нужны были все эти приключения, чтобы сейчас быть абсолютно уверенными в собственной любви и счастье.
avatar
0
14
Большое спасибо!
avatar
0
13
ее реакция могла быть и хуже, но она не только не ушла, но и простила и отпустила прошлое fund02016 спасибо!
avatar
0
17
не такая Нори девочка, чтобы циклиться долго, чтобы обижаться. Она человек действия, а не философ
avatar
0
12
lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
11
Здорово, спасибо! Очень понравилось! lovi06032
avatar
0
10
Спасибо за потрясающую историю! good
avatar
0
9
Спасибо за главу. Потрясающая история.
avatar
0
8
Спасибо огромное. Такое фееричное окончание, просто вздохнула с облегчением. Столько было препятствий , недосказанностей, тайн и интриг, что просто удивительно как наши герои смогли все преодолеть. Но тем и ценнее их чувства друг к другу.
Спасибо огромное за ваше творчество, буду ждать новых историй.
avatar
0
18
вся история вытекает в итоге из одной недосказанности.
спасибо, что читаешь, дорогая. это очень приятно
avatar
0
7
Спасибо огромное! good
avatar
6
Просто крышесносящая история, охрененно потрясающая глава!
Перечитала уже раз 500, и каждый раз аж екает внутри.
Мыша, спасибо огромное! И Нюре, конечно, тоже!
Девчули, вы просто суперские)
Про Артура даже не знаю, хочу ли знать, но читать буду по-любому)
avatar
0
19
спасибо, Ленок. 500 раз это круто)))
про Артура сложно знать, а писать еще сложнее. но я буду рада, даже если ты его будешь распинать в каждой главе.
Получил, что заслужил(с)
avatar
23
Мыша, так коли глава суперская, чего б не перечитать.  girl_wacko
Ох, не знаю про Артура. Он такой персонаж, даже не пойму какие вызывает у меня эмоции. Поживем, увидим, почитаем) fund02016  Распнуть всегда успеем) giri05003
avatar
0
24
главное, что эмоции он все же вызывает.
Спойлерну для затравки, Артур не чудовище. он просто очень неоднозначный, очень сложный, с расплывчатыми нормами и ценностями.
Но! Не зря же его любит Нори. Не зря Хелл твердо верит, что он не хотел убивать Бена. Не зря, в конце концов, Наташа так тянется к нему, так нуждается в нем.
Артур не корзинка с фруктами fund02002 но все же и не мешок с протухшим овном)))
avatar
25
А он никогда и не был для меня отрицательным персонажем. В том-то все и дело, что он именно неоднозначный. Поэтому и говорю, почитаем, увидим, что будет дальше) fund02016
avatar
0
26
обязательно увидим, Ленок fund02016 lovi06015
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]