Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мой личный ад. Глава 10

Глава 10. Предавать легко



Честного не жди слова,
 Я тебя предам снова.
 Не ходи, не гляди, не
 Жди, я не твоя отныне.
 Верить мне - мало толку,
 Не грусти дорогой долгой,
 Не смотри назад с тоскою,
 Не зови меня с собою...

Мельница – Ночная кобыла.


Бен проснулся рано утром под почти забытый, но тепло любимый зов Стейны на построение и зарядку. Однако, как ни скучал он по дисциплине Севера, но все же решил воспользоваться свободой посвященного и отправился на тренировку в одиночестве. Ему было необходимо подумать обо всем, что вчера случилось. Встреча с Хелл, ее танец с Кеном, разговор на пиру и… Бен сглотнул, почувствовав, как дернулся в штанах член, и причиной тому была не только утренняя эрекция. Наспех одевшись и пристроив за спину меч в ножнах, он легко, бегом отправился на берег лесного озера, что располагалось недалеко от лагеря.

Ноги привычно отбивали ритм, дыхание было послушно ровным. Только вот в голове – полный бардак. Это не было сном. Хелл действительно приходила к нему ночью. Об этом свидетельствовала запачканная спермой простынь и соответствующий запах в палатке. А еще легкая боль в подбородке после ее укуса. Как ни пытался Бен понять ее мотивов, но все равно не смог. Он тешил себя мыслями, что Кен не в силах удовлетворить Хелл, потому она и ищет развлечений на стороне. Но это было настолько не похоже на его Хелл, на Олю. Бен вполне допускал, что она могла позволить Савицкому запудрить себе мозги, что она нарочно искала с Артуром встречи, дабы проникнуть в мир Бена, показать, что она достойна…  Но ее визит рушил эту теорию, ведь, отдаваясь ему в эту ночь, Хелл расписывалась в собственной слабости, в наличии чувств к нему, которые так умело скрывала на пиру. Бен старался не думать о том, что Хелл таким изощренным способом пыталась его вернуть. Это было слишком желаемо, слишком просто. Хотя его Валькирия была вполне способна пронести чувства через годы, несмотря на его предательство. Хелл всегда говорила, что настоящая любовь не проходит, она лишь затухает и терпеливо ждет. Бен принимал ее слова за максимализм молодости, считая одним из сладких девичьих заблуждений, но сейчас… Сейчас он зациклился на мысли: «А вдруг она была права?»

Посчитав за лучшее пока держаться от Хелл подальше, Бен постарался очистить мозги и настроиться на тренировку. Не подобает воину заморачиваться на любовных делах перед битвой. Преодолев оставшуюся половину пути в боевом настрое, он едва не застонал, увидев, что его излюбленное место занято. Хотя почти не удивился, узнав в нарушителе спокойствия Хелл. Конечно, она запомнила его слова о тренировках на озере в лесу, что к востоку от лагеря, как запомнила и имя Кеннета, и лицо его врага. Она вскрыла его мир ржавым консервным ножом, словно жестяную банку с тушенкой, проникла в лагерь, в группу Стейны, в его палатку,  даже застолбила место его тренировок. Бен почувствовал, что начинает злиться. Вчера он был ошеломлен, обескуражен, даже слегка очарован ее появлением, но сегодня это все уже начинало изрядно подбешивать.

Бен сжал кулаки и уже было собрался выйти из-за деревьев, чтобы высказать свое негодование вслух, но замер, завороженный увиденным.  Отжимания, выпады, подтягивания, присед, растяжка. Она в точности повторяла его тренировку. Это было даже немного жутко. И чего уж там, чертовски красиво. Сменив вчерашнее платье на обтягивающие спортивные легинсы и толстовку, сапожки на кроссовки, а распущенные волосы с плетением лент на тугую косу, она выглядела истинной воительницей, настоящей Валькирией. «Жаль, что уже не Дева и без крыльев», - подумал Бен, сглотнув. Но едва сверкнула сталь меча, как оставшиеся мысли вылетели из головы. Бен забыл, как дышать, глядя на пляшущую в боевом танце Хелл.

Замах.
 Выпад.
 Поворот.
 Удар.
 Закрыться.

Поворот.
 Замах.
 Удар. Удар. Удар.
 Закрыться.
 Отступить.
 Кувырок.
 Снова на ноги.

Отступить.
 Выпад.
 Удар.
 Кувырок.
 На ноги.
 Замах.
 Удар. Удар.
 Закрыться.
 Отступить.
 И снова удар.

Клинок – продолжение руки. Движение – продолжение мысли. Мысль – на острие клинка.

Знакомый ступор превратил Бена в камень. Он стоял и таращился, зачарованный и… со стояком в штанах. Он помнил то чувство, когда она следовала за его телом, направляемая его словами и собственной интуицией. Их близость, их единение и то, как это снесло ему крышу, перепугало до смерти, одновременно возбудив до безумия. Сто лет назад во дворе питерской школы он смог взять себя в руки, прикрыться завершающей пробежкой, отделаться от безумного желания совместным душем с Олиным оргазмом и собственной дрочкой. Но сейчас бежать ему было некуда. Поэтому он просто вышел из своего укрытия, когда она закончила. Нацепив на лицо злую усмешку, Бен проговорил:

- Утро доброе, моя Дева Валькирия.

Лишь чуть дрогнувшие плечи выдали ее удивление. Хелл обернулась к нему, раскрасневшаяся от интенсивной тренировки. С выбившимися из косы прядями каскада, с бисеринками пота на лбу она показалась Бену еще прекраснее, чем вчера в платье, танцующая в тусклом свете северных ночей меж костров.

- Не доброе, Бен. И я не твоя, - отрезала она, не скрывая раздражения.

- Ну и ты вроде уже давно не Дева до полного комплекта моих ошибок, - мстительно добавил Бен.

- Какого дьявола тебе здесь понадобилось?

- Серьезно, Хелл? Какого дьявола мне здесь понадобилось? Ты прекрасно знаешь, что это мое место. Это мой гребаный Север, моя долбанная жизнь. Ты притащилась за мной сюда, а теперь еще имеешь наглость спрашивать, - закипал Бен, наступая на нее. - Какого дьявола ты здесь делаешь? Это мое место для тренировок, а тебе, кажется, положено заниматься утром со всеми остальными непосвященными.

- Твоего здесь нет ничего, Бенни. А что касается утренних тренировок, хм… - она кокетливо повела плечом, - у меня есть немного привилегий. Да и мой куратор не против.

- Кто же твой куратор?

- Эрик.

- Дядюшка Кеннета? Хах, я должен был догадаться. Кто же еще? Не удивлюсь, если ты и с ним трахаешься за привилегии.

Хелл мрачно усмехнулась, чуть покачав головой.

- Ублюдок, - только и бросила девушка. - Спешу оставить вас наедине с лесом, озером и собственным дерьмом, Бенедикт.

Она направилась к тропе, ведущей к лагерю. Проходя мимо Бена, Хелл нарочно задела его плечом. Он не мог стерпеть ее пренебрежения, схватил девушку за локоть, толкнул к ближайшему дереву.

- Послушай меня внимательно, - угрожающе заговорил Бен, глядя ей в глаза, прижимая за плечи обеими руками к стволу. - Я не желаю тебя здесь видеть. Это место не для тебя, Хелл. Ты здесь чужая. Убирайся, пока я добрый и делаю вид, что мы не знакомы.

- Окей, только и ты меня послушай. Мне плевать на твои желания. Я не подчиняюсь твоим приказам. И скорее чужой здесь именно ты, Бен. Даже свои тебя сторонятся. Думаешь, можно свалить на год, а потом продолжать корчить важную персону? Проверни это с московскими, вдруг получится. И не надо угрожать. Можешь всем рассказать, как ты трепался на каждом углу о Севере, чтобы завалить в койку очередную девку.

- Что ты несешь? Я не…

- Мне похер, Бен. Я здесь не ради тебя. Даже не ради Кеннета. Пусти.

- Если тебе похер, и ты здесь не из-за меня, то, что было ночью?

- Хотелось секса, - легко объяснила Хелл, - припомнила, что ты был неплох. Кен свалился дрыхнуть, от него никакого толка после ведра пива.

- Врешь ты все, - усмехнулся Бенедикт, злясь на ее бестолковое объяснение, не желая верить ее словам.

Он медленно склонялся к губам Хелл, не разрывая зрительного контакта. Бен знал, что она так же, как и он, не в силах противостоять их притяжению. Их губы почти касались друг друга, когда он зашептал:

- Просто признай это, Хелл. Ты хочешь меня. Всегда хотела, потому что лю…

Он не договорил, потому что Хелл дернула плечом, легко избавившись от его хватки, и приставила к горлу Бена острый кончик клинка.

- Убери руку, - потребовала она холодным, как коловшая его шею сталь, голосом.

- Брось, Хелл…

- Отпусти меня, Бен. Или, клянусь, я снесу твою дурную башку. И Кен меня с удовольствием отмажет.

Он не поверил бы, что она сможет, если бы не вспыхнувший в глазах огонь. Бен убрал руку и сделал шаг назад, поражаясь, как внутри все сжалось от нелепого трепета и благоговения. Он должен был ненавидеть ее, но скорее был готов поклоняться.

- Ночью ты была не против поцелуев, - напомнил Бен, не зная, что еще сказать.

- Я не против, но с моего разрешения, - проговорила она, вздернув нос и убирая меч в ножны за спиной. - Не лезь ко мне и останешься жив.

Хелл трусцой побежала по тропинке прочь. Бен долго еще стоял, приходя в себя, но успеха в этом так и не достиг. Тренировка была почти бестолковой. Он смог лишь успокоить ноющие мышцы, выполнить несколько упражнений с мечом, но не получил от этого удовольствия. Возвращаясь в лагерь, он снова старался не думать о Хелл, что опять же давалось ему с трудом.

Неделя на Севере стала для него адом. Все силы и мысли он тратил на то, чтобы избегать Хелл, и ему это почти удалось. Он стал заниматься утром вместе со всеми. Специально пропустив спарринг Хелл в первый день, Бен отлично выступил на своем и прекрасно выспался бы ночью, если бы не прислушивался к каждому шороху у палатки. Но Кен не пил, и Хелл, видимо, не нуждалась в его услугах. Следующей ночью он тоже был наедине с собой и мыслями о том, как часто Валькирия прибегала к сторонней помощи для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Снова паршиво спал, но утром, наплевав на все, отправился к озеру. Ему повезло, Хелл уже заканчивала. Они лишь обменялись колкими взглядами, когда она убегала.

Бен и Хелл почти не пересекались в лагере. Между Москвой и Питером было не так много общего, кроме боя. Но именно перед последней битвой она наткнулась на него утром.

- Я не уйду, - только и сказала Хелл, завидев его.

- Ты мне не помешаешь, - милостиво проговорил Бен в ответ.

Со стороны казалось, что Бен - запаздывающая версия Хельги. Оба старательно игнорировали этот факт и друг друга.

На построении перед боем Бен чуть ежился от странного ощущения, словно за ним наблюдали. Взглянув в сторону Питерской трибуны, он сразу встретил взгляд Хелл. Она обнимала себя за плечи, ежась в короткой курточке на сильном ветру. Не сдержавшись, он подмигнул и нагло улыбнулся, показав ей пальцами английскую V. Конечно, Хелл закатила глаза, ответив ему факом. Бен рассмеялся, вызывая недоумение у стоящих рядом товарищей.

- Пощиплем птичек, пацаны? – хохотнул он, заражая всех вокруг полусумасшедшим весельем.

Строй согласно загудел. Едва заслышав рог, знаменующий начало, Московские Волки пошли в атаку со злыми улыбками. И Бен был в первых рядах.

Это была славная битва. Ястребы были вынуждены отдать победу. И Бен испытывал неземную эйфорию, глядя на угрюмое лицо Кеннета.

Умывшись, он вернулся в палатку, свалился на матрас и уснул без задних ног. Утро встретило его тишиной. Лишь самые фанатичные тренировались в последний день, остальные вкушали заслуженный долгий сон до завтрака. Бен был в числе первых. Он отправился к озеру, надеясь, что не встретит Хелл. И ему повезло. Одинокое утро пьянило свежим, почти морозным воздухом, наконец возвращая удовольствие от тренировки.

- Спасибо за новый день, - прошептал Бен в небо, закладывая меч за спину.

Он так давно не благодарил высшие силы, погрузившись в свои дурацкие волнения из-за Хелл, и теперь-таки вспомнил о долге и благодарности.

- Ты был хорош вчера, - услышал он за спиной девичий голос.

- Спасибо, - улыбнулся Бен, не поворачиваясь.

- Кое в чем ты прав…

А вот это стоило того, чтобы обернуться. Хелл стояла, прислонившись к дереву и лениво пожёвывая травинку.  На ней были мягкие сапожки без каблука, джинсы в обтяжку, та же короткая куртка, а расстегнутая до середины груди рубашка открывала достаточно плоти, чтобы возбудить Бена. Даже дурак бы понял, что она одета не для тренировки. А уж загадочная улыбочка только подтверждала эту догадку.

- И в чем же я прав? – уточнил Бен, направляясь к ней.

Хелл не спешила отвечать. Она дождалась, пока Бенедикт подойдет к ней вплотную, упрется кулаком в ствол возле ее головы.

- В чем я прав? Скажи, Хелл, - повторил он, почти касаясь ее губ своими, уверенный, что в этот раз ему достанется не лезвие у горла, а кое-что приятнее.

- Хочу тебя, - выдохнула девушка, лаская теплым дыханием его лицо.

Она схватила Бена  за шею, резко притягивая к себе. Он аж ойкнул от легкой боли, но с радостью ответил на поцелуй. Прихватив ее за бедро, Бен закинул ножку девушки себе на талию, чтобы потереться эрекцией о ее пах. Хелл застонала.

- Пропускаешь тренировку? – подметил Бен между поцелуями.

- Сегодня кардио. Предпочитаю секс вместо бега, - не чуть не смущаясь, объяснила Валькирия.

- А Кен опять не может?

- Дрыхнет говнюк.

- Тем хуже для него, - усмехнулся Бенедикт, утыкаясь носом в вырез рубашки, расстегивая пуговицу на джинсах Хелл.

Он возвращался в лагерь насвистывая, но все же радовался, что изначально решил не оставаться на заключительную пирушку. Конечно, приятно знать, что Хелл с его помощью растит рога на голове у Кеннета, но и видеть их вместе танцующими еще раз было для Бена, мягко говоря, неприятно. Отмазавшись перед Стейной делами и усталостью, он собрал вещи и еще до обеда двинулся к станции. Но Стей, конечно, не могла отпустить его просто так. Она заставила Бена пообещать прийти на вечеринку в клубе. Полагая, что это будет отличным отдыхом без питерских, он с удовольствием согласился.

Поезд снова подарил ему бессонную ночь и мысли о Хелл. Да и его старая московская квартира тоже не располагала к позитивным мыслям. Теперь концерт Стейны казался ему не компромиссом, а прекрасной возможностью отвлечься, скоротать вечер, избегая самого себя.

Промаявшись два дня от безделья, Бен наконец дождался вечера субботы, чтобы отправиться в клуб. Он прибыл пораньше, собираясь позависать с ребятами во время настройки, обсудить свою первую победу после долгого перерыва. Мысли о Хелл отошли на второй план, но накатили другие.

Бен думал о Гансе, он скучал по нему. Ему чертовки не хватало бестолковой болтовни и доброго стеба этого парня. Только с ним он мог расслабиться и быть собой. Конечно, была еще Стейна, но с ней иначе. Ему не хватало именно мужской дружбы. Грустно улыбнувшись, Бен подумал, что только Гансу он мог бы рассказать о Хелл. Рассказал же тогда перед поездкой в Питер, и тот его понял. Не осуждал бы и теперь.

Оставив музыкантов настраиваться, Бен поплелся в сторону кабинета директора клуба. Они были сто лет знакомы по Северу, но Андрей уже давно вышел из игры, почти забыв, что когда-то его звали Ярлом. Но он категорически отказывался от ребрендинга клуба, храня верность фолку и духу славных битв прошлого. Стейна в свое время помогла ему с открытием и теперь поддерживала, выступая за символическое вознаграждение, а то и вовсе просто так, для души.

- Артур, прекрати. Иди отсюда, тут нельзя находиться посторонним, - как гром среди ясного неба раздался голос Хелл.

- Я не посторонний, а до безобразия недотраханный бойфренд, - ворковал Кен, зажимая подругу в темном уголке.

Даже в такой ситуации Бен не смог промолчать и уйти, не поддев его.

- Серьезно, Кен? Недотраханный? А я думал, Волки хорошенько тебя нагнули раком. Или мало? – подал он голос, выходя на тусклый свет закулисного коридора, ведущего в гримерки и кабинеты.

- Черт, - ругнулась Хелл, поправляя платье и волосы.

На лице Кеннета отобразились муки ада, и Бен отчаянно ждал оскорблений.

- Иди, куда шел, умник, - только и рявкнул он, не спеша убирать руки с талии Хелл.

Бен не сдвинулся с места, лишь скрестил руки на груди, улыбаясь. Он бы с удовольствием послушался Кена и свалил, но удовольствие, которое он получал от его бешенства, перекрывало даже жгучую ревность, выжигающую у него в груди дыры.

- А я шел именно сюда. Тут очень интересно.

Кен дернулся, сжав кулаки, но Хелл схватила его за рубашку, не пуская.

- Не надо, - тихо сказала она, целуя Кеннета в губы. - Давай все потом…

- Потом, - согласился Кен, углубляя поцелуй. - Найдешь меня в зале? Мы не закончили.

- Найду, - она чуть дернула бровью, облизывая губы.

- Свободен, Бен. Концерт окончен, - буркнул Кен, проходя мимо него, не преминув задеть плечом.

- Да что ты? По-моему, он только начинается… - проговорил Бен, едва тот скрылся из виду.

Хелл ничего не ответила на его реплику, просто ушла в сторону гримёрок.

Перспектива отдыха без мыслей о Хелл катилась ко всем чертям, а присутствие на вечеринке Кеннета и вовсе сулило вагон неприятностей. У Бена уже чесались кулаки, а концерт еще даже не начался. Найдя крайнего, он отправился в гримерку Стейны и потребовал объяснений.

- Какого хера тут делает Кеннет?!

- Хелл ставит новую программу. Он, наверное, приехал с ней? А может по делам? Откуда мне знать, Бен. И что за тон? – возмутилась Старшая.

- Мне хватает его на Севере.

- Уверена, ему тебя тоже, но это не запрещает тебе посещать питерские вечеринки, а ему московские. Ты, вообще, слушал меня, когда я говорила о перемирии?

- Это чушь, Стей.

- Это не тебе решать, Бен. Пожалуйста, держи свое дерьмо во рту или лучше проглоти. Устроишь драку, пеняй на себя. А сейчас выйди вон!

Открыв рот, но так и не решившись продолжать спор, Бен ушел. Он не торопился в зал, зная, что держать дерьмо при себе не сможет, поэтому околачивался в кулуарах. Мимо него пробежали к выходу на сцену девочки танцовщицы, за ними шла и Хелл.

- Бесишься? - шепнула она ему на ухо, чуть притормозив, и, не дав Бену ответить, убежала.

А Бен действительно бесился. Он смотрел, как девушка танцует, как улыбается залу, и точно знал, кому адресовано ее хорошее настроение. А еще он начал догадываться, что Хелл получает не меньше удовольствия, дразня его, нарочно выводя из себя. Если их первую близость еще можно было посчитать чем-то стихийным, внезапным, списав инициативу Хелл на алкоголь и перенапряжение от встречи через столько лет, то ее «кардио-тренировка» была абсолютно продуманной. И сейчас Хелл явно наслаждалась одновременным присутствием Бена и Кеннета в клубе. И это, разумеется, ни разу не помогало Бену успокоиться. Он злился и психовал, психовал и злился.

Когда танцевальная часть концерта закончилась, и девчонки побежали к гримеркам под свист и аплодисменты, Хелл снова притормозила возле напряженного, застывшего, словно памятник, Бена.

- Туалет за гримеркой Стейны. Через пять минут.

И снова убежала, не дождавшись ответа. «Стерва уверена, что я приду», - объяснил сам себе Бен.

Пыжась от гнева и ненависти к самому себе, он из последних сил старался не двинуться с места. Но по истечении четвертой минуты все-таки сорвался и почти бегом рванул к указанной уборной. Он стукнул два раза, и дверь тут же открылась, а цепкие пальчики впились в него, затаскивая внутрь.

- По-быстрому, - только и сказала Хелл, закрывая его рот поцелуем, дергая за пуговицы на рубашке.

Бен запрокинул голову, не желая чувствовать у себя во рту остатки поцелуя Кеннета.

- Хера с два я буду целовать тебя после него, - прорычал он,

- Какие мы брезгливые, - фыркнула Хелл, больше не претендуя на его губы, но щедро осыпая поцелуями шею и оголенный торс, а рукой наглаживая приподнятые в паху брюки.

Трясясь от возбуждения, злости и ревности, Бен смотрел, как она водит ртом по его коже, чуть прикусывая и облизывая, дуя на влажные от слюны места. Хелл действовала, точно зная, что нравится мужчине. Это так отличалось от тех неистовых поцелуев и ласк, которые она дарила ему в тот первый раз. В них была и страсть, и желание, но не опыт. Помня ее прежнюю, Бен не мог отказаться и от настоящей. Он очень хотел найти силы остановить Хелл, выйти из служебного туалета, оставив ее заведенную и неудовлетворенную. Но их не было, лишь яд полился из его рта, желая сделать ей так же больно, как было сейчас ему.

- Кен хорошо обучил тебя, детка. Умеешь сделать приятное.

- Стараюсь, спасибо, - беспечно улыбнулась девушка, расправляясь с пуговицей и молнией на его брюках. - Может, хоть за грудь меня подержишь?

Бен дернул за шнуровку на платье и запустил ладонь внутрь, поглаживая мягкую округлую плоть.

- Да, спасибо, так лучше, - простонала Хелл, подаваясь навстречу его ласкам, одновременно проталкивая руку ему в трусы, чтобы провести по члену ладонью.

Не дожидаясь просьбы, Бен тоже сунул пальцы ей в трусики, чтобы нащупать обильную влагу.

- До чего ты докатилась, Хелл? Мало того, что стала подстилкой Кеннета, так еще и трахаешься с кем ни попадя в вонючем сортире, - снова понесло Бена.

- Ты до чего докатился, малыш? Онанируешь в уголке, пока влюбленные целуются. Это слишком даже для такого задрота, как ты, Бенни, - наконец отплатила она той же монетой.

- Думаешь, он любит тебя? Святая наивность…

- Думаю, мне все равно… Я же трахаюсь с кем ни попадя, пока он наивный слушает твою любовницу… - Хелл не дала ему остановиться и задать резонный вопрос, сама ответила: - Не пялься, все знают, что ты спал со Стейной.

- Ревнуешь? – нашелся Бен, пряча за усмешкой шок.

- Похоже, ревность – это твоя проблема.

За болтовней и удивлением от того, что Хелл знала про Стей, Бен не заметил, как она освободила его член от белья и стянула свои трусики.

- Ты трахнешь меня, или как? – рыкнула на него порочная Валькирия, больно кусая за шею.

- Прекрати ставить на мне гребаные метки, - огрызнулся  Бен.

Он едва отмазался от ссадины на подбородке после их первого раза, уверяя Стей, что упал, запнувшись за корень на тропе к озеру. Засос на шее она вряд ли разглядит, да и ссадина на брови после боя более примечательна. Но ему надоела вседозволенность, с которой Хелл расставляла на нем отметины своим ртом. Она только рассмеялась, но прекратила посасывать шею, что внезапно оказалось для Бена большой потерей.

Чтобы не заострять на этом внимание, он развернул Хелл, прижав ее спину к стене. Посчитав это знаком, девушка вытащила из кармана презерватив, не глядя, почти мгновенно вскрыла упаковку и раскатала его по члену Бена. Он прихватил ее за попку, чуть присел, примерился и вошел.

- Блядь, - выругалась она, аж стукнувшись головой о кафель.

- Так точно, - подтвердил Бен. - Научилась материться, детка?

- Научилась не сдерживаться. Чего и тебе желаю.

- Предпочитаю все же притормозить. Или тебе интереснее со скорострелами, типа Кеннета? – продолжал упрямо гнуть свою безобразную линию Бен, вколачивая Хелл в стену резкими глубокими толчками.

- Мне интересно с тобой, - бормотала Хелл, почти теряя сознание от острых интенсивных вспышек удовольствия, смешенного с ненавистью. - Ты же кайфуешь оттого, что трахаешь подружку Кена. Брезгуешь моим ртом, но трахаешь с удовольствием. Тебя не заботит, имел ли меня кто-то сегодня, главное, что Кен будет после тебя. Признайся, Бен, у тебя без этой мысли вряд ли встал бы…

- Да, - солгал он, истово желая, чтобы только в этом была причина.

Он понимал, что, кончив, не испытает ни удовольствия, ни освобождения, лишь презрение, и то, по большей части, к себе самому. Но Хелл этого было мало, она продолжала говорить, хоть и задыхалась от приближающегося оргазма.

- Давай, Бен, сильнее. Заставь меня кончить, чтобы Кен потом попотел. Чтобы с ним я думала о том, как ты выебал меня словно шлюху в туалете. Ты ведь хочешь, чтобы я думала о тебе, когда он будет меня трахать?

«Я не желаю, чтобы он прикасался к тебе, чтобы стоял рядом с тобой, чтобы дышал одним воздухом», - орал про себя Бен.

А вслух мог лишь лгать, соглашаясь с каждым словом Хелл.

- Да, да. Черт, Хелл. Да!

И снова она кончала раньше него. Дергаясь, словно от судорог, дрожа и всхлипывая. И ее глаза наконец пылали огнем, только теперь он грозил Бену сожжением до тла.

Он продолжал вколачиваться в ее обмякшее тело, желая скорее дойти до пика, закончить, но оргазм маячил на фоне перевозбуждения, никак не желая дать Бену освобождение.

Придя в себя, Хелл оттолкнула его, отстранилась, но Бен поймал девушку за руку, прижимая к стене.

- Сбежать больше не выйдет, - прорычал он.

- Я и не собиралась, - коварно улыбнулась она, садясь на корточки.

Не давая Бену шанса протестовать, она сдернула презерватив, взяла в рот его член. Посасывая, стала скользить по нему губами, наконец, приближая столь желанный оргазм, от которого едва не полопались глаза. Хелл проглатывала бьющую ей в горло сперму, продлевая острое, почти болезненное наслаждение, а Бен держал в кулаке ее волосы, едва ли осознавая, что продолжает толкаться бедрами ей навстречу, даже когда стало больно. Он остановился, девушка выпустила его изо рта и легко поднялась на ноги. Она впилась в его рот поцелуем, и Бен был не в силах оттолкнуть ее. Он сам искал язык Хелл, сплетаясь с ним своим, чувствуя у нее во рту вкус своего сомнительного удовольствия.

- А теперь ты заправишься, застегнешься, умоешься, успокоишься и выйдешь в зал через пять минут.  И весь вечер будешь смотреть, как Артур целует меня, зная, что ты кончил мне в рот. Можешь думать об этом перед сном, когда захочешь подрочить. Полагаю, это доставит тебе удовольствие, - зло прошептала Хелл, прежде чем оттолкнуть его, поправить одежду и выйти из туалета.

Бен, словно во сне, проделал все, о чем она говорила. В зале он сразу увидел их, смеющихся и целующихся у бара. Знакомая тошнота снова подкатила к горлу, но теперь ему было впору блевать от самого себя. Бен прошел к бару на другом конце танцпола, взял бутылку коньяка, стакан и снова двинул за кулисы. В коридоре он встретил Стейну.

- Бен, нужно поговорить, - тормознула она его.

- Завтра, - только и гавкнул на нее Бен, не сбавляя скорости.

Он прошел к кабинету директора клуба, набрал код на цифровом замке, радуясь, что старая комбинация до сих пор верна. Налив себе полстакана, Бен осушил его в три глотка, закашлялся с непривычки, но плеснул еще. Единственное, чего он сейчас хотел – это напиться до беспамятства, чтобы слова Хелл, ее лицо, ее ненавидящие глаза прекратили преследовать, оставили его в покое.

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2044-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (12.11.2015)
Просмотров: 205 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 12
avatar
0
12
Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба...

Хренов ноут даже не дал отредактировать сообщение.

вот
cray cray
avatar
0
11
Какая гадость, какая эта ваша заливная рыба...
Странные, смешанные впечатления от этой главы. Проституция сплошная.
Что она творит??? Хочет Кена оттолкнуть? Гришу вернуть? не понятно вообще. Вот я еще давно хотела спросить, обычно мужчины испытывают удовлетворяющее чувство собственничества когда становятся первыми у девушки. У Гриши этого как-то не наблюдалось, и сейчас он трахается с Хелл прекрасно понимая что делит ее с Кеном. И странно - целовать после него не захотел а секс - это можно.
Скорее бы они определились уже со своими отношениями.
Спасибо за такое срочное продолжение, да еще в две главы lovi06015 lovi06015
avatar
1
10
Почему-то после первой близости с Ольгой, я ожидала, что Бен окунется в воспоминания, будет злиться на себя, осознав, что его предательство  вызвало такой шквал перемен в его бывшей девочке..., ее злость,ненависть, желание мстить; будет жалеть ее, потому что его давний поступок стал катализатором ее теперешней порочности...И ведь изначально он сделал неправильные выводы...
Цитата
Как ни пытался Бен понять ее мотивов, но все равно не смог. Он тешил себя мыслями, что Кен не в силах удовлетворить Хелл, потому она и ищет
развлечений на стороне. Но это было настолько не похоже на его Хелл, на
Олю...
А потом , застав ее на своем месте тренировок, с какой злостью, ненавистью и угрозами он с ней говорил -
Цитата
Я не желаю тебя здесь видеть. Это место не для тебя, Хелл. Ты здесь чужая. Убирайся.
Естественно - дальнейшие события привели его почти в шоковое состояние...Он стал догадываться , что ее вторая "кардио-тренировка" была абсолютно продумана...А уж во время третьего траха ..., сколько было сказано унизительных, оскорбительны слов, сколько грязи вылито друг на друга. И вот здесь - то он точно понял, что злость и прошлые обиды заставляют Ольгу мстить ему и ненавидеть его ...очень своеобразным способом... Даже представить не могу - каково мужчине делить свою бывшую любимую девочку( но, смею предположить, что он и не забывал никогда) со злейшим врагом "почти одновременно". Месть удалась, он от ревности сгорит..., и куда это их всех заведет? Большое спасибо за продолжение, невероятно интересно, такая глава взрывоопасная, теперь даже не знаю - кому больше сочувствую...
avatar
1
6
Ну... Я даже не знаю, как к этому относиться. Но точно, не одобрямс...
Что то Ольга заигралась. Мне она даже не нравится такой. Думаю, она выбрала неправильную форму мести.
Спасибо огромное, читаю с наслаждением.
avatar
0
7
я думаю, что такой Оля сама себе не нравится. Вытворяет что-то странное, но неизбежное
Большое пожалуйста lovi06015
avatar
0
5
Спасибо lovi06032
avatar
0
4
Спасибо!
avatar
1
3
cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray cray hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1 hang1
нет слов good
avatar
1
2
да уж, теперь заигрались оба...
кому только лучше от этого?
Оля, спасибо за новую главу!
avatar
0
9
от этого никому не лучше и не хуже. просто творят что-то сумасшедшее на инстинктах и отчаянии
avatar
2
1
вот и поимели Птицина на сухую и с песенкой.
спасибо. офигенно крутая месть.
avatar
0
8
да как то это с трудом тянет на месть. скорее тут они оба мстят Кену.... только вот за что?
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]