Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Не бойся, я с тобой. Глава 19
Летние день догорел, сумерки лениво укутывали кисеей предместье Атланты. Сквозь приоткрытое окошко трейлера доносились голоса съемочной группы, которая обсуждала сегодняшнее происшествие. Нина старалась не вслушиваться в пересуды коллег, но то и дело, в разговорах она улавливала свое имя и Тины. Пытаясь не расплакаться от мировой несправедливости, девушка сосредоточилась на пение цикад.
Ночные скрипачи начали грандиозный гала-концерт, и каждый участник думал, что он солирует. Раньше Нина любила слушать их умиротворяющий стрекот, всегда радовалась наступающему лету, верила, что всё будет хорошо. Но теперь актриса сидела в прострации и не знала, что делать.
Почти два с половиной года она потратила на то, чтобы завоевать Йена Сомерхолдера. Нет, она не хлопала глазками, не разыгрывала глупых сцен из дешевых водевилей. Нина была собой, старалась быть максимально открытой и честной с этим голубоглазым гадом, который снился по ночам миллионам женщин во всем мире.
Ей даже показалось, что она смогла пробиться через дружеское участие, которое хоть и было неподдельным, но все же не являлось тем, что было нужно молодой актрисе. Если бы дело заключалось в сексе, то все складывалось, как нельзя лучше: подвыпивший Йен, чужой город, общая усталость от вездесущих папарацци, интимный разговор по душам… И дело сделано! Но нет, девушке хотелось, увидеть нежный взгляд, почувствовать хоть мизерную долю тех чувств со стороны Сомерхолдера, которые она питала к нему.
Однако партнер по съемкам был просто непробиваем – всегда целовал в макушку или щеку на прощание, шутил, прижимал к себе, при этом никогда не переходил незримую черту, отделяющего друга и коллегу от влюбленного мужчины, который не знает, как выразить свои чувства.
Нина вспомнила тот миг, когда она впервые увидела Йена. Это было на кастинге в «Дневники вампира». Девушка была чрезвычайно горда собой, потому что получила главную роль в сериале, который обещал стать настоящей сенсацией, а его герои будут новыми идолами современных тинэйджеров. Ей больше не придется играть беременных наркоманок в эпизодических ролях, она сможет убедить всех, что стала настоящей разноплановой актрисой.
Добрев курила у входа в павильон, где проходили пробы для сериала. Ее уже утвердили, и она дружелюбно беседовала с Полом Уэсли, с которым в скором времени ей предстояла игра в любовь. Парень ей сразу понравился, с ним было легко и комфортно, складывалось ощущение, будто они знакомы уже сто лет.
Они обсуждали возможные сложности при съемках первых эпизодов, как вдруг около входа в павильон резко затормозил автомобиль, из него выскочил взволнованный брюнет, одетый не пойми во что: на нем были тяжелые армейские ботинки с высокой шнуровкой, но самих шнурков там не наблюдалось. Светлые джинсы находились в художественном беспорядке, и не было понятно с первого взгляда: украшающие их всевозможные разрезы и дырки - плод дизайнерского бреда или получены в ходе длительной эксплуатации? Футболка с надписью «Спаси луизианские леса от вырубки» довершала живописную картину. Парень огляделся по сторонам, снял солнцезащитные очки, хотя погода была пасмурная, что не характерно для середины мая в Калифорнии, и устремился в павильон, едва не сбив удивленную Нину с ног.
- Кажется, это мой старший братец, - хмыкнул Пол, глядя удавившемуся субъекту вслед.
- В смысле этот тип претендует на роль Деймона? – удивилась Нина и выбросила сигарету в урну.
- Да. Его зовут Йен Сомерхолдер, обычно он не такой… эпатажный. Мы сталкиваемся на кастингах уже несколько лет. Вполне приятный и компанейский парень.
Нина лишь пожала плечами. Ей показалось, что этот тип никогда не получит роль, поэтому выбросила брюнета из памяти. Но спустя десять минут, он появился в раскрывшихся стеклянных дверях студии, на его лице сияла самая из невозможных притягательных улыбок, которые только видела Нина. Парень подошел к Полу, положил ему руку на плечо и произнес приятным баритоном:
- Ну привет, брат! – при этом он так странно поиграл бровями, что Нине захотелось скрыться с этого места, и оказаться от него, как можно дальше. Девушка не представляла, как сможет играть довольно таки эмоциональные сцены с парнем, который одним своим внешним видом наводит на нее непонятный трепет.
- Что-то ты быстро, - произнес Пол, обернувшись к новоиспеченному Деймону Сальваторе. – Тебя не заставляли импровизировать?
- Шутишь? А бровями зачем я дергал? До сих пор не могу избавиться, - усмехнулся он. – Мы с Томом были в Вегасе, занимались делами фонда, как звонит Сенди и кричит, что у меня кастинг утром. Мы запрыгнули в машину, половину пути за рулем ехал Том, пока я штудировал слова. Друг сейчас дрыхнет на заднем сиденье, - Йен кивнул головой в сторону черного «форда». - Потом остаток ночи вел я, опоздал, думал, что пошлют к черту, но оказалось, что продюсеры ждали меня в новом образе.
- То-то я гляжу, ты по-другому смотришься, - присвистнул Уэсли, оглядывая своего друга.
- А то! Сенди сказала, что для этой роли необходим брюнет. Пришлось идти к стилистам, что я терпеть не могу. Надоело сидеть без работы, - завершил парень, и, наконец, заметил молчавшую все это время Нину.
- Привет, я Йен. А ты главная героиня? Понимаю, почему столетние вампиры теряют от тебя голову, - произнес он, и приложился к руке девушки галантным поцелуем.
Нине показалось, что ее прошиб холодный пот, а тело сковало странное оцепенение. Когда Йен посмотрел ей в глаза, то она нервно сглотнула и постаралась высвободить свою руку из его горячей ладони.
- Нина, - тихо пробормотала она.
- Прости, все еще никак не выйду из образа. Проехал пол страны, лишь бы успеть на прослушивание, но опоздал на два часа, получил роль, и еще не верю в это.
- Я пойду, - не зная, как себя вести в присутствии Йена, произнесла Добрев, прикусила губу, мысленно ругая себя последними словами.
Она, как неопытная школьница, засмотрелась на красивого парня, начала краснеть, вместо того, чтобы обсудить с ним сценарий. Ей придется еще целоваться с ним, изображая Кетрин. От этой мысли Нине поистине стало нехорошо, и актриса решила спешно ретироваться, лишь бы больше не находится под магической властью голубых с поволокой глаз.
Летняя ночь уже полностью завладела небом, на улице киногородка зажглись желтые фонари, свет которых падал на кровать, где по-прежнему сидела Нина, обхватив колени руками. Вернувшись из своих воспоминаний, девушка поднялась, включила свет и направилась к импровизированной кухне. Она включила чайник, села на стул, принялась крутить в руках зеленую чашку с фотографией Йена, прикасающегося к ее шее губами.
Девушка вспомнила момент из этой фотосессии, когда Сомерхолдер нежно целовал ее шею, а она млела и не знала, как реагировать на его прикосновения. Нине казалось, что она парит где-то высоко в облаках, а ее сердце сладко щемит в груди. Ей хотелось запустить руки в его волосы, медленно перебирать темные пряди и томно стонать его имя. Но едва щелчки фотоаппарата остановились, Йен вежливо отстранился, а Добрев пожалела, что сладкий миг закончился, и ей вновь надо показывать, что она профессионал своего дела и происходящее – всего лишь игра.
- Эй, Нина, что с тобой? – встревоженно спросил он, при этом приподнял бровь, отчего щеки девушки яростно заалели, напоминая маков цвет.
- Ничего, - тихо произнесла она, изо всех сил стараясь выдавить из себя непринужденную улыбку.
- Готова к завтрашним съемкам? - Йен снял футболку, в которой происходила фотосессия, взял в руки рубашку, надел на себя и принялся медленно застегивать пуговицы, а Нина завороженно наблюдала за ним, пытаясь унять трепещущее сердце в груди.
Этот мужчина вселял в нее робость, которая была ей совсем не свойственна. Когда они снимались в общих сценах, то слова роли упрямо не хотели произноситься, она запорола почти пять дублей, прежде чем удалось снять сцену знакомства Деймона с Еленой, и выслушала о себе от режиссера много «комплиментов». Сомерхолдер даже защищал ее перед грозным начальником, и Нине показалось, что между ними возникла та самая «химия», о которой любит говорить Джули Плек, когда объясняет актерам новые повороты в сериале между старшим Сальваторе и ее героиней.
Память девушки убежала к тому злополучному поцелую между Деймоном и Кетрин. Йен целовал ее страстно, по-настоящему, уверенным мужским жестом, притянув ее к себе, и полностью руководил процессом. Она буквально растворилась в его опытных ласках, позволила рукам блуждать по спине. Нина забыла, что находится посреди неотапливаемого съемочного павильона в середине ноября, на них с Йеном глазеют около двадцати человек, и всё, что происходит в данный момент – ее работа.
- Стоп! – прокричал Маркос Сига, и Нина растерянно принялась озираться по сторонам. – Добрев! Что с тобой такое?! Ты – соблазнительница Кетрин, именно ты руководишь процессом, а вместо этого ты позволяешь Сомерхолдеру целовать себя, как на пьяной вечеринке.
Нина нервно сглотнула тяжелый ком, образовавшийся в горле, и вновь склонилась над своим партнером по съемкам. Девушка невольно залюбовалась лазурными глазами, разлетом темных бровей, невероятно чувственными губами. Актер безмятежно улыбался и даже не догадывался о том, какие чувства сейчас владеют девушкой.
Именно в этот миг Нине показалось, что она влюбилась в Йена самым настоящим образом, забыв про запреты на отношения между участниками съемок и наплевав на рациональные доводы разума, вопящего благим матом, что ничего хорошего не получится. На тот момент у Сомерхолдера была официальная пассия, с ней он жил уже полтора года и вроде бы, был вполне счастлив. О романах на съемочных площадках между Йеном и партнершами слухи не ходили, и этот голубоглазый искуситель слыл вполне надежным и респектабельным членом американского общества, борцом за окружающую среду, к тому же, активно занимающегося благотворительностью.
Любая мамаша была бы рада, если бы дочка привела такового вот жениха на званый ужин в честь дня Благодарения. Однако, как всегда, существовало тривиальное «но». При такой сногсшибательной внешности фанатки не давали Сомерхолдеру прохода, и окружающие не верили, что этот парень является носителем всех известных добродетелей. И Нина решила, что Йен себя обязательно еще покажет с вполне ожидаемой стороны.
- Нина, не дрожи. Твоя дрожь передается и мне, - тихо произнес Йен. – Я голый лежу в постели, на мне полулежит красивая девушка в корсете, и не знает, что делать. Не бойся и докажи режиссеру, что ты Кетрин.
Шепот Сомерхолдера подарил очередную порцию дрожи, и Добрев ничего не оставалось делать, кроме как впиться поцелуем в зовущие губы. На этот раз дубль получился отличным, именно он вошел в сериал.
С тех пор Нина ждала с маниакальной настойчивостью новых сцен между Деймоном и Еленой или Кетрин. Девушка дрожащими руками брала сценарий, и, увидев, что на этот раз поцелуи и постельные сцены будут между ней и Полом Уэсли, пыталась скрыть гримасу разочарования на своем милом лице.
Когда же продюсеры объявили, что на отношениях между ней и Йеном будет строиться пиар-акция, для подогрева фанатского интереса к сериалу, то Добрев возликовала и решила действовать самым решительным образом. Час пробил, и Нина, предстала перед предметом своей пылкой влюбленности во всеоружии: она стремилась показать, что более близкого человеку Сомерхолдеру не найти, она всегда поймет и примет его, что бы ни случилось.
Однако Йен не делал никаких движений, свидетельствующих о его взаимных чувствах. Он поздравлял ее с днем рождения, дарил подарки, неизменно целовал в щеку или макушку, при этом так обворожительно улыбался, забирая у Нины ощущение твердой земли под ногами. Девушка рыдала в подушку по ночам, жаловалась друзьям, даже пару раз попыталась глупо строить глазки, но дело не двигалось с мертвой точки.
Фанаты в очередной раз подливали масла в огонь, рассуждали о том, как здорово Нина смотрится рядом с Йеном, назвали их дурацким словом «Йенина», свято верили, что между любимыми актерами те же чувства, что и между их героями в сериале.
Новость о том, что Сомерхолдер расстался с Меган Олд, заставила Нину прыгать по комнате и визжать от радости, как маленькую девочку, которой подарили огромную коробку сладостей. Девушка записала на свой счет неудачный роман Йена, уже приготовилась к выслушиванию его признания, но все опять улетело в тартарары, иллюзия разрушилась окончательно и бесповоротно.
После смерти лучшего друга Сомерхолдера, с ним постоянно находилась младшая сестра Тома – Тина Пайк. С этой девчонкой Нина познакомилась еще год назад на одной из вечеринок, куда Йен пригласил почти всю съёмочную группу «Дневников», чтобы отпраздновать свой день рождения. И актрисе крайне не понравились те взгляды, которыми младшая сестра Тома награждала всеобщего любимца публики.
Нина с трепетом вспоминала моменты, когда удавалось улучить момент и прижаться к Сомерхолдеру всем телом, почувствовать горячее дыхание на своей коже и позволить себе помечтать, что они остались наедине. И глядя на него и Тину, девушку терзали нехорошие предчувствия. Слишком уж выражения лица девчонки напоминали ее собственные.
Потом Тина получила роль в сериале, Йен все больше и больше принялся уделять ей внимания, даже во время промо-туров он уже держался с Ниной подчеркнуто вежливо и наиграно на публике, отчего актриса поняла, что ее карта бита. Она столько времени потратила впустую, даже рассталась со своим парнем, с которым встречалась еще со времен школы. Хотя, конец ее романа с ревнивым неудачником можно списать на расстановку ценностей и приоритетов, а не на влюбленность в Сомерхолдера, как таковую.
Сегодняшний инцидент выбил Нину из колеи. Какими бы соперницами они с Тиной не были из-за наглой голубоглазой персоны, но так поступить с девушкой она бы никогда не осмелилась, будь хоть трижды доведенной до отчаяния. Страсти надо оставлять за кадром. Этому правилу Добрев научилась еще в самом начале карьеры. Нина даже не подозревала, что нарушит с легкостью запреты, позволит себе увлечься партнером по сериалу, который, к слову сказать, старше нее на десять лет. И если смотреть правде в глаза, то Йен всегда относился к ней, как к своему другу и помогал в профессиональном плане, никогда не намекал, что их отношения могут носить романтический характер. Звук кипящего чайника отвлек актрису от невеселых мыслей. Она хотела налить себе в кружку кипяток, как дверь ее трейлера, которую она забыла закрыть, возвратившись со съемок в расстроенных чувствах, отворилась. На пороге застыл предмет ее раздумий, и его лицо не обещало Нине ничего хорошего.
- Заходи, Йен, раз уж дверь открыта, - тихо произнесла она. – Выпить не предлагаю, потому что ничего нет, хотя, не отказалась бы.
- Маленьким девочкам пить вредно, - хмыкнул Сомерхолдер, притворяя за собой дверь.
- Йен, у меня был сегодня тяжелый день, - устало проронила Нина.
Девушка поняла, насколько она вымоталась за эти два года съемок, постоянно думая о мужчине, который сейчас смотрит на нее лютым волком и явно готов к защите своей любимой девушки. Добрев уже давно поняла, что между Йеном и Тиной далеко не братски-сестринские отношения. Она даже в порыве отчаяния хотела намекнуть об этом продюсерам, но потом, внезапно поняла, что это будет выглядеть, во-первых, мелко и недостойно, а во-вторых, ей уже всё равно. В душе образовался вакуум, который вытеснил образ Йена, трепет сердца при его прикосновениях и желание прижаться к нему всем телом.
- Нина, - Сомерхолдер задумчиво потер переносицу, - помнишь наш разговор в гримерной? Неужели я не так выразился, и ты еще на что-то надеешься? Тина пришла в себя, завтра ее выпишут. И я не хочу еще скандала. Ясно? – в голосе Йена прорезался металл, он сложил руки на груди и буравил побледневшую девушку взглядом, похожим на острый стилет.
И тут терпение Добрев по-настоящему лопнуло. Нина не выдержала абсурдных обвинений, тем более, у Сомерхолдера нет никакого права приходить к ней и пытаться обвинить в том, что его ненаглядная Пайк по своей глупости едва не свернула себе шею!
- Йен Сомерхолдер! – голос девушки сорвался на визг. – Не надо думать, что мир вертится вокруг одного тебя. Ясно?! Не знаю, что ты там вбил в свою голову, но я к твоей драгоценной Тине и пальцем не прикасалась. Она. Оступилась. Сама. – Раздельно, по словам произнесла она, и тут же добавила:
- Не смей обвинять меня, не смей думать, что я только и делаю, что плачу в подушку и мечтаю о твоей смазливой физиономии. Хватит, Йен! Хватит! Между нами только рабочие отношения, целуемся мы в кадре, флиртуем на публике. Отстань от меня.
По щеке Нины скатилась одинокая слезинка, она судорожно всхлипнула, оттолкнула опешившего Йена с дороги, и, не разбирая, куда бежит, ринулась прочь. Она бежала по киногородку, не обращая внимания на удивленных коллег, встречающихся на пути, не понимала, куда направляется, ей хотелось лишь одного – скрыть слезы, водопадом льющиеся из глаз, от Сомерхолдера. Вот так закончилась влюбленность, которая так и не стала явью. Мечта лопнула, как мыльный пузырь – радужный и невесомый – от соприкосновения с суровой реальностью. Он выбрал другую, она осталась не у дел. Банальный сюжет из сериала или бульварного романа, но сердцу от этого не легче. Добрев хотела убежать на край света, очутиться где-нибудь в Австралии, где нет и не будет никаких Елены, Деймона и чертовой Йенины. Но контракт обязывал сниматься во всех сезонах, целоваться с Йеном в кадре и миловаться с ним на публике во многочисленных промо-турах.
Нина пришла в себя лишь на скамейке в городском парке. Горели фонари около фонтана, струи воды с плеском опускались в каменный бассейн с подсветкой. Днем это место являлось излюбленным у детворы и их родителей, но сейчас вокруг не было ни души. Ночь всецело завладела небом, воздух дурманили цветы, выводили трели цикады, и девушке стало безумно страшно. Сразу же вспомнились ужастики с маньяками и загубленными ими жертвами, где главная героиня оказывалась в безлюдном месте, и тот час ее настигал злодей. Нина поежилась, постаралась унять неистово колотящееся сердце. Пора утереть слезы и идти назад, но ей не хотелось встречаться с Йеном или другими актерами, особенно с Кендис. Эта жизнерадостная блондинка обладала тактичностью бульдозера, решила, что они и в жизни лучшие подруги. Она обязательно примется вести допрос с пристрастием. Но и перспектива провести ночь здесь, дрожа от страха, Нине явно не улыбалась.
- Эй, - услышала девушка откуда-то сбоку, и дико взвизгнула. Ей показалось, что ее фантазии об ужастиках начали сбываться. Однако вместо того, чтобы побыстрее убраться отсюда, Добрев застыла на месте, пытаясь не упасть в обморок от испуга.
- Тихо, я не хотел тебя напугать, - Нине показалось, что она где-то уже слышала этот голос. Она замерла, выискивая глазами пути к отступлению.
Мужская фигура стремительно приближалась к ней, и актрисой завладело отчаяние. Не успела она избавиться от одной проблемы, как тут же нашла неприятности на свою пятую точку. Чертов Йен! Он во всем виноват! Если бы он пришел к ней в трейлер со своими идиотскими обвинениями, то сейчас бы она не сидела в полной темноте, пытаясь понять, как избавиться от настырного незнакомца. В лучших женских традициях, переложив вину на мужчину, Нине стало немного легче, и она принялась искать выход из сложившейся ситуации.
- Не подходите, я знаю карате! – выкрикнула девушка фразу из глупой комедии. Понимая, как это выглядит со стороны, она истерично хихикнула.
- Нина, спокойно. Это Дженсен, - мужчина подошел к скамейке, присел рядом, и девушка смогла перевести дыхание. Маньяк оказался плодом разыгравшегося воображения, и вместо него пред ней оказался знакомый человек. Если еще две минуты назад она не хотела видеть актеров из сериала, то сейчас от радости была готова обнять Эклза.
- О Господи! Дженс, ты меня напугал до чертиков!
- Нина, упоминание бога и его заклятого врага в одном предложении положено лишь мне в «Сверхъестественном», - ухмыльнулся Эклз.
Добрев помимо воли, тоже усмехнулась, все еще пытаясь восстановить учащенное сердцебиение и перестать трястись, словно лист на ветру. Несмотря на летнюю ночь, Нина замерзла, ее лихорадило.
- Ты так быстро убежала, и мне показалось, что мы снимаем эпизод, где за Кетрин гонится голодный оборотень.
- Не напоминай. Мне захотелось побыть одной, я не заметила, как оказалась здесь. Тебя приняла за маньяка, - извиняющимся тоном произнесла Добрев.
- Я тот еще знатный маньяк, - с гордостью произнес Дженс. – Роль в «Кровавом Валентине» оставила след на моей психике, и я таскаю за собой кирку. Ты не знала?
Нина рассмеялась, и, как будто посмотрела другими глазами на парня. Они пару раз пересекались с Эклзом на вечеринках и кастингах, еще несколько раз встречались на благотворительных вечерах, но до момента съемок в сериале, девушка никогда с ним не общалась. А сейчас она почувствовала, что рядом с Дженсеном ей вмиг стало легко и спокойно, как будто не было слез, осуждающего взгляда Йена и бега по пересеченной местности пригорода Атланты. К тому же, внезапно подумалось Нине, недаром этот парень является прямым конкурентом Сомерхолдера по количеству сериальных поклонниц и разбитым девичьим сердцам. Он, безусловно, обладает обаянием и привлекательной внешностью, еще с ним приятно разговаривать, всегда находятся всё новые и новые темы, чувство юмора безупречное…
«Нина, возьми себя в руки! Не хватает еще увлечься и этим партнером по площадке для полноты картины» - сказала девушка себе со всей строгостью. Ей было совершенно не свойственно увлекаться мужчинами каждое утро, если в поле зрения появляется новый представитель сильного пола. Девушка влюблялась всего пару раз в жизни, учитывая ее нелепое чувство, с которым она не могла справиться в течение двух лет. Скорее всего, ей просто надо переключить внимание на кого-то более подходящего, нежели недоступный и такой притягательный Сомерхолдер, который слишком хорошо играет своего персонажа, умело транслирует чувства, придуманные сценаристами, заставляя поверить, что он любит, в том числе и саму Нину, а не только образ Елены.
- Я, пожалуй, пойду, - произнесла Нина, поднимаясь со скамейки.
- Одна? – присвистнул Дженсен. – Мадам, вы поражаете меня чудесами рациональности. Нина, ты недавно боялась, что я полночный убийца, теперь ты собираешься идти по темному парку сама. Я тебя не отпущу.
- Да, глупо получилось, - вздохнула девушка. – Я всё делаю глупо, не так и не правильно. Влюбляюсь не в того, в кого нужно, - и тут слезы вновь хлынули из глаз, плечи Нины вздрогнули, и она не сообразила, что сильные мужские руки разворачивают ее.
Дженсен прижал девушку к своей груди, гладил по волосам, пока она плакала, словно ребенок. Ей было все равно, что парень, с которым она никогда не была в близких дружеских отношениях, успокаивает ее, горит слова, которые мужчины любят произносить в знак утешение. Единственное, что поняла актриса – Дженсен не боится женских слез, как другие мужчины, и она доверяет ему.
Спустя пару мгновений Нина утерла слезы, а Эклз сделал вид, что ничего особенного не произошло. Девушка с благодарностью прикоснулась к его руке, но парень сжал ее, помог подняться со скамейки и они направились в сторону киногородка, болтая о всяких пустяках, вроде съёмочных приколов или неудачных кастингов, не касаясь темы, почему Нина так странно себя ведет: убегает со всех ног из своего трейлера, рыдает на груди у коллеги по сериалу, с которым раньше тесно не общалась.
Остановившись у дверей трейлера, Нина даже не пыталась высвободить свою ладонь из ладони Дженсена. Ей было спокойно, впервые, за долгие два года, пока она вздыхала по голубоглазому Сомерхолдеру. Теперь ей казалось, что это время потрачено впустую. Столько возможностей, столько новых знакомств были упущены, она дала отставку нескольким прекрасным парням, потому что надеялась и верила, что у нее вспыхнет бурный роман с мужчиной, который умеет и может любить, но, к сожалению, совсем не ее.
- Спасибо за всё, Дженсен, - тихо проронила Нина, и вдруг почувствовала, что между ней и парнем возникла незримая ниточка, которая ведет к поцелую. Девушка уже давно для себя вывела формулу: первый поцелуй случается, когда сердце пропускает пару ударов, а потом несется вскачь, и твои губы внезапно соединяются с его.
Так вышло и сейчас. Едва приоткрыв свои полные губы, почувствовав, странный трепет в груди, Нина ощутила, как Дженсен легко касается своими четко очерченными губами ее рта, затем, осмелев, нежно целует ее. Она отпустила себя на волю, дала возможность Эклзу исследовать рот, дразнить языком, чтобы потом, сладко застонав, запустить руки в его волосы.
Дженсен оторвался от ее рта, не дав Нине перевести дыхание, подхватил ее на руки и зашел в трейлер. Девушка не стала сопротивляться, нащупала клавишу выключателя и погасила свет, не забыв запереть дверь. Запрет на отношения между приглашенными звездами и основным актерским составом так же существовал. Но Нина уже была готова нарушать правила, тем более ее партнером по опасной игре стал Дженсен Эклз.


Источник: http://robsten.ru/forum/36-776-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Korolevna (18.01.2012) | Автор: Korolevna
Просмотров: 402 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  Да уж Нина совсем запуталась в себе и в отчаянье хватается за Эклза, как утопающий за соломинку... 4 Надеюсь выплывет hang1

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]