Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Не бойся, я с тобой. Глава 3
Весь день я проспала, и это мне помогло. Вечером приехала Сенди привезла мои вещи, приготовила ужин, так как у меня не было ни сил, ни желания, а у Йена руки были, хоть и красивые, но явно годились только на то, что бы засунуть пиццу в микроволновку.

Поначалу разговор не клеился. Йен и его менеджер переглядывались, решая, говорить при мне про Тома или нет. Я первая начала вспоминать брата, и они тогда ко мне присоединились. Мне действительно стало легче, кода я вспомнила все его выходки. Под конец вечера мы дружно смеялись, погрузившись в атмосферу беспечности. Подумать только прошло три дня, а мой мир перевернулся в считанные секунды. Я уже забыла, как хорошо и легко мне с этими людьми.

Сенди ушла, и мы опять остались с Йеном наедине. Он сухо пожелал мне спокойной ночи, и мне ничего не осталось, как угрюмо потащиться в комнату, ставшей моей на неопределенный срок. Похоже, сон действительно обладает целебными свойствами. Я заснула сразу же, как только моя голова коснулась подушки.

Золотистая огненная жидкость заканчивалась с каждой минутой. Йен сделал еще один глоток, и поморщился, когда обжигающий ком провалился в желудок, неся за собой расслабляющее тепло. Бутылка коллекционного виски, выигранная на спор у все того же Тома, была выпита в гордом одиночестве. Развалившись на своей кровати, Сомерхолдер вел мысленный диалог с приятелем, представляя, как тот шлет ему ехидные ответы с небес. Или из-под земли. Ни Йен, ни его друг в святых праведниках никогда не числились, поэтому вопрос был абсолютно резонным, где же обитает Том после смерти.

Йен не мог понять на кого он злится. То ли на Тома, умершего столь неожиданно, то ли на самого себя, не готового к ответственности. Сомерхолдер вспомнил разговор, который произошел пять лет назад, когда приятелю пришлось взять на себя обязательства по отношению к своей сестре-подростку. Том сомневался, сможет ли позаботиться о ней. И Йен заверил друга, что он всегда с ним будет рядом и поможет во всем. Но Том справился. Устроил Тину в отличную школу, баловал девочку, но она не доставляла никаких хлопот. Оставалась под присмотром Сенди или наемных нянек из агентства, когда брат был на съемках. И очень быстро выросла вполне самостоятельной и уверенной в себе девушкой.

Сомерхолдер усмехнулся, вспомнив, как утирал ее слезы и заверял, что она очень красивая, и еще всем докажет. Это было два года назад. В шестнадцать лет у Тины Пайк была первая фотоссесия, организованная Йеном для поднятия её самооценки. Но фотограф отослал снимки в один глянцевый журнал, и девушка стала востребованной моделью. При этом она не собиралась заниматься модельным бизнесом профессионально, готовилась поступить в университет. Томас ворчал, когда очередные фото Тины появлялись в журналах, но Йен поддерживал ее.

Эта девочка всегда была в его жизни. Но до этого момента она была лишь сестрой друга, а сейчас Тина Пайк его подопечная. Главное, что бы об этом пресса не узнала. Иначе вовек не отмоешься. Журналюги горазды придумывать всякие «подробности» от которых становится тошно.

Завтра у Тины день рождения. Надо сделать ей подарок, обязательно. С этой мыслью Йен погрузился в пьяный сон. Перед тем, как он заснул, ему привиделась плачущая девушка, и ему захотелось ее утешить. Весьма сильно и совсем не по-братски.

Йен редко напивался, и голова у него практически никогда не болела. Но сегодня утром она просто раскалывалась. Даже холодный душ не вернул его в надлежащее состояние. Через пару часов Сомерхолдер должен участвовать в акции в память о Томе и поддержке фонда, затем встреча с поклонниками сериала. Весь день был расписан по часам. И еще не давал покоя подарок для Тины.

Дверь в комнату девушки была приоткрыта. Она спала, сбросив одеяло на пол. Его белую майку Тина так и не сняла. Йен нахмурился, когда его взгляд коснулся стройных ног девушки и очертаний груди, видневшийся из-под обычной хлопковой такни.

В их общении куда-то исчезла легкость, бывшая еще неделю назад. И дело было не в утрате, постигшей их обоих. Все было намного сложнее. Йен сделал вывод, что думать о столь серьезных вещах на похмельную голову никак нельзя. Поэтому накрыв сонно пробормотавшую девушку его имя, он ретировался из комнаты, направившись на растерзание публикой. Вот и настал мой восемнадцатый день рождения. Но сегодня на моей постели не лежали желтые болотные ирисы из луизианских топей, которыми обычно поздравлял меня брат. Он заказывал их из специального заказника, и их переправляли самолетом. Том еще смеялся, что дешевле и проще организовать наркотрафик, чем доставить на мой день рождения любимые цветы.

Я открыла глаза и лениво потянулась. Вставать не хотелось, но пришлось. Йена дома не оказалось. Я прошлась по пустому дому. Заняться было абсолютно нечем. Приведя себя в порядок, мне все же захотелось оставить на себе майку Сомерхолдера. Мне было в ней комфортно и уютно. Мой запах смешался с его запахом, и мне казалось, что на какое-то мгновение Йен стал принадлежать мне. Но все же я решила не испытывать судьбу, и лишний раз не смущать моего голубоглазого героя, и надела джинсовую юбку. Не очень длинную, в пределах разумного, до середины бедра.

С днем рождения меня поздравили Сенди, затем моя одноклассница Рона по телефону. Она была не то, что бы моей близкой подругой. Просто мне было легко общаться в школе с ней одной из всех одноклассников. Она хотя бы не смотрела на меня, как на источник автографов «Деймона» или моего брата. Девчонки меня ненавидели за то, что у меня есть доступ в модельный мир и шоу-бизнес, мальчишки не знали, как ко мне подойти, потому что я не реагировала на стандартные подкаты. Поэтому моими друзьями все пять лет жизни в Лос-Анджелесе были Йен и Сенди.

Послонявшись без дела по огромному дому, я включила в гостиной плазменный телевизор, и решила посмотреть «Сверхъестественное», тем более, что сегодня показывали последние два сезона. Любила я этих ребят нежно и страстно одновременно. И завтра я должна была познакомиться с Дженсеном Эклзом, если бы он пришел к Тому на вечеринку.

Нет, на самом деле, из актеров я знала только Йена. Но он – другое дело. Это моя мечта, герой снов и так далее. А к Дженсену меня самый настоящий фанатский интерес. Одни его зеленые глаза способны ввести меня в ступор.

К дерзкому взгляду Сомерхолдера я давно уже привыкла. У меня иммунитет, если можно так сказать, с детства. Я не падаю перед ним в обморок и не растекаюсь лужицей. Я тихо, спокойно и методично разрушаю его броню и заставляю пересмотреть свои взгляды относительно наших с ним отношений. Когда-нибудь он сдастся. А от вида Дженсена я таю, как мороженое на солнце. Плюс ко всему - хороший повод заставить Йена проявить заботу, допустим братскую, вызвать бессознательную ревность.

В тот момент, когда братья Винчестеры лихо размахивали мачете, собираясь снести башку очередному вампиру, в дверях появился Йен. Он улыбнулся мне своей самой шикарной улыбкой и присел рядом. Одну руку он подозрительно держал за спиной. Не забыл про мой день рождения. Да забудешь тут, если каких-то пять, неимоверно далеких, дней назад, еще маленькая девочка Тина выносила мозг своему брату и его другу вопросам: «А что ты мне подаришь?». Я любила изображать из себя наивную куколку, хлопающую ресничками. Том и Йен охотно включались в игру, и делали вид, что не видят во мне самой настоящей коварной кокетки, или, по-простому говоря, стервочки.

Сомерхолдер присел рядом со мной, положив одну руку на спинку дивана. Я воспользовалась возможностью, и моя голова заняла свое законное место на его плече. Раньше я могла запросто усесться Йену на колени. И в этом не было ничего предосудительного. Все было легко и просто. Младшая сестренка и еще один мой старший брат. Горячо любимый и желанный. Но это уже детали, о которых не знал никто.

- Перешла на сторону конкурентов? – Йен нахмурился и косо ухмыльнулся, изображая Деймона, - как вампир, хочу сказать, что этот Крипке ничего не понимает в клыкастых.

Сомерхолдер хищно уставился на мою шею. Я хихикнула, и ответила, как думаю:

- Это ты не правильный вампир. Всего два клыка. Живешь один, а не в семействе. И любишь человека. Такого быть по определению не может.

- Да? Кто сказал? – Йен приподнял бровь, и передо мной сидел материализовавшийся Деймон.

А я, в отличие многих моих сестер по несчастью, любила не экранного героя, а реального Сомерхолдера, поэтому прекрасно знала, где его эмоции и мимика, а где наигранные. Да и сериал не любила. Слишком уж Йену приходилось там играть, и становиться ехидным, дерзким и очень сексуальным. От его природного обаяния не оставалось и следа. Я знала его другим – нежным, заботливым, очень милым и временами сомневающимся в себе.

- Крипке сказал. И кстати, у вампира, несколько рядов клыков, острых, как бритва. И они ничего не чувствуют, кроме инстинкта охоты, - я поморщилась, пытаясь показать призрение.

- Ну все, пойду напорюсь на осиновый колышек,- Йен трагично опустил голову, - Деймон – ничтожество.

- Нет, он очень мил, по-своему. А Елена - дура.

- Я передам Нине, - Йен уже смеялся во весь голос.

- Да я сама скажу, при случае. Не сомневайся.

- Тина, прошу тебя, не надо. Её обидам не будет конца, в итоге это она меня искусает. Я серьезно. Хватило и того раза с платьем, - Йен пристально уставился на меня, а я все не могла понять природу, почему она наделила его таким волшебным цветом глаз и длинными ресницами.

Пришлось вспомнить вечеринку, где я совершенно случайно… ну, почти случайно, опрокинула стакан с красным вином на платье Добрев. Я лично ничего против нее не имела. Но Нина… Что-то не нравилась я ей, особенно, когда Йен носил меня на руках, сажал на колени или прижимал к себе. Женской интуиции я доверять привыкла. Значит, Нина видит во мне потенциальную соперницу и положила глаз на Йена. Удачи, детка. В тебе он видит только подругу. Уж я-то знаю.

Я наивно похлопала ресничками. Томас бы меня раскусил в миг, и прочел лекцию, о том, какая стервочка у него сестра, при этом не скрывал бы гордости во взгляде. Вспомнив брата, я сникла. Сейчас бы мы отплясывали на танцполе. Я бы утащила Йена на медленный танец, мои руки блуждали бы по его спине, он бы нежно держал меня за талию, а я млела бы от его глаз и линии губ.

На мои глаза вновь навернулись слезы, и Йен нежно провел ладонью по моей щеке. При всей моей самоуверенности, я просто терялась рядом с ним и становилась слабой девчонкой, которая была одна на всем белом свете.

- Эй, Тина, с днем рождения, - и Йен из-за спины вытащил целую охапку желтых болотных ирисов. Увидев свои любимые цветы детства, я расплакалась, взяла букет из рук Йена, и спрятала в них лицо. Они сладко дурманили голову, и я вдохнула их аромат, борясь со слезами.

- Ты не забыл, спасибо – тихо прошептала я.

- Даже, если бы хотел, то не смог. Том просил меня забрать букет три дня назад, если он не сможет, - Сомерхолдер замолчал на несколько секунд, и продолжил, слишком жизнерадостным тоном, - знала бы ты, на какие нарушения мы с ним пошли, как навредили экологии родного штата, когда заказали сорвать эти цветочки в болоте.

Я хихикнула сквозь слезы. Йен улыбался открытой улыбкой. Я еще теснее прижалась к нему. Сомерхолдер спросил:

- Котенок, какой ты еще хочешь подарок? – его взгляд буквально прожег меня насквозь своим голубым огнем. Настолько пристально и заинтересованно Йен смотрел на меня.

- Спасибо, всё просто чудесно. Вот моя благодарность, - не впуская букета из рук, я наклонилась к губам Йена. Почувствовав его горячее дыхание на своей коже, я прикоснулась губами к его губам, которые слегка дрогнули, и поняла, какую глупость сделала. Я не могла остановиться. Мне хотелось большего.

Но Йен замер, словно прекрасное изваяние, лихорадочно обдумывая, что это было. Не дав ему опомниться, и начать разговор на тему «Йен и Тина – брат с сестрой», я метнулась наверх, попутно захватив с собой подходящую вазу для букета. Похоже, мой «брат» пребывал в ступоре. Ничего, ему полезно подумать. Как бы я хотела сейчас рассказать об этом Тому. Он так часто спрашивал меня, почему я странно смотрю на Йена. Но я лишь отшучивалась. Мой проницательный и самый лучший брат всё знал.

Водрузив вазу на прикроватную тумбочку, я улеглась на кровать, не раздеваясь. Спустя какое-то время в комнате появился Йен с серьезным выражением лица. Он присел ко мне на кровать, и произнес:
- Нам надо поговорить. Тина, я серьезно. И прошу, выслушай меня.

Я села, скрестив ноги, сделав наивное личико. Посмотрим, как мистер Сомерхолдер будет читать мне воспитательную лекцию. Лучше бы замолчал и продолжил начатое мной внизу. Как же доказать ему, что я выросла?!

Источник: http://robsten.ru/forum/36-776-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Korolevna (02.12.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 244 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  разговор на тему «Йен и Тина – брат с сестрой» ох чувствую частенько ему придется затевать такой разговор fund02002 fund02002 fund02002 но Тина вышла на охоту girl_wacko

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]