Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Не бойся, я стобой. Глава 11
Бывает так, что день не задался с самого утра. И тогда любая мелочь способна вывести из себя, лишить шаткого равновесия, покоя и заставить срываться по пустякам на первого, кто подвернётся под руку. Но Йену казалось, что у него не задалась вся жизнь, после того, как в нее ураганом ворвалась Тина Пайк и перевернула всё с ног на голову. Какие-то три недели прошли с тех пор, когда нотариус зачитал абсурдное завещание Тома, но Сомерхолдер потерялся во времени. Ему казалось, что он живет так долго, как его герой Деймон, в самом настоящем аду и не знает, как поступить правильно.

Йен чувствовал, как все больше и больше запутался и начинает сходить с ума. То, что вытворила Тина на съемочной площадке, повергло его в ступор. А затем, боясь признаться самому себе, Сомерхолдер бешено приревновал ее ко всем окружающим мужчинам, что были вокруг. Девчонка же всего лишь хихикнула, выставив себя напоказ. Даже Нина, профессиональная актриса, смущалась и была зажата, когда приходилось играть эротические сцены, в которых она должна была появиться перед камерой в бюстгальтере. Тина же сверкнув грудью ни капли не смутилась, и как ни в чем не бывало, вернулась назад к съемкам.

И Йен впервые ощутил жгучую ревность в купе с желанием укрыть девушку от липких мужских взглядов, которыми все собравшиеся на площадке с жадностью рассматривали ее. Сомерхолдер никогда не был собственником, ни с одной своей девушкой он не чувствовал подобного. Он прекрасно понимал, что кокетство, флирт – неотъемлемая часть отношений между мужчиной и женщиной, тем более в актерской среде. Даже ни к чему не обязывающий секс был для него обыденностью. Но в тот момент что-то внутри него перевернулось, и Йен осознал, что становится жутким ретроградом с косными установками. Он не хочет, что бы на его Тину пялились другие мужики, он не допустит, что кто-то другой прикасался к ней, чтобы она улыбалась своей открытой улыбкой кому-то, кроме него.

Сомерхолдер выругался, снимая костюм. Рита куда-то отлучилась, и он остался в костюмерной один. Слушать трескотню гримера Йен совершенно не собирался, и вздохнул с облегчением от того, что теперь смог, наконец, расслабиться в одиночестве.

Надев светлые джинсы и взяв свою черную футболку в руки, Йен рухнул в кресло. Он прикрыл глаза, пытаясь обрести вновь ту иллюзию покоя, что была в его душе до сегодняшнего дня. Но в голове мысли разбегались в разные стороны и возвращались исключительно к возмутительнице его покоя и рутины бытия.

Тина вызывала в нем самую разную гамму чувств, противоречивую, и вместе с тем, необыкновенно яркую. Такого Йен давно уже не переживал. Он устал от странной полярности эмоций, которые ощущал в присутствии этой девчонки. Ему хотелось, то прижать ее к себе и не выпускать из объятий, целовать до головокружения и нехватки в легких воздуха, то взять и хорошенько отшлепать, как нашкодившего ребенка, без всякого сексуального подтекста. И еще это чертово опекунство, которое накладывало определенный отпечаток на их непостижимые отношения.

Йену необходимо вести себя соответствующе, быть старшим другом, наставником, но он давно уже переступил грань. И теперь и ему, и Тине ничего не остается делать, как встречаться украдкой от окружающего мира, чтобы не вызывать волну общественного порицания и осуждения. Восемнадцать лет для девушки – оптимальный возраст, чтобы быть моделью, актрисой и подружкой тридцатидвухлетнего актера. Если бы не факт того, что этот самый актер отвечает за нее пред законом ближайшие три года.

Кто придумал этот дурацкий закон в Калифорнии? В его родной Луизиане все заморочки по поводу совершеннолетия и того самого заветного двадцати одного года сводились лишь к свободной продаже спиртного. Открыто выпить там нельзя, а вот распоряжаться финансами, жениться – всегда пожалуйста, без всяких возражений и разрешений.

Сомерхолдер безмолвно вопрошал небеса о том, почему всё это происходит именно с ним. Но по доброй традиции высшие силы были заняты своими делами и безмолвствовали. Йен открыл глаза и вместо лазурного купола неба увидел потолок трейлера, обитый коричневой фанерой. Еще одна несправедливость сегодняшнего дня.

Усмехнувшись своей знаменитой на весь мир улыбкой, Сомерхолдер поднялся из кресла, надел майку и хотел направиться в свой трейлер, но в дверях столкнулся с Ниной. Девушка посмотрела на него, отвела взгляд, но осталась стоять на месте, в каких-то паре сантиметров от Йена. Чертыхнувшись про себя, Сомерхолдер хотел убрать ее с дороги, но внезапно решился на разговор, которого избегал уже полгода. Сейчас или никогда. Хватит играть в кошки-мышки.

- Йен, ты так и будешь стоять? – улыбнувшись, спросила Нина.

Сомерхолдер посторонился, и Добрев подошла к зеркалу, взяла салфетку, чтобы стереть грим, но передумала, повернулась к нему и произнесла:

- Слышала у вас с Тиной была жаркая сценка. Надеюсь, кто-нибудь смог это снять на мобильник, чтобы выложить в «Twitter». Рейтинги сериала взлетят даже без Делены.

- Нина, - Йен старался говорить, как можно мягче, но понимал, что еще одно неосторожное слово, услышанное от нее, и он уже за себя не ручается, - глупая девчонка, зачем ты это сделала?

Добрев молчала, глядя в пол. Сомерхолдер подошел к ней, взял за руку и продолжил:

- Тина тебе не соперница, - Нина подняла на него глаза, в которых светилось торжество, но Йен решил быть честным до конца. – У тебя нет соперниц, потому что мы с тобой не пара. Мы коллеги, которые играют не только в сериале, но и в жизни, благодаря продюсерам и их «гениальным» идеям. И ты уже запуталась и не понимаешь, где ты сама, а где твоя героиня. Я не Деймон и никогда им не был.

- Я знаю, Йен, что ты не Деймон Сальваторе! Я знаю тебя, и те взгляды, наши разговоры, - с жаром начала Нина, но Йен не дал ей договорить:

- Нина, - он взял ее лицо в свои ладони, - не путай вымысел и настоящую жизнь. Все актеры проходят через это, особенно когда играют слишком долго одну и туже роль. Мы уже два года живем только этим проклятым сериалом, бываем на публике вместе, и в эту ловушку легко угодить.

Добрев смотрела на него своими большими карими глазами, и у Йена болезненно сжалось сердце. Эта девочка была очень милая, трогательная, но он не мог ответить ей на чувства, которые могли бы стать со временем настоящими. И дело было даже не в Тине, которая так стремительно стала самой главной женщиной в его жизни. Нина всегда для него останется хорошим другом, но не более.

- Я твой друг, запомни это, - произнес Сомерхолдер, а по щеке Нины скатилась крупная слеза, на сей раз настоящая. Добрев натянуто улыбнулась. Несколько секунд она молчала, не мигая глядя на него.

- Конечно, Йен. Ты мой лучший друг, - наиграно легко произнесла она. – А теперь выйди, мне нужно привести себя в порядок. Не забудь, завтра у нас вместе съемки в течение дня.

Йен улыбнулся, чувствуя, как неловкость все больше и больше появляется между ними, и, не говоря ни слова, вышел на улицу. Одна проблема если не решена, то устранена на некоторое время. Главное, чтобы Нина все расценила правильно и смогла играть вместе с ним дальше. Вот почему создатели сериала внесли запрет на романтические отношения в контракт самыми крупными буквами. Подобные эмоции способны вывести из работоспособности и самого талантливого актера. Они будут все время прорываться наружу, отвлекать от игры, и в итоге на экране чувства будут не естественные, зрители не поверят и фильм провалится. Йен очень надеялся, что Нина сможет справиться с собой, и они не останутся без работы.

Сомерхолдер понуро шагал в сторону своего временного пристанища и заметил Уэсли, сидящего на ступеньках трейлера, подставив лицо лучам заходящего майского солнца. Пол окликнул его, поднялся с места и подошел к Йену, держа в руках какой-то журнал.

- Думаю, тебе будет интересно на это взглянуть, - произнес друг. – Только я тебя умоляю, держи себя в руках.

Йен молча взял из рук своего экранного братца журнал, поражаясь тому, что Уэсли уже разговаривает, как Стефан. Еще один сезон этих чертовых «Дневников», и они все отправятся в уютную клинику с личными апартаментами, в которых стены и потолок обиты войлоком.

Сомерхолдеру с каждым днем казалось, что и актеры, и сценаристы и продюсеры медленно сходят с ума и уже не отделяют реальность от вымысла.

Открыв журнал на нужной странице, Йен долго не мог понять, почему обычный снимок какой-то модели должен вывести его из себя. Но когда он узнал в полуобнаженной красотке, беззастенчиво расстегивающей свои микроскопические джинсовые шортики Тину, то кровь ударила Сомерхолдеру в виски, и он решил, что сегодня состоится убийство. Вот теперь он понял, что хочет увидеть на экране Джули Плек, когда говорит ему: «Деймон жаждет крови, жестокости. Ему доставляет удовольствие не ласкать женщин, а терзать их шеи».

- Йен, обещай, что ты не будешь доставать Тину своими нудными нотациями, - ухмыльнулся Уэсли, и Сомерхолдер еле сдержался, чтобы не вмазать своему экранному братцу по довольной физиономии.

- Нет, что ты, - ухмыльнулся Йен, своей косой ухмылкой и повел бровями, - я не скажу ей ни слова. Я просто сверну ей красивую шею, - последнюю фразу он просто прорычал.

Йену показалось, что все это девчонка задумала только для того, чтобы поиздеваться над ним. И еще он не понял, что конкретно задевает его в подобной выходке: то, что мужики всей страны будут пялиться на Тину, или то, что она ничего ему не сказала про свои снимки.

- Еще раз прошу, Йен, спокойно, - произнес Пол, и Йен не выдержал.

- Я сам с ней разберусь, а ты скройся с глаз моих, - бросил Сомерхолдер, и направился к трейлеру Тины.

Йен еще раз посмотрел на злополучный снимок, и понял, что именно его волнует. Сомерхолдера просто сводила с ума та поза, в которой находилась девушка, обнаженная грудь, едва прикрытая короткой курточкой и растрепанными волосами, та плутоватая улыбка, застывшая на ее красивом лице. И на девушку, которая готова принадлежать только ему теперь будут смотреть разные извращенцы. Уму непостижимо! Том бы точно не одобрил подобные эксперименты.

Предмет его неспокойных дум и возмутительница покоя не заставила себя ждать. Тина подошла к трейлеру, заприметила Йена. И довольная улыбка сползла с ее лица. Она хотела развернуться и пойти в другую сторону, но Йен разгадал ее маневр. Наверняка, она уже ознакомилась со своими художествами и поняла, что нагоняй неминуем.

- Тина, поговорим, - ледяным тоном произнес Йен.

Девушка предпочла не отвечать и начала оседать в притворном обмороке. Сомерхолдер чертыхаясь подхватил ее на руки и занес в трейлер. Держа на руках Тину, Йен немного поутих, положил ее на кровать, присел рядом. Девушка приоткрыла один глаз, разглядывая его реакцию.

- Тина, хватит притворяться. Я знаю, все твои уловки. Открывай глаза и постарайся объяснить мне, что это значит!

Чертовка нехотя поднялась, села на кровати и попыталась обнять Йена, но тот был неприступен, как гранитная скала. Он скрестил руки на груди и выжидательно уставился на нее.

- Глупый вопрос, Йен. Ты фотографий никогда не видел? – произнесла она, прикусив свою розовую губку.

- Видел. Только почему на ней ты в таком виде?

- Тебе не понравилось? Вот Майк Тревино в полном восторге! – Тина решила, что лучшая защита – это нападение, и ринулась в бой.

- Дорогая, ты понимаешь, что о тебе пойдут слухи? – вкрадчиво произнес Йен, и заметил, что Тина нервно сглотнула и отодвинулась от него на безопасное расстояние. – Ты снимаешься в одном из ведущих телепроектов, и тобой теперь будут интересоваться, как поклонники, так и желтая пресса.

- И пусть! Мне нравится то, как я на нем выгляжу, - с вызовом произнесла девушка.

Сомерхолдер задумался, как же ему с ней разговаривать дальше. Уговоры не подействуют, сила тоже. Остаётся только одно.

Йен притянул к себе опешившую девушку, и с жадностью поцеловал ее. Она поначалу сопротивлялась, но потом обмякла в его объятиях и с удовольствием ответила на его требовательный поцелуй. И Сомерхолдер понял, как ему не хочется делить ее ни с кем. Тина только его и ничья больше.

Их языки соединились в страстном танце, и девушка томно простонала ему в рот. Тина легла на спину и потянула Йена за собой. Он аккуратно прилег рядом, стараясь не наваливаться на ее хрупкую фигуру своим весом. Девушка запустила свои руки в его волосы, принялась перебирать темные пряди, а руки Йена скользнули ей под майку. Сомерхолдер притронулся к нежному соску, и он затвердел под его пальцами.
Тина прервала поцелуй. Она тяжело дышала, ее волосы растрепались. Йен залюбовался ею, недоумевая, как с таким темпераментом она осталась до сих пор девственницей. И тут же усмехнулся. Девственница в «Playboy». Самая смешная шутка года!

Тина приняла его ухмылку на свой счет, и так же усмехнулась, попыталась снять с Сомерхолдера майку. Но он убрал ее руки, и принялся целовать ее шею. Тина подалась ему навстречу, и Йен медленно, очень медленно начал поднимать ее майку. Его взгляду предстала ее нежная грудь. И он не удержался от соблазна и поцеловал затвердевший сосочек. Тина застонала, бесстыдно выгибаясь ему на встречу. Йен оторвался от своего сладостного занятия, снял с нее серую майку, небрежно бросил ее на пол. Туда же отправились и джинсы, которые Тина без смущения стащила со своих стройных ножек.

Девушка осталась в одних белых кружевных трусиках, и Йену едва удалось сдержаться и не наброситься на нее. Ему безумно хотелось взять ее здесь и сейчас, слышать, как она тихо шепчет его имя, просит не останавливаться. Но всё это еще впереди. А пока плохая девчонка заслуживает наказания.

Йен провел рукой по ножкам Тины, медленно, очень медленно поднялся к трусикам, и пристально посмотрел на девушку. Она едва заметно кивнула и бесстыдно раздвинула свои красивые ноги. Сомерхолдер усмехнулся, и лег рядом с Тиной. Он коснулся губами груди Тины, и принялся подниматься вверх, оставляя влажную дорожку от поцелуев на коже девушки. Она вновь томно застонала, и Йен приблизился к ее шее, а оттуда перебрался к уху и жарко прошептал:

- Это и есть твое наказание, моя хорошая. Подумай над своим плохим поведением.

- Что?! – Тина встрепенулась, попыталась подняться, но Сомерхолдер продолжил:

- Еще одна выходка, Тина, я начну куда более изысканные пытки, - медленно прошептал Йен на ухо девушке.

Услышав ее хныканье, он самодовольно ухмыльнулся.

– В следующий раз я медленно, по ниточке, буду распускать твои трусики. И это будет очень долго, поверь мне. В отличие от тебя, я умею терпеть.

И Йен отстранился от возбужденной и ничего не понимающей Тины. Она посмотрела на него диким взглядом, и Йен хотел было передумать. Но воспитательный момент должен подействовать и показать, кто кем управляет и кто, в конце концов, главный.

- Йен, - пискнула Тина, - ты куда собрался?

- К себе, сегодня был напряженный день, ты не находишь? – Сомерхолдер лучезарно улыбнулся и приподнял бровь.

- Погоди, а я? – девушка села, совершенно не смущаясь своей наготы, и с мольбой посмотрела на Йена.

- Холодный душ, моя хорошая, - еще раз усмехнулся он, и едва увернулся от подушки, брошенной Тиной со всей силы. Подушка упала на пол, и Йен с легкостью переступил предмет своей несостоявшейся казни.

- Ненавижу! – крикнула Тина ему в след, и Сомерхолдер понял, что от любви до ненависти один шаг и наоборот. Но он не верил ей. Тина хочет его так же, как и он ее. И в следующий раз девчонке не придется его упрашивать.

Йен был доволен реакцией Тины, а вот сам был крайне не удовлетворен. Но сделал хорошую мину при плохой игре, вышел из трейлера, подмигнув девушке на прощание.

Источник: http://robsten.ru/forum/36-776-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Korolevna (22.12.2011) | Автор: Korolevna
Просмотров: 249 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  Ой, не могу называется наказал! girl_wacko Кому вот в данный момент труднее еще вопрос fund02002 girl_blush2

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]