Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Он, другой и ты. Часть 2. Глава 1.
Глава 1. Как не надо брать интервью.
Спустя пять лет.

Александра вышла из офисного центра, но так и замерла на крыльце. Решив потянуть время и еще раз все обдумать, она достала сигарету и, проклиная себя за слабость, закурила.
- Ты вроде завязала с этим дерьмом? - прозвучал над ее головой насмешливый голос Геллера.
- Я тоже так думала, но видимо – нет, - тихо ответила девушка.
Саша подняла глаза и, улыбнувшись своему теске, снова втянула дым.
Александр Геллер – одногруппник Сашки, а сейчас ее партнер. Вернее, она - его партнер, потому что именно ему принадлежала идея создания их журнала. Конечно, Саша принимала участие в разработке концепта, но предложение запустить печатный проект, посвященный хореке*, поступило от него. Геллер случайно встретил ее в тот самый вечер, когда после удачных посиделок в казино с Костей, она топила свой брак в стакане с самбукой. Саша предпочитала обращаться к приятелю именно по фамилии, как, в общем, и он к ней, ведь имена у них были одинаковые, и в разговоре они вечно путались, кто, кого и когда имеет в виду.
Геллер всегда был немного не от мира сего. Он не хватал звезд с неба, позиционируя себя в группе не творческой личностью, а рукастым фотошопером. Этим и зарабатывал на жизнь. К концу учебы эти заработки выросли, как и его репутация в городе. Будучи весьма непритязательной личностью, он не тратил заработанное на баб, кабаки и бухло, а откладывал на карту. В итоге оказалось, что этих средств достаточно, дабы задуматься о своем деле. Вот только отсутствие обычных молодежных привычек обусловило и отсутствие друзей, с которыми можно было бы это самое дело начать. Вернее, друзья у него были, но не с теми деньгами и мироощущением, чтобы позволить себе стать партнером Александра Геллера. Именно в период поиска компаньона он и наткнулся в баре на Сашку.
Нестерова тоже неплохо заработала в Москве, но все же этого было недостаточно для полноценного партнерства. Они с Геллером пришли к тому, что нужен третий человек. Поиски продолжались, но без особых результатов. В процессе развода Саша жила у Кости и работала менеджером по продажам, что ей ужасно не нравилось. Уже после того, как в паспорте аннулировали брак, ее мама и бабушка вручили Сашке немаленькую сумму денег, которую посоветовали превратить в начальный капитал для ипотеки. Нестерова же, пораскинув мозгами, отменила поиски третьего партнера и вложила деньги в идею Геллера.
Через месяц вышел первый номер журнала «Рестораторъ». Яркий, качественный глянец, дизайн от самого владельца, Сашины хлесткие статьи – все это наделало шуму в издательских кругах города. Их проект тут же номинировали на рекламную премию областного масштаба, журналом заинтересовались маркетологи из приличных и не очень общепит-заведений, а куратор их курса тут же обозвал двух Саш своими самыми перспективными выпускниками.
В общем, старт был очень даже многообещающим. Однако потом им обоим пришлось не сладко. Работы было выше крыши, ведь они создавали журнал вдвоем. Нестерова занималась и распространением, и контентом, и рекламой. Геллер разрабатывал дизайн, корпел над версткой, тоже немного писал, чтобы разбавить Сашкин стиль, тоже мотался по рекламодателям, плюс тянул финансово-бумажную волокиту.
В это время Саша оказалась перед сложным выбором и в итоге бросила работу, чтобы полностью отдать себя журналу. Она сообщила маме, что большая часть их с бабушкой подарка вложена не в жилье, а в бизнес. Стоит ли говорить, что Сашкина прагматичная родительница не особо поддержала решение дочери. После нескольких часов нотаций было решено, что бабушке говорить об этом не стоит, а на Сашке мать поставила крест, наконец смирившись, что ее ребенок - неблагодарная бестолочь. Наверное, не столько из собственных амбиций, сколько назло маме, Саша изо всех сил пахала над журналом. Она засовывала в задницу гордость, комплексы и застенчивость, обивая пороги потенциальных рекламодателей. Она не спала ночами, просматривая подобные издания в интернете, ориентируясь по большему счету на западные аналоги. Она ломала голову над нестандартными акциями и темами, писала с утра до ночи и почти непрерывно висела с Геллером в скайпе.
Их труды окупились через год. Хотя «Рестораторъ» был отлично принят, но все же доверие он заслужил лишь после нескольких провалов. В один из таких моментов Саше даже пришлось переехать к Геллеру, потому что у нее кончились деньги, и было нечем расплатиться за квартиру. Благо у ее компаньона имелось свое жилье, и это вынужденное соседство сослужило им отличную службу. Будучи почти все время вместе, они стали настолько близки, что буквально слились разумом. Теперь у них было на двоих не только одно имя, но и один мозг.
В таком тесном тандеме они перекроили журнал почти полностью, ориентировав его не только на публику, но и на профи. Молодые издатели добавили несколько разделов, которые стали интересны именно рестораторам, тем, кто владел увеселительно-питейными заведениями. После этого номера имена и фамилии Саш снова трепали в каждом злачном заведении. А через один выпуск пришлось нанять менеджера, потому что желающих разместить рекламу стало неприлично много. Еще через год Саша купила квартиру, потом машину, чем разуверила маму в собственной никчемности.
Недавно Александре Нестеровой исполнилось двадцать восемь, хотя больше двадцати пяти ей никто не давал. Она перестала красить волосы в блонд, не без труда вспомнив свой натуральный цвет, который оказался очень даже красивым. Саша предпочитала, чтобы ее звали по фамилии или полным именем, желая одновременно подчеркнуть, что она не девочка-дурочка, играющая в редактора журнала, но при этом не казаться чопорной бесполой фурией. Ей вполне удавалось поддерживать этот баланс, находя подход и к мужчинам, и к женщинам, с которыми вела дела.
Саша все так же сама писала в несколько рубрик журнала, в то время как Геллер наоборот от этого отходил, занимаясь преимущественно дизайном и финансами. Хотя и он частенько брался за перо, ведь привычка – вторая натура. Они без боев, как-то естественно, распределили сферы влияния: Нестерова стала главным редактором, а Геллер гендиректором. Они делили всю прибыль пополам, и как ни странно, никогда не ругались из-за денег. Вернее, из-за тех денег, которые оставались в чистой прибыли. Вот по поводу направлений развития и вложения средств в те или иные проекты – это да. Иногда Сашка просто из вредности спорила с Геллером, находя в этих дебатах какое-то извращенное удовольствие. Раньше она полагала, что в спорах рождаются только проблемы, но вот в спорах с Геллером они почти всегда рожали, может не истину, но что-то весьма на нее похожее и очень хорошо продаваемое.
Лишь в одном друг и партнер обскакал Сашу. Даже утопая в работе с головой, он умудрился жениться и даже завести детей, тогда как Нестерова поначалу успешно заводила лишь краткосрочные романы, а потом и вовсе ограничилась одноразовым сексом. Да, Саша завидовала Геллеру по части личной жизни, собственно как и Костику Бирюкову, который тоже не так давно женился и ждал рождения первенца. Эти двое парней стали главными мужчинами в жизни Саши, ее лучшими друзьями, почти семьей. Именно поэтому Геллер не мог не притормозить у крыльца, увидев, что Нестерова опять курит. Сашка бросила два года назад и дымила лишь изредка, преимущественно по пьяни. Очень редко она позволяла себе эту слабость на работе, но предстоящее интервью с Дмитрием Токаревым натянуло всю ее нервную систему тугой струной.
- Честное слово, Нестерова, не понимаю, в чем твоя проблема? - начал в сотый раз докапываться Геллер.
Саша глубоко затянулась и, прикрыв глаза, наконец призналась:
- Я с ним спала.
Геллер взял паузу, а потом уточнил:
- С Токаревым?
- Угу.
- Интересно, а кто – нет? – едва сдерживая смех, подколол он.
Саша снова задрала голову, чтобы пристрелить этого гребаного весельчака взглядом. А весельчак, продолжая усмехаться, поднял лапки кверху, сдаваясь и извиняясь одновременно. Нестеровой стало противно, что даже весьма далекий от сплетен и светской жизни Геллер был в курсе Диминой постельной славы.
- Могла бы после траха и поболтать с ним, тогда бы не пришлось второй раз встречаться.
- Заткнись, нахрен, - уже зарычала Сашка, не разделяя веселья. - Это давно было, в универе еще.
- Ой, тогда он и не узнает тебя, - ляпнул Геллер и тут же осекся, заметив тень обиды, на мгновение омрачившей Сашино лицо. - Черт, прости, я не это имел в виду… Просто, сто лет уж прошло, да и ты изменилась.
- Забей. Скорее всего, не вспомнит. Но мне не по себе.
- Ну, хочешь, я поеду? - пытаясь загладить вину, предложил партнер, скрепя сердцем и зубами.
- Тогда мне придется расшифровывать все, что вы наболтаете, да и написать не смогу нормально без личной беседы. Езжай уже домой к жене и детям, отдохни перед поездкой, - закруглила их разговор девушка, вставая на цыпочки, чтобы оставить на щеке друга поцелуй.
- Хорошо, - выдохнул он, явно довольный, что Саша взяла себя в руки. - Удачи.
И Геллер бодрым шагом двинул к своей машине. Нестерова последовала его примеру. Докуривая на ходу, она ткнула сигнализацию, и серебристый фольксваген Жук дружелюбно пикнул и мелькнул фарами, приветствуя хозяйку. Саша выкинула сигарету, залезла в машину, завела мотор и пыталась сосредоточиться на дороге, сначала мысленно прокладывая маршрут, минуя пробки, потом концентрируясь на езде, но в итоге разум взял верх, позволяя рукам и ногам действовать на автомате. Сашка думала о Диме. Она вспоминала, как работала в кофейне, как он зомбировал ее своим обаянием и неоднозначностью. Девушка старалась не вспоминать о том нелепом сексе, но образы всплывали снова и снова. И даже не секс приводил ее к безмолвному отчаянию, а тот статус, который она получила, раздвинув перед Димой ноги. Та Сашка, молодая и наивная, вполне спокойно перешагнула через унизительное осознание себя подстилкой, одной из многих. А вот нынешнюю Александру этот статус заранее морально обезоружил. Она привыкла быть если не выше своего собеседника, то на равных. Нестерова из «Ресторатора» не прогибалась под давлением мужчин, не поддавалась на хитрости женщин. Но как ей себя вести с мужчиной, который видел ее голой, уязвимой, раздавленной, использованной. С мужчиной, которым она в тайне от самой себя восхищалась, на которого была откровенно зла.
Саша ненавидела то, что Дмитрий Токарев до сих пор пугал ее до дрожи. Наверное, она бы проще относилась, если бы они пересекались раньше. В конце концов, Сашка постоянно общалась с управленцами из общепита, знала и маленьких, и больших людей в этой индустрии. Она была готова к встрече с Димой тогда, пять лет назад, когда они только начинали. Саша даже ждала этой встречи, представляя то, как задерет нос, то, как панибратски шлепнет своего горе-любовника по плечу, запросто разболтав о своей новой классной работе. Но ее ожиданиям не суждено было сбыться, потому что Димы не было в городе. Поговаривали, что его не было и в стране. Он продал почти все свои предприятия и доли в проектах, оставив только небольшой бар в кантри стиле, которым руководила его сестра.
Нестерову вполне устраивал и такой расклад, пока Дима не вернулся. Это случилось года полтора назад. Только ленивый не болтал о том, что Токарев снова тут. Саша ждала сплетен о его новых бабах, не без опаски теперь посещала клубы, готовясь встретить пронзительный взгляд янтарных глаз. Но зря. Дима больше не тусил в злачных заведениях. Он вообще перестал фигурировать в сплетнях, потому что обсуждать его было неинтересно. Токарев тихо-мирно занимался своим баром, а потом стал кем-то вроде консультанта для недавно открытых заведений. Единственное, что обсуждали, так это жуткие расценки на его услуги, и эти разговоры только добавляли Дмитрию клиентов.
Такое положение дел Сашу немного сбило с толку. Она понятия не имела, что заставило Диму отказаться от старых привычек, или же почему он стал так умело их скрывать. Но как бы то ни было, Токарев теперь считался одним из самых авторитетных рестораторов города, он прекрасно разбирался в этой индустрии и идеально подходил для некоторых материалов, где требовалось мнение эксперта. Благо на одном из мероприятий Геллер лично познакомился с Дмитрием. Они долго и оживленно обсуждали тенденции и перспективы хореки в России и обменялись телефонами, будучи заинтересованными во взаимном сотрудничестве. Поэтому Сашка автоматически была отмазана от общения с бывшим любовником. Геллер всегда сам связывался с Токаревым, который, к слову сказать, тоже предпочитал общаться именно с владельцем «Ресторатора», а не с обычными штатными журналистами. Он не знал, что владельцев было двое, как и Саша не знала, что общероссийский фестиваль барменского искусства перенесут, и Геллеру придется отменять эксклюзивное интервью рубрики «Персона» из-за отъезда. Конечно, Саша не могла позволить им прошляпить Токарева. Как бы она к нему не относилась, а его личность должна была сделать им отличный пиар. Нестерова так же знала, что Геллер далеко не с первого раза уговорил Дмитрия на статью, и он с радостью соскочит, едва узнает о перенесенной командировке гендиректора «Ресторатора». Саша, конечно, сама могла поехать на фестиваль, но она всегда паршиво описывала подобные сборища, а вот портреты у нее получались на отлично.
В общем, все сводилось к тому, что Геллер едет, а Саша встречается с Токаревым. В этом уравнении, конечно, еще присутствовала трусость, с которой девушка отчаянно боролась. Хотя Саша и оскорбилась, когда Геллер предположил, что Дима ее не вспомнит, но сейчас, выходя из машины, она отчаянно желала, чтобы так оно и было. Нестерова повела плечами, поправила сумку на плече, пригладила волосы и бодрым, уверенным шагом двинула к бару «Салун ДТ».
- Салун Димы Токарева, - фыркнула она себе под нос, закатывая глаза. - Скромненько так…
Саша прошла мимо внедорожника с драконом на крыле, снова фыркая. Она была почти готова к встрече со своим прошлым. Белая майка и драные джинсы вместе с ароматом, название которого Сашка так и не смогла вспомнить, конечно, кружили ей голову по молодости, но сейчас таких вот раздолбаев она сама щелкала, как орешки. Задрав подбородок, девушка дернула на себя входную дверь. Ее встретила миловидная администраторша, которая сама забрала у Саши пальто и проводила к дальнему уютному столику в конце зала.
Первое, что шокировало Сашу – это затылок. Дмитрий сидел к ней спиной, что-то просматривая на айпаде. От его кудрей, которые так быстро отрастали и придавали ему мальчишечьего шарма, не осталось и следа. Волосы были пострижены очень коротко. Саша едва удержала руку, чтобы не провести ладонью против роста волос и почувствовать приятное покалывание на пальцах.
Услышав шаги за спиной, Дмитрий вышел из-за стола.
- День добрый, Дмитрий Петрович. Я - Александра Нестерова из «Ресторатора», - тут же взяла быка за рога Саша, протянув руку. - Спасибо, что нашли время.
- АлександрА? – принимая рукопожатие, но не заморачиваясь с приветствием, уточнил Дима, выделяя голосом женское окончание ее имени. - Кажется, я договаривался с вашим боссом. АлександрОМ.
- К счастью, он мне не босс, а партнер, - не сдержалась Саша, начиная слегка нервничать, потому что Дмитрий не отпускал ее руку и очень внимательно рассматривал.
Нестерова тоже решила изучить его, раз уж собеседник не стеснялся пялиться. Дмитрий выглядел… иначе. Стрижка аккуратная, короткая. Плечи словно стали шире, хотя возможно их подчеркивал светлый джемпер из тонкой шерсти. Сашка готова была поклясться, что он качался, и вместо того мягкого животика у него под свитером если не кубики, то весьма четкий рельеф пресса.
- Я ждал Геллера, почему не сообщили? - продолжал давить на нее взглядом и интонацией Токарев.
- Я отправила вам имейл, - ослепительно улыбаясь, отмазалась Саша, стараясь не вспоминать, как трусливо сто раз набирала номер Дмитрия и сбрасывала.
- А что с Сашей? Неужели заболел? – наконец отпустив ее руку, спросил Дмитрий, и Нестерова поняла, что он не отменит беседу.
- Срочная командировка. Он не смог отменить. Извините, что так вышло, но вам в общем даже повезло.
- В чем же?
- Геллер отвратительно пишет портретные очерки, а я в этом профи, - призналась она, заговорщически понизив голос и подмигнув.
- Я ведь могу ему передать ваши слова. Не боитесь говорить мне такие вещи? – Дмитрий указал Саше на диванчик, и сам сел рядом.
- Говорить правду? – усмехнулась Нестерова и по привычке процитировала. - Правду говорить легко и приятно.(Мастер и Маргарита. Слова Иешуа)
Дмитрий рассмеялся, выключая айпад и устраиваясь поудобнее.
- О, нет, не надо этих намеков на Пилата. Я вас помилую без суда.
Саша слегка обалдела, скрыв удивление за улыбкой. Он узнал слова, значит, не раз перечитывал «Мастера», да еще и ершалаимские главы. Это было внезапно, если не шокирующе. Вообще Нестерова решила расслабиться и просто делать свою работу. Токарев определенно ее не узнал, хотя и обсмотрел с головы до ног. Но это, наверное, было единственное, что осталось в нем от старого Димы Петровича. О метаморфозах своего бывшего босса она решила подумать после интервью. Саша достала блокнот для заметок, диктофон, ручку и кивнула в знак благодарности официантке, которая принесла кофе. И только она расслабилась, как Дима заметил:
- Мне кажется, я вас знаю.
- Вероятно, мы трахались, - автоматически выдала Саша, цитируя Саманту из «Секса в большом городе».
Нестерова мысленно прокляла привычку вставлять в разговор фразы из любимых книг и фильмов. Благо, она вовремя понизила голос, и, по всей видимости, ее собеседник не расслышал ответ, потому что переспросил:
- Что-что?
- Дмитрий Петрович, у нас не очень большой город, и мы работаем в одной сфере. Скорее всего, пересекались, да, - быстренько отбрехалась Нестерова.
- Конечно, - согласился Токарев, - Просто ваше лицо мне знакомо.
- Бывает, - пожала плечами Саша, стараясь соскочить со скользкой темы. - Давайте уже начнем. Полагаю, ваше время столь же дорого, как и мое.
Дима коротко кивнул, давая добро, и Саша щелкнула кнопкой диктофона на своем плеере. Она задавала вопросы о семье, детстве, школе, первом заработанном рубле и начале его предпринимательского пути. Дима отвечал развернуто и вроде бы откровенно, но при этом очень тщательно избегал темы личной жизни. Сашу это слегка удивляло, ведь раньше он был более открытым. Хотя она не могла судить об этом в полной мере, ведь они общались неформально, а сегодня Дмитрий выдавал ей образ для прессы. Из всего сказанного выходило, что простому парню с хорошей хваткой однажды повезло, а потом он просто не выпускал удачу из рук. Хотя за этими словами, конечно, были скрыты многие таланты Токарева. Он тонко чувствовал рынок, тенденции развития потребительской сферы и весьма умело вкладывал деньги в новаторские идеи, которые потом выстреливали настоящим фейерверком прибыли. Сначала Токарев занимался шмотками, потом всяким вкусным дерьмом, типа жвачки, кока-колы и прочей забугорной снеди, в конце девяностых - мобильниками, потом различным общепитом, на котором Дмитрий и остановился. Саша подозревала, что большую часть нажитого он вложил в ценные бумаги, но решила не уточнять, приняв версию с салуном за основную. В целом интервью выходило очень даже содержательным, но не хватало эмоциональной, личной составляющей. Это был ее конек - добавить в серьезный текст о серьезном человеке немного красок, которые напоминали читателю, что он все же человек. Саша всегда умела вытащить из собеседника немного души, самую каплю, чтобы оживить статью, чтобы читатель почувствовал героя.
Но Дмитрий не давал ей ни капли личного, сосредотачиваясь только на делах насущных. Конечно, Саша могла выжать из себя воспоминания, впихнуть в статью что-то из старых впечатлений о бывшем боссе. Но, во-первых, это было бы непрофессионально, во-вторых, Дмитрий с тех пор изменился, и вряд ли образ прошлого будет достоверен, в-третьих, он, разумеется, пожелает вычитать статью или потом, уже в журнале, наткнется на отсебятину, а это недопустимо. Понимая, что выхода нет, Нестерова решилась на хитрость. Она собиралась спросить, куда Дмитрий пропал на несколько лет, чем, скорее всего, вывела бы его на более эмоциональный разговор, ведь чуйка подсказывала Саше, что уезжал он по личным причинам. Но внезапно все ее планы были разрушены.
- Вас не было в городе достаточно долго. Где вы пропадали? Почему уехали? Что заставило вернуться? – забросала девушка вопросами своего собеседника.
Токарев некоторое время молчал, а потом расплылся в довольной улыбке. «Ну чисто кот, сожравший канарейку», - подумала Саша.
- У тебя были светлые волосы, - запел Дима сладким голосом, резко переходя на ты.
Саша окаменела.
- Александра… Саша… Сашка… - перебирал имена Токарев, словно пробуя на вкус. - Напомни, как твоя фамилия?
- Нестерова, - выдохнула Саша, прикрывая на секунду глаза.
- Конечно. Сашка Нестерова. Кофейня. Официантка. Я вспомнил, черт подери, - и он расхохотался, хлопнув в ладоши.
- Поздравляю, - хмуро процедила девушка, стараясь не пыхтеть от злости. - Теперь, когда склероз побежден, мы можем закончить?
- Да брось, Саш…
- Александра, - поправила она.
Дима закатил глаза. Саша разозлилась. Далее они оба разговаривали на повышенных тонах. Токарев недоумевал, а Нестерова рычала.
- Дмитрий Петрович, давайте не будем превращать нашу беседу во встречу старых друзей, - на «старых друзьях» Саша нарисовала пальцами воздушные кавычки.
- Какой я тебе к херам Петрович?
- Нормальный такой.
- Всю дорогу ищу предлог, чтобы мы перестали выкать и нормально поговорили, а его и искать не надо.
- Если мы трахнулись сто лет назад, то это не повод фамильярничать сейчас.
- Господи, чего ты завелась-то? Все было так плохо?
- Ты не помнишь. Ну конечно. С меня хватит этого цирка.
Сашка сгребла в сумку все свое добро и пулей метнулась к выходу. Она едва сдерживала слезы от стыда и злости. Ей было так обидно, что все сорвалось в самом конце, что она жутко психанула, чего не должна была себе позволять. Токарев застал ее врасплох, когда она расслабилась, почувствовала себя хозяйкой ситуации. Пока Саша делала свою работу, Дима вспоминал, откуда ее знает. И вспомнил. Нестерова так увлеклась самобичеванием и бегом на каблуках по стоянке, что не сразу поняла - Дима идет за ней.
- Саш, притормози, - он схватил девушку за руку, чтобы не дать ей нырнуть в салон машины.
Нестерова выразительно уставилась сначала на его пальцы, державшие в плену ее локоть, а потом прямо в глаза цвета янтаря. Ее приподнятых бровей и злого взгляда хватило, чтобы Дима отпустил. Но он тут же уперся ладонью в дверь, не давая Саше ее открыть.
- Постой же, давай поговорим. Мы не закончили, - он почти умолял.
- Я пришлю остальные вопросы вам на почту, Дмитрий Петрович.
Токарев изменился в лице.
- Еще раз назовешь меня Петровичем и, клянусь, я откажусь от всех контактов с твоим журналом.
Саша прикрыла глаза, понимая, что он не шутит. Они не могли потерять его. Чертов Токарев прекрасно это понимал, осознавая авторитет своей личности в этом городе. Нестерова выдохнула и, открыв глаза, дала заднюю.
- Что ты хочешь от меня, Дим? – спросила она, наконец перестав изображать железную леди.
- Я не знаю, - неожиданно растерялся и Токарев, едва она убрала шипы.
- У меня нет времени ждать, пока ты узнаешь.
- Давай поужинаем вечером?
Хорошо, что Саша стояла, вцепившись в ручку машинной двери, а то бы упала.
- Нет, - безэмоционально ответила она. Так же, как отвечала парням, которые после бурной ночи просили ее телефон или предлагали встретиться еще раз.
- Почему?
- Просто – нет.
- Окей.
Дима убрал руку и отошел от машины. Саша наконец запрыгнула в Жука и выехала с парковки, оставляя своего бывшего босса и любовника глотать дым. Он провожал ее глазами, пока серебристая машинка не скрылась за поворотом. Дима потряс головой и отправился обратно в бар, пытаясь понять, какого черта его так взволновала эта девушка. Не в его привычках было бегать за женщинами, это они таскались за ним табуном. Обычно телки вешались на него гроздьями, помятуя его старую славу, кичась тем, что они знакомы. А Саша наоборот до победного пыталась остаться неузнанной. Токарев плохо помнил ее, только образ веселой блондинки, которая в свои девятнадцать едва ли выглядела совершеннолетней. Но в ее присутствии ему тут же стало не по себе. Эта девчонка сразу начала исподтишка пролезать ему под кожу, задавая вроде и обычные вопросы, но при этом уводила беседу глубже. Она словно пыталась нащупать в нем что-то скрытое, тайное. Диме это не нравилось. Он почти никому не позволял залезать к себе в душу, а Саша огородами, тихим сапом, как-то очень естественно проникала в запретные уголки Диминой личности. Именно поэтому он ее и вспомнил. Нестерова и тогда и сейчас пыталась его узнать, понять. Тогда он не смог контролировать себя и сорвался. Один раз, единственный, но этого хватило, чтобы больше не допускать промахов.
Во время интервью Дмитрий одновременно и контролировал свою речь, не выдавая лишних подробностей, и вспоминал, где же они познакомились. И вспомнил. Он решил, что девушке это польстит, но ошибся. Она так резко рванула прочь, что Токарев просто растерялся и поддался естественному зову, который буквально физически тянул его следом за Сашей. Дима понимал, что не готов отпустить ее. В конце концов, они не закончили интервью, не вспомнили старые времена, она не попыталась пофлиртовать с ним. Это все было Токареву жутко непривычно, даже неприятно. Резкость Саши, ее категоричный отказ и вовсе повергли его в шок. И только мягкая обреченность, с которой девушка назвала его по имени после угрозы разорвать сотрудничество с «Ресторатором», грела Диме сердце, которое, как он думал, давно умерло.
Остаток дня он не прикасался к рабочим документам и отбривал всех, кто звонил по делу и просто так. Токарев гуглил. Он изучил все, что было в сети о журнале «Рестораторъ» и его создателях, все об Александре Нестеровой. Не получив и от этого удовлетворения, он прыгнул в свой внедорожник с драконом на крыле и погнал к редакции. Там Токарев битый час торчал под окнами, решая, что сказать, стоит ли устраивать цирк в ее офисе, и какого хера он вообще прикатил сюда. Пока Диму терзали все эти вопросы, открылась дверь парадного входа. Пихая в рот сигарету, Сашка процокала каблуками по ступенькам и бодро прошагала к своей машине. К удивлению Димы она никуда не поехала, а просто докурила, достала спортивную сумку из багажника и пошла к ближайшему светофору. Девушка пересекла дорогу, чтобы скрыться за дверями фитнес-клуба, который находился напротив ее офиса.
На Токарева снова напало состояние аффекта. Он вылез из машины и повторил путь Саши. В голове у Димы крутилась только одна мысль: «А что? Я все равно собирался сменить клуб».

*HoReCa (рус. Хо́ре́ка́) — термин, обозначающий сферу индустрии гостеприимства (общественного питания и гостиничного хозяйства). Название «HoReCa» (акроним) происходит от первых двух букв в словах Hotel, Restaurant, Cafe/Catering (отель — ресторан — кафе/кейтеринг).


Редакция: mened
ФОРУМ
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (26.02.2015)
Просмотров: 286 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
А Дима изменился... это радует.. Впрочем как и Саша (теперь Александра).
безумно интересно, что же дальше.
Олик, спасибо, побежала в след. главу. lovi06015
avatar
0
3
Ой-ой-ой! Все-таки девочка зацепила тогда, а сейчас с усилением все происходит.
Я в восторге от произведения. Написано просто классно! Как, впрочем, и все вещи Мэлиан. Автору большой респект и пожелания успехов в творчестве. С такими талантами печататься надо!! Спасибо за удовольствие читать такие вещи.
avatar
0
4
спасибо, очень приятно читать комментарии.
Печататься надо))) жду печатников)))
avatar
1
2
На Сашку накатило былОе...    hang1
Куда ж от него деться?
Всё вспоминается...


Получились японское Хокку   fund02002

Спасибо за главу!
avatar
1
1
Спасибо за продолжение good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]