Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сердечные риски, или пять валентинок. Пролог
Конец ноября 20** г

Трамвай встал, не доехав до Селезневской улицы. Минуту или две встрепенувшиеся пассажиры беспокойно выглядывали в покрытые крапинками изморози окна, пытаясь понять причину остановки. Кто-то позади меня громко поинтересовался, что же случилось. За вопросом последовал ропот тех, кто счел нужным также что-то сказать, и, будто в ответ на пока пассивное негодование людей, двери в обеих сторонах вагона распахнулись, приглашая торопящихся продолжить путь уже самостоятельно.
Кондуктор, грузная, пожилая женщина, с угрюмо-усталым видом устроилась поудобнее на своем месте, извлекла из кармана затертой куртки, повешенной на спинку сиденья, изрядно помятый и испачканный номер газеты, сложенной как раз на странице со сканвордами, спустила очки со лба на переносицу, вооружилась ручкой.
Из вагона я вышла последней, толчея – это не то, в чем я спешила оказаться.
И ведь мне осталось проехать не так уж много. Очень жаль, что закон подлости сработал именно в этот день…
Запас времени у меня был, он всегда у меня есть. И именно на случай вот таких форс-мажоров в виде трамваев, решивших не ехать дальше, а вмерзать в заносимые снежной ватой рельсы, огибающие Антроповский сквер. К нему я и направилась, ступая точно в следы тех, кто раньше меня прошел тем же девственным путем, утаптывая пушистый покров, восхищающий кристальной белизной.
В этом году конец ноября особенно удачно сыграл на контрасте: тепло, ясное затишье, а затем вдруг – обильные снегопады, гололедица, пробки, аварии и всяческие сложности с транспортом. Зима, рано прогнав вольготно расположившуюся осень, властвовала сурово, одаривала щедро. Не стал исключением и сегодняшний день.
Сквер умиротворенно спал, словно плывя в своем белом сне, снежно-сказочном великолепии: бархатные сорочки елей, просвечивающие кое-где темной зеленью, пухлая тесьма снега, покрывшая вытягивающиеся, переплетающиеся ветви деревьев. Снежный прах выбелил и стволы некоторых из них, заполнив прожилки коры, а снегопад надел причудливые колпачки на срубленные суки, колышки оград. Все, угнетенное тяжестью тускло светящегося под туманно-серыми небесами снежного покрывала, будто впало в сладостную летаргию, а ажурные крупные снежинки по-прежнему густо сыпались с неба, намереваясь, видимо, совершенно скрыть следы присутствия на земле любого предмета небелого цвета.
Глубоко вдыхая наполненный легким влажным морозцев воздух, я исподтишка портила их работу, пробегаясь рукой, затянутой в кожаную перчатку, по низким ветвям, перекладинам ограды, даже сиденью скамьи, нет-нет да и заступала за протоптанную канаву тропинки.
Недалеко от сквера, как я и предполагала, оказалась автобусная остановка. Но, как выяснилось, уехать в сторону Шереметьевской отсюда не так-то просто – маршрутка явно не баловала своим частым появлением.
Всегда вызывали тревогу две вещи: опоздание, а также нехватка времени. Прийти вовремя – правило хорошего тона, но прийти задолго до срока – разумный подход. Что касается собеседования, то я обязана максимально собраться для него, чему не поспособствует маячащая на горизонте возможность опоздания. Катастрофа…
Еще две минуты, притопывание на месте (нервы и факт того, что я довольно легко оделась), чуть меньше дневного света, разбавленного жемчужным шлейфом непогоды, замерзшие ноги в красивых, но не таких уж теплых сапогах, щеки и нос, покалывающие от морозца и сыплющихся в лицо снежинок, а затем я сделала то, что, пожалуй, с самого начала должна была сделать – отойдя в сторонку от остановки, вытянула руку, голосуя.
Довольно быстро (я даже не ожидала такого) чуть поодаль от меня остановилась черная иномарка, также пострадавшая от непогоды, напоминающая нервную поджарую гончую, готовую при малейшем жесте хозяина сорваться в стремительный бег. Должно быть, отличный, быстрый автомобиль.
Задвинув на задний план мысли о неправильности и опасности для молодых девушек путешествий с незнакомцами на подбирающих пассажиров машинах, я шагнула с тротуара. В любом случае, я хватила неприятностей: не еду сейчас – превращаюсь в сосульку и прибываю с сильным опозданием, еду сейчас – иду на риск.
Тонированное стекло со стороны переднего пассажирского сидения опустилось, я наклонилась, и из салона на меня повеяло теплом, тонким ароматом кожи и приподнятым настроением, поскольку из динамиков доносилась игриво-праздничная «Let It Snow».
- Подбросите до Шереметьевской 19, корпус 1? – сумела не растеряться я, задала свой вопрос, сосредоточив взгляд на руке, лежащей на рычаге переключения передач. Руке, принадлежащей молодому мужчине. Не очень массивная золотая печатка на указательном пальце.
Дорогая машина. Едва ли такие иномарки будут водить мужчины с покрасневшими и загрубевшими руками. Владелец, скорее всего, концентрат самоуверенности и нахрапистости, присущего деньгам. Любит выставляться.
- С удовольствием даже! Садитесь, девушка, - раздалось в ответ.
Жизнерадостный, бодрый голос, несколько портящий уже вырисовывающуюся в воображении картинку.
Все еще в сомнениях, сделала шаг к задней двери, но была остановлена мягким, но твердым:
- Садитесь вперед.
Нет, неправильно. Но раз приглашают…
Помедлив, я открыла переднюю дверь, стряхнула комочки снежинок, запутавшиеся в длинных темных шерстинках воротника, расправила подол пальто и села, почистив от снега сапоги. Но не торопилась глядеть в лицо мужчины, вызвавшегося «спасти» меня («спасти», кстати, с шиком и комфортом). Сначала сняла берет, слегка тряхнула головой, позволяя убранным под него волосам свободно рассыпаться, и легко потрясла им над обочиной, избавляясь от чуть тронутых корочкой снежных крупинок. Захлопнула дверь. И только потом повернула голову, встретилась с веселым взглядом, в следующий миг по-мужски заинтересованно пробежавшимся по моим волосам, вниз. Остановился на коленях, где я расположила сумку и сверху нее – подмокший берет.
Жизнерадостный ценитель женского пола, все ясно.
- Редко попадаются такие аккуратные пассажирки, - заключил мужчина с каким-то шутливым восхищением. – Пристегнитесь, - и тронулся с места, резким, но уверенным маневром влился в поток машин.
Стянув перчатки, я пристегнулась. Секунду-две я разглядывала его. Легкая кожаная куртка, деловой костюм, галстук. Симпатичный, молодой, темноволосый. Пропорциональные черты профиля, прямой нос, губы, сложившиеся в мягкую улыбку, будто их обладатель очень доволен собой, своими мыслями. И вообще, всем. Совсем не похож на служку «золотого тельца», а будто сошел со страниц какого-нибудь наивного, но доброго женского романа.
Предположить, что он безопасен, мотается по городу, улаживая какие-то дела? Это лучше, чем программировать себя на всяческие несчастья. Водитель какого-нибудь богатого дельца? Но, однако, приятный человек.
Пусть и не склонен к серьезности…
Я сверилась с часами: время на «ориентирование» в неизвестном офисе и вхождение в его атмосферу сильно ограничилось, увы.
Неудачный день. В следующий раз я выйду из дома еще раньше.
- Опаздываете? – быстрый взгляд ярких глаз.
- Просто спешу, но пока не опаздываю, - вежливо отозвалась я, выдержав паузу.
Он подвозит, явно делая мне одолжение, понятно, как девушке, чем-то привлекшей его внимание, располагает к себе, позволяя надеяться на благополучную поездку, а мне необходимо отвлечься от одолевающих нервов и опасений по поводу пробок на «дружеский», легкий разговор ни о чем. Иначе похороню себя в ненужной и крайне опасной панике.
- Разве это не одно и то же? – он рассмеялся искренне и с задором, и я невольно усмехнулась: трудно хотя б на несколько секунд не заразиться тем же настроением.
- Конечно же, нет.
Я начала отогреваться, озноб прекратил скручивать мышцы, отзвучала «Let It Snow», сменившись на медленную, завораживающе-усыпляющую «Снег кружится», мой спаситель-незнакомец подарил мне загадочную улыбку, нарочито уважительно заметил:
- А я даже и не знал.
Я, подавив излишний порыв поделиться мыслью о том, что статус спешки грозит вот-вот перейти в опоздание, постаралась расслабиться, глубоко вдохнув тот специфический запах, присущий салонам дорогих автомобилей, смешанный с ноткой можжевельника, вероятно, от мужского парфюма. Откинула голову на подголовник, заставила себя не так крепко сжимать берет, лежащей на сумке, посмотрела в окно.
Стоп-огни идущей перед нами машины, слепящие мазки фар встречных, вальсирование снежинок, льнущих к лобовому стеклу, мельтешение и шорох дворников, по-зимнему серебристое начало сумерек, опускающихся на город. И пока «чистая» дорога.
Пока… Не стоит того же блага ждать впереди.
Главное – я уже в пути. Надеюсь приехать вовремя. И если этот автомобиль непривычно роскошен, не повод для того, чтобы чувствовать себя еще более неуютно, переживать больше обычного.
- Так куда же спешит такая красивая девушка? На свидание?
- На собеседование, - прочистив горло, пояснила я, разумно выпустив из внимания комплимент и наклевывающееся зернышко флирта в тоне и вопросе.
Мы попутчики и крайне некомфортно было бы выйти за рамки нейтрального разговора.
- На Шереметьеской 19?
Он метнул в меня изумленный взгляд, впрочем, веселье из темно-серых глаз не исчезло.
Что происходит?
Я пристально вгляделась в красиво очерченный профиль.
- Да. Знаете, что там?
- Там несколько фирм, и одна мне очень хорошо знакома, - со смешком ответил он, сосредоточился на дороге.
Я оживилась, заволновалась:
- Случайно не «Мэнпауэр», агентство найма и рекрутирования?
Мужчина коротко рассмеялся:
- А громкое название для маленькой фирмы, согласны? - Взглянул на меня с толикой юмора и торжества.
- Так вы ее знаете?
Я немедленно ухватилась за удачную возможность узнать больше информации: мир тесен, и водитель богатого бизнесмена может быть косвенно знаком с владельцем интересующего меня агентства. Сведений, указанных на интернет-странице «Мэнпауэр» было не то чтобы недостаточно, просто официальные данные сами по себе нейтральны и малоинформативны. А тут все из первых рук, пусть и субъективное.
- А с кем у вас собеседование?
Кажется, наша беседа его очень забавляла. Он не переставал улыбаться и поглядывать на меня то ли лукаво, то ли с вызовом.
- С Савельевым Дмитрием Евгеньевичем, - охотно восстановила я в памяти запись в своем органайзере. Вероятно, солидный мужчина, в возрасте, с взыскательным начальственным взглядом и обкатанным, но вызывающим поистине болезненный напряг списком вопросов, вроде: «А что вы умеете? Почему именно эта должность?», «Назовите пять ваших сильных качеств и пять слабых».
Мой незнакомец многозначительно хмыкнул, поджал губы, видимо, подавив смех, и довольным тоном протянул:
- О-о, хорошо. И фамилия такая, какая должна быть у большого начальника, правда?
Так знает он эту фирму? Или это шуточный настрой? К чему он вообще ведет?
Я недоуменно взглянула на него, а он резко сменил тему:
- Волнуетесь?
Уже совершенно опешив, я уставилась в озорные серые глаза. Не имела представления, что ответить.
Как и полагала, просто курьезная игра, чтобы расшевелить и пробить меня. Конечно же, он не знает ни «Мэнпауэр», ни Савельева, с которым у меня состоится собеседование меньше - снова проверка времени - чем через сорок минут.
Жаль.
- Самообладания не потеряю, - сдержанно проговорила я.
Да, самообладания не потеряю. Впрочем, это не гарант того, что не провалюсь на собеседовании. И вообще, сейчас мой враг – убегающее время. И по сравнению с ним этот жизнелюбивый, любящий откровения и шутки мужчина – наименьшее из зол.
Он как раз затормозил на светофоре и заглянул мне в лицо. Сначала серьезный. Затем один уголок рта дрогнул, и губы сложились в очаровательную, согревающую улыбку, отразившуюся даже в его мерцающих глазах. Я не смогла отвести взгляд. И тоже улыбнулась, желая вернуть такое же тепло и приятие.
- Все пройдет успешно, - со знающим видом кивнул он.
Мы поехали дальше. Крохотный кристаллик тревожности, недоумения из-за необычно складывающейся ситуации засел глубоко. «Все пройдет успешно». Да, почему-то какое-то успокоение несет эта его фраза, подкрепленная и взглядом, – будто дружеская рука ложится тебе на плечо в жесте поддержки и одобрения.
Неуместное и странное ощущение.
Вновь оглядела окрестности: я плохо ориентировалась в этом районе, но, как мне казалось, мы уже недалеко.
Время пока есть. А он все-таки слишком яркий мужчина, и даже, вроде бы, не подразумевая флирт, все равно его подразумевает. К примеру, в своем взгляде и в этой улыбке, притягательной и какой-то трогательной…
Не тот человек, за которого стоило бы цепляться эмоцией.
И если говорить с ним, то только о вероятности попасть в пробку на этих улицах. Или он со знанием дела выбрал маршрут, уже имея представления о здешних заторах?
- Ваша первая работа? Недавно закончили? А что, кстати, за вакансия?
- Гм.., - я отвлеклась от своего намерения, размышляя, что и как ему сказать. Может, стоит показать какие-то границы… С осторожностью.
- А вы любопытны для человека, просто подвозящего неизвестную девушку, - мне удалось скопировать веселое настроение незнакомца.
Вроде, не обиделся. Пожал плечами, широко улыбнулся, поправив меня:
- Красивую и умную девушку. И вовсе не неизвестную. Я же знаю, что вас зовут Арина, - стрельнул взглядом в мою сумку.
«Невероятно», - я мысленно ахнула, пораженная. Покачала головой, машинально пряча в ладони подвеску из букв моего имени, подаренную мне на день рождения сестрой и ею же прикрепленную к молнии моей сумки.
– Вы заметили, - пробормотала я. Напрягшись, стиснула потеплевший кусочек металла, впившийся мне в кожу заостренными краями.
- Я много чего замечаю. А это второе, что бросилось мне в глаза, - заговорщическая улыбка, короткий, обжегший восхищением взгляд.
На мгновение смутившись, я не стала уточнять, что было первым, ощутила всполох волнения, добавившегося к тому - из-за спешки и возможности пробок. Остужающего, предупреждающего о том, что что-то выходит из-под моего контроля.
Ожидаемо, что такой привлекательный и с преобладанием задора мужчина не сможет не заигрывать. Но это почему-то… привело меня в смятение?
- Ну так кто вы по специальности? Арина, - он мягко выделил мое имя.
- Психолог-менеджер по управлению персоналом, - все еще немного ошеломленная, отвлеченная возникшим ощущением, ответила я. Внимательно посмотрела на него: правильный, будто чеканный профиль, полуулыбка на губах. Да, красив.
- Солидно, - добродушно резюмировал он, остановившись, повернулся ко мне, с напускной задумчивостью вновь оглядел меня. – Хрупкая внешность, рациональность и кремень-характер.
- Как раз причины всеобщей нелюбви ко мне, - неловко пошутила я.
- Нет, не верю.
А в следующий момент мы все-таки встали в пробке, к моему ужасу. Я отсчитывала каждую потерянную минуту, с признательностью и вежливо соглашалась с заверениями в том, что опаздывать – большой талант и, когда бы мы ни приехали, мы приедем вовремя, высказанными с остроумным юмором, а также с успокаивающими фразами о том, что данная задержка движения не так ужасна, как могла бы быть. Робкой улыбкой отвечала на его подбадривающие. И мысленно готовилась: в моем распоряжении не будет достаточного количества минут для нужного настроя.
Последствия моей недальновидности, которые вот так аукнулись. Что ж, остается взять себя в руки и переключиться на беседу, вернее монолог моего водителя, превратив его хотя бы в подобие разговора, а также на устрашающую красоту непогоды.
Белоснежная дымка дня сгустилась до серости, снегопад усилился, метель уже делала первые шаги, а мы, то простаивая, то медленно проезжая вперед, как будто реяли в иллюзорном полете под приглушенный звук старых шлягеров, среди пушистых, осыпающихся за окнами автомобиля снежинок, налипающих на стекла, занавесом закрывающих обзор.
Где же мы уже едем? И как долго будем пробивать себе путь в автомобильном заторе?
- Так откуда вы, вся такая таинственная и целеустремленная, взялись? А?
Все же мне повезло с ним, видимо, действующим и интуитивно, и с умыслом в своем решении всячески развлечь меня, переключить мое внимание на другое. Очень правильно. Буквально спасительно для меня, будто на иголках сидящей. И я не могла не оценить, не могла не улыбнуться, с теплотой, с благодарностью, глядя в его лицо.
Не торопясь, подбирая наиболее точные слова, теребя кожаные кисти завязок своих перчаток, погладывая в поблескивающие то смехом, то восторгом, то одобрением глаза мужчины рядом, я вспомнила, как люди тянулись к маме за теплым словом и поддержкой, описала ему свою детскую мечту – помогать людям добрым советом («Наивно, но очень положительно вас характеризует», - заразительный смех), повлиявшей на выбор ВУЗа и профессии, свою первую работу – в детском центре, психологом («Думаю, это не ваше, но вы все равно старались, да?» - «Да».), вторую работу – менеджера в кадровом агентстве «Вершина успеха», с которой пришлось расстаться: попала под сокращение, а предпочтение владелица отдала тем, кто работал чуть ли не со времен открытия («Все, что ни делается, то к лучшему. Вы здесь, со мной, и я везу вас на вашу новую вершину успеха», - подмигнул, улыбнулся так, что я вспыхнула от смущения).
А после я умолкла, спохватившись, что слишком опрометчиво себя веду. Выдохи метели за окном, кружение снежинок, лихорадка спешки, маячащее испытание собеседованием и заинтересованность во мне этого мужчины – слишком много всего для одного часа, много для того, чтобы быстро проанализировать.
Мы одолели пробку, рванули вперед, похоже, превысив скорость. Время утекало, но это уже не ощущалось так катастрофично, просто – неизбежность, проблема, с которой нужно только смириться.
Оставшиеся несколько минут поездки он тоже молчал, казалось, сконцентрировавшись лишь на дороге, не радовавшей благополучной обстановкой. А может, также погрузился в свои мысли.
Я не имела понятия, что последует, когда мы будем на месте. Конечно же, должна его отблагодарить, что-то сделать для него в ответ… Ну а все остальное?.. Нет, он из тех, в кого легко влюбляются и кто сам легко влюбляется. Не мое. Поэтому вспыхнувшую искру… чего-то такого, похожего на интерес, безопаснее погасить. Как бы ни хотелось обратного.
Пройти собеседование, получить новую интересную работу – то, во что я действительно должна быть погружена.
Но почему-то этот мужчина - словно зигзаг молнии, преобразовавший этот день. Просто потому, что у него привлекательная внешность, мягкая улыбка, серые понимающие глаза? Потому, что есть чувство юмора и талант вдыхать силы?
Было без девяти минут четыре, когда он затормозил у современного высотного здания, напротив высокого крыльца с красными перилами, взглянул на меня, явно сдерживая смех.
- Итак, Арина…
- Спасибо огромное! Словами не передать, как же я вам признательна. Если я хоть что-то могу для вас сделать.., - прервала его я.
- Кое-что можете, - он хохотнул.
- Что именно? И скажите, сколько я вам должна? – Смешавшись, быстро убрав перчатки и берет, я полезла в сумку за кошельком.
- Отдадите со своей первой зарплаты, - посмеиваясь, он отстегнул ремень безопасности.
- Но как? – он сумел полностью захватить мое внимание.
– Вы… Я даже имени вашего не знаю, кстати. И на работу эту, может, не устроюсь… - запальчиво возразила я.
Серые глаза засветились добрым смехом.
- Эта работа уже ваша. Потому что меня зовут Дмитрий Евгеньевич Савельев, и вы успешно прошли собеседование. И на будущее: я целиком и полностью за фамильярность, Арин.

+++++


ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/36-2104-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Awelina (01.02.2016) | Автор: Awelina
Просмотров: 335 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 3
avatar
1
3
Вот всем бы так собеседование проходить!
Спасибо! Начало очень интересное! lovi06032
avatar
1
2
Хорошее начало! Понравилось! Спасибо!  lovi06032
avatar
1
1
Спасибо lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]