Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Скажи мне правду. Глава 4.

Глава 4.

Сергей

Первым желанием, когда он закрыл дверь, было напиться в хлам. Но Сергей понимал, что это не решит его проблемы, ни с Майей, ни с самим собой.

Он проигнорировал настойчивый внутренний голос и просто приехал домой и, после тупого просмотра телевизора, лёг спать, утром вышел на работу, и так все последующие дни, пока ему не подвернулся заказ,  не самый выгодный или интересный, но где требовалось уехать из города. И он уехал. Сергей понимал, что это бегство от ситуации и от себя, но…

Он позвонил пару раз Майе, она глухо ответила, что им не о чем разговаривать, и, вероятно она была права. Всему своё время, и невозможно войти в одну реку дважды, как бы ни хотелось.  Берега будут те же, но это самообман.

Майя изменилась, стала более закрытой и сдержанной, вероятно, и он изменился, и им, сегодняшним, было не по пути, как бы ни хотелось верить в обратное.

К своему ужасу, он почти не помнил тот эпизод с девушкой, который послужил причиной ухода Майи, что-то смутное, какими-то неясными обрывками, но такими же обрывками он помнил всё, что происходило за два месяца до того дня. То, что он узнал, подкосило его, он не понимал и даже не верил врачам, но сходил не к одному, и убедился в правильности диагноза и выводов. Сразу три врача, хороших, лучших в своей области, не могли настолько фатально ошибаться. И он готов был принять этот факт, поначалу он даже не до конца осознавал, что это может означать для него, для них. Ночная истерика Майи, после начала критических дней, расставила всё по местам. Она хотела семью, судорожно, полноценную семью и, конечно, она хотела детей и не одного.

Тогда он попытался сказать ей, заверить, что дело вовсе не в ней, но она плакала, даже кричала, и говорила, что не сможет так, не сможет, ей был необходим ребёнок. Это было похоже на одержимость, включившийся инстинкт, природа во всей своей мощи.

И он отступил, малодушно промолчал, что и стало началом конца. Он не мог дать то единственное, чего хотела Майя. Она никогда не заикалась о дорогостоящих машинах или брендовой одежде, никогда не вздыхала у витрин ювелирного магазина и не упрекала Сергей в том, что он продолжил учёбу, тем самым сократив возможность своего заработка. Они выросли в простых семьях, со средним достатком, и были рады тому, что имели. Главное – у них было своё жильё, невероятная роскошь, по меркам их окружения и самой пары.

Но именно то, чего хотела Майя, он дать ей не мог. Он мог бы отговорить её, сказать – не время, потом, позже, но… имело ли это смысл? В те дни он всё глубже и глубже погружался в свои сомнения и нервное ожидание Майи. В конце концов, он начал чувствовать, что предаёт её, обманывает при каждой близости, и их, некогда бурные, сексуальные отношения стали сходить на нет, пока однажды он просто не смог… не смог, словно ему не к двадцати пяти, а семьдесят. Не смог он ещё раз, и ещё… даже в мыслях он ощущал полную половую беспомощность…

Конечно, сейчас он понимал, что следовало поговорить с Майей и сходить к врачу, ведь никаких физиологических причин для его состояния не было, но он просто стал отдаляться от своей любимой, пока однажды, воспользовавшись ситуацией, не познакомился с какой-то девушкой и не привёл её домой. Тогда у него всё получилось, но не принесло и толики облегчения – это всё, что он помнит об этом.

На следующий день он нашёл пустой дом, смятые выписки и медицинские заключения, которые лежали на дне комода и случайно не могли оказаться раскинутыми по центру широкой кровати.
Она ушла, не поговорив, не сказав «прости», не озвучив ничего… Он понимал, даже тогда, почему она так поступила, просто отчаянно нуждался в её словах, объяснениях…

Потом, пока лежал в токсикологии, у него было много времени подумать. Неспешные беседы с лечащим врачом, сорокалетним подтянутым мужчиной, который проникся к молодому парню симпатией, привели в относительный порядок мысли Сергея. И он принял решение жить. И желательно жить полноценно, не он давал себе эту жизнь, не ему и решать, как ею распоряжаться, а видя слёзы в глазах старшей сестры и матери, он пообещал себе, что больше никогда не позволит себе окунуться в подобную бездну отчаяния. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Майя имела право искать своё «лучше».

Его отношения со всеми последующими женщинами складывались ровно, практически никак. Не так уж он и любил менять женщин, предпочитая более-менее постоянные связи, тем не менее, не отказывая себе в походах «налево», но и углубляться в какие-либо отношения не стремился.

Он ещё был в том возрасте, когда окружающие его женщины хотели вполне определённого – брака и детей, а именно последнее он и не мог дать. Находилась пара женщин готовых принять это… но Сергей прекрасно понимал, что это действие момента, что рано или поздно природа возьмёт своё, и его жизнь покатится по уже пройденному им пути. Но, скорее всего, он просто не хотел связывать себя обязательствами.

Все эти годы он любил одну девушку – Майю. И было бы нехорошо отказывать любой другой не только в детях, но и в любви.

Он планировал когда-нибудь жениться, может, после сорока, когда вопрос детей закрывается сам собой… но чаще он просто не думал об этом, сосредоточившись на работе, проектах, посвящая время семье – матери и племяннице.

Почти до лета он провёл в малознакомом городе, контролируя объект. Он часто общался с матерью, не держа на неё зла. Они поговорили практически на следующий день, она плакала и говорила, что не хотела мешать, даже не знала, что Серёжа там с Майей… это Жанна привезла её, сказав, что звонили соседи, и в доме кто-то посторонний. Почему она не подумала?..

С сестрой он общался мало, но бесконечно злиться на неё не было смысла, она была его старшей сестрой, излишне принципиальной, а работа в уголовном праве не добавляла ей мягкости, а её лексикону – изящества в моменты гнева. Он коротко рассказал об итоге разговора с Майей и, выслушав её сбивчивые извинения, прервал их за бессмысленностью.

К лету он вернулся в родной город и сделал ещё одну попытку позвонить Майе, она не взяла трубку…
На этом он вопрос закрыл, «снял с повестки дня».

Рефреном крутились в голове слова: «Ты противен мне, сейчас тем более».

 

Майя.

Майе стоило огромных трудов перевести Максима в другой садик в середине года, ещё сложнее ей далось объяснение сыну, почему его забирают из полюбившегося детского садика и от новых друзей.

Это был уже третий садик за три года, и она понимала, что это вовсе не помогает Максиму адаптироваться, что давалось мальчику не без труда после того, как она забрала его из дома малютки,  чувствовала себя виноватой перед сыном и часто баловала подарками, словно пыталась загладить свою вину.

Но оставить Максима  в том же садике и рисковать встретиться с Сергеем или Жанной она не могла.

Сначала она злилась, потом плакала, а потом… потом просто разозлилась и перестала думать об этом, обо всём, что случилось, о признании Сергея, о криках и оскорблениях Жанны, о нелепости ситуации, в которую они попали.

Не так всё было и плохо в жизни Майи, она была молода и здорова, у неё была поддержка в виде родителей, любимый сынишка, и она была хороша собой. Майя никогда не считала себя особенной красавицей, но сейчас понимала, что она – стройная, гибкая, умеющая подать себя женщина, и пора бы начать это делать, пора начать жить, а не мечтать, вернее даже – утопать в собственных нереализованных надеждах.

У неё не очень получалось, тело, душа, всё, что есть в сущности человеческой, подсознательно цеплялось за старые привычки и привязанности, к своему стыду она даже не могла получить элементарную разрядку без мысли о Сергее, но…  она старалась, так ей казалось, так хотелось думать.

Очередная неудача больно царапнула Майю, до слёз, и сейчас, в тёплый, почти летний день, она шла по центру города, куда редко выбиралась, когда глаза наткнулись на вывеску… знакомую, она зашла на удачу, и ей повезло.

У врача оказалось свободно одно место в расписании, пациент отказался, и Майя села в светлом коридоре частной клиники на бежевый стул и разглядывала почти стерильные стены.

Она чувствовала потребность поговорить с кем-то, обсудить, получить ответы на вопросы или отпущение грехов.

- Майя, - Анж, в белом халате, удивлённо посмотрел на женщину, потом взял протянутый бланк медицинской карты, что-то быстро написал и посмотрел на девушку. - Тебя что-то беспокоит?

- Нет, не в том плане, не по… ну, ты понимаешь.

- Я могу порекомендовать кого-нибудь, если ты хочешь. Что случилось?

- Хочу поговорить, спросить, ты ведь знаешь о проблеме Сергея, - выпалила, - я хотела узнать…

- Не уверен, - он перебил её, - что имею право говорить на эту тему с тобой и как врач, и как человек, поговори с Сергеем, уверен, он даст ответы на любые твои вопросы.

- Пожалуйста… - она ненадолго замолчала, - он, очевидно, не твой пациент, а…

- Не мой, слава богу. - Майя вздрогнула, прочитав надпись на бейдже,  у любого человека слово «онколог» вызывает едва ли не животный ужас, и Майя не была счастливым исключением. – Хорошо, что ты хочешь знать? Если я смогу, я отвечу, но если что-то покажется мне некорректным… прости.

- Эта его проблема… его бесплодие, насколько это опасно? Верней, я не знаю… оно же не может быть опасным…

- Смотря, что ты имеешь в виду. С точки зрения здоровья, это не представляет никакой угрозы и не сказывается на качестве жизни, с точки зрения психологии… это довольно травмирующая ситуация для мужчины, для его психоэмоционального состояния…

- Но это излечимо?

- В его случае настолько неблагоприятная совокупность факторов, что это не вопрос времени или денег… может быть, технологий, со временем, если этот ещё будет актуально, естественно. Насколько мне известно, Сергей прошёл все обследования и даже возможное, на данной момент, лечение… Так что я бы порекомендовал тебе всё обдумать, хорошо обдумать, и принять, в первую очередь – для себя, единственное верное, опять же, для тебя, решение.

- Я уже приняла его, Анж, - Майя натужно улыбнулась.

- Нет, если бы ты приняла его, как и последствия этого решения, ты бы не сидела тут, верно?

- Наверное.

- Думаю, вам следует поговорить, начистоту, сказать друг другу правду. И себе.

- Мы, вроде как, сказали.

- И при этом в твоей голове и, я уверен, в его, роится куча вопросов, на которые хочется получить ответы или хотя бы поставить точку в этих отношениях. Окончательную точку.

- Мне кажется, он уже поставил, тогда, когда…

- Я знаю, что он сделал, Майя, не детали, но догадываюсь, как это произошло. В какой-то момент вы стали отдаляться друг от друга, вы даже перестали заниматься сексом или, если занимались, то это не было достаточно удовлетворительно… пока, в какой-то момент, у него просто-напросто не получилось, так?

Анж внимательно смотрел на Майю, она поёжилась.

- Был такой момент.

- Я думаю, он был не один. На самом деле, я чувствую свою вину в этой ситуации. Когда он принёс мне твою медицинскую карточку, прости, но я посмотрел без твоего на то согласия, Сергей был просто в бешенстве от того, что врачи не могут найти причину… Я не нашёл там что-либо, указывающее на проблемы подобного характера, и направил его на обследование. Просто посоветовал, куда именно обратиться. Он отмахнулся, но потом сходил, почти сразу, он слишком любил тебя, чтобы не сделать этого.  Когда он начал сходить с ума, я просто рекомендовал ему сходить с тобой к врачу, к специалисту, чтобы компетентный человек объяснил тебе, поговорил с вами двумя. А надо было настоять или даже вмешаться, рассказать тебе самому… Знаешь, иногда нужно просто снять этот халат и быть человеком. Вы были слишком молоды и слишком запутались, чтобы принять ситуацию такой, какая она есть. То, что он изменил тебе… в этом нет ничего хорошего, но это объяснимо и понятно… ты же из-за этого ушла?

- Да… - прошептала.

- Как я не подумал, что ты бы не поняла ничего в тех выписках, не смогла бы понять… у тебя институт физкультуры за плечами, а не мед. У меня мелькала мысль, что это слишком абсурдно, ты любила его… Но, знаешь, чего только не увидишь, работая здесь, - он кивнул на свой халат, - и тогда мы все были слишком обеспокоены состоянием Сергея. Это уже было похоже на абстинентный синдром… на длительный запой, если совсем просто. Его вывели, нормализовали, Жанна не отходила от него, но…

- Я знаю, он мне сказал.

- Это хорошо, это очень хорошо. Он едва не умер тогда, он принял действительно смертельную дозу несочетаемых лекарственных препаратов. Его спасло только то, что у него крепкое сердце… После этого он взял себя в руки, я не видел его ни разу напивающимся до такой степени, хотя подозреваю, что периодически он хочет этого. Он активно занялся спортом, работой, в общем, живёт полноценной жизнью… как говорится – хэппи-энд, - ухмыльнулся.

- Хм, - Майя вздохнула, она не знала, что сказать или ответить. Кто из них кого предал, Сергей, когда  изменил ей, или она, когда не заметила, что человек, живший с ней под одной крышей, медленно сходит с ума? Что теперь с этим делать и стоит ли?

- Знаешь, Майя, честно говоря, на вас двоих неприятно смотреть. Вы плывёте по течению в личной жизни,  не боретесь, как-то справляетесь, и слава богу, но в вас двоих нет надежды, словно ваша жизнь закончится завтра. Я вижу таких людей каждый день, и, знаешь, по большей части, у них веры в свои силы в разы больше, чем у вас, здоровых и молодых людей. Я не понимаю его и не понимаю тебя… Назови мне хоть одну причину, по которой вы не можете быть вместе, раз уж у вас не получается быть врозь? Измена? Скажи, остановился от этого мир? Он плохо поступил, но это не конец света. Ты ушла? Но всё можно вернуть, хотя бы попытаться, перестаньте плыть по течению и начните жить. И ты и он. И начни с себя.

- Ты бы простил своей жене измену, Анж?

- Да, только не говори ей, а то она тут же не преминет воспользоваться ситуацией, из вредности характера, - он легко улыбнулся. – А теперь, раз уж ты всё равно пришла и заплатила немалые деньги за приём, давай, я тебя осмотрю.

- Меня ничего не беспокоит.

- Давай считать, что я всегда мечтал увидеть твою грудь, красавица. На самом деле, небольшое обследование не помешает, вряд ли ты проверяешься каждый год, или хотя бы раз проверяла сама себя… Раздевайся до пояса.

- Ладно, - Майя подумала, что лишним не будет и дала осмотреть грудь, не чувствуя при этом неловкости или стыда.

- Всё отлично, - он быстро что-то писал в карточке, - думаю, раз жалоб нет, и внешний осмотр ничего не показал, не будем усложнять тебе жизнь лишними обследованиями.

И уже в дверях.

- А грудь у тебя красивая, - подмигнул, - я знаю толк в женской груди.

- Ещё бы, - фыркнула, смеясь, Майя и пошла на тёплый воздух улицы.

Когда она проходила мимо театральной кассы, её взгляд задержался, а вот мысли – нет. Она не стала долго думать и купила два билета, разворачиваясь в обратную сторону, поспешила быстрым шагом. Она знала, куда шла.

На лестничной площадке квартиры, в которой она когда-то жила, Майя увидела женщину, которая выходила из дверей квартиры Сергея, и самого хозяина этой квартиры, который легко поцеловал возле губ женщину и посмотрел на Майю.

- Привет, - сказала она, встретившись с немного удивлённым взглядом женщины, которая, тем не менее, быстро пошла вниз.

- Привет, ты ко мне? – спросил сдержанно.

- Да, - коротко.

- Проходи, - открыл шире дверь и пропустил гостью, - это то, что ты подумала, извиняться не буду.

- Я поняла, не нужно.

Сергей протёр кухонный стол и предложил «поесть», «чай, кофе» или «выпить, у меня есть белое вино», она отказалась и просто разглядывала кухню, в которой некогда провела много времени.

Всё изменилось, мебель, цвет стен и, кажется, даже сама кухня стала больше, как и дверной проём между коридором и самой кухней.

- Что-то случилось? – Сергей сел напротив и внимательно смотрел на Майю.

- Нет, просто, смотри, что купила, - она протянула билеты на концерт группы, ставшей когда-то для них знаковой, точкой отсчёта.

- О, классно, говорили, они распались.

- Снова сошлись… пойдём со мной? Я взяла два билета.

- Зачем? – он посмотрел на девушку, - зачем? Это что-то изменит? Мы уже пробовали, Симпатичная, пробовали, стало ещё хуже. Не нужно… всё в прошлом, и пусть там и остаётся.

- Пусть, - она смотрела на столешницу, – пусть там. Клим, я просто приглашаю тебя на концерт, как друга или приятеля, как единомышленника, может быть. На самом деле, мне просто некого позвать, а я две тысячи лет никуда не ходила.

- Две тысячи лет – это много, - он улыбнулся.

- Да, много. Клим, я одинокая мама с жуткими платежами за квартиру, с проблемами на работе, на двух, на самом деле. Чтобы взяли Максима в новый садик, я устроилась трижды в неделю преподавать гимнастику с элементами ЛФК детям. С неустроенной личной жизнью… я просто хочу сходить на концерт, и мне некого позвать, я решила позвать тебя.

- Хорошо, - ухмыльнулся, - разве могу я отказать при такой формулировке, одинокая мама с жуткими платежами, давай, я тебе деньги верну за билет, что ли.

- Нееет, я приглашаю.

- Как скажешь, - поднял руки в поражении.

 

Сергей.

Он держал дистанцию с Майей до концерта и после, лишь во время он, в какой-то момент, поддался порыву и прижал её спину к себе, как когда-то давно, под «их» песню, и почувствовал, какой расслабленной была Майя. Она медленно покачивалась из стороны в сторону и подпевала, тогда он провёл рукой по её животу, доступ к которому открывал коротенький свитерок, но она не возразила, а только сильнее вжалась, но как-то естественно, словно они не расставались никогда, и не было между ними сонма недомолвок.

Но больше он таких попыток не делал, а она не провоцировала. Хотел ли он? Сильно.

Только маловероятно, что он смог бы что-то противопоставить её «противен».

В день, когда она неожиданно пришла к нему, она сказала, что ходила к Анжу, узнавать про недуг Сергея, а на его расширенные глаза ответила просто: «Ты тоже ходил, мы квиты».

Она сказала, что её реплика: «Противен» не относилась к тому, что он бесплоден, хотя умом Сергей и так это понимал, а к собственной брезгливости, которую она бы хотела побороть, но не знает, как это сделать. Каждый раз, когда Сергей дотрагивается до неё, каждый, где-то в подсознании возникали его образы с другой женщиной, не конкретной, а любой другой, и тогда мурашки пробегали по телу. Противные. Иногда, когда она давала волю таким видениям, её начинало тошнить. Один раз она забылась, за городом, но тогда им помешали, возможно ли повторение подобного… да и нужно ли?

Так что он попросту решил не провоцировать лишних отрицательных эмоций и максимально исключил телесный контакт, тем более что речь шла о единственном концерте.  

Доказывать, что все эти годы он жил монахом, Сергей не собирался, как и оправдываться. Признание Майи в том, что она жила подобным образом, обескуражило его, и было немного противоречивым…

В итоге они прекрасно провели время, от души танцевали и подпевали, Майя  была немного пьяненькой и весёлой, они вспоминали былое и делились воспоминаниями о жизни друг без друга.

Она рассказывала про Максима, он про Марьяну, смеялись и… это было похоже на то, словно они вернулись в прошлое.

При этом оба знали, что это временно и не сработает. Они не в прошлом, они – в настоящем.  

Он довёз девушку на такси домой, попрощался, кивнув, и направился домой, лишённый всяких мыслей.
 

Майя.
 

С Сергеем они изредка созванивались в течение месяца, было уже лето, и Майя планировала отпуск, ей хотелось на море, она заслужила отдых. В этот раз она планировала взять с собой Максима и маму. Маму, что греха таить, в роли няньки, на что та с радостью согласилась. Отец покидать стены насиженной дачи отказывался категорично, он был убеждён, что «дом без хозяина рухнет». С ним не спорили.

Звонок Сергея немного разнообразил рабочий день.

- Привет, не отвлекаю?

- Нет, смотрю на скучный мир цифр.

- Я получил ключи, подумал, может, ты захочешь посмотреть?

- Вау, - она хотела.

Жилой комплекс, в котором Сергей приобрёл себе квартиру, был недалеко от их с Максимкой дома, и отличался ото всех. Необычной планировкой и углами, а так же закрытым двором с чугунными литыми воротами. Посмотреть «как живут буржуи» было интересно, о чём она однажды сказала Сергею, и он, смеясь, ответил, что вообще-то в своё время заплатил за эту роскошь меньше, чем Майю за свою типовою квартирку, но он с радостью покажет «как живут».

Майя ходила по просторной квартире, огромной, почти без внутренних перекрытий, с двумя невообразимыми лоджиями, наверное, по размеру, как детская Максима, и в восхищении взмахнула руками, глядя на панорамные окна и вид из них не только на внутренний двор с подсвеченным фонтаном, но и на лес, дальше, за домом.

Стены были серые, цементные, не было сантехники, только подводка одиноко торчала в месте, где предполагается санузел.

- Я не заказывал отделку, - объяснил Сергей, - всё сделаю сам, включая стены.

- Конечно, - согласилась Майя, - это правильно, делать лучше под себя, если есть такая возможность… вот тут, наверное, нужно что-то светлое, обои или просто покрасить, не знаю, я не разбираюсь в этом, но такие окна, ты посмотри, это ведь мечта! Этот свет, воздух, это обязательно надо подчеркнуть и никаких штор… грех скрывать такие окна, - она выхаживала по квартире и всё рассказывала и рассказывала, что и где надо делать, в какой цветовой гамме, где лучше поставить перегородку, а где отказаться от неё совсем.

«Ты смотришь свой хоккей на кухне, так совмести её с комнатой».

«Кабинет, тебе обязательно нужен кабинет, и там нужен хороший свет».

«Нет, конечно, можно и стационарную душевую кабину со всеми этими наворотами, но уж лучше просто кафель и стекло, тем более, ты не станешь пользоваться этими штуками, а для разнообразия можно и две лейки повесить».

А он стоял и смотрел на девушку в узком платье, без бретелек и выше колена, лёгкий пиджак она сняла и пристроила на гвоздь в стене. Каблучки на её туфлях негромко, но гулко цокали в пустом помещении, волосы цвета ореха закрывали плечи, а зеленоватые глаза были спокойными… да, именно спокойными. Что-то изменилось в них, и это нравилось Сергею.

 

Майя.

Она одёрнула сама себя – вот уже час она рассказывала Сергею, как он должен обставить свою новую квартиру, и ни разу он не перебил её, – замолчала и посмотрела в окно.

Уже темнело, и она увидела в огромном панорамном окне своё трёхмерное отображение и отражение Сергея. Он стоял посредине просторного помещения с темными стенами, руки в карманах, светлая рубашка небрежно расстёгнута, ещё в машине он снял и бросил галстук на заднее сиденье, тёмные волосы совсем немного растрёпаны, как это бывает, когда он не ходит вовремя к парикмахеру, и лёгкая улыбка. Он был красивым, Майя забыла, что мужчина, с которым она жила когда-то, был красив, он был подтянутым, спортивным, он излучал уверенность. Он был состоявшимся. Сейчас Майя видела перед собой нового Сергея, не того с кем жила когда-то, она увидела уверенного в себе мужчину, мужчину, который умеет добиваться своей цели и решать сложные задачи, мужчину, которому многое по плечу.

Она резко повернулась и посмотрела ещё раз, уже без эффекта ночи с толстого стекла.

- Я горжусь тобой, - выпалила.

- Что? – он удивлённо посмотрел на собеседницу, которая минуту назад без умолку говорила про влияние цвета на психику человека.

- Я горжусь тобой, это правда. Я ведь помню, Клим, я всё помню, как ты учился, как сидел над этими жутким учебниками, над чертежами, я помню огромный стол посредине комнаты, кипы ватмана и россыпи карандашей, я помню каждый твой набросок, каждый. Помню, как ты не спал ночами и как поступил учиться дальше, твои подработки, твою целеустремлённость, которая так восхищала меня… и вот, посмотри на себя – ты тут. Наверняка, ты ещё не добился всего, чего хотел и хочешь, но ты добьёшься этого, я уверена, ты сильный человек.

- Хмм, - он ухмыльнулся, немного с горечью.

- Я знаю, знаю, но ведь ты смог заставить себя жить дальше, сначала через силу, как получалось, но потом… ты жил полноценно, полной жизнью.

- У меня не очень получалось, Симпатичная, - его глаза, редкого бутылочного цвета, смотрели прямо.

- Но у меня не получалось вовсе, я даже не пыталась, я купалась в своей обиде, как в молочной речке с кисельными берегами, а ведь ты был не меньше меня обижен, а может, и больше, когда считал, что я бросила тебя из-за диагноза… И сейчас я смотрю на тебя и горжусь тобой, так горжусь!

- Спасибо, - он сделал шаг и остановился, и Майе самой пришлось пройти свои несколько шагов к Сергею и взять его за руку, чтобы положить себе на поясницу.

- Не хочу, чтобы ты… - он осёкся.

- Послушай, это нормально, что у тебя кто-то был, нормально, это правильно, и это тоже сыграло роль в том, что ты – это ты… Я намерена справиться с этим, если ты не возражаешь, конечно.

- Не возражаю.

- И я хочу сказать, хоть это и мелочно, но у меня за эти полгода тоже… были связи…

Она отвернулась и отчего-то покраснела.

- И как тебе? – Майя не увидела в лице Сергея ничего, что вызвало бы её беспокойство.

- Честно говоря – не очень, наверное, я из тех глупых женщин, которые могут заниматься любовью только по любви.

- Что ж, я тоже из тех глупых мужчин, которые любовью занимаются по любви… - он подмигнул.

- Что мы будем делать?

- После того, как перестанем целоваться, и ты попросишь маму взять Максима на ночь? Мы будем заниматься любовью по любви.

 

Эпилог.

- Майя, я хочу, чтобы ты хорошо подумала, понимаешь? Не три секунды, а хотя бы пять, - он подтянул на себя девушку, - мне приятна твоя готовность, но, пожалуйста, подумай.

- Я подумала, почему ты считаешь, что я не думала над этим, я думала всё то время, как узнала. Для меня было непросто принять твоё бесплодие, но конечно, я согласна выйти за тебя замуж. У меня уже есть Максим.

- У нас.

- У нас уже есть Максим, и я совсем не уверена, что хочу ещё детей, если откровенно. Думаю, и одного достаточно… да и потом, технологии так развиваются, что, может, мы обзаведёмся на старости лет ребёнком, но сейчас это не имеет для меня значения, я люблю тебя.

- И я тебя.

- К тому же, - она заёрзала, - твоё предложение пожениться на островах очень заманчиво, я не могу от такого отказаться.

- О, я знал, я знал, это был мой коварный план.

- Угу, так мне гарантирована хотя бы двенадцатичасовая передышка, мы уже неделю не выходим из постели…  я не жалуюсь, но…

- Тогда нам надо это отметить.

- Чем?

- Любовью, Симпатичная, любовью. 

 

Конец. 
 

Кому-то история понравилась, кому-то нет. Кто-то посчитает такой финал надуманным, кто-то нечестным... У каждого свой взгляд и я не претендую на истину. 

Мне видится, что у каждого героя своя правда и своя история принятия. 

Сказать спасибо автору, а так же бете или выразить своё недоумение можно на форуме и под главой. 
Я благодарна всем комментирующим и молчаливым читателям. 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2108-3
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (20.02.2016) | Автор: lonalona
Просмотров: 319 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/23
Всего комментариев: 211 2 3 »
avatar
0
21
Недосказанность иногда сильно портит жизнь! Спасибо!
avatar
1
20
Всё так как и должно быть  good
Большое спасибо за историю  roza1
avatar
1
19
Спасибо за ещё одну замечательную историю о жизни.  good Жду новых идей Наташик! Удачи lovi06032
avatar
18
Спасибо за обнадёживающую концовку! lovi06032
avatar
2
17
Спасибо! good
avatar
2
16
Большое спасибо за историю...Жизненная история, и думаю- не так редко встречающаяся...Хорошо, что ГГ смогли выйти победителями из этой ситуации - смогли понять и простить... Жаль - не у всех это получается, при всем старании - выше головы не прыгнешь...
Но я очень рада за Майю и Сергея - пусть им всегда сопутствуют удача и любовь.
avatar
2
15
Спасибо за историю.  cvetok01
Наконец-то они все для себя решили и начали все с чистого листа. Они теперь полноценная семья и в будущем действительно полно возможностей как родить ребенка. Теперь у них все будет хорошо и это главное.
avatar
2
14
спасибо за историю!
avatar
2
13
Большое спасибо!
avatar
2
12
Большое спасибо!
1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]