Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация. Глава 20
Приветствую вас, мои дорогие читатели. Рада что несмотря на долгий перерыв вы все же остались верными героям и моей истории в целом. Спасибо за все теплые слова и комментарии. Спасибо большое за вашу поддержку в весеннем голосовании лучший историй сайта. Только благодаря вашей поддержке история забрала в свою копилку несколько наград. Спасибо миллион раз. Люблю вас....

Выставляю на ваш суд новую главу.

P.S. Глава сложна в эмоциональном плане. Надеюсь вы готовы???

Приятного прочтения!!!


=========================

Глава Двадцатая, в которой Изабелла показывает силу

Мейсен сидел за столом с непроницаемым лицом. В большой комнате кипела работа, тишину нарушало только тихое жужжание пары ноутбуков и время от времени раздававшаяся трель телефонов. Эдвард оставался неподвижным, в то время как пять человек усердно работали. Черты его лица были заострены, глаза сурово прищурены, но в то же время он крепко держал бокал в одной руке, сжимая его до боли в суставах, а другой монотонно перебирал между пальцами черную фишку из казино. Пальцы его рук не дрожали, он был собран и подтянут, и никто за спокойным на первый взгляд фасадом не мог увидеть, что сейчас творилось в душе и голове этого мужчины.

Его сердце гулко грохотало в груди, и мужчине казалось, что если какофония звуков стихнет, присутствующие тут же услышат его сердцебиение. Он медленно сделал глоток янтарной жидкости из бокала, переводя взгляд на безмолвный телефон. Эдвард снова погрузился в свои мысли. Он клялся когда-то, что защитит ее несмотря ни на что, обещал ей, что они всегда будут вместе и ничто и никто не сможет их разлучить. Но сейчас лишь одна мысль билась в мозгу: «Он облажался».

Дерзкая, смелая, но в то же время совсем еще маленькая девочка . И дело было не только в разнице в возрасте, несмотря на свои годы, она была мудрой и рассудительной, невероятно сильной личностью. Она никогда не лезла за словом в карман и могла сама о себе позаботиться, не желая зависеть от кого-то еще. Однако Эдварду казалось, что с ним она могла позволить себе проявить слабость.

Он это заслужил. Эдвард знал об этом. Он знал, что эта девочка жила в мире властных мужчин, и эта жизнь научила ее всему. Она могла заставить стушеваться под взглядом своих прекрасных глаз даже самого могущественного мужчину. Ах, эти глаза цвета топленого шоколада, которые он так любит…

— Мистер Мейсен? — в кабинет с опаской заглянул мужчина из наружной охраны.
— Что? — Эдвард поднял на него тяжелый взгляд.
— Это только что привез курьер. — Он пронес через всю комнату бумажный пакет и с опаской положил на стол перед мужчиной.

Эдвард скептически приподнял бровь и, отставив бокал в сторону, потянулся за ножом для разрезания бумаг. Все присутствующие в комнате искоса поглядывали на него, не отрываясь при этом от экранов своих ноутбуков и планшетов.

— Эммет, — позвал его Мейсен, и молодой человек тут же оказался рядом.

Руками в перчатках он осторожно взял конверт, понимая, что, скорее всего, кроме отпечатков курьера они на нем ничего не обнаружат.

— Я все проверю, — тихо сказал мужчина и, перевернув конверт, вытряхнул на поверхность стола его содержимое.

В глазах у Эдварда потемнело, когда он понял, что ему прислали. Ловкие пальцы подхватили со столешницы тонкий золотой ободок, украшенный висящим сердечком в самом центре. Эммет тактично отошел в сторону, понимая, что сейчас Мейсена лучше не трогать. Эдвард же смотрел на кольцо в своих руках, вспоминая, как дарил его девушке.

— Никогда не снимай его, — прошептал мужчина, целуя ее пальчики.
— Обещаю, — так же тихо ответила она, оставив на его губах мимолетный поцелуй, и, рассмеявшись, добавила: — Пока смерть не разлучит нас.


Эдвард встал на ноги, отодвинув кресло за своей спиной. Он сжал в ладони маленькое украшение и обвел всех присутствующих взглядом.

— Ищите, — убийственно тихим голосом сказал он. — Достаньте мне их из-под земли, если потребуется! — Тут же взяв себя в руки, Эдвард стремительными шагами покинул кабинет.

Он не мог показать всем свои эмоции, поэтому, пытаясь взять себя руки, просто смотрел на задний двор через стекло. На газоне, как обычно в это время дня, резвилась Келли. Маленькая девочка играла весело и беззаботно, и в груди Эдварда зародился новый страх. Он мог потерять ее так же, как и Изабеллу, а этого мужчина уже никогда не смог бы пережить, не говоря уже о том, чтобы простить себя.

Он резко отвернулся и вихрем пробежал по всему особняку, врываясь в большую спальню. Только тут он смог себе позволить выпустить бурлившие внутри эмоции. Со злостью, отчаянием и безысходностью он ворвался в гардеробную и осмотрелся по сторонам. Все было как обычно. Ряды вешалок и высокие полки с обувью. Шляпки и сумочки. Стеллажи с очками и аксессуарами. Не контролируя себя, он стал сметать все на пол, руша этот идеальный мир. Дорогие платья, блузки, костюмы и другая одежда летели по сторонам, кружа по воздуху маленькими облачками, устилая светлое покрытие пола. Когда у мужчины уже не осталось сил, он опустился на пол посреди хаоса, что натворил собственными руками. И в этот момент Эдвард Мейсен впервые заплакал. Скупые мужские слезы медленно стекали по щекам. Любовь сделала его слабым. Он никогда не позволял чувствам и каким-то привязанностям мешать своей жизни. Но стоило ему пустить в свое сердце ее, как все изменилось. Он стал уязвим, а этого всесильный мужчина не должен был себе позволять.

Откинув голову, он глухо ударился затылком о стену, а взгляд сфокусировался на платье, что одиноко болталось в шкафу. Мужчина тряхнул головой, резко встал и, сделав пару шагов, зажал в руку тонкую темно-синюю ткань. Эдвард тупо смотрел на ажурную выбивку и стразы разных размеров, вспоминая ту ночь, когда из-за этого куска дорогой ткани и началось его падение в бездну.

Сейчас, по прошествии нескольких месяцев, он все так же ярко помнил ту ночную встречу в казино. Помнил ее дерзкий взгляд. Каждое слово, что она бросала мужчине в лицо. Помнил, как она бросила его возбужденного в темном коридоре. Помнил свою злость на весь женский пол и на нее в частности. Помнил, как хотел поиграть с ней и выбросить из своей жизни, но все случилось не так. Он полюбил ее, открыл свое сердце и душу чувствам, и теперь все рухнуло.
Мейсен тряхнул головой, прогоняя мрачные мысли. Он окинул взглядом бардак, что создал своими руками в ее гардеробной. Тяжело вздохнув, мужчина скинул пиджак и принялся за работу.

***


Эммет обнял Розали, она устало улыбнулась ему через плечо.

— Ты в порядке? — он уткнулся в женскую макушку, вдыхая ставший родным аромат.

Розали отрешенно смотрела, как перед огромной елкой, болтая ногами, расположилась дочь и ее верный пес. Девочка смотрела мультики, периодически хихикая.

— Не могу представить, что со мной было бы, забери он и ее.
— Она в безопасности, — ответил мужчина.

Слезы потекли из глаз Розали, что часто с ней случалось в последние дни, с тех пор как Габриэль забрал Изабеллу. Она постоянно плакала.

— Если она не выживет…

Эммет резко развернул ее к себе лицом, прижимая к груди.

— Он не убьет ее, — убежденно ответил МакКартни. — Сейчас она — его козырь. Он понимает, что у Эдварда связаны руки. Он не может ничего сделать, пока Изабелла у Косты. И сам Габриль это понимает. Он не дурак.

Розали крепко обнимала мужчину, стараясь успокоиться.

— Я люблю тебя, — прошептала она.
— Я тоже люблю тебя, — ответил он едва слышно. — Мы найдем ее. Рано или поздно. А сейчас возьми себя в руки, Эдварду необходима наша поддержка.

Розали вытерла слезы с лица и умылась холодной водой из-под крана прямо на кухне. Эммет отрыл большой холодильник, с удивлением осматривая его содержимое. Розали готовила сутки напролет. Это помогало ей успокоиться и отвлечься. Хорошо, что сейчас в доме находилось много людей, так как Эдвард максимально усилил охрану. Так что все ее кулинарные изыски готовились не напрасно.

Взяв бутылку воды, он еще раз поцеловал женщину в макушку и вернулся в кабинет на втором этаже.

***


Элис Брендон потерла виски, поле чего потянулась за бокалом красного вина.

Неделю назад ее в приказном порядке привезли в особняк Мейсена. Она не понимала, чем могла тут помочь. Ей было искренне жаль Свон, но причем была здесь она, девушка так до конца и не понимала. Мейсен, можно сказать, запер всех в этом доме, приказал взять ей отпуск, и никакие ее угрозы и уговоры не помогали. Изабеллу похитили, и Эдвард решил, что Габриэль мог в любой момент забрать кого угодно. Сколько бы Элис ни пыталась втолковать и ему, и Джасперу, что к ней это не имеет никакого отношения, все было напрасно. То, что с Джаспером их связывал исключительно секс, причем в прошлом, старшего из братьев не волновало. Мужчина прекрасно помнил, что было с братом, когда тот узнал о беременности и аборте Элис, и пусть оба не признавались, он понимал, что между ними что-то еще есть.

Брендон не принимала участия как такового в поисках Изабеллы, Мейсен поручил ей проверить все свои документы и, что самое главное — документы Свон. Он хотел знать, что можно будет отдать в обмен на Изабеллу, если это останется единственным шансом спасти девушку. Также вчера он каким-то невероятным образом получил доступ и ко всем данным самого Косты. Как ему это удалось, для Элис оставалось загадкой. Брендон понимала: когда все закончится, он не просто убьет Габриэля, сначала он уничтожит всю его империю по кирпичику.

Внезапно дверь в ее спальню открылась и на пороге нарисовался Джаспер.

— Я занята, — бросила она, возвращая свое внимание к ноутбуку и бокалу вина.

Мужчина демонстративно медленно закрыл за своей спиной дверь и неторопливо приблизился к кровати.

— Уходи, Джас, — бросила она.

Не обращая внимания на ее просьбу, он молча сбросил с плеч пиджак и, отобрав из ее рук бокал, поставил на тумбочку. Элис подняла глаза на мужчину, прекрасно понимая, что он от нее хотел. Мужчина склонился над ней, пытаясь поцеловать. Брендон резко отвернулась, от чего мужские губы лишь мазнули ее по щеке. Тяжелое дыхание разрывало тишину вокруг.

— У меня месячные. Уходи.
— Отлично, — Джаспер, обхватив ее лицо ладонями, заставил смотреть себе в глаза. — Значит, ты не беременна. Опять.
— Пошел в задницу, — бросила она разозлившись.

Мужчина расхохотался.

— Именно туда я и собираюсь идти, дорогая.

Элис попыталась оторвать от своего лица мужские ладони, но он держал ее крепко, гипнотизируя своим взглядом.

— Молчишь? — усмехнулся он, приблизившись к женским губами.

Легкий поцелуй опалил ее.

— Молчишь, — подтвердил он, опуская ее на спину. — Потому что мы оба знаем, что делали это уже не один раз, и нам обоим всегда нравилось.

Дыхание женщины стало прерывистым, она, широко раскрыв глаза, смотрела в лицо любовника. Джаспер провел кончиками пальцев по ее груди, и сквозь тонкую рубашку проступили соски.

— Тебе же хочется этого, Элис, — зловеще пробормотал он.
— Просто заткнись и трахни меня, — бросила она, притягивая мужчину за шею к себе.

Джаспер прикрыл глаза, погружая обоих в любовную лихорадку. Он желал отгородиться от всего, что навалилось на их семью, прекрасно понимая, сейчас брату нужна его ясная голова. А прочистить голову ему всегда помогал секс с Элис. Мужчина уверял себя, что это именно так. Его тяга к ней обусловлена лишь этим.

Погружаясь в тело Элис, упиваясь ее сладострастными стонами, он продолжал уверять себя, что совершенно не испугался за нее, когда похитили Беллу. Что он не обрадовался приказу брата привезти ее сюда и держать в безопасности. И каждый день он пытался уверить не только всех вокруг, но и самого себя, что она для него ничего не значит.

Покрывая ее лицо поцелуями, чувствуя ее нежные ладони на своей спине, он, словно мантру, в такт своим толчкам, повторял одно и то же:

Она для меня ничего не значит. Это просто способ снять напряжение.

Сейчас все закончится, и я уйду не оглянувшись.

Но сколько бы он себе это ни повторял, где-то на задворках сознания, глядя в эти женские глаза, он знал, что будет приходить к ней вновь и вновь.

***


Более двух часов Мейсен провел в гардеробной Изабеллы. Мужчина поставил последнюю пару белых туфель на полку, погладив кончиками пальцев лакированную поверхность. В этих туфлях Изабелла была в ту злополучную ночь в клубе Джейка. Он отошел в центр комнаты и опустился на круглый пуф. Внимательным взором окинул помещение и остался доволен результатом. Он потратил свое время на устранения беспорядка, устроенного им самим. Это в какой-то мере помогло мужчине успокоиться. Так, через вещи Изабеллы, он был как будто ближе к любимой.
Достав из кармана пиджака ее кольцо, он повертел украшения в руках, и вновь убрал. Легкий шорох заставил мужчину резко обернуться через плечо. Там стояла сестра, прислонившись плечом к дверному проему.

— Привет, — едва слышно сказала она.

Он отвернулся, вновь уставившись на свою идеальную работу.

— Ужин готов. Хочешь, я принесу его сюда или в кабинет?
— Не хочу, Роуз, — безразлично бросил мужчина.

Женщина прошла вперед, едва сдерживая тяжелый вздох. Розали опустилась на колени перед братом, положив белокурую голову на его ноги. Некоторое время оба сидели в тишине, Эдвард лишь чувствовал, как ткань брюк становится влажной. Розали плакала беззвучно, даже не закрывая глаз. Слезы просто текли по ее щекам. Он опустил ладонь на макушку, поглаживая по волосам сестру.

В таком положении их и застал Эммет спустя более получаса.

— Келли ждет вас обоих, — сказала он.
Розали даже не шелохнулась, Эдвард же посмотрел на своего подчиненного усталым взглядом.
— Я понимаю, что это тяжело, — продолжил он, — но сегодня канун Рождества. Келли очень долго ждала этого.

Эдвард кивнул, понимая, что девочке необходима вся семья рядом, пусть этот праздник будет не таким масштабным и веселым как обычно. Но они все должны взять себя в руки и хотя бы на один вечер притвориться веселыми.

— Давай, Роуз, — Мейсен, взял сестру за плечи отрывая от себя. — Иди надень что-то красивое, и мы поужинаем все вместе.

Розали утерла слезы с покрасневшего лица. Эдвард передал ее в объятия Эммета, и пара покинула комнату Свон. Сам он еще пару мгновений просидел на одном месте, после чего поднялся, потушил свет и плотно закрыл за собой дверь. В ванной, глядя на свое отражение в зеркале, мужчина мрачно усмехнулся, после чего умыл лицо ледяной водой.

Сегодня истекал отведённый Костой срок на передачу тому собственности, которую он хотел за свободу Изабеллы. Мейсен раздумывал над ультиматумом и пришел к выводу, что ничего ему не отдаст. Судя по тому, что рассказал ему Виктор, Габриэль в любом случае будет насиловать и мучать Изабеллу. Передача собственности не спасет ее. А Мейсен клялся когда-то ее отцу, что сохранит все имущество девушки в целости и сохранности. Именно поэтому Чарльз и оставил все на него, он знал, что на Эдварда можно положиться. Да и сама Изабелла — Мейсен был абсолютно в этом уверен — не хотела бы, чтобы этому ублюдку и его сестрицам досталось хоть что-то.

Габриэль думал, что Мейсен пойдет у него на поводу, и тем самым начнется предел власти и сфер влияния. Но он ошибся. Завтра. Уже завтра Мейсен соберет Совет всех семей и впервые с момента похищения встретится лицом к лицу с Габриелем. Он не планировал прятаться за спиной Аро и Карлайла, лишь хотел, чтобы те знали, что Коста похитил чертову Принцессу Мафии, дочь их драгоценного друга Чарльза. И пусть они ничем не смогут помочь в этой ситуации, ни один из них не ввяжется в открытую войну с Костой, но Мейсен знал, что свои дела они в отдельных сферах с ним вести прекратят. А это и станет началом конца для бизнеса Косты.

Спускаясь на первый этаж, Эдвард был уверен, что он все продумал до мелочей, жаль, что в тот момент он не знал о главном козыре в рукаве своего врага.

***


Габриэль оттолкнул от себя Изабеллу. Девушка даже не издала ни звука, лишь поднялась с пола на ватных ногах и, откинув волосы за спину, одарила мужчину обжигающим яростным взглядом. Он усмехнулся, демонстративно медленно застегивая штаны.

— Ты как бревно, милая Белла, — он покачал головой. — Никого удовольствия.
— Пойди трахни сам себя, и будет тебе удовольствие, — выплюнула она.
— Ох, сколько страсти, — он расхохотался. — Жаль, что эту страсть ты не можешь перенести в постель.
— Если ты думал, что я буду сопротивляться или умолять тебя не трогать меня, тем самым балуя твое эго, то ты глубоко ошибся.

Не обращая внимания на свою наготу, она прошла по полутемной комнате и грациозно опустилась на узкую кровать. Оказавшись перед девушкой, он схватил ее за подбородок вынудив посмотреть в глаза.

— Как ты относишься к анальному сексу, милая Белла? — Она смотрела ему в лицо, не удостоив ответом и даже не моргая. — Я его люблю, — принялся рассуждать он. — Конечно, моим партнершам не нравится, ведь я люблю жестко. Так что не зарекайся, моя милая, завтра ты будешь умолять и рыдать, я тебе обещаю.
— Ох, — она притворно вздрогнула, — напугал.

Коста, склонившись, впился в нее грубым поцелуем, прокусывая нижнюю губу. Оторвавшись, он слизал капельки крови языком и отпустил девушку.

— Сегодня Рождественский ужин, я принес тебе платье, — мужчина хищно улыбнулся. Он кивком головы указал на красный чехол, что бросил на стул, зайдя в помещение чуть раньше.

Она откинулась назад на вытянутые руки и перекинула ногу на ногу.

— Относишься ко мне как к шлюхе и при этом желаешь, чтобы я надела платье, — она рассмеялась, сверкнув глазами.

Размахнувшись, Габриэль ударил ее по щеке, от чего она упала на кровать лицом вниз.

— Будь готова к семи, — рявкнул он, покидая комнату.

Изабелла, прекрасно зная, что в комнате установлены камеры, некоторое время лежала неподвижно, лишь чувствуя, как скула пульсирует от силы мужского удара. После она отвернулась и натянула на тело простынь. Уставившись в потрескавшееся покрытие стены, девушка мысленно принялась считать до ста. Это была ее своеобразная мантра, которая помогала держать себя в руках и не плакать. Слезы в ее случае не были помощником. Сейчас ее помощником была лишь сила духа.

Потом. Все потом.

Все эмоции, что накрывали ее, она крепко держала в себе. Она осознавала, что потом, когда все это закончится, ее накроет лавиной сдерживаемых сейчас чувств и эмоций. Но все это будет потом. Когда она будет находиться в объятиях Мейсена.

Нет, нельзя.

Нельзя даже начинать думать об Эдварде, иначе она тут же станет слабой, начнет рыдать и умолять Габриэля не трогать ее. А этого нельзя было допустить. Она видела, как он жаждал этого. Жаждал видеть, как он не только насилует ее физически, но также издевается морально.

С того момента, как два дня назад Габриэль впервые взял ее силой, она приказала себе не умолять его. Он получит от этого удовольствие, она же — только очередную порцию унижения. Так что девушка не собиралась рыдать и плясать под его дудку. Он хочет устроить рождественский ужин и нарядить ее как куклу, сделать вид, что это великосветский прием. Но они оба знали, что это не так, она готова была терпеть унижения и насилие, но не играть и притворяться.

Если он относится к ней как к шлюхе, то и выглядеть она будет соответствующе. Конечно, он разозлится, но она — Изабелла улыбнулась сама себе — она сильная. И Коста с его манипуляциями не сломает ее. Пусть этот ублюдок катится ко всем чертям.

Потому что она Изабелла Свон. Она дочь своего отца. Она Принцесса Мафии.

И у нее есть Мейсен. Она была уверена, что придет время и Эдвард подарит ей возможность искупаться в крови своих врагов.

***


Келли убежала под елку, любоваться огоньками, а взрослые остались за столом. Каждый пытался сделать вид, что счастлив и весел перед Келли, поэтому, когда малышка убежала, все скинули с лиц притворные маски.

— Это самое странное Рождество в моей жизни, — пробормотала себе под нос Элис.

Розали с улыбкой ставила на стол все новые и новые блюда. Эдвард мрачно ковырялся в собственной тарелке, больше прикладываясь к бокалу с виски, чем к еде.

— Спасибо, Роуз, — все же сказал он, — все очень вкусно.

Сестра улыбнулась, благодарная, что, несмотря ни на что, все собрались за столом. И пусть спустя какое-то время все вновь разбредутся в разные стороны по огромному особняку, каждый будет вновь занят своим делом, сейчас они были вместе. Не хватало лишь Изабеллы.

Едва слышные разговоры за столом резко смолкли, когда раздался звонок телефона Эдварда. Мужчина сглотнул и медленно вытащил аппарат из внутреннего кармана пиджака. Звонил Габриэль. Мейсен ждал этого звонка. Ждал и в то же время боялся того, что может услышать.
Отставив бокал в сторону, он пару мгновений смотрел, как имя его заклятого врага мигает на экране. Обведя всех взглядом, он дал понять собравшимся, чтобы те молчали. После, желая хоть чем-то отвлечь себя при разговоре с Костой, мужчина взял десертный нож, принявшись крутить его в руке. Выждав еще секунду, Эдвард наконец-то соизволил ответить на звонок.

— Мейсен, — твердо ответил он. — Слушаю.
— С Рождеством, любимый.

Услышав знакомый голос, тот, что он не слышал уже долгие четыре года, Эдвард прикрыл глаза.

Этого не может быть.

В голове загудело, он перехватил нож, сжимая лезвие в ладони с такой силой, что порезался. Физическая боль помогла унять гул в голове и взять себя в руки.

— Ты? — выплюнул он.

Женский смех раздался на другом конце телефонного разговора.

— Не ожидал? — отсмеявшись спросила Таня.
— Что ж, — мужчина бросил на стол нож, отмечая, что сестра засуетилась по кухне, желая обмотать его кровоточащую руку. Он покачал головой, и Эммет усадил Розали на место.
Эдвард смотрел, как на свежевыглаженную белоснежную скатерть капает красная кровь.
— Признаюсь, тебе удалось меня удивить, — он добавил усмешки в свой голос.

О том, как эта сука выжила, он подумает потом.

— Звоню узнать, не хочешь ли ты лично пожелать счастливого Рождества Белле?
— Не хочу, — ответил он.
— Печально слышать, — притворно сладким голосом проговорила она. — Хотя ты прав. Не стоит отвлекать девочку. Она бы вряд ли тебе сейчас ответила. Ее рот в данный момент занят членом моего брата.

Раскатистый женский смех раздался в трубке. Мейсен прикрыл глаза, и перед его взором возникла, как ни странно, не картинка насилия над Изабеллой, а то, как блондинка в крови и слезах валялась у его ног, а ее тело рвали собаки. Это видение помогло ему справиться с гневом.

Эта дрянь не усвоила урок.

Что ж, он преподаст ей еще один.

Открыв глаза, Мейсен так хищно улыбнулся, что даже Джаспер, видавший брата в различных ипостасях, испугался.

— Не хочешь встретиться, Таня? — спросил он, и у Джаспера распахнулись глаза еще шире, если таковое вообще было возможно. Он один знал, что случилось с невестой брата.

Она мертва. Должна была быть мертва.

— Время для нашей встречи еще не пришло, любимый.
— Боишься? — рассмеялся Мейсен.
— Я тебя не боюсь, — ответила Таня, — все самое страшное ты уже со мной сделал.
— Боишься, сука, — уже жестко бросил он, — я слышу страх в твоем голосе.

Все сидящие за столом внимательно следили за мужчиной, ловя не только каждое слово, но и изменения эмоций мужчины.

— Бояться стоит твоей малолетней девке и тебе, — ответила Таня.

Мейсен не обращал внимания на ее слова. Ему нельзя было зацикливаться на мыслях об издевательствах над Свон.

— Уверен, ты не забыла нашу последнюю встречу, — продолжал он как ни в чем не бывало. Словно она и не произнесла имя любимой женщины. — Ты звонишь, чтобы повторить?
— Он трахает ее дни напролет, — развеселилась Таня, — и ей это нравится.

Женский смех снова донесся из трубки, Мейсен сделал глоток из бокала с виски.

— Я жажду нашей следующей встречи, Таня, — продолжал Эдвард, — уверен, твоя неземная красота за эти годы не увяла.

Теперь уже он рассмеялся, а в ответ раздавался яростный женский визг.

— Ты... — выдохнула она злобно в трубку.
— Мы скоро увидимся, — притворно ласковым голосом пропел в трубку Эдвард.
— Сегодня твою обожаемую Беллу, трахнет еще кое-кто, — провизжала она, теряя самообладание.
— Скоро увидимся, дорогая, — повторил Мейсен, — обещаю, я придумаю что-то столь же уникальное, как было в последний раз.
— Ты получишь назад шлюху, жаждущую, чтобы ее трахали все кому не лень, а не свою приличную девочку, — продолжала распаляться она, нервничая все больше из-за того, что все ее слова не имели на него никакого действия.
— Уверен, тебе понравится наше новое свидание, — не показывая своих эмоций, проговорил мужчина. — Счастливого Рождества, любовь моя.

Последнее слово осталось за ним. Не желая больше слушать бывшую невесту, он сбросил звонок и медленно опустил тонкий корпус на обеденный стол. Несколько минут Мейсен сидел не шевелясь, как замороженный. Он даже не заметил, как появилась Стелла, и Розали приказала ей увести дочь в свою комнату. Никто не смел проронить ни слова. Только Розали спустя какое-то время шумно выдохнула, что и вывело мужчину из транса.

Он поднял глаза, обведя каждого сидевшего за столом тяжелым взглядом. Только теперь до мужчины дошло все, что Таня говорила в адрес Изабеллы, желая задеть его и вывести на эмоции. Вскочив со стула, он резким движением дернул скатерть. Тарелки, блюда и бокалы с грохотом и звоном оказались на полу, нарушая тем самым тишину.

— Я хочу знать, как эта сука выжила, — рявкнул он, глядя на Джаспера.

Розали ахнула, прикрыв рот рукой. Элис, продолжала молча вертеть в тонких пальцах ножку бокала с вином, который она успела подхватить прежде, чем все оказалось на полу. Эммет, который в свое время и нарыл информацию о предательстве Тани, догадывался, что Мейсен убил свою невесту, поэтому сейчас он был в таком же недоумении, как и сам Эдвард.

— Людей, которые были в ту ночь с тобой, — твердо начал младший брат, — ты сам ликвидировал. Свидетелей не было.
— Но она, блядь, жива, — заорал он еще громче, теряя самообладание так же, как и ранее днем, в гардеробной Изабеллы. Он готов был крушить все вокруг, наказывая всех, кто попадался на его пути. Мейсен зло вскинул руку и обрушил окровавленный кулак на стол. Капли крови брызнули на толстую стеклянную столешницу, по которой пошла трещина — такой силы был его удар.
— Эдвард, ты… — подала голос Розали, но даже не успела закончить свою фразу.
— Что я? — горящий взор уткнулся в ошарашенное лицо сестры. — Убил эту суку? Да, блядь, Розали, я убил ее. Точнее, она должна была быть мертва. Но она выжила, каким-то невероятным образом. Что? — снова заорал он. — Что ты на меня так смотришь, Роуз?

Слезы потекли из глаз блондинки.

— Спроси у своего любимого, за что я это сделал. Давай, вперед, — продолжал он, уже глядя на Эммета. — Ведь это ты в свое время помог мне разоблачить ее мотивы.
— Эдвард, не надо, — строго сказал Эммет.
— Не надо? Не надо? — вопрошал мужчина. Он и не думал усмирять свой гнев ни на йоту. — Он устроил убийство Чарльза Свона, он устроил убийство твоего драгоценного Джошуа, милая сестра.
— Нет, Эдвард, — прошептала Розали, — нет, ты ошибаешься, ты…

Она обернулась к Эммету за поддержкой, желая, чтобы тот сказал, что все это неправда. Эммет напряженным взглядом смотрел на ее брата, после чего перевел взгляд на нее, давай ей понять, что все это правда.

— Она влезла в мою жизнь, не для того чтобы укрепить связи между нашими семьями, а для того, чтобы уничтожить нашу семью, Розали. И она уничтожала ее, своими доносами Габриэлю. И если я, в свое время, не принял бы меры, он бы нас всех в итоге перебил.
— Она была моей подругой, — Розали глотала слезы, отчаянно качая головой.
— Твоя обожаемая подруга пыталась склонить Джошуа на их сторону, предлагая себя ему в качестве любовницы. Он отказал, и за это они его убрали. Она предала вашу дружбу. Она предала меня, Розали, — уже спокойней сказал брат, — а предательства я не прощаю. Никто не прощает. Если только он не глупец.
— Ты любил ее, — прошептала сестра.
— Я безумно ее любил, — так же тихо ответил он, — и именно поэтому я ее не простил.
— Ты должен отдать ему все, что он хочет, — утерла слезы Розали, — и забыть об этой семье навсегда. Месть за месть, это не выход.

Мейсен расхохотался, откидывая голову назад.

— Этот ублюдок и его полоумная сестрица ни черта не получат от меня. Она оба захлебнутся собственной кровью.
— Белла… — начала Розали.

Мейсен снова грохнул окровавленным кулаком по столу с такой силой, что все вздрогнули. Дрожащим пальцем Эдвард ткнул в Розали.

— Закрой рот, — рявкнул снова он. — Не смей произносить ее имя. Ты поняла меня?
— Брат, — попытался вступить в разговор Джаспер, но Мейсен старший не обратил на него внимания.
— Ты хочешь, чтобы я их простил, Розали? — продолжал Эдвард. — Простил за то, что они сделают с ней? А как быть с тем, что Габриэль хотел сделать с твоей дочерью, Роуз? А? С тем, что он сделает с ней, как только ему представится такая возможность? Тоже, блядь, простить?
— О чем ты?
— О чем я? — Мейсен печально рассмеялся. — А я о том, что Габриэль планировал отдать Келли в руки гребаных педофилов. Это мне тоже надо простить и забыть?

Розали заткнула уши ладонями, съежившись в комочек на своем стуле.

— Хватит, Эдвард, — рявкнул Джаспер, хлопая по столу.

Элис опустила глаза, наблюдая, как трещина стала расползаться, еще один удар — и все рухнет им на ноги. Мейсен тяжело дышал, глядя, как сестру в свои объятия притянул Эммет.
Оглянувшись по сторонам, он наткнулся на злой взгляд брата и сочувствующий Элис.

Эдвард провел чистой рукой по лицу, пытаясь взять эмоции под контроль. Опустившись на стул, он на мгновение прикрыл глаза, осознавая, что у Тани получилось вывести его из себя. Вывести из себя до такой степени, что он сорвался на самых близких и преданных людей. Резко поднявшись, он обошел вокруг стола и вырвал рыдающую сестру из рук Эммета. Розали до боли вцепилась пальцам в плечи брата. Дрожь и рыдания сотрясали тело молодой женщины.

— Я не позволю этому произойти, — шептал он ей в ухо, укачивая.

Розали пуще прежнего зарыдала. Эдвард вытащил ее из-за стола и опустился с ней на пол, усаживая к себе на колени.

— Слышишь? Никто и никогда не тронет Келли. И если для этого мне будет необходимо порезать на куски всех их, я это сделаю, Роуз. Сделаю и даже не поморщусь. Потому что мы семья, а я защищаю семью, чего бы это ни стоило.
— Я люблю тебя, — услышал он, спустя время.
— И я тебя люблю, малышка, — прошептал он и все так же, не желая обращать внимания на остальных свидетелей этой сцены, укачивал рыдающую сестру в своих руках. Он пытался сосредоточиться на ее слезах, лишь бы не представлять, где и в каком состоянии находится женщина, которую он смог полюбить после предательства Тани.
— Мне нужен Совет завтра. Прямо с утра, — едва слышно сказал он, ловя взгляд брата.
— Я все устрою, — ответил он и покинул столовую.

Вокруг них все потихоньку зашевелились. Элис начала убирать осколки вокруг стола, Эммет — заваривать успокаивающий чай для Розали. Потом вернулся Джаспер и кивнул брату, сообщая тем самым, что все устроил. Уложив Келли, спустилась Стелла и стала помогать с уборкой на кухне. Женщина периодически утирала уголки глаз тряпкой, не желая думать, что происходило с подопечной Виктора. Все они ходили вокруг, о чем-то говорили, вздыхали, переживали.
И лишь Эдвард так и сидел на полу, держа плачущую сестру на коленях. Он не думал об Изабелле, он думал о Тане.

Конечно, его волновало, как она выжила, и другого объяснения как то, что вместе с ней в его окружении был еще один предатель, ему в голову не приходило. Это был один единственный вариант. По всей видимости, этот кто-то был из тех, кто был с ним тогда. А в ту ночь с ним была его личная на тот момент охрана. После того, как он покинул ангар, парни должны были закончить начатое и отвезти труп невесты к порогу Габриэля. Что ж, видимо, пулю в лоб он должен был пустить сам, а уж потом уйти. Нельзя было доверять это кому-то другому. Ну, это была еще одна его ошибка, которую он теперь будет рад исправить.

С огромным удовольствием в этот раз он доведет дело до конца сам. Заставит, как и в прошлый раз, молить о пощаде. О пощаде, которую он ни одному из семьи Коста не подарит.

***


А на другом конце города, в том же Атлантик-сити, в большом особняке, снятом Коста на подставных людей, Габриэль приветствовал на пороге своего гостя. Алек Волтури, уже явно вдохнувший пару дорожек кокаина, проходил в дом, лукаво улыбаясь.

— Алек, у меня для тебя сегодня прекрасный подарок на Рождество.
— Подарок, — молодой человек рассмеялся. — Не уверен, что ты меня сможешь удивить свои подарком.
— А я уверен, мой дорогой друг.

Алек улыбнулся, проходя в богато обставленную гостиную.

— Почему ты встречаешь Рождество не со своей семьей дома, Габриэль? — С любопытством спросил он, проведя рукой по мягкой обивке кресла.
— Пока мне удобно здесь, — ответил беспечно Габриэль. — У меня здесь дела.
— А твои дела как-то связаны с внезапно нарисовавшимся завтра Советом?
— Возможно, — рассмеялся Габриэль. — А ты тоже будешь?
— О нет, — Алек беспечно взмахнул рукой и, выдвинув кресло, опустился перед празднично накрытым столом. — Кайус звонил, пытался приказать, чтобы и я там был, но я отказался. Папаши и Маркуса хватит. Я даже не знаю, где все будет.
— В Нью-Йорке, — ответил Габриэль.
— Все прилетят в Нью-Йорк на утро после Рождества? — он рассмеялся. — Что там такого срочного?
— Скоро узнаешь, мой дорогой друг.
— Ну ладно, — Алек хлопнул в ладоши. — я надеюсь, девочки будут? Не будем же мы вдвоем встречать Рождество в этом огромном доме?
— Все будет, не переживай, — улыбаясь ответил Габриэль.

В этот момент раздались шаги. Габриэль в предвкушении обернулся, и улыбка тут же сошла с лица. Перед ним стояла Изабелла Свон, под руку которую держал мужчина из его личной охраны. Девушка не надела роскошный туалет от Elie Saab, вместо этого она вышла в том самом нижнем белье, что было на ней в момент похищения. Гордо вскинув голову, она прошествовала к столу и под изумлённым взглядом Алека опустилась в кресло.

— Алек? Какой сюрприз, — пропела она ласково и, не обращая внимания на его ошарашенное лицо и раздувающиеся от гнева ноздри Косты, схватила открытую бутылку вина и налила себе полный бокал.

Коста отпустил охрану, подправил галстук и сел во главе стола.

— Помнится, ты хотел попробовать нашу милую Беллу, — пропел Габриэль, обращаясь к Алеку, — еще когда за ней ухаживал твой дядюшка.

Он с улыбкой смотрел, как Изабелла, осмотрев свои ногти, мило улыбнулась и отсалютовала бокалом Алеку.

— Счастливого, мать его, Рождества, — большими глотками она осушила половину бокала.

Мужчины продолжали смотреть на нее: один с восхищением, другой в шоке.

— Отомри уже, Алек, — бросила парню Изабелла.
— Обалдеть! — воскликнул он, и его глаза опустились на грудь Свон. — Белла Свон, ну кто бы мог подумать.

Он опустил руку под стол, чувствуя стеснения в паху. Девушка подперла голову ладошкой, зарываясь пальцами в грязные волосы.

— Ты не надела мой подарок, — Коста покачал головой, накладывая ей салат.
— Я скорее надела бы на себя мешок, чем твои подачки, — спокойным тоном ответила она.
— А, по-моему, она прекрасно выглядит, — проговорил Алек, пожирая глазами пленницу.
— Да, — рассмеялся Габриэль, — будет что рассказать дяде.

Изабелла лишь на долю секунды стушевалась, вспомнив о красивом, галантном Маркусе Волтури, но так же быстро взяла себя в руки, принявшись за еду. Краем глаза она отметила нож, спокойно лежавший у ее тарелки. Габриэль был либо безнадежно глуп, либо считал глупой ее саму. Изабелла усмехнулась сама себе.

Придурок.

— Зря стараешься, Габриэль, — начала Изабелла беспечно, — он, — она вилкой указала на Алека, — гребанный трус. Да он никогда и словом не обмолвится перед Маркусом не только, что он трахал меня, если, конечно, у него вообще это получится, но и вообще о том, что он был тут и видел меня.
— Хм, — промычал Коста.
— У него кишка тонка, похвастаться перед Маркусом, — продолжила Изабелла, — его в семье ни во что не ставят. Никого он не интересует, и все его похождения уже давно надоели всем и вся. Даже родному отцу.
— Ты меня не знаешь! — вставил свое слово Алек.
— Но даже если, — не обращая внимания на его фразу, она повернула голову к Габриэлю, — он отыщет свой яйца и решит все рассказать, — Изабелла покачала головой и легонько рассмеялась, — Маркус, а может и его собственный отец, его просто пристрелят, прежде, конечно же, выудив информацию, где именно он трахал Принцессу Мафии. И поверь мне, этот слабак сдаст тебя со всеми потрохами, при первой же возможности.
— О-о-о, я с большим удовольствием вытрахаю из тебя спесь, Белла, — Алек откинулся в кресле и достал из кармана коробочку с наркотиками.
— Посмотри на него, — Изабелла кивнула вилкой в сторону парня, — он же чёртов наркоман. Да он мать родную за дозу продаст. Так что ты взял себе в союзники весьма ненадежного товарища.
Коста с восхищением слушал ее, в очередной раз убеждаясь, насколько умна была Изабелла.
— Мне можно будет оставить на ее теле отметины, а, Габриэль? — Алек, рассмеявшись, затянулся дорожкой кокаина, после чего хрустнул шейными позвонками.
— Веди себя хорошо, мой дорогой друг, — ответил Габриэль. — Сейчас мы просто ужинаем.
— Отлично, — бросил Алек, накинувшись на еду. — Я не прочь подкрепиться.
— Кстати, — начал Габриэль, подливая вина в опустевший бокал Свон, — милая Белла, твой ненаглядный Мейсен созвал на завтра Совет.
— Уверена, ты безмерно рад был это слышать, — ответила она, делая глоток.
— Конечно, — рассмеялся Коста, — будет приятно посмотреть, как он отдаст мне свою драгоценную империю. Ведь он так тебя любит.
— А-а-а, так завтрашний Совет будет посвящен выкупу Беллы? — Алек рассмеялся. — Может, мне все-таки посетить данное сборище. Наверняка будет весело.
— Нет, — твердо сказала Белла.
— Что «нет»? — переспросил Габриэль, взмахнув рукой с вилкой.
— Ты не получишь ничего от драгоценной империи Мейсена, — уверенно сказала Изабелла, — впрочем, как и от моей.
— Ох, Белла, Белла, ты не знаешь Мейсена. Когда он любит, он готов на все. Он отдаст мне все за тебя. Отдаст и останется ни с чем.

Изабелла рассмеялась, откидываясь в кресле.

— Это ты не знаешь Мейсена, — отсмеявшись, уверенно ответила она. — А я знаю, и, если он хоть что-то тебе отдаст, — она вновь усмехнулась, — я первая его возненавижу.
— Сколько пафоса в твоих речах, Белла, — ответил Габриэль.
— А она горяча, — вставил Алек.
— Только в постели бревно, — подколок Коста. — Представляю, как скучно Мейсену с ней.
— А может, — она склонилась над столом в сторону Габриэля, — ты просто не можешь завести девушку, чтобы она отвечала тебе со всей страстью.
— Ты допрыгаешься, Белла, — зловеще прошептал мужчина.
— А может, сообразим на троих? — пошло рассмеялся Алек, прерывая их гляделки.

Изабелла вновь заняла свое место, взяв вилку в руку, она стала медленно водить ей по тарелке.

— Сам с собой сообрази на троих! — ответила она Алеку.
— Боже, — парень опять идиотски расхохотался, что начало действовать Изабелле на нервы.

Она желала, чтобы они поскорей закончили с прелюдией, тогда их издевательства закончатся быстрей, и она сможет зализать свои раны и уснуть.

— В ней столько страсти, — продолжал Алек.
— А, по-моему, она фригидна. Слышал, что ее мать была такой же, — выдал Габриэль, — именно поэтому Чарльз Свон держал всегда при себе пару отменных любовниц.

Не сдержавшись, девушка размахнулась и со свой силы воткнула вилку в лежавшую на столе ладонь Габриэля. Он взвыл, и уже в следующую секунду Изабелла оказалась на полу. Удар Косты был такой силы, что вместе с ней перевернулось кресло. Алек опять начал хохотать, Изабелла чувствовала, как голова стала пульсировать от удара. Коста отбросил вилку и обмотал ладонь кремовой салфеткой. Он дернул девушку за волосы, она сплюнула кровь, встречаясь с его разъяренным взглядом.

— Напрасно, сука, — выплюнул он.
— Пошел ты, — вновь скопившуюся во рту кровь, она выплюнула ему в лицо.

Габриэль отбросил ее в сторону, кивнув Алеку.

— Она твоя. До утра.

Алек поднялся из-за стола, убрал в карман наркотики и медленно подошел к лежавшей на полу девушке. Присев на корточки, он намотал на руку ее волосы и резко поднял на ноги. Габриэль шагал впереди, показывая младшему Волтури дорогу. Алек торопился, поэтому даже не замечал, что Изабелла то шла, то падала на четвереньки, он продолжал ее тащить за собой, не обращая никакого внимания. Оказавшись у подвала, Габриэль махнул рукой Алеку на дверь.

— Я присоединюсь позже, у меня дела.

Алекс удовлетворенно улыбнулся, прижимая Беллу к стене. Он стал грубо целовать ее, упиваясь вкусом крови и самой девушки в своих руках. Наконец-то он получит то, что так отчаянно хотел получить не только Эдвард Мейсен, но и его дядюшка, который постоянно капал на мозги Алеку, пытаясь сделать из того человека, достойного их фамилии.

Оторвавшись от ее губ, он провел пальцем по женской ключице и сжал грудь так сильно, что она взвизгнула.

— Это лучшее Рождество в моей жизни.

Он толкнул ее, и Изабелла, оступившись, полетела вниз по ступенькам, благо их было всего три. Нетерпеливой походкой спустившись вниз, Алек открыл дверь и, перешагнув через нее, оказался внутри. Осмотрев помещение, он скинул пиджак, после чего схватив девушку за руку, протащил через порог по бетонному полу. Изабелла встала на четвереньки, отползая к стене, Алек захлопнул за своей спиной тяжелую дверь и рассыпал дорожку кокаина на небольшом столе. Девушка прислонилась спиной к стене, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.

Алек удовлетворенно откинул голову назад после затяжки, и похоть отразились в светлых глазах. Изабелла лишь на мгновение прикрыла глаза, стараясь установить мысленный блок, который поможет ей пережить эту ночь.

Открыв глаза, она наблюдала, как Волтури хищной походкой приближался к ней, расстегивая ремень на брюках. Он не Габриэль, она не будет с ним церемониться. Ему все равно. Ему не нужно ее ломать, лишь поиметь ее. Так что с ним она не будет лежать бревном, как красочно выразился Габриэль. О нет, она покажет ему всю свою силу. Он собрался ее насиловать. Что ж, утром Алек Волтури не выйдет отсюда свеженьким и чистеньким, уже она об этом позаботится.

***


На следующее утро, Габриэль пил крепкий кофе, поглядывая на часы. Он так и не спустился ночью в подвал. Таня, после не слишком плодотворного разговора с Эдвардом, истерила всю ночь, и ему пришлось ее успокаивать. Поэтому сейчас он был злым и чертовски не выспавшимся.
У него даже не было сил и времени посмотреть ночную запись с Алеком и Беллой.

— Ох, черт, эта штучка меня умотала, — раздался за его спиной голос Алека.

Коста не стал оборачиваться, а когда Волтури плюхнулся на кресло, то удивленно приподнял бровь.

Парень был растрепан, воротник рубашки оторван. Шею и лицо покрывали царапины, под глазом наливался синяк, на нижней губе — рана с запекшейся кровью.

— Эта чертовка чуть не убила меня, — удовлетворено выдохнул он, наливая себе кофе в маленькую чашку. — Да она ни черта не фригидна. Устроила мне настоящее побоище.
— Белла? — Коста нахмурился.
— Ну а кто же еще? — Алек рассмеялся. — Дралась как кошка всю ночь. Давно у меня не было такого. Так что можешь быть спокоен, от меня никто и ничего не узнает. Если ты, конечно, пригласишь меня еще раз на свидание к ней.

У Габриэля зудели пальцы, так он жаждал сорваться и просмотреть видеозапись, он мечтал увидеть дикую Беллу Свон. И сейчас испытывал раздражение, что показать коготки она удостоила чести мальчишку Алека, а не его. Он хмыкнул. У него еще будет время растормошить ее. Сейчас ему было необходимо выезжать на Совет, что созвал Мейсен.

Поэтому Габриэль выпроводил Алека, проинструктировал охрану, попрощался с сестрой и покинул особняк.

***


В пентхаузе Нью-Йоркого отеля Four Seasons стояла оглушительная тишина. Карлайл сидел вместе с Аро на одной стороне, напротив них расположился Маркус, Эдвард сел во главе стола, лицом ко входу. Рядом с Маркусом место пустовало, так как Джаспер предпочел остаться стоять, он прислонился спиной к стеклянной стене позади брата. Кресло напротив Мейсена так же пустовало, его должен занять опаздывающий Коста.

— Эдвард, мальчик мой, — начал Аро, — я не понимаю, к чему такая срочность? Собирать всех в Рождество. Хорошо, что мы приехали на выходные в город. Будь я в Лас-Вегасе, при всем уважении не прилетел бы сюда в такой праздник.
— Когда-то ты говорил, что в нашей жизни нет такого понятия — праздник, Аро, — парировал Мейсен.
— Эдвард, что все-таки произошло? — Карлайл видел, что племянник был чем-то очень озабочен, хотя и старался скрыть от всех присутствующих данный факт.

Мейсен не успел ответить, в этот момент в номер вошла официантка и демонстративно чинно расставила перед каждым кофе. Джаспер, подхватив свой напиток, вновь оказался у стены, Эдвард же, проводив взглядом стрелявшую глазами во все стороны девицу, уже хотел ответить, как дверь снова распахнулась, и в помещение легкой походкой вошел Габриэль.

— Прошу прощения за небольшое опоздание, — с порога начал Коста.

Пока все обменивались приветствиями, Мейсен медленно закипал, желая в данный момент вскочить на ноги и выбросить подонка с пятьдесят второго этажа, на котором они сейчас располагались. Сделав глоток кофе, он успокоился.

— Итак, Эдвард, — к нему лицом повернулся Аро и взмахнул рукой, обводя всю компанию.
— Я собрал вас не для того, что просить оказать какую-либо поддержку или чтобы вы выступили на моей стороне, — говоря, он пристально смотрел в глаза Габриэля, и тот ехидно улыбался. — Я просто решил, что вы должны знать: один из нас нарушил самое главное правило из тех, что когда-то составили наши деды.
— Ты такой же любитель пафосных речей, что и она, — перебил его Габриэль.

Эдвард усмехнулся, в данный момент мысленно аплодируя своей маленькой девочке, он знал, что она не полезет за словом в карман.

— Практически из моего дома была похищена Принцесса Мафии — Изабелла Свон.
— Что? — это Аро и Карлайл воскликнули в один голос.
— И похитил ее Габриэль Коста, — закончил Мейсен.

Старшее поколение одновременно повернули головы на Габриэля, Маркус выругался себе под нос, обжигаясь горчим кофе. Эдвард смотрел, как смешинки играют в глазах врага. На несколько мгновений номер заполняла тишина, а потом все начали кричать одновременно. Карлайл и Аро пытались что-то выяснить у Габриэля, Маркус сжимал кулаки и пытался узнать подробности, обернувшись к Джасперу. Все они говорили наперебой, даже Джаспер что-то отвечал, и лишь он и Габриэль продолжали хранить молчание, сверля друг друга полными ненависти взглядами.

— Тихо, — утомившись от этой театральности, рявкнул Габриэль, хлопнув кожаной папкой по краю стола.

Разговоры разом смолкли. Карлайл тут же закурил, Аро утер лоб салфеткой, желая выпить не кофе, а что-то покрепче.

— Габриэль, — начал Карлайл, — в свое время наши предки, дабы избежать кровопролития, договорились…
— Они договаривались не со мной, Карлайл, — перебил его Коста.
— Чего ты хочешь добиться этим поступком? — задал вопрос Аро.
— Она Прицесса Мафии, черт возьми, — вставил Маркус, — это то же самое, если бы кто-то...
— Что? — перебил и его Коста, переводя взгляд на Маркуса.
— Она женщина, — повторил Маркус. — Одна из нас.
— Хм, — Габриэль цокнул языком и посмотрел на Мейсена, который продолжал сидеть с непроницаемым лицом. — Моя сестра тоже была Принцессой Мафии, она тоже была одной из нас, но это его не остановило. Верно, Эдвард?

В этот момент он раскрыл папку, и на стол одна за другой полетели фотографии еще одной Принцессы Мафии. Фотографии некогда красивой, а теперь изувеченной Тани. Вновь поднялся гул, кто-то чертыхался, ругался, качал головой. Каждый брал по фотографии, стараясь разглядеть, во что превратилась ее красота.

Мейсен лишь краем глаза зацепился за изображение и сладко улыбнулся. В этот раз разговоры смолкли сами по себе, и все взгляды теперь были устремлены на Эдварда.

— Я всего лишь ответил ударом на удар, — добавил Габриэль.
— Эдвард? — с ужасом прошептал Карлайл.
— А может, для начала вы спросите у Габриэля, с чего все началось?

Это было как в пин-понге, трое мужчин переводили взгляд туда-сюда, между Костой и Мейсеном.

— Молчишь? — не отрывая глаз от ехидной ухмылки врага, продолжил Эдвард. — Ну расскажи, как твоя подлая сестричка втерлась ко мне в доверие, с твоей подачи, кстати. Расскажи этим господам, как ты заказал сначала убийство Джошуа Адамса, а потом Чарльза Свона.
— Ах ты, мелкий, — Аро встал на ноги.
— Не стоит, Аро, — бросил Габриэль, — раз его совесть спала спокойно после того, что он сделал с моей сестрой, моя тоже будет спать спокойно. Собственно, она уже спит спокойно все эти годы.
— Зачем ты собрал нас? — Карлайл вновь повторил свой вопрос, обращаясь к племяннику.
— О, я не собираясь втягивать вас в войну, — ответил Мейсен, — это наше с ним дело. Просто вы должны быть проинформированы, чтобы, в случае чего, у вас не возникло вопросов.
— Как дипломатично, — Габриэль хмыкнул.
— А вопросы у вас будут, — продолжил как ни в чем не бывало Эдвард. — Если надо будет, я залью каждый город этой проклятой страны кровью, и ничто, я повторяю, ничто меня не остановит. Я при всех заявляю, что разрываю договор. Для моей семьи никакого соглашения ни с кем больше не существует.
— Эдвард, — попытался вставить слово Аро.

Впервые за время встречи Мейсен старший оторвал глаза от Габриэля и посмотрел на Аро.

— Я сказал — со всеми, — повторил он. — Моя семья теперь сама по себе.

Аро, не выдержав, встал с места и направился к бару.

— С тобой тоже, дядя, — бросил он Карлайлу, заставляя того так же, как и Аро, выйти из-за стола.

Мейсен перевел взгляд на Габриэля, тот продолжал усмехаться.

— Смеётся тот, кто смеется последним, Габриэль, — спокойно сказал Мейсен.

Габриэля раздражало, что противник был так собран, сосредоточен, он не выказывал ни грамма эмоций. А Коста жаждал эмоций, он желал увидеть представление.

— Итак, — начала он, — где бумаги? Ты же хочешь спасти милую Беллу.

Эдвард откинулся в кресле, рассмеявшись. Реакция была не той, что ожидал Габриэль.

— Ты серьезно думаешь, что я что-то подпишу и отдам тебе? — Он снова рассмеялся. — Боже, я думал, ты шутил, предлагая мне это.
— О, я не шутил, ни капли, Эдвард. Ты отдаешь мне имущество Свон и свое, и уже сегодня Белла будет спать крепким сном в своей мягкой постельке.
— Я что, похож на идиота? — риторически спросил он.
— Нет, — улыбнулся маниакально Габриэль, — ты похож на парня, женщина которого раздвигает ноги перед другим.

Маркус успел сделать глоток кофе и намеревался поставить чашку на стол, как в следующее мгновение стол полетел в сторону, фотографии разлетелись, облаком устилая ковер. Джаспер шагнул к брату, когда тот оказался лицом к лицу с поднявшимся Габриэлем. Маркус так же, отбросив чашку, оказался рядом.

— Ну наконец-то, — рассмеялся Габриэль, заметив, как Эдвард сжимал кулаки. — Хочешь, я расскажу, как она вчера верещала, когда я имел ее в задницу?

Он больше не успел сказать ни слова, Эдвард ткнул дулом своего пистолету ему под подбородок. На плечо Мейсена легла рука брата.

Взволнованные крики вновь заполнили помещение. Рядом молниеносно оказались Аро и Карлайл. Коста спокойно смотрел в глаза Мейсену.

— Успокойтесь, ребята, — невнятно бросил он, — он меня не убьет. Иначе он не получит свою драгоценную Беллу назад. А ведь он так жаждет ее получить, правда, Эдвард?

Мейсен сделал шаг назад, при этом отталкивая мужчину от себя. Габриэль демонстративно стряхнул несуществующую пылинку со с своего плеча и пригладил галстук.

— Это гребаная война, Коста, — Мейсен убрал пистолет, — без тормозов. Ты еще пожалеешь, что связался со мной. А вы, — он еще раз окинул яростным взглядом собравшихся, — не лезьте.
— Эдвард, — начал было Карлайл.
— Я сказал — не лезьте. Никто.

Мейсен обошел соперника, направляясь к выходу, дорогими, сшитыми на заказ туфлями, он топтал фотографии своей бывшей невесты. Остановившись, мужчина поднял одну из них и пристально смотрел на рваные раны, шрам и отсутствие волос с одной стороны.

— Передай своей сестричке, — он бросил фото через плечо, — что за мной свидание.

В тишине он покинул номер, и как только за спиной хлопнула дверь, он услышал нарастающий гул голосов тех, кто там остался. Мейсен прислонился к стене, чувствуя, как ноги подкашиваются. Только он сам знал, скольких сил ему потребовалось, чтобы не пристрелить ублюдка в тот самый момент, как он вошел в комнату. А его слова об Изабелле? Мейсен пытался отгородиться от них, но сейчас, прикрыв глаза, он надавил ладонями на веки, потому что образы ее страданий мелькали в сознании. Он покачнулся и чуть ли не начал съезжать по стене.

— Давай, брат, — слышал он, словно через толщу воды, голос Джаспера, — надо убираться отсюда. Я не допущу, чтобы кто-то увидел тебя в таком состоянии.

Он подхватил его под локоть и кое-как дотащил до лифта.

Пока они спускались вниз, брат крепко поддерживал Эдварда. Оказавшись в машине, Джаспер отобрал у него оружие и помчался домой. Четыре машины с охраной сопровождали их. Мейсен словно впал в транс, Джаспер знал, что брату необходимо время.

Одно он понял сегодня точно. Совет Эдварл созвал вчера вечером. В восемь утра все были на месте. Вряд ли Габриэль летел сюда из дома. Там их люди побывали в ночь после похищения Беллы. Дом в Калифорнии пустовал, значит Коста куда-то вывез сестер, а сам залег где-то здесь. Либо в Нью-Йорке, либо, что еще более невероятно, но также и не исключено, что прямо в Атлантик-Сити. Он мог прятаться у них под носом. И почему-то с каждой минутой в Джаспере крепла уверенность, что это именно так.

Через три часа они оказались дома.

— Что? — первым делом спросила Розали.

Эдвард все в том же состоянии прошествовал внутрь и, не говоря ни слова, прошел наверх.

— Не сейчас, Розали, — ответил за брата Джаспер, — ему необходимо побыть одному.

Мейсен прошелся по коридорам и оказался в своих апартаментах. Упав на идеально заправленную постель, он уставился невидящим взглядом в потолок. Где-то на этаже послышалось жалобное мяуканье, с каждым мгновением кошачий плач раздавался все громче и громче. Вскоре его обладательница оказалась в спальне мужчины и запрыгнула на кровать. Подойдя ближе, она села у лица мужчины и снова жалобно мяукнула.

Мейсен перевел взгляд на кошку. И глядя в большие глаза, мог поклясться — видел там слезы.

— Мяу, — раздалось вновь ему прямо в лицо.

Он обнял пушистое создание и повернувшись на бок, прижал кошку к себе.

— Я тоже скучаю, — прохрипел он.
— Мяу...
— Скоро она будет дома, — еще тише сказал он.

Баффи прижалась к мужской груди, начиная расслабляться. Она продолжала периодически мяукать жалобно и печально. У Мейсена от этих звуков сжималось сердце, но он продолжал лежать на одном месте и в одной позе, прижимая к себе любимицу Изабеллы. И в этот самый момент, впервые за все последние дни, он стал как будто чуточку счастливее. Блохастая мерзавка, которую он, несомненно, где-то в глубине души любил, была рядом. И пусть пройдет время, но и ее хозяйка так же однажды будет лежать, свернувшись клубочком рядом.

Лишь бы это однажды наступило.


=========================


Автор:PONKA
Редакция:Crazy_ChipmunK


Знаю глава жестокая, и честно говоря начиная писать эту историю, я всегда знала, что насилия Изабелле не избежать. И я опасалась, как вы отреагируете на эти события. Ну что же, вот этот момент настал.
Жду вашего мнения, (какое бы гневное оно не было), на форуме и здесь.
Спасибо, что вы читателе историю.
Не забываем благодарить нашу Дашу за редакцию.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/71-2093-37
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: PONKA (28.06.2019)
Просмотров: 538 | Комментарии: 44 | Рейтинг: 4.8/20
Всего комментариев: 441 2 3 »
0
44  
  Спасибо за главу!

0
43  
  Спасибо огромное , глава очень понравилась. Ждем возмездия  smile152

0
42  
  Спасибо за историю. Жду продолжения и спасения Беллы.  12  cray  4  lovi06032

20  
  Эх за душу берет. Прочитав главу, я словно стала свидетелем этих событий. Хоть Беллу очень жалко, но она молодец. Достойно держится. Все же она дочь своего отца. Чарли может ей гордится. Другая на ее месте, да та же Таня давно уже стушевалась и возможно от всего этого попыталась покончить с собой. А Белла сильная. Надеюсь бедняжке не долго осталось терпеть этого садиста. Автор я в восторге. Моя тебе похвала и благодарность. С нетерпением буду ждать продолжения этой захватывающей good  lovi06015  lovi06032  boast истории.

0
21  
  спасибо за ваше внимание к истории.
 Мы уже видели что делала Таня. Она валялась в ногах Эдварда и плача. умоляла ее не трогать. Так что , вы правы. Белла  дочь своего отца. Такая же сильная и стойкая

19  
  Спасибо за главу! Интересная и захватывающая история, спасибо, что продолжаетесь радовать новыми главами, такими эмоциональными и откровенными!

0
22  
  спасибо за ваш отзыв lovi06032

0
18  
  Спасибо большое за главу!  lovi06032

0
23  
  вам спасибо, что читаете  lovi06032

0
17  
  Надеюсь люди Эдварда после Совета проследят за Костой, и это приведет их к Изабелле. А если он к ней не поедет, чтобы не выдавать место нахождения, то значит насиловать не сможет и приказать привезти к себе незаметно, если повезет, тоже.
Тяжелая глава. На месте Мейсена я тоже искупалась бы в их крови. И не ждала бы с созывом Совета, надо было созвать его сразу же после похищения и время не терять на срок данный Костой для передачи собственности. Созвал бы Совет немедленно, а потом начать крушить империю Косты не откладывая, параллельно занимаясь поисками Беллы. Чего было ждать два дня??? Он ждал когда ее насиловать начнут? af  Нет слов приличных, читая про такую медлительность!

0
24  
  дело даже не в 2-х днях.ведь Габриэль четко передал ему сообщение через Виктора что будет насиловать Изабеллу несмотря ни на что  cray

0
41  
  Это понятно, но чем меньше, тем лучше. Чем быстрее будет разрушена его империя, возможно, тем меньше он успеет нанести ущерб?

0
16  
  спасибо за продолжение

0
25  
  спасибо за отзыв 1_012

0
15  
  а я фильтрую...
представляю Беллу с разбитым лицом (слабые мужики такие) с ножом в руке, рядом лежат оба насильника, на лице у принцессы улыбка...

0
26  
  отличная картинка  fund02016

0
14  
  Тяжело... слов нет... успокаивает мысль о супер-мщении всем причастным... дорогой автор, очень хочется продолжения или хотя бы иметь представление, ждёт ли спасение Изабеллы в следующей главе... даже просто знать - будет достаточно и можно будет ждать главу столько, сколько потребуется... Спасибо!

0
27  
  спасибо за внимание к истории, меня радует что вы принимаете се близко к сердцу, читая. Значит мне удается передать вам то, что  задумывала изначально. 
Новая глава подарит нам противостояние Тани и Беллы  4

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]