Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Небоскрёб: Второй шанс
Привет, мои дорогие! Спасибо вам всем за замечательные отзывы, которые вы оставляете на форуме, спасибо за ваши мнения и упрёки в адрес героев, спасибо за то, что не бросаете и терпеливо ожидаете новых глав. Хотела ещё раз сказать о том, что никогда не заброшу Небоскрёб. Да, главы стали появляться значительно реже, но, к глубочайшему сожалению, чаще пока не получается, в виду некоторых существенных обстоятельств. Но, несмотря на это, Небоскрёб - моё детище, которое обязательно доведу до конца. Обещаю. Много было споров относительно поведения Эдварда и Валентины в прошлой главе, и вот, в новой - я постараюсь немного приоткрыть завесу тайны, но только совсем чуть-чуть, оставляя кое-что на потом. Многие из вас очень проницательно заметили и предположили дальнейшее развитие событий, что меня несказанно обрадовало. Может быть, я стала более предсказуемой в том, как веду сюжетную линию? И тем не менее, кое-какие сюрпризы всё же оставила на десерт... ;-) 
Эта глава получилась очень объёмной, в связи с чем заняла гораздо больше времени на проверку. Всё из-за того, что в ней я решила использовать приём перехода в альтернативную реальность - мир Александера Поттери, постоянно перекликающийся с настоящим временем - миром Беллы, и позже Эдварда. Надеюсь, что у вас не возникнет сложностей с перестройкой, и вы сможете разобраться что к чему. Мы со Светой приложили максимум усилий к тому, чтобы, сохранив эту безумную идею, донести смысл главы до читателей. 
И ещё хотела обратить ваше внимание на внешности девушек. Роза, будучи в настоящем шатенкой, предстаёт перед нами в реальности Александера с белокурыми локонами, а Таня, являясь платиновой блондинкой сейчас, в то время была совсем другой... Фото будут. Кроме того, хочу оговориться, что реальность в Небоскрёбе (мир Беллы и Эдварда) - это действительное настоящее время, т.е. 2011 год. 
Приятного вам прочтения, мои дорогие. 
Ваши Аня и Света.
 

Глава 11. Дневники памяти. 

(Белла) 

- Ау! – взвыла я, пытаясь подняться вновь. Болеутоляющее начало действовать, но не настолько, чтобы полностью избавить меня от стальных прутьев, сильнее перетягивающих живот с каждым новым движением. Сделав глубокий вдох, я легла обратно на подушку, признавая своё поражение. Мне оставалось лишь надеяться, что Эдвард будет умнее Валентины и не расскажет то, что ей нельзя знать, как бы она не старалась вытянуть из него что-то конкретное. Мне до последнего хотелось верить в лучшее, надеялась, что девушка не станет вставлять палки в колёса, а просто расскажет или покажет информацию, способную подкрепить и дополнить уже имеющиеся аргументы на Денали. Невольно закрыв глаза, я постаралась ровно и спокойно дышать, сосредоточившись, почувствовала, что боль постепенно начинает отступать. В гулкой тишине непрошеные мысли сами лезли в голову, не давая шанса спастись. Слушая своё спокойное сердцебиение, размышляла о Валентине. Пройдя через все препятствия, закалившие меня изнутри, я научилась немного лучше видеть людей. И никак не могла свыкнуться с мыслью, что Валентина была плохим человеком. В голове застряли преисполненные горем и болью глаза любящей женщины, которая потеряла смысл в жизни без единственного человека, которого у неё забрали. Александер… Я так и не смогла понять, кем он ей приходился, но в силу возраста обоих и той любви, которая читалась в глубоких глазах цвета виски, могла лишь предположить, что он был её мужем. Горячая слеза прорвалась сквозь оборону опущенных век, когда в сознание ворвалась мысль о том, что я когда-нибудь могла потерять Эдварда навсегда. Конечно, нас уже разлучали прежде, но вопреки всему мы смогли воссоединиться вновь. В эту самую секунду я физически ощутила всю силу притяжения к Эдварду, всем своим существом отчётливо понимая, что хочу прожить рядом с ним оставшуюся жизнь. Да, я мечтала стать его женой, и возможно, когда весь этот кошмар закончится, сама попрошу его руки. Мне оставалось надеяться, что он испытывал по отношению ко мне схожие чувства, иначе, это бы просто убило меня. Глубоко вздохнув, я постаралась переключить свои мысли к Валентине, не желая развивать тему нашего совместного с Эдвардом будущего дальше. Девушка позаботилась обо мне, принеся стакан с водой и таблетку, что непременно свидетельствовало о мягкой и доброй натуре. В том, как она повела себя, забрав его на личный разговор, я видела лишь обычное деловое общение двух партнёров, но зачем же ей тогда необходимо было уводить Эдварда? У любимого никогда не было от меня секретов, он всегда говорил мне правду, в отличие от меня самой. Осколок вины больно кольнул сердце, когда я вспомнила, о чём так и не смогла рассказать ему, сколько бы шансов для этого он мне не предоставлял. Осторожно перевернувшись на бок, я открыла глаза, глядя на тонкую полоску белого света, пробивающегося сквозь плотные шторы. Вот бы сейчас посмотреть на Луну, наверное, она, как и всегда, безумно красивая и завораживающая. Я не стала бы мешать их разговору, даже и не думала выходить на пляж, желая лишь одним глазком взглянуть на чёрное небо, пленившее светящийся диск, затаив надежду, что смогу увидеть и их силуэты. Прислушавшись к своим ощущениям, поняла, что боль полностью спала, и решила попробовать встать. Осторожно поднявшись, сначала села вертикально, не испытывая какого-либо дискомфорта, затем осторожно нащупала ногами пол и, убедившись, что смогу твёрдо встать на него, оперлась рукой о спинку дивана и оттолкнулась, полностью перенося вес на ноги. Секунду помедлив, я поняла, что по-прежнему не чувствую каких-либо признаков боли, и медленно подошла к шторам, желая раскрыть их, впуская белый свет в комнату. Только я дотронулась до плотного материала, как он колыхнулся, и по ту сторону на меня вдруг посмотрел Эдвард. Силой подавив испуганный вскрик, я погрузилась в глубину его изумрудов, и увиденное совсем мне не понравилось. Слишком сосредоточенный и хмурый, расстроенный и молчаливый, он осторожно отодвинул меня, обхватив за талию. В эту секунду я почувствовала его холодные руки, а следом в сознание ворвалось понимание того, что он весь был мокрым, будто бы попал под сильнейший ливень. Тряхнув головой, Эдвард откинул назад потемневшие от воды пряди, распространяя несколько брызг вокруг себя, заглянул в мои глаза и со всей нежностью прошептал: 
- Я скоро вернусь, любимая. Возьми пока то, что тебе отдаст Валентина, - коротко коснувшись прохладными губами моих, он оставил едва уловимый поцелуй, который желала продлить хотя бы ещё на мгновение, и вышел из комнаты, подхватывая с собой чемодан. 

- Поздравляю, он тебя любит, - горько усмехнулась девушка, появляясь следом в дверном проёме и заставляя меня вздрогнуть от неожиданности, схватилась за грудь, чтобы сердце не выскочило из неё. 
- Я не понимаю, что произошло и почему вы с Эдвардом мокрые? – тихо спросила я, чувствуя, как осознание каких-то очень простых вещей постепенно доходит до меня, придавая голосу силы и воинственности. Мокрый Эдвард пулей вылетел из комнаты, облачённый в одни брюки, держа наперевес рубашку, Валентина стояла сейчас передо мной в своём балахоне, на котором начали проступать пятна от воды, а влажные волосы оставляли свои тёмные дорожки на ткани. 
- Успокойся, он прошёл тест, так что вы получите то, за чем приехали, - усмехнулась девушка, проходя мимо. Чувствуя пламя ярости, поднимающееся внутри, я схватила её за руку и посмотрела в глаза. 
- Ты что же это, вздумала устаивать для нас тесты? – прорычала я, сильнее сжимая тонкое запястье пальцами. – Кто мы такие по-твоему, чтобы подвергаться проверкам? 
- Если ты повредишь мне руку, то я не смогу писать картины, и тогда твой парень будет содержать меня до тех пор, пока не восстановлюсь, - спокойно проговорила она, выжидающе глядя на меня. Поймав себя на излишней агрессии, я отпустила девушку, смущённо переводя взгляд. 
- Это правильное решение, Белла. В тебе я тоже не ошиблась, - мягко проговорила она, похлопав меня по плечу. – Пойдём со мной, я тебе всё покажу. 
- Так что же всё-таки произошло между вами? – спросила я, спустя несколько секунд, так необходимых для успокоения дыхания. 
- Мы просто искупались, - пожав плечами, посмотрела на меня Валентина. Девушка хитро улыбалась, и это дико бесило меня. Какого чёрта она купалась с моим Эдвардом? 
- Зачем тебе это? Что ты делала с ним? – нахмурившись, я сверлила полумрак, стараясь рассмотреть свою собеседницу. 
- Пыталась ли я его соблазнить? Да. Хотела ли я этого? Чёрт возьми, да! Проверяла ли я его тем самым? Конечно, да. Удалось ли мне соблазнить твоего парня?... 

- Нет, - спокойный голос Эдварда раздался у неё за спиной, и девушка резко развернулась лицом к нему. Посмотрев на любимого, в тысячный раз затаила дыхание от его мучительной красоты. Он переоделся в светлые льняные брюки широкого кроя и свободную лёгкую кофту с глубоким V-образным вырезом на шнуровке. Небрежно растрёпанные тёмные влажные пряди с бронзовым отливом ниспадали на глаза, персиковая гладкая кожа на идеальном лице с высокими скулами и аккуратно очерченными губами, мерцающие даже в полумраке комнаты глаза неестественного зелёно-синего оттенка, я помнила их цвет даже во сне. Казалось, что не у одной меня перехватило дыхание. Прокашлявшись, девушка шагнула к нему навстречу, дотрагиваясь рукой его груди и заглядывая в глаза. Что она хотела показать этим жестом, я не понимала, но меня жутко раздражало её самоуверенное и наглое поведение. Если она думает, что мы будем вынуждены следовать установленным ею правилам, раз я и Эдвард – гости в этой пропахшей краской квартире, то она заблуждается. Тем временем, пристально глядя на моего любимого, Валентина сказала так тихо, что я едва могла расслышать. 
- Я должна была проверить насколько искренняя ваша любовь. И если бы она оказалась фикцией, то вы бы уже завтра улетели отсюда первым рейсом ни с чем. Для меня это слишком святое и неприкосновенное чувство, чтобы пренебрегать им. Я убедилась, вы нуждаетесь в помощи, и готова оказать её вам только ради той любви, что имеете. Сохрани её и никогда не отпускай – это великое благо. Я дам то, что есть у меня. И хочу, чтобы вы использовали это должным образом, - на выдохе прошептала она, не сводя с Эдварда глаз. По выражению его лица я видела, как он сопереживает ей. Может быть, перегнула палку, когда так взъелась на неё? 
- Я понимаю, поэтому ничего не предъявляю, тем более, сделка есть сделка, - ровно проговорил он, слегка улыбнувшись девушке. 
- Какая сделка? Что у вас произошло на пляже? Черт возьми, меня кто-нибудь вообще посвятит в происходящее? – тоном обиженного ребёнка пробубнила я, активно жестикулируя. Понимала, что веду себя глупо. Плевать. Лишь ухмыльнувшись, девушка вышла из комнаты со словами: «Идём за мной». 

Приблизившись, Эдвард обнял меня за плечи, но я скинула его руку. 
- Эй, - выдохнул он, осторожно касаясь пальцами моей щеки. От этого жеста я была не в силах отпрянуть. Он знает мои слабые места, Демон прекрасно изучил меня всю. 
- В чём дело, Эдвард? Имей уважение к своей женщине, - понизив голос, прошипела я. Тихо рассмеявшись, он повторил попытку, и теперь не смогла сопротивляться. Он притянул меня к себе и, коротко поцеловав в губу, заглянул в глаза: 
- Вэл позвала меня искупаться, - от такой дружественной производной её имени и самой ситуации мои глаза непроизвольно расширились. Заметив это, Эдвард откашлялся, прикрывая кулаком улыбку, и продолжил: 
- Она хотела убедиться, что мы не обманываем её. Должна была оценить ситуацию, ведь риск действительно очень велик. Денали – могущественная семья и может доставить кучу проблем, они убили Алекса. Всё, что сказала Вэл – правда. Она пыталась меня соблазнить, но у меня есть моя женщина, - умело спародировал мой тон этот говнюк, - поэтому её попытки мгновенно потерпели крах, и я лишь ещё раз озвучил то, что уже говорила ей ты. Я люблю тебя и только тебя, моя милая, - он нежно поцеловал меня в висок, а я готова была растаять от этого прикосновения, ноги подкосились, и Эдвард с лёгкостью поймал меня. Обвив руками его шею, я уткнулась носом в мягкую, бархатную кожу, довольно промурлыкав и уже совершенно не злясь на него: 
- А о какой сделке она говорила? 
- Об этом позже. Давай сейчас посмотрим Дневники Александера, - прошептал на ухо Эдвард, ставя меня на ноги перед открытой дверью в очередную комнату. 

Небольшое помещение освещалось приятным красноватым светом, стены которого были полностью обклеены различными постерами, плакатами, фотографиями и вырезками из газет и журналов, на поверку оказавшимися статьями о новой звезде глянца, очень быстро взошедшей и мгновенно потухшей - все они были об Алексе. Валентина, присев на колени, внимательно осматривала боковые поверхности нескольких коробок, в которых, по-видимому, были упакованы его вещи. Бедная девушка, ей приходилось каждый раз изо дня в день смотреть на эти напоминания о нём, чувствуя себя совершенно беспомощно, не испытывая никакого облегчения от нахождения их здесь. Осторожно отодвинув одну коробку от остальных, она скинула крышку, представляя нашему взору стопки толстых ежедневников, аккуратно упакованных внутри. 
- Здесь все его записи. Посмотрите верхние дневники, вам ведь нужна информация с самого начала. Я укомплектовала все записи таким образом, что начинаются они как раз с того времени, когда он пошёл туда работать. Я сделала закладки в особо интересных, на мой взгляд, местах и успела перечитать его дневники уже сотню раз, - горько усмехнулась девушка, поднимаясь с коленей. Множество вопросов тут же возникло в моей голове, но я решила дождаться того момента, когда смогу найти ответы на них в записях Александера, поэтому задала наиболее уместный: 
- У тебя есть обоснованные реальные улики, почему ты не обратилась в полицию? – недоумевала я, качая головой. 
- Я уже говорила об этом. Мне закрыты любые двери. Семья Денали очень влиятельна, у них каждый коп в округе под контролем, все они продажные шкуры, и даже не хотели смотреть на меня, когда я пыталась заговорить. От одной только фамилии они воротили морды, не испытывая никакого желания помочь. Я почти уверена в том, что если бы они узнали о существовании дневников, хранящихся в моей квартире, то точно изъяли их или, убив, сожгли всё вместе, уничтожая любые улики. Ты представляешь, что значит жить в постоянном страхе, с неуверенностью в завтрашнем дне, не иметь возможности строить планы на будущее, потому что оно ещё туманней, чем чёртов Лондон в самый мерзкий, дождливый день, - прошипела девушка, выплёвывая новые порции желчи. 
- У нас хватит денег, чтобы запустить это дело и посадить гадов, - уверенно ответил Эдвард, обнимая меня сзади за талию. 
- На вас одна надежда, - Валентина пожала плечами, поправляя свой бесформенный наряд. Заметив на себе мой изучающе-задумчивый взгляд, она усмехнулась: 
- Тебе интересно, почему я так выгляжу? – я молча кивнула. 
- Мне не за чем одеваться для моих картин или тем более заказчиков, они ценят меня не за внешний вид, а за талант, однако ты ошибаешься, если думаешь, что я недооцениваю всю степень своей привлекательности, - озорная, лукавая улыбка озарила её лицо, делая его невероятно красивым и светящимся. Девушка всегда хмурилась и это изменение, отразившееся во всём её облике, сбило меня с толку. Совершенно точно, Валентина знала, о чём говорит, в прошлом она, скорее всего, с лёгкостью использовала свою красоту. Да, юная Поттери была очень привлекательной и загадочной девушкой. 
- Думаю, что здесь вам будет удобней всего просмотреть записи. Вот подушки, - проговорила она, бросив на пол перед коробкой две большие круглые седушки из бархата, и быстро направилась к выходу. 
- Валентина, - окликнула я девушку, когда она почти скрылась из виду. – Спасибо, - едва слышно прошептала я, прижимая руку к ноющей груди. Коротко улыбнувшись, она молча скрылась за дверью, оставляя нас наедине с мыслями и записями Александера Поттери. 

Неуверенно коснувшись пальцами плотного переплёта верхней книги, я взяла её в руки и раскрыла первую страницу. На желтоватой бумаге вполне разборчиво был написан текст, я хотела было начать читать, вникая в суть, когда Эдвард прервал меня: 
- Смотри, тут есть закладка, - он указал на небольшой чёрный листочек, вложенный между страницами ближе к концу. Открыв разворот, я прочитала вслух: 

«18 апреля, 2004 года» 

Взглянув на Эдварда, поняла, что он присел рядом, скрестив ноги, и упёрся локтями в колени, внимательно смотря на меня. 
- Эдвард, мне страшно, - выдохнула я, смаргивая слёзы. 
- Мы должны сделать это. Хочешь, я сам буду читать? – предложил он, протягивая ко мне руку. 
- Нет, - на секунду закрыв глаза, я сделала глубокий вдох и, вернувшись к тексту, продолжила читать. 

«Привет, приятель. Сегодня у меня выдался насыщенный, жаркий во всех смыслах день. Обо всём по порядку, дружище…» 

(Александер Поттери)
 

 

Я проснулся от ощущения присутствия кого-то рядом. Валентина, кто же ещё. Медленно забравшись ко мне в постель, девушка, подобно ласковому котёнку, стала осторожно пробираться ближе, и, как делала каждое утро, легла на мою руку. Поцеловав в щёку, она прошептала: 
- Просыпайся, мой дорогой старший братик, уже девять. 
- Я так люблю, когда ты меня будешь по утрам, - тихо ответил я, не открывая глаз, и улыбнулся, ощущая приятные остатки сна. 
- Я делаю это каждое утро, - хохотнула она, сильнее прижимаясь ко мне. 
- Знаю, поэтому и люблю, - усмехнулся я, прижимаясь носом к волосам сестры, вдыхая солнечный сладкий аромат. 
- Что будешь делать сегодня? – проурчала Вэл, нежась в моих объятиях. Её вопрос мгновенно разбудил меня, и, распахнув глаза, я бездумно уставился в одну точку. Было одно дело, о котором не мог рассказать ей. Когда родители оставили нас опекунам, впоследствии тоже отказавшимся от такой обузы, я пообещал сделать всё возможное, чтобы моя любимая сестрёнка была счастлива и ни в чём себе не отказывала. Я нёс ответственность за неё, её будущее образование и статус в обществе, обязан был создать условия для развития творческой личности Валентины. Зная, что социальных выплат итак хватает лишь на еду и кое-какую одежду, решил пойти работать и платить за колледж, в котором она должна была начать обучаться рисованию и художественной графике с этого года. Но найденную мной вакансию модели в одном из городских агентств Вэл точно не одобрила бы. 
- Да так, ничего особенного. Как обычно, встречусь с ребятами - поиграем немного, - неопределённо ответил я. Вэл поддерживала моё увлечение музыкой, только сетовала, что оно не приносит никакого дохода. Что ж, теперь я рассчитывал изменить это обстоятельство и перестать бездельничать. 
- Эх, когда я уже буду отрываться на твоих концертах с переполненными стадионами, - выдохнула она, упираясь носом мне в бок. 
- Ты будешь слишком популярной художницей, чтобы посещать жалкие выступления своего брата, - рассмеялся я, крепко сжимая сестру в объятиях. Хрупкая девушка начала визжать и громко смеяться, вырываться и брыкаться. Освободившись из плена моих рук, она вскочила на ноги и резко дёрнула шторы комнаты, впуская яркий солнечный свет. 
- Вставай-вставай, лентяй! Я убегаю в общежитие, надо договориться насчёт комнаты, - звонко рассмеялась она, уворачиваясь от подушки, которую я запустил в её сторону. 
- Договорись на самые выгодные условия оплаты, малышка. У тебя всегда прекрасно получалось убеждать людей, - усмехнулся я, распределяя в голове обещанный заработок от работы модели на оплату колледжа и комнаты. Вэл хотела целиком и полностью погрузиться в учебный процесс, а проживание в общежитии было одним из условий для её вдохновения, создания нужной атмосферы студенческой жизни и концентрации. 
- Ну, это же твоя сестра. Никто не умеет делать этого лучше, и ещё, мои оладьи самые вкусные и, если ты сейчас же не встанешь, они остынут, джем превратится в бесформенную кашу, и будет тогда мой драгоценный братик есть холодные лепёшки, - хохотнула она, выбегая из комнаты. 
- Я тебя ненавижу, - простонал я, постепенно сползая с дивана. 
- Я всё слышала, - раздалось уже где-то у входной двери, хлопнувшей в следующую секунду. 

Я давно заметил, что когда пребывал в одиночестве, то мог лучше сконцентрироваться на интересующих меня вещах, быстрее собраться или придумать текст для новой песни. Постоянное жужжание моей неугомонной, энергичной сестрёнки никак не способствовало этому, так что в минуты уединения я наслаждался пустой тишиной и гармонией с самим собой. 

*** 

Приехал в назначенное место ровно к двум часам дня, как и договорился с девушкой, обладающей сексуальным, глубоким голосом, подобным урчанию тигрицы. Безумно хотелось поскорее увидеть её, и когда меня встретила длинноногая блондинка с шикарными формами и глубокими карими глазами, я обрадовался, что мои ожидания оправдались, а образ полностью соответствовал соблазнительному тембру.
- Добрый день, мистер Поттери, меня зовут Роза. Пожалуйста, пройдёмте за мной, - поприветствовала меня девушка, пожав руку, а затем указала жестом нужное направление. Расположившись в широком кожаном кресле, она попросила меня присесть напротив и стала заполнять какие-то формы. 
- Наше модельное агентство открылось сравнительно недавно, и сейчас мы ищем красивые, запоминающиеся лица, - начала она, а я боролся с желанием, глядя то на её губы, то на широкий, опасный вырез декольте. Интересно, на всех собеседованиях эта леди выглядела так сексуально? 
- Я готов начать работать сегодня, - ответил бодро, когда она протянула мне анкету и контракт на подписание. 
- Откиньтесь, пожалуйста, на спинку кресла, - соблазнительно проурчала она, когда я жадно сглотнул. Заметив моё смущение, пухлые, влажные губы девушки тронула лёгкая улыбка, и, достав из ящика стола фотоаппарат, она сказала: 
- Я должна вас сфотографировать для анкеты. 
- Да, конечно. Секунду, - очнулся я, пригладив руками волосы, и удобней устроился в кресле. 
Девушка поднесла камеру к моему лицу, затем, убрав её, нахмурилась. 
- Нет, - коротко сказала она, вставая со своего рабочего места. Грациозно обогнув стол, упёрлась коленкой в край кресла, аккурат между моих ног, чуть наклонилась вперёд, представляя глазам самую шикарную картинку полной груди. Запустив пальчики в мои волосы, она растрепала пряди и, самодовольно улыбнувшись, сделала несколько шагов назад: 
- Вот так-то лучше. Улыбнись, сладкий, - её голос заполнил сознание, будто бы гипнотизируя меня. Сделав несколько фото, девушка оставила какие-то пометки маркером для себя и сказала, что позвонит. Обговорив цену вопроса, я остался доволен предложенной суммой, прикинув, что ещё мог образоваться небольшой запас, который хотел положить на счёт в банке. Погладив меня на прощание с задумчивым видом по затылку, красавица вернулась к работе, послав воздушный поцелуй и улыбнувшись, когда я обернулся, стоя в дверях её кабинета. Вот такой была моя первая встреча с Розой Хейльёрри – владелицей модельного агентства, которая по совместительству являлась моим боссом и сама периодически снималась. Это я понял, когда она принимала активное участие в некоторых фотосетах. 

Да, меня, конечно же, взяли, объяснив это тем, что я обладал правильными, запоминающимися чертами лица мужчины в свои двадцать. Сдал необходимые анализы крови, в подтверждение того, что полностью здоров. Впрочем, у меня была всего одна девушка, а беспорядочными связями я не грешил, так что возможность каких-либо болезней исключена, но Роза настояла на лабораторном подтверждении этого. 

(Белла) 

Сделав глубокий вдох, подняла глаза на Эдварда, который, нахмурившись, сидел рядом и сверлил взглядом дневник в моих руках. 
- Роза – это Розали Хейл, - коротко пояснила я, увидев смятение на его лице. 
- Не трудно догадаться от созвучия имени, но ты откуда знаешь? – полусонно спросил он. 
- Долгая история, об этом позже. Если очень коротко, то о Розе мне рассказала Анастасия Смоуг. Помнишь её? – приподняв брови, я вопросительно посмотрела на Эдварда. Удивившись, он несколько секунд молчал, не сводя глаз с книжки в чёрном переплёте. 
- Она же с Эммом, да? 
- Всё верно. Мы за последнее время неплохо сдружились. И я рассчитываю, что она поможет нам в этом деле, - сглотнув ком, проговорила я. Воспоминания тёмных, мрачных дней в одинокой Нью-Йоркской квартире вдруг нахлынули на меня, грозясь забраться в душу цепкими, ледяными клешнями. 
- Каким образом? – нахмурившись, Эдвард перевёл на меня взгляд. Опустив глаза в дневник, я быстро сморгнула слёзы, стараясь сделать это максимально незаметно, и несколькими секундами позже ответила: 
- Она владеет очень большим количеством информации на Розу, а Таня сильно под неё подвязана, я даже думаю, что именно Розали во многом является источником всех бед. Так это или нет, но мы должны перестраховаться, и в этом нам поможет Настя, - отчеканила я, ища глазами строчку, на которой остановилась. Быстро пробежавшись по тексту, поняла, что дальше не было ничего, связанного с Розали, а лишь повествование о вечерней репетиции с друзьями и написании новой песни. Отыскав следующую закладку, я перевернула страницу, и пока Эдвард переваривал услышанное, начала читать, дабы не затрагивать больше тему Хейл в реальном времени, ведь наша близость с ней всё ещё опасно маячила где-то на горизонте. 

«18 мая, 2004 года. 

Первый месяц всё было просто замечательно - много съёмок, множество красивых девушек постоянно крутились вокруг в купальниках, лёгких платьях или деловых костюмах…» 

(Александер Поттери) 

 
(эта песня Алекса, поэтому она будет всегда в его историях)
 

После очередных продолжительных съёмок в студии, Роза пригласила меня к себе, чтобы отдать деньги за первый месяц работы. Сказать, что я был очень взволнован, значит, ничего не сказать. Стараясь унять дрожь возбуждения во всём теле, я переступил порог её кабинета, где девушка сидела на своём обычном месте, закрыв глаза и откинув голову на спинку большого кресла. Я тихо постучал по открытой двери, боясь спугнуть её. Медленно открыв глаза, она посмотрела на меня и тепло улыбнулась: 
- Присаживайся, Александер, - послушно устроился напротив неё, - ну что, как ощущения? 
- Волнуюсь, - честно ответил я, немного смущаясь. 
- Совсем зря, - мягко усмехнулась она, проводя рукой по золотистым прядям, - у нас очень дружный, молодой и современный коллектив. Уверена, что в скором времени ты непременно вольёшься в него, - искренне улыбнулась она, но мне показалось, что я увидел какой-то странный и немного пугающий блеск в её глазах, похожих на два янтарных камня. 
Повисло неловкое молчание, пока она внимательно изучала моё лицо и, не выдержав пристального взгляда, я стал ёрзать на стуле. 
- Ладно, вот твоя первая зарплата, - усмехнулась она, будто немного с издёвкой, и протянула пухлый белый конверт. Я хотел было убрать его в сумку, когда Роза попросила тоном, не принимающим пререканий, протягивая мне ведомость: 
- Пересчитай. 
Открыв конверт, я почувствовал приятное тепло, медленно расползающееся по всему телу, когда увидел кровно заработанные купюры, стал пересчитывать деньги. 
- Всё хорошо, - широченная улыбка расползлась на моём лице, когда понял, что эти деньги отныне принадлежали мне, львиную долю которых я завтра же планировал отдать Вэл на колледж. Расписавшись в ведомости напротив своей фамилии, выжидающе посмотрел на девушку, чувствуя, что она ещё не закончила со мной. 
- Это твоя первая зарплата, и мне очень приятно сейчас наблюдать за тобой, - улыбнулась она, наклонившись чуть вперёд и нависая над столом, - у меня есть к тебе предложение. 
- Какое? 
- Ко мне в скором времени приезжает подруга, очень хорошая, скромная девушка из приличной семьи. Таня пробудет во Фьюмичино все летние каникулы, и я хотела предложить тебе небольшую работу. Я не смогу всегда уделять ей время ввиду плотного графика съёмок, ты же понимаешь. Не мог бы ты, например, пару раз с ней встретиться и просто показать город, отвести в интересные места, на пляж – ничего особенного, просто небольшие прогулки, чтобы скоротать время, пока я буду в офисе. В эти дни я уберу тебя из графика съёмок, но все деньги возмещу, - увидев мой сомневающийся вид, добавила Роза, - вдвое. 
- Вдвое весь месячный заработок, - протянул я, прищурив глаза. Лёгкие деньги никогда не были лишними, тем более в нашей с Вэл ситуации. 
- А я в тебе не ошиблась, - усмехнулась она, кивая, - двойной месячный оклад за неделю, проведённую с Таней. 
- Я согласен, - работа была совсем непыльной, и я уже обдумывал места, куда смогу отвезти девушку. А получить за это двойную плату – да запросто. Я даже куплю этой Тане рожок мороженого. 
- Хорошо, тогда запиши номер рейса и дату прилёта, тебе надо будет встретить её из аэропорта. Мою подругу зовут Таня Денали, и она сказала, что хочет хорошо отдохнуть в Италии, - довольная улыбка озарила лицо девушки, делая её ещё прекрасней. Она открыла свой ежедневник на странице, где лежала закладка, и начала диктовать все детали прилёта этой Тани. Мельком взглянув на Розу, я понял, что согласился бы и на меньшие деньги, только бы она всегда улыбалась мне так, как в этот момент. 

(Белла) 

Перевернув страницу, увидела лишь жёсткую пустую обложку, понимая, что дневник закончился. Будто очнувшись ото сна, затуманенным взглядом посмотрела на Эдварда, держащего в руках новый толстый ежедневник, только в коричневом переплёте. 
- Теперь понятно, откуда в базе было ДНК Алекса, - спокойно проговорил он, о чём-то задумавшись, - только я не могу понять, как они уговорили его на… интим? - после небольшой паузы, будто подбирая правильное слово, задался вопросом он. 
- Думаю, это можно узнать только в следующих записях. 
- Да, верно, - тряхнув головой, Эдвард сфокусировал взгляд на дневнике, открывая страницу. У меня вдруг защемило сердце от осознания того, что же могла поведать новая история, с новой закладкой, подобно новому этапу в жизни, открывающемуся перед нами. 
Сделав глубокий вдох, Эдвард бросил в мою сторону настороженный взгляд и затем начал читать. 

«3 июня, 2004 года. 

Я встретил Таню в аэропорту, и что-то мгновенно подсказало, что это именно она. Мне не пришлось искать её долго, фигуристая, стройная, хрупкая девушка с каштановыми волнистыми волосами до плеч и по-детски милым личиком сразу же пленила мой взор…» 

(Александер Поттери) 

 
(эта песня Алекса, поэтому она будет всегда в его историях)
 

Таня поразила меня своим обаянием и едва уловимой озорной непринуждённостью, а её грустные, шоколадные глаза не давали мне покоя всю дорогу до частного дома на побережье. Никогда прежде я не встречал таких удивительных созданий, она была очень нежна и загадочно печальна, вызывая эмоции из глубины моей души. Похоже, что эта работа будет ещё проще, чем я предполагал. Оставив все вещи в красивом белом особняке, мы направились в центр города, где гуляли по красивым, живописным улочкам, чаще всего прячась в тени раскидистых деревьев. Её кожа была очень светлой и казалась невероятно нежной, так что я не хотел, чтобы девушка обгорела на палящем жарком солнце Италии в первый же день. Она была молчалива вначале, поэтому я рассказывал разные интересные истории своей жизни, упомянул младшую, иногда жутко вредную, но от этого не менее любимую сестру, поведал историю создания нашей инди-рок группы, в которой играли вчетвером. Похоже, что я поймал правильную волну, потому что девушка, увлечённая разговором о музыке, стала рассказывать про своих американских друзей, так же играющих разные стили. За нашими бесконечными разговорами и долгими прогулками мы сильно устали и не заметили, как быстро пролетел день, окончание которого встречали на небольшой лавочке в одном из парков с видом на городской кукольный театр. Это было очень красивое белое здание, фасад которого украшали различные скульптуры персонажей многих известных сказок, а огромные часы на одной из стен являлись необыкновенной поражающей воображение конструкцией. Это был любимый театр моей сестры, во многом именно из-за красивого дизайна снаружи и восхитительного декора внутри. Мы решили сходить завтра вечером с Таней на один из спектаклей, а затем отправиться в какой-нибудь ночной клуб, раз уж она приехала сюда отдыхать. Я не был против такой программы на день, плавно перетекающий в ночь, и даже не думал о том, что изначально соглашался проводить время с девушкой исключительно в то время, пока Роза находилась на работе. Многообещающая перспектива отправиться со своим боссом в клуб вызывала во мне лишь самые положительные эмоции, тем более, что провести время в окружении двух очаровательных девушек, красивых как Ангелы, было, пожалуй, для меня «мечтой идиота», которая вот-вот должна была превратиться в реальность. 

*** 

- Привет, мой любимый, - прошептала Валентина на следующее утро, так же лежа на моей подушке, - как прошёл вчера день? 
- Отлично, я временно выполняю обязанности гида для подруги своего босса, - сонно проговорил я, прижимаясь носом к её волосам с запахом солнца. Конечно, мне пришлось рассказать сестре о том, что я нашёл работу модели, но наличность в моих руках красноречиво заставила её замолчать. И теперь она лишь недовольно косилась, видя мои сборы на очередную фото-сессию, когда я проводил у зеркала гораздо больше времени, чем следовало бы. 
- Сегодня вышел новый номер Cosmo, я уже видела статью о тебе в нём, фотки просто отпад, - усмехнулась она, целуя меня в щёку. 
- Скоро будет ещё одна в Vogue, - самодовольно прокряхтел я, как и всегда прижимая любимую малышку сильнее к себе. 
- Ой, братишка, ты посмотри на себя. Весь такой популярный и знаменитый, - ревностно заметила Вэл, выкручиваясь из моих стальных объятий. 
- Я стараюсь для тебя, моя любимая. Ты главное учись и становись талантливым художником. А когда заработаем кучу денег, уедем отсюда куда-нибудь на Гавайи. Что скажешь, а? Сменим паспорта и начнём новую жизнь… - пустился в тяжкие я, позволяя своей фантазии парить где-то очень далеко отсюда, там, где было тепло, солнечно и спокойно. Там, где призраки прошлого никогда бы не смогли нас настигнуть. 
- Меня всегда поражала эта романтичная сторона в тебе, - усмехнулась она, целуя меня в лоб, - ладно, побежала к девчонкам. 
Уже в коридоре я услышал её звонкий голос: 
- Алекс, я сегодня останусь в общежитии, надеюсь, ты не против. Буду вести себя хорошо, и завтра вернусь в полдень… - я ничего не успел возразить, как она уже хлопнула дверью. 

- Хитрая, негодная девчонка, - рассмеялся я в пустоту. Она просто поставила меня перед фактом, но я всегда доверял Валентине, и в свои шестнадцать лет она была умна и образована не по годам. Во многом именно я способствовал её воспитанию после того, как родители нас бросили, и мог спокойно заручиться, что сестрёнка точно не вляпается в какую-нибудь историю, что кардинально отличало нас с ней. Она всегда могла вовремя остановиться, оглянуться назад, сделать выводы и осознанно шагнуть дальше. Этому я втайне учился у неё, чувствуя недостатки в самом себе. Я был, куда менее серьёзен в каких-то вещах, особенно, связанных с женщинами, поэтому часто обжигался. Вспомнив о Тане, подумал, как удачно сложились обстоятельства. Теперь, мне не пришлось бы оправдываться перед сестрой за своё отсутствие дома. Закрыв глаза, я сделал глубокий вдох, уже всеми мыслями переместившись в ночной клуб, времяпрепровождение в котором обещало быть очень интересным и захватывающим. 

*** 

Девушки выглядели бесподобно в коротких мини-платьях, полностью открывающих шикарные длинные ноги. Чёрт побери, да я счастливчик. Добрая половина мужчин в клубе пялилась исключительно на женщин, с которыми я пришёл, и это очень сильно тешило моё эго. Отправившись в Вип-ложу, мы зажигали всю ночь, пили много коктейлей и просто веселились. Таня часто исполняла вокруг меня провокационные, соблазнительные танцы, используя моё тело в качестве шеста, прогибалась и крутила попкой, пока я придерживал её за талию. Роза не отставала и зажигала рядом с парнем, работающим у неё в агентстве, кажется, его звали Макс. В какой-то момент, когда мы все выдохлись, без сил рухнув на диванчики, девушки стали шептаться и, спустя ещё несколько минут, Роза, странным образом открутив набойку своего каблука, достала оттуда небольшой пакетик с белым веществом. Конечно, только идиот бы не понял, что это было. Мы с Максом напряглись, незаметно переглянувшись, глаза парня сузились, будто он решал какую-то внутреннюю дилемму, затем улыбнулся мне и кивнул. Подобно ему, я решил дать слабину и пойти на компромисс с самим собой. После нескольких дорожек кокаина, а может быть, их было гораздо больше, сейчас уже не мог вспомнить точно, всё кардинально изменилось. Пространство вокруг озарилось яркими красками, становясь таким весёлым и радостным, открылось второе дыхание, появилось ощущение лёгкости и непринуждённости. Широко улыбнувшись, я вдруг стал так доволен собой и окружающими меня людьми, что все сомнения улетучились, оставляя меня наедине с этим ощущением танца, счастья и всепоглощающей любви. 

Да, у нас был секс с Таней. И это было просто великолепно. Затащив меня в одну из кабинок, предназначенных как раз для подобных внезапно вспыхнувших чувств, она резко стянула штаны, я не успел опомниться, как Таня уже оседлала меня. Девушка была настолько красива и соблазнительна, горяча и похотлива, она была секс-богиней, не иначе, такой опытной и уверенной в себе, что я не смог отказать ей, целиком и полностью отдаваясь огненным, нереально мощным волнам экстаза и эйфории. Секс под кайфом – это нечто. 

Продолжение Главы 11. ===> 


Источник: http://robsten.ru/forum/35-418-4
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Black_Anny (18.07.2011) | Автор: sweegie
Просмотров: 1094 | Комментарии: 4 | Теги: Белла, небоскрёб: второй шанс, Эдвард | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 4
4   [Материал]
  ничего себе...вот это да...значит, не Александр был первый у Тани..а ей тут всего, по-моему, пятнадцать..офигеть!
картина открывается...бегу читать дальше!

3   [Материал]
  Спасибо за музыку и фотопояснения! Глава интригующая! good

2   [Материал]
  12 12 12

1   [Материал]
  Вот это ДААА.....вот это поворот событий 12 ...сказать, что я шокирована и крайне заинтересована-значит ничего не сказать....!!!...Очень всё круто завертелось, и эти переходы во времени очень освежают ф/ф......и отдельное СПАСИБО, за то что в главах снова стали появляться фото-пояснения....они очень нужны, и сильно радуют!!!!
Всё побежала дальше по строчкам ваших фантазий.... JC_flirt

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]