Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Холостячка. Глава 10. Бонусная от Эдварда (часть 1)

В тот вечер Эдвард приехал с учебы совершенно вымотанным. Только что он наконец сдал зачет, к которому готовился бессонными ночами целую неделю, а впереди были еще лабораторки… Рассчитывая рухнуть без сил на диван и уснуть как можно скорее, он зашел в гостиную и поморщился от орущей на весь дом рекламы из телевизора.

— Эми, — позвал он, — где пульт? Эти звуки убивают меня…
— На камине, — послышался крик из кухни.

Вскоре в зал вбежала растрепанная девушка с сияющими от предвкушения зелеными глазами и огромной пачкой чипсов в руках. Она плюхнулась на диван рядом с Эдвардом и разорвала пакет. От шелеста бедняга снова поморщился.

— Как зачет? А, впрочем, можешь не говорить, уверена, ты все сдал. Так ведь? — Эдвард кивнул, и она продолжила: — Ты пришел как раз вовремя, Эд! «Холостяк» вот-вот начнется!
— «Холостяк»? — он поднял бровь. — Эм, ты серьезно?
— Как сердечный приступ, — не моргнув глазом, подтвердила она. — И не отпирайся, у тебя завтра выходной! Так что сегодня можно расслабиться перед телеком. Подвинься, кстати, диван не резиновый.

Эдвард мысленно проклял тот день, когда решил, что снимать квартиру на пару с младшей сестрой — хорошая идея.

— Ты — мелкая зараза, Амалия Каллен, — простонал он, закрывая лицо диванной подушкой.

Но подушку у него самым жестоким образом отобрали, усадили в вертикальное положение и заставили смотреть в оба, стоило в телеке заиграть мелодии заставки любимого реалити-шоу Эми. Судя по грандиозным речам ведущего и сменяющим друг друга кадрам красивой природы и какого-то полуголого парня на доске для серфинга, начинался новый сезон — и главным героем в нем стал именно этот парень, которому в прошлом сезоне отказали.

— Красавчик, — прокомментировала Эми. — И куда только Мария смотрела?.. Ой, смотри, смотри, Эд! Уже участниц показывают!

Она шустро достала карандаш и приготовилась записывать имена, чтобы потом в рекламные паузы гадать, кто пройдет дальше. Эдвард никогда не понимал этой ее привычки, но таким образом Эми смотрела все реалити на выбывание, от Топ-модели по-американски и до Танцев со звездами.

— Как тебе она? — поинтересовалась сестра, тыкая пальцем в изображение первой же девушки на экране, рассказывающей сейчас о своей жизни.
— Если ты будешь спрашивать это о каждой девушке — я иду спать, — предупредил Эдвард.
— Да ладно тебе, — надулась Эми. — Мне же нужно независимое мужское мнение!
— Не-а, — покачал головой Эд. — Ты пытаешься предугадать решение этого Джастина…
— Джаспера!
— …или составить личный рейтинг? В любом случае, «независимого мнения» насчет красоты быть не может, — пожал плечами Эдвард.

Эми надулась.

— Ты зануда, — буркнула она.

Следующие полчаса все шло довольно монотонно и предсказуемо: какие-то девушки выходили из лимузина, некоторым пускали записанные ролики об их жизни, Эми записывала на свой листочек их имена и характерные черты, девушки знакомились с Холостяком, глупо хихикали, говорили на камеру о том, какой он красавчик и какая между ними пробежала искра, и уходили в особняк. Эдвард начал потихоньку засыпать. Он уже почти провалился в сон, но сквозь дрему услышал смешок Эм… а потом его жестоко разбудили толчком в бок.

— Ты что, спишь тут?! — возмутилась сестра.
— Не-а, — Эдвард заморгал, сосредотачиваясь на экране. Там Холостяк уже обнимал очередную участницу, причем та будто бы была от этого не в восторге — опустив взгляд вниз, она неловко отошла на пару шагов назад, а на бледных щеках выступил румянец. — Что происходит?
— А если бы ты смотрел — знал бы! — парировала Эми. — Ладно уж, скажу. Она споткнулась и упала прямо на него, вот что происходит.

Эдвард не удержался от улыбки. При более внимательном взгляде на экран действительно становилось ясно, что Холостяк не обнимал бедняжку, а просто помогал ей подняться. Этакое легкое напоминание о том, что даже в голливудских шоу есть место неловким и неуклюжим жизненным моментам, на удивление не постановочным — судя по реакции смущенной девушки.

«Изабелла, ты сказала? — уточнил этот Джаспер. — Ты точно в порядке?»
«Изабелла, да… я предпочитаю «Белла», — ответила она. — И да, я точно-точно в порядке».

Она улыбнулась, и Эдвард не мог не отметить, как красива ее улыбка.

После этих слов кадры с Холостяком сменились индивидуальным роликом: Изабелла (Белла, мысленно поправил Эдвард) сидела на кресле в простой белой блузе на пуговицах, темные волосы в беспорядке лежали на плечах.

«Меня зовут Изабелла Свон, мне двадцать три, и я из города Форкс…»

— Как тебе она? — бесцеремонно поинтересовалась Эми, не давая даже дослушать ролик до конца.

Белла улыбалась с экрана, темно-карие глаза на бледном, в форме сердечка лице смотрели в камеру будто бы смущенно.

— Милая, — честно ответил Эдвард. — Я думал, я уже сказал, что не буду отвечать.
— А я думаю, ты только что это сделал, — хихикнула Эм. — Но согласна, она милашка.

По телевизору тем временем началась реклама.

Эдвард честно пытался и дальше смотреть внимательно, но увы — уже через пару минут глаза снова начали слипаться. В итоге остаток серии он благополучно проспал, проснувшись только на выдаче первой розы, потому что Эми потребовалось его мнение о том, кто ее получит, но сказать ничего так и не успел, поэтому уснул снова. Снова жестоко разбуженным сестрой он оказался уже перед самой церемонией роз.

— Всего четырнадцать роз, кто останется? — огорошила его Эми. Эдвард пожал плечами.
— Без понятия, — лаконично ответил он.
— Хоть какие-то идеи?

Эдвард задумался.

— Белла?
— Белла? — переспросила Эм. — А, точно, Изабелла — споткнулась, студентка, маленький город, Эд — милая! — зачитала она строку из своего листка. — Согласна.
— Эд — милая? — не понял Эдвард.
— Ты сказал, что она милая, — пояснила Эми, — и я это записала. Твои комментарии у нас на вес золота, они настолько редки, что их всего… — тут она нахмурилась, сканируя взглядом лист, — всего один. Этот.

Он пожал плечами, сдерживая зевок.

— Это все потому, что ты все проспал, — проворчала Эм. — Ты вообще хоть кого-то запомнил? Ну, кроме этой Беллы.

Эдвард только промолчал.

— Ладно, иди уже спать, — вздохнула она. — Я сегодня добрая.


С дня зачета прошла неделя. Эдвард сдал лабораторные, и после наискучнейшего семинара в их жизни одногруппник Роб пригласил его и еще пару ребят выпить пива в баре. И все бы ничего, вот только после очередного бокала Лиаму Брауну пришла в голову мысль поехать в стрип-клуб, которую выпившие парни с удовольствием поддержали. Эдвард вздохнул — возможно, из-за старомодного воспитания, а может, и по личным убеждениям, но подобные пошлые заведения всегда отталкивали его. Так что, попрощавшись с парнями, он направился к ближайшей автобусной остановке.

— Хорошего вечера, бро, сестре привет! — прокричал Роб на прощание. Эдвард усмехнулся.

Через полчаса он был уже дома, где его встретила недовольная Эми.

— Ты опоздал, — констатировала она, вручая ему пакет чипсов с сыром. — «Холостяк» идет уже двадцать минут.
— Ты опять пытаешься заставить меня посмотреть весь сезон целиком? — улыбнулся Эдвард. — Тебе привет от Роба, кстати.
— Ему тоже, — заулыбалась Эм. — И не переводи тему, тебе не отвертеться от «Холостяка»! Так уж и быть, я расскажу, что ты пропустил. Джаспер позвал на индивидуальное свидание Бетани, которую ты, конечно, не помнишь, они прыгали с парашютом и целовались в полете… потом поехали в ресторан, вот, сидят и разговаривают, — она махнула рукой на экран, где какая-то блондинка как раз рассказывала о смерти своих любимых рыбок, когда ей было четыре.

Эдвард совершенно не понимал, зачем ему эта информация, но на всякий случай кивнул.

Дальше ему, правда, пришлось смотреть и даже вникать. После свидания с этой Бетани Холостяк позвал девушек семь на так называемое «групповое свидание» (само словосочетание казалось Эдварду нелепым — как свидание, романтическая встреча двух людей, может быть «групповым»?..). Среди них была и Белла, та милая споткнувшаяся девушка, но роза досталась не ей, а активной невысокой девчонке с короткой стрижкой по имени Элис, к которой Холостяк явно проявил больше интереса, чем к остальным: поцеловал руку в стиле английского джентльмена, не раз приобнимал и даже чмокнул в щеку, когда они отошли поговорить наедине. Конечно, не преминули показать и комментарии остальных девушек по этому поводу.

«Элис казалась такой счастливой, — с улыбкой говорила на камеру Белла. — Джаспер ей действительно нравится».
«Да что в ней такого особенного?! — тем временем недоумевала брюнетка, чье имя Эдвард не знал. — Далеко не красотка! Он просто ее пожалел!»

Эдвард закатил глаза.

Он просидел перед телевизором, пока не кончились чипсы, которые Эми предусмотрительно подсыпала еще, то есть прямо до конца, включая анонс следующей серии, где этот Джаспер летал на вертолете с Беллой, а в доме разразился скандал, правда, из-за чего, Эдвард не понял.


Когда он приехал домой на следующей неделе, телевизор был выключен, а Эми самозабвенно печатала что-то в своем компьютере.

— «Холостяка» сегодня не будет? — осторожно спросил Эдвард.

Сестра подскочила на месте, недоверчиво уставившись на него, потом ее лицо озарилось, рот растянулся в улыбке до ушей, и она вскочила, танцуя на месте.

— Великий день, великий день! — пропела она.
— Что? — не понял Эдвард.

Не обратив внимания на вопрос, Эми подлетела к форточке и, распахнув ее, закричала со всей силы:

— Сегодня великий день! Мой брат сам захотел посмотреть «Холостяка»!!!
— Что ты делаешь?! — возмутился Эдвард, пытаясь оттащить неугомонную сестру от окна. — Хватит позорить меня на весь район, Эм!
— Включай телевизор давай, начало через пять минут, — как ни в чем не бывало сообщила она.

На свидании на этой неделе была Белла — Джаспер отвез ее к Большому Каньону, где они летали на вертолете. Она так искренне улыбалась и с таким восхищением осматривалась вокруг, с таким живым энтузиазмом пыталась порулить, когда Джаспер предложил ей это, что Эдвард невольно залюбовался. «Что она там делает? — промелькнула у него мысль. — Она непохожа на девушку, которая может быть частью этого фарса под названием «Самое романтическое шоу страны», слишком… слишком настоящая».

После полета им накрыли столик на краю Каньона, и Белла рассказывала о своей учебе, о семье, о детстве…

«Я… не очень-то опытна в отношениях», — призналась она, опустив взгляд.

Почему-то Эдвард не был удивлен.

Под конец свидания Холостяк наклонился поцеловать Беллу. Эдвард поджал губы. Вот почему он терпеть не мог это шоу — в прошлой серии парень целовался с этой… как ее там, Британи? В этой — уже Белла. А судя по анонсу, там этих поцелуев минимум шесть, и все с разными девушками. И после этого он что-то будет вещать на камеру о чувствах, искренности, доверии?

На месте этих девушек Эдвард бы не выдержал.

Но Белла отвернулась.

«Я… не надо, — пробормотала она. — Разве это не… слишком рано?»
«Ты не целуешься на первых свиданиях?»
 — Джаспер по-доброму усмехнулся.
«Я не целуюсь, пока не чувствую такого порыва, — ответила Белла, как показалось Эдварду, немного сердито. — Сейчас я все еще не думаю, что готова. Я имею в виду… Я знаю тебя всего неделю!»

Ее взгляд начал блуждать и наткнулся на камеру. Нахмурившись, она выдохнула и принялась рассматривать стол.

«Все нормально, — Джаспер положил руку ей на плечо. — Я все понимаю и не настаиваю».

— Вау, а она хороша, — прокомментировала Эми.
— Это… действительно здорово, — признал Эдвард.

Эми прищурилась.

— Кто ты и что ты сделал с моим братом? — хмыкнула она. — Скептик-Эдвард, которого я знаю, сейчас закатил бы глаза и завел бы шарманку в стиле: «Ох, Эми, ты такая наивная, это просто обман продюсеров»… и прочая туфта.
— Я не скептик, Эм, — возразил он. — Мне просто не нравятся так называемые «реалити»-шоу, — он сделал пальцами кавычки на слове «реалити». — И ты знаешь, я вижу, когда люди лгут. Она — не лжет.
— Не аргумент, ты видишь ложь далеко не всегда, — парировала Эми и тут же осеклась. — Ой, прости, Эдвард… Я не имела в виду…
— Все нормально.

Эдвард откинулся на диван, внезапно почувствовав себя безумно уставшим. Почему-то он не мог избавиться от волны сочувствия к этой милой неуклюжей девочке Белле. Как ей там, с ее-то искренностью и наивностью, в этой безумной мясорубке под названием «Холостяк»? Каково ей будет, когда она влюбится в этого Джаспера, влюбится всем сердцем, а он будет ходить на свидания с другими, целовать их, а потом ее? Когда ради зрелищности или еще чего-нибудь ее будут обманывать, использовать, а она даже не будет подозревать об этом? 

Каково ей будет остаться однажды с разбитым сердцем?..

Эдвард встряхнул головой. Пора прекращать проецировать свои травмы на незнакомых людей.

— Точно нормально? — обеспокоенно переспросила сестра.
— Точно-точно, — повторил Эдвард. — Я в порядке, Эм. Прошло уже восемь месяцев. Я не впадаю в экзистенциальный кризис при каждом упоминании Тани и всего, что с ней связано.
— Я надеюсь, — пробурчала Эм.

На экране Белла садилась в машину с розой в руке.


Еженедельный просмотр «Холостяка» вскоре стал для Эдварда и Эми рутиной. Не сказать, чтобы это приносило ему особое удовольствие — он все еще не видел особой прелести в свиданиях с новой девушкой каждый эпизод и морщился, когда показывали очередную сцену поцелуя. А бытовые склоки в доме были тем более неинтересны — для Эдварда не было секретом, что их специально пускают в эфир для поднятия рейтингов, но он искренне не мог понять, каким образом такая ерунда может привлечь зрителей, пришедших, вроде бы, на «романтику».

Тем не менее, он уже привык к маниакальному желанию сестры приобщить его к своему любимому шоу. Эми же по-настоящему получала удовольствие: каждую серию сидела, обложившись своими списками, и в рекламные паузы строила прогнозы, кто же на этот раз уйдет (кстати, в большинстве случаев угадывая). А после анонсов, куда постоянно лепили самые эмоциональные моменты грядущей серии, она чуть ли не с ума сходила.

— Он прогонит Беллу или Элис! — трагически возопила Эми в одну из недель.

Эдвард вовремя поднял глаза — в последнее время к анонсам он не приглядывался вообще, сразу после отправления очередной участницы домой утыкаясь в экран ноутбука. Но сейчас он успел увидеть то, из-за чего так запаниковала сестра: на экране было лицо Беллы крупным планом, в темно-карих глазах блестели слезы. Эдвард нахмурился.

Следующим кадром показали одну из девушек, кажется, Хейли, пораженно качающую головой и бормочущую: «Не может быть…» А потом — традиционный для конца анонса черный лимузин, закрывающийся за очередной девушкой.

— Вот черт! — расстроенно простонала Эми. — Я их обеих прогнозировала в четверку!
— Погоди-погоди, — не понял Эдвард. — А Элис тут при чем?
— Ну смотри, — вздохнула Эми. — Белла плачет, у нее прическа и макияж, как на церемонии роз. Значит, варианта два: либо он выгнал ее, либо кого-то, с кем ей не хочется расставаться… а это может быть только Элис, — Эм пожала плечами.

Эдвард вздохнул — вариант с Элис был не особо убедителен. Вся эта история получала вполне предсказуемое развитие — воплощение искренности и чистоты в лице Беллы не нашло пристанища в мире интриг и обмана. Одного он не понимал — почему его самого так тронули слезы на ее лице. Он мог только надеяться, что она не успеет влюбиться в Джаспера к тому моменту, как он с ней попрощается, и до этого ему казалось, что она не проявляет к нему сильных чувств… но ее реакция говорила об обратном.

— Весь прогноз перестраивать, — проворчала Эми.

На следующей неделе Эдвард напрасно убеждал себя, что спешит домой вовсе не из-за «Холостяка» и Беллы.


Эми сидела у телевизора со скрещенными руками, сердито уставившись на экран. Там вовсю шла коктейль-пати, и вот-вот должна была начаться церемония роз. Элис сияла — на этой неделе она была на индивидуальном свидании и сейчас стояла с розой. Эм просто кипела от возмущения, догадываясь, что сегодня Джаспер уберет ее любимицу Беллу. А Эдвард… Эдвард просто хотел увидеть, с какими глазами он разобьет сердце самому искреннему человеку на этом проекте.

Но никто из них не ожидал того, что произошло.

«Прости меня, Джаспер, — печально проговорила Белла. — Я не чувствую к тебе… того, что должна была чувствовать».

Эми широко открытыми глазами смотрела на экран, где Белла и Джаспер прощались.

«Мне так жаль, — пробормотала Белла, по ее щеке скатилась слеза. — Если я причинила тебе боль… я не хотела, правда…»
«Все хорошо,
 — покачал головой Джаспер. — Не переживай за меня, пожалуйста, я в порядке. Будь счастлива».

Эдвард недоверчиво уставился в телевизор.

Так она плакала не потому, что Джаспер разбил ей сердце… а потому, что боялась сама ранить его?

Удивительная девушка.

«Я думала, что мне просто нужно время… но, выходит, у меня просто нет чувств к Джасперу, — рассказывала Белла, сидя в лимузине. — Я правда боялась причинить ему боль… Другие девочки часто говорили, что я нравлюсь ему. Я так рада, что он отреагировал… спокойно. Он замечательный человек. Я надеюсь, он найдет свою судьбу в одной из оставшихся девочек».

— Эх, а я ее в четверку прогнозировала… — вздохнула Эми. — Жалко, классная она. Я бы посмотрела на нее в роли Холостячки, хотя у нее, конечно, совсем не тот типаж…

Эдвард покивал, думая о своем. Слушать про типаж после того, как он впервые смотрел на происходящее на экране как на реальность (пусть и далекую), было странно. Хоть и несколько отрезвляюще.


На следующий день, когда Эдвард редактировал курсовую, Эми беспардонно ворвалась в его комнату и уселась с ногами на его любимое кресло. Это его, впрочем, нисколько не удивило. Не в ботинках, и на том спасибо.

— Смотри-ка, Эд, — она продемонстрировала ему экран смартфона, где красовалась фотография Беллы с какими-то хэштегами внизу. — Твиттер ходит ходуном. Все в восторге от Беллы.
— Неудивительно, — хмыкнул Эдвард.
— Угадай, какой хэштег вышел в топ? #БеллувХолостячку. Я не одна, кто так подумал! — с гордостью заявила Эми. — Думаю, в такой ситуации типаж не станет преградой… если, конечно, они вообще читают Твиттер, а не выбирают все заранее.

Эдвард вздохнул.

— Думаю, читают, но это мало что меняет, — честно заявил он. — Белла настолько… не вписывается в это место, что я очень сомневаюсь, что она пойдет туда вновь. Вдумайся, ей неуютно из-за камер! Да и к тому же… Честность и искренние эмоции нужны только нормальным людям, а не режиссерам телешоу.
— Там нет режиссеров, только продюсеры, — парировала Эми. — Но может, ты и прав. А жаль…

Она снова уткнулась в смартфон, а Эдвард продолжил свое занятие.

— Эй, а если бы она все-таки пошла, ты бы подал заявку? — ни с того ни с сего спросила Эми. Эдвард удивленно уставился на нее.
— Почему вдруг такой вопрос?
— Ой, да ладно, — протянула сестра. — Хочешь сказать, она тебе не понравилась?
— Как я могу сказать что-то, если даже не видел ее вживую? — покачал головой Эдвард.
— Как и все, кто туда приходит, — парировала Эми. — А между тем некоторые пары все еще вместе. Кэтрин и Шон, Дезире и Крис…

Эдвард откинулся на спинку стула.

— Я все равно не знаю, о ком ты, Эмс, — рассмеялся он.
— Неважно, — отмахнулась она. — Может, влюбиться через экран и нельзя, а понять, нравится ли тебе человек — очень даже можно. И она тебе нравится.
— Ты примерно этими же словами уговариваешь меня каждый сезон, — прищурился Эдвард.
— Не каждый, последние два сезона я тебя не трогала! — возмутилась Эми.
— Хорошо, каждый сезон, когда я был свободен…

Она засопела, скрестив руки на груди.

— Ладно, подловил, — вздохнула она. — Но слушай, ты никогда не проявлял к этому интереса… до этого раза. Вот я и спрашиваю — попробовал бы ты в этот раз?

Эдвард вздохнул.

— Если бы вдруг случилось чудо, в июле пошел снег, а шоу «Холостячка» превратилось бы из фарса в нечто настоящее… кто знает, как бы я себя повел. Но я не вижу снега, — он кривовато улыбнулся.
— Аргх! — фыркнула очевидно неудовлетворенная ответом Эми. — Ты зануда, Эдвард Каллен.
— Я тоже тебя люблю.


С того разговора прошло почти два месяца, и ничто не предвещало беды. «Холостяк» закончился, одна из девушек — кстати, подруга Беллы, Элис, — получила свой хэппи-энд с «принцем на белом коне», зрители радовались в соцсетях и ждали объявления Холостячки. Эдвард с Эми посмотрели даже специальный выпуск о том, как живут участники после финала — сладкая парочка всю дорогу обнималась, многие девушки рассказывали о новых отношениях. Белла поделилась тем, что закончила университет. Ведущий Крис, разумеется, задавал провокационные вопросы — о парнях, отношении, мужском внимании после шоу… Белле было очевидно неловко, но она держалась молодцом.

В общем, повседневная жизнь вернулась на круги своя, по крайней мере, до выхода следующей Холостячки. Или это Эдвард так думал…

Пока однажды Эми не ворвалась в его комнату с неразборчивыми ликующими возгласами.

— Что случилось, Эмс? — поинтересовался Эдвард, отрываясь от книги.
— «Холостячка»! — объявила сестра, с торжествующим видом тряся телефоном перед носом у Эдварда. Он попытался что-то разглядеть, но тщетно.
— Ее же только через полгода должны показывать, — нахмурился он.
— Да ты посмотри!

Аккуратно взяв телефон из ее рук, Эдвард наконец увидел, что Эми ему показывала. Надпись на экране гласила:

«Изабелла Свон — новая Холостячка Америки!»

Внизу, под портретом Беллы, была надпись об открытии кастинга.

— И все-таки они пригласили ее! — отметила довольная Эми. — И она пошла!
Эдвард задумчиво покачал головой. Да, этого он не ожидал.

Белла на фотографии улыбалась немного неловко, но искренне и от того очаровательно.

— Эдвард… — вкрадчиво произнесла сестра. Он знал: когда она начинает говорить таким голосом — жди беды.
— Да, Эмс?
— Ты вроде бы говорил что-то о том, чтобы поучаствовать в кастинге… — невинно протянула она.
— Правда? — хмыкнул Эдвард. — А мне помнится, что об этом говорил кое-кто другой.

Эми недовольно засопела.

— Да ладно, Эд! Тебе не нравилась наигранность? — уточнила она. — Ложь и подковерные интриги? Ведь поэтому ты думал, что эта Белла туда не пойдет?

Эдвард кивнул, уже понимая, куда она ведет.

— Но она пошла, — подчеркнула Эм. — И если ты считаешь ее искренней — а ты считаешь! — то, может, стоит задуматься? Может, не так все плохо в этом шоу, как ты думал? Может, не все там подчиняется законам телебизнеса, может, есть и настоящие чувства? Ведь ей лучше знать. Она там была.

Она там была. В этом Эми была права. Еще месяц назад Эдвард был уверен, что Белла томится на этом шоу чуть ли не как пленница, что она задыхается от того количества лжи и фальши, которое ее окружает… Что она ушла в том числе из-за этого, и что уж точно она никогда туда не вернется. А теперь — бах, Холостячка. Что-то явно не складывалось. Что-то Эдвард явно понимал не так.

— Я мог ошибиться в ней, — пробормотал Эдвард. Верить в это не хотелось, но полностью исключать такую возможность было глупо. Он, в конце концов, уже ошибался. — В любом случае, это ее дело, Эм. Может, это шоу и для нее, но для меня… нет.

Эми вздохнула и нахмурилась. Эдвард сразу понял: подбирает аргументы.

— Эмс, — мягко произнес он. — Мы оба знаем, что ты просто пытаешься помочь мне найти новые отношения. Спасибо, но не нужно.

Вздохнув, Эми опустила плечи.

— Я просто хочу, чтобы ты был счастлив, — обиженно ответила она. — Я знаю, это, может, не самая лучшая из идей, и я знаю, что куча мужчин в качестве соперников тоже так себе бонус, и я знаю, что ты не любишь это шоу, и что образ на экране не то же самое, что человек в жизни, и что куча других «что»! Просто… — она перевела дыхание. — Просто тебе нужно развеяться, а я не знаю, как еще тебе помочь… Да черт возьми, я даже не знаю, что именно у вас там произошло! Я только вижу, что ты впервые за восемь месяцев проявил реальный интерес к девушке, пусть это и девушка из телевизора, и если вы так и не встретитесь, ты, может, еще восемь месяцев будешь жить в замкнутом кругу из дома и учебы и отмахиваться от новых знакомств тем, что ты вечно занят… Это шанс, Эдвард! И я просто… хотела тебя подтолкнуть. Вот.

Эдвард хотел было возразить… но так и не нашел, что сказать. Что он не живет в замкнутом кругу? Ложь. Что он не ищет оправданий от знакомств? Ложь. Что он не проявил интереса к Белле?..

Тоже ложь.

— Уф, — выдохнула Эми. — Просто подумай, ладно?
— Ладно, — пообещал Эдвард.


Сидя за столом, Эдвард задумчиво разглядывал анкету, которую ему принесла Эми и которую он уже почти заполнил. Да и заполнять было нечего: имя, фамилия, дата рождения, номер телефона, адрес, адрес электронной почты. Если он отправит эту анкету продюсерам «Холостячки» — обратный адрес уже был заботливо напечатан на конверте — ему придет письмо с датой, временем и местом кастинга на шоу.

Но делать этого он не собирался.

Эми могла думать, что ей угодно. Что на шоу можно найти настоящие чувства, что ему нужно отвлечься, что ему станет легче, когда он попробует… Даже что Белла — его судьба и родственная душа на всю оставшуюся жизнь. Эдвард не знал, правда ли это… но точно знал, что он не готов быть одним из двадцати пяти.

Но зачем-то открыл гугл и вбил в строку поиска запрос:

«Белла Свон Холостячка интервью».

Он ожидал увидеть те интервью, которые снимают перед каждым новым шоу — где новый Холостяк или Холостячка рассказывает о себе, о жизни, о том, почему решили прийти сюда второй раз… Но вместо этого нашел другое — интервью с Беллой для какого-то журнала, взятое почти сразу после показа серии с ее уходом. Эдвард нажал на кнопку воспроизведения.

« — Вы знаете, что ваш уход взорвал Твиттер? — улыбался интервьюер. — Народ поражен.
— Ну да,
 — Белла пожимала плечами. — Я догадывалась, что это должно быть… удивительно. Мало кто уходит по своей воле.
— Как вы думаете, смогли бы вы победить, если бы не ушли?
— Мне… сложно ответить на такой вопрос,
 — призналась Белла. — Это же не соревнование, чтобы «побеждать». Здесь вопрос должен стоять не о победе, а о том, появятся ли чувства и получатся ли отношения… с моей стороны ничего не получилось. А с его… у него все получилось с Элис, и я за них рада.
— По интернету гуляет хэштег «Беллу в холостячку»,
 — заговорщически прошептал интервьюер. — Америка полюбила вас! Как вы смотрите на такую возможность?..
— Я… я этого не ожидала,
 — смущенно улыбнулась Белла. — Насчет «Холостячки»… я не знаю, правда. Наверное, нет. Это… слишком большая ответственность. Как бы ты ни старался не давать лишних надежд — ты так или иначе даешь их всем, кто еще остается на проекте, а потом разбиваешь сердца всем, кроме одного… это как-то жестоко. Не думаю, что я справлюсь».

Эдвард задумчиво смотрел на экран, где застыл последний кадр видео — улыбающаяся Белла прощается с интервьюером под ненавязчивую мелодию. Ему почему-то стало интересно, что заставило эту удивительную девушку изменить решение.

«Как бы ты ни старался не давать лишних надежд»… Что-то Эдвард не заметил, чтобы кто-то из Холостяков и Холостячек действительно старался в этом направлении. Во всех сезонах, что показывала ему Эми (хоть их было всего три-четыре — но он справедливо полагал, что закономерности можно проследить уже на этом уровне), главные герои не видели никакой проблемы в том, чтобы целовать участника, признаваться ему в симпатии, а на следующий день прогонять с шоу. Эдвард не верил, что все это происходит спонтанно.

С другой стороны, и Белла — не все остальные.

Эдвард потряс головой. Нет, глупо, глупо, глупо. Ему не место на этом шоу.

Он вышел из дома с четким намерением выбросить уже заполненную анкету в мусорный бак.

Но вместо этого опустил ее в почтовый ящик.


«Поздравляем, вы были выбраны одним из 25 участников шоу «Холостячка». Для подписания необходимых для участия документов обращайтесь по адресу…»

Эдварду все еще казалось, что это сон.

Вот он отправляет анкету. Вот ему приходит адрес, по которому в его штате проходит кастинг. Вот он сидит в очереди в окружении других претендентов и все еще раздумывает — уйти? Остаться? Вот он представляется продюсерам и отвечает на вопросы. Вот девочка со светлым хвостиком на макушке снимает на камеру его рассказ о жизни и участливо интересуется, не устал ли он ждать.

А вот письмо. С официальной электронной почты шоу. Не розыгрыш — да и кому разыгрывать? Кроме Эми, об этой безрассудной попытке никто не знал.

— Э-э-э-э-эд!!!

Легка на помине, сестра влетела в двери его комнаты, сходу пихая ему в руку какую-то бумажку.

— Тебе письмо, от продюсерского центра, тебе письмо, открой скорее, открой! — тараторила Эмс.

Написанное на бумаге с печатью сообщение подтверждало: его и вправду выбрали. У него не галлюцинации, никто его не разыгрывает, и он не сошел окончательно с ума. Он поедет на шоу.
Господи боже, он поедет на шоу!

— Наверное, это судьба, — мечтательно произнесла Эми.
— Возможно, — согласился Эдвард, так кстати вспомнив улыбку Беллы на стоп-кадре видео.


— Нервничаешь? — спросила девочка с хвостиком, настраивая аппаратуру.
— Куда ж без этого, — признался Эдвард.
— Ты очень смелый, — заметила она. — Я помню тебя с кастингов, я снимала твой рассказ о жизни… Ты еще сказал, что тебе разбили сердце. Ты молодец, что после этого смог прийти сюда. Меня, кстати, Джейн зовут.
— Эдвард.
— Я помню, — Джейн включила камеру. — Ну, расскажи о том, что ты чувствуешь перед встречей с Холостячкой…


Все документы, от правил участия и до согласия на выезд за границу, были подписаны. Преподаватели уже согласились на отсрочку практики — благо, именно на нее выпал период съемок, и Эдварду не пришлось в конце последнего года обучения брать академический отпуск. Он был, в конце концов, уже в Калифорнии. Уже отсняли его интервью.

Возможно, Эми была права. Возможно, эту череду удивительных совпадений — то, что сестра заставила его смотреть именно этот сезон; то, что из всех участниц именно Белла стала новой Холостячкой; то, что непонятное чувство заставило его отправить анкету; то, что он в итоге здесь… Возможно, все это нельзя объяснить иначе как судьбой.

— Почему вы решили сюда прийти? — поинтересовался один из его соседей по лимузину, брюнет по имени Джейкоб.
— Белла, — ответил Эдвард хором с парнем в очках, Беном. Все засмеялись.
— Это как бы логично, — заметил высокий парнишка у окна.
— Она потрясающая, — заявил Джейкоб. — Я влюбился в нее в тот же момент, как увидел на экране.
— Ты не мог влюбиться через экран, — покачал головой Бен, поправляя очки. — Это не любовь, а симпатия.
«А может, и самообман», — хотел добавить Эдвард, но передумал.

В конце концов, он и свои-то эмоции объяснить не мог.

Белла стояла перед особняком, хрупкая фигурка в темно-синем платье. Лица ее не было видно издалека, но почему-то Эдвард был уверен, что она нервничает еще больше него.

Сидевшие с ними в машине операторы вызывали их по очереди, и вскоре Эдвард остался в машине последним. Он видел, как Бен вручил Белле книгу (и мысленно отчитал себя за то, что не додумался тоже что-нибудь подарить), как Джейкоб тоже что-то ей отдал, как еще один парень мялся и глядел в пол, как высокий, чье имя он не запомнил, о чем-то с Беллой поговорил и отправился в дом…

И когда Эдвард подходил к почему-то отвернувшейся от дорожки и что-то говорящей в камеру Белле, он ожидал чего угодно.

Но когда она обернулась, и ее темно-карие, в реальности неожиданно глубокие глаза встретились с его, он забыл все, что собирался сказать.

Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: miss_melody_m (13.11.2020)
Просмотров: 370 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 6
1
6   [Материал]
  А я надеялась, что это детектив, и Эдвард внедрён на съёмочную площадку ради расследования. Спасибо за главу)

1
5   [Материал]
  Итак мы узнали как в Холостячку попал Эдвард но не узнали куда Белла пропала в прошлой главе из шоу. Рада ,что автор вернулся . Надеюсь что продолжение не заставит себя так долго ждать после этого .

1
4   [Материал]
  Ух! Интересно)) спасибо!

2
3   [Материал]
  Вернулась наша блудная история))
Спасибо за возвращение! Интересно было прочесть мысли Эдварда JC_flirt

3
2   [Материал]
  Здорово. С возвращением! lovi06032

3
1   [Материал]
  С возвращением lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]