Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Секрет Каллена. Эпилог.
James Blunt – High

Заметки молодого кондитера


1. Терпение - залог успеха

Через считанные дни после разгрома кофейня вновь обрела свой прежний вид, и работа пошла по накатанной. И вроде бы все было по-старому, но я-то знала, что все изменилось, причем в лучшую сторону. Теперь я точно знала, что Эдвард мой и его никто не отнимет (уж я об этом позабочусь). Я знала, что он любит меня и изо всех сил пыталась доказать, что люблю его всем своим сердцем. Больше не было никаких тайн и недомолвок. Наконец-то у нас были нормальные, обычные отношения, как и у всех влюбленных. Хотя я немного лукавлю, когда говорю, что наши отношения обычные. Конечно Эдвард не перестал быть засранцем, а я не сбросила все свои колючки и наши громогласные споры частенько сотрясали стены квартиры. Но я рада, что эту изюминку в наших отношениях мы не утеряли. То, что мы не стали лишь воркующими голубками совсем не расстроило меня, потому что благодаря этому в наших отношениях присутствовала некая острота. И да, наши отношения точно нельзя назвать простыми, потому что мой любимый мужчина стал не только моим самым близким другом, любовником и родным человеком, но еще и стал моим… учителем.
Не знаю, сколько кастрюль упало Каллену на голову, но он решил сделать из меня кондитера. И за что мне это? Я вроде вела себя тихо, старалась ему особо не перечить (ну да, да, это с трудом получалось), была бешеной тигрицей в сексе и выматывала его, как могла, но почему-то Эдвард решил, что у меня есть все задатки кулинара, которые я старательно скрывала. Я всего лишь приготовила свой уродливый шоколадный пирог и почему-то Эдварду он безумно понравился. Но ведь эта сомнительная удача еще не делает из меня второго Эдварда, верно? Но он думал иначе.
Сначала я упиралась и отлынивала как могла. Мне совсем не казалось, что это хорошая идея, и я просто не понимала, почему Эдвард как упрямый баран гнет свою линию и пытается сделать меня полноправной участницей их сладкой секты. Но со временем я втянулась. Мне нравилось готовить на нашей кухне вместе с Эдвардом, нравилось то, как он терпеливо передавал мне свои знания и прививал любовь к своему делу. Я сама не заметила, как стала проводить свои вечера за чтением книги Калленов, в которой было собрано множество рецептов. Под грамотным руководством Эдварда я сделала свои первые неуверенные шаги в мире кулинарии и мне это нравилось. Все было прекрасно до тех пор, пока Эдварду не пришла в голову идея, настолько безумная, что я пришла в ужас.
- Я не пойду в колледж! – ошеломленно вскрикнула я, шлепнув Эдварда по голой спине.
Он лежал на животе, а я, сидя на его пояснице, делала ему массаж. Наверное, вместе с физическим напряжением я сняла напряжение с его мозга.
- Зря ты отказываешься, Белла. Это откроет для тебя столько дорог, - он вывернул руку и нежно сжал пальцами мое обнаженное бедро.
- Эдвард, - устало сказала я, продолжив разминать его плечи. - У меня уже есть диплом, и я не вижу…
- И что тебе дал твой диплом? – перебил меня Эдвард, и я обиженно засопела.
- Приподнимись, - тихо скомандовал он и, подчинившись, я встала на колени.
Эдвард перевернулся на спину и, взяв меня за бедра, мягко посадил на себя.
- Тебе нравится готовить?
Я кивнула и опустила взгляд на наши сплетенные пальцы.
- Ты хочешь совершенствоваться?
Еще один кивок.
- И ты понимаешь, что не хочешь всю жизнь проработать официанткой, а диплом журналиста ты не собираешься применять?
Я раздраженно засопела, понимая, что Эдвард прав, и меня это ужасно бесило.
- И я же знаю, что тебе нравится готовить, но ты почему-то упорно отказываешься принимать тот факт, что способности у тебя есть.
- Эдвард, - я устало потерла лоб и провела ладонями по его груди, - может, у меня и есть способности, но я не думаю, что этот мизер поможет мне чего-то добиться. Тем более, мне никогда не стать такой как ты и Таня.
- А чем ты хуже нас? – сердито прорычал Эдвард, и я потупила взгляд.
– У тебя все получится, – уже нежнее добавил он, и я выдавила слабую улыбку. – Тем более, я всегда буду рядом и во всем тебе помогу.
- Ну, я не знаю… - неуверенно проныла я. - Еще несколько лет потратить на учебу… и неизвестно, какие это принесет плоды.
- Да тебе слабо.
- Что? – возмущенно воскликнула я, в то время как Каллен самодовольно улыбался. – Не бери меня на «слабо».
- А что? Хочешь сказать, что это не так? – Не выдержав напора, я слезла с Эдварда и легла рядом, повернувшись к нему спиной.
Через пару секунд сильные мужские руки уже гладили мое тело и прижимали к теплой груди, где билось самое любимое сердце, и, черт побери, я сразу же начинала таять. Да что со мной такое? Эдварду достаточно было послать мне очаровательную улыбку, подарить пару прикосновений, и я уже растекалась тягучей лужицей удовольствия у его ног. Иногда я ненавижу себя за такую слабость, но Эдвард говорит, что я влияю на него также, а это как-то примиряло меня с таким слепым обожанием, с которым я относилась к нему.
- Эй, - прошептал он на ухо, оставляя на нем мимолетные поцелуи, и я еще как-то держалась, пока не услышала его ласковое:
- Малышка, не злись.
Спрятав улыбку, прижавшись к подушке, я наслаждалась его мягкими поцелуями и нежным шепотом.
- Ты все сможешь, я верю в тебя. Но чтобы у тебя действительно все получилось, ты должна сама в себя поверить, иначе это просто не имеет смысла.
Я тяжело вздыхала и отнекивалась, находила тысячу отговорок, но уже мысленно представляла себя в рабочей форме кондитера, работающую бок о бок с Эдвардом. А он в свою очередь был очень терпелив и приводил кучу доводов, которые медленно, но верно подталкивали меня к краю.
Я все-таки поступила в колледж. Ужасаясь перспективе несколько лет отдать учебе, я, к великому удовольствию Эдварда, уже вовсю наслаждалась своим новым положением. Учиться и работать было безумно трудно, но со мной был мой любимый, который был для меня главной опорой, который подбадривал меня, когда я унывала или давал мне верное направление, если я сбивалась с пути. А я… я просто его очень любила. Любила так сильно, что порой он обхватывал ладонями мое лицо, всматривался в мои глаза и ошеломленно бормотал, что до сих пор не может поверить в то, что Изабелла Свон так любит его. Глупенький, он даже не представлял, как сильна моя любовь, ведь очень часто я сдерживала себя и не хотела быть навязчивой со всеми этими проявлениями нежности.
Да и сам Эдвард был не самым эмоциональным парнем на земле. Он не пел мне серенад, не читал стихов, не устраивал романтических сюрпризов, но я знала, что его любовь также сильна, как и моя. Например, я чувствовала, что он любит меня, когда ловила его восхищенный взгляд в мою сторону, или когда мелодией звонка его мобильного стала теперь любимая Эдварду the shoop shoop song. Или когда я вела себя просто отвратительно, но Эдвард просто обнимал меня, целовал в макушку, или, если сильно его разозлю, щипал за задницу, говоря, что я очень плохая девочка. В общем, я всегда чувствовала его любовь и здесь не нужны были слова.
Когда пришло время моего первого экзамена, мы оба были на взводе. Мне нужно было приготовить к экзамену бисквитный торт, сливочную помадку и любое блюдо на выбор. Естественно, Эдвард вызвался мне помогать и предложил потренироваться за несколько дней перед днем икс.
- Белла, - процедил он сквозь зубы, когда я быстро размешивала массу для теста, - мешай медленнее и более тщательно.
- Если я буду мешать медленнее, то ничего не успею, - огрызнулась я и продолжила скоростное помешивание. – Тем более, я не вижу разницы между медленным и быстрым перемешиванием.
- А надо бы, - злобно буркнул Эдвард и вырвал ложку из моих рук. – Иногда мне кажется, что ты специально делаешь все наперекор мне.
- А мне кажется, что ты не даешь мне свободы выбора! – я ткнула его пальцем в грудь и его ноздри раздулись. Ну, все, если в ход пошли раздувшиеся ноздри, то я нарвалась.
Мы начали шипеть друг на друга как змеи, высказывая все свое недовольство и раздражаясь еще больше.
- Я вообще не вижу смысла в предварительной подготовке, - я злобно швырнула ложку в раковину, раздался громкий противный звук от удара.
- А ты что, думаешь, что у тебя все с первого раза получится? Да черта с два, Белла! Ни у кого не получится все это приготовить с первого раза. Я долго тренировался перед экзаменом, Таня тоже. Все готовятся заранее.
- А почему я должна быть как вы? Может, у меня все получится сразу?
- Если у тебя получится сразу, то я буду месяц мыть посуду. – С усмешкой проговорил Каллен, и я взбесилась еще больше.
- Все! Я так больше не могу! – крикнула я, и, схватив Эдварда за руку, потащила его в комнату.
Он недоуменно нахмурился, когда я толкнула его на кровать и бросила короткое:
- Раздевайся.
- Эээ... я не понял…
- Не знаю как ты, но я собираюсь заняться примирительным сексом, - безапелляционно заявила я, скинув футболку.
Эдвард фыркнул и покачал головой.
- Я не буду с тобой мириться с помощью секса. Мы же с тобой договаривались…
- Я разрываю все договоренности, - стянув с себя джинсы, я отбросила их в сторону под удивленным взглядом Эдварда.
- В конце концов, - прошептала я, сев к нему на колени, - это мы тоже должны попробовать. – И поцеловала его.
Через сотни удовлетворенных мгновений я лежала у Эдварда на груди и тяжело дышала после только что пережитого удовольствия.
- Вот так-то, Каллен, - довольно хмыкнула я и взвизгнула, когда он звучно шлепнул меня по попе.
- Не выпендривайся, – довольно засмеялся он и, в унисон вздохнув, мы обнялись покрепче.
- Эдвард, - прошептала я через несколько минут и погладила его по щеке. – Не слушай все глупости, что я говорю, ладно? Я хочу быть как вы и не считаю, что ты ограничиваешь меня в выборе.
- Все нормально, - он поцеловал меня в лоб и погладил по спине. Обожаю его.
Через некоторое время, когда Эдвард заснул, я осторожно высвободилась из его объятий, оделась и вышла из комнаты, предварительно плотно прикрыв за собой дверь.
На кухонном столе лежали неубранные продукты и, собрав волосы в хвост, я приступила к делу. Я делала все медленно и терпеливо, вспоминала все уроки, которые давал мне самый лучший учитель на свете, и четко следовала рецептам. На самом деле я очень нервничала, но какое-то внутренне упорство не давало мне остановиться. И когда к утру дрожащими руками доставала из духовки пирог и ставила его рядом с тортом и помадкой, я была как никогда довольна собой. Но мне ведь важна оценка человека, чье мнение для меня важнее остальных, и я принялась ждать. Ожидание не было долгим. Когда мой сладкий заспанный мужчина вышел из комнаты в поисках меня, я ощущала жуткий мандраж и ненавидела себя за вчерашнюю стычку.
Потирая глаза, Эдвард зашел на кухню, и его брови удивленно приподнялись при виде меня, сидящей за столом и смиренно сложившей перед собой руки, и всего, что я приготовила. Ни говоря не слова, Эдвард подошел к столу и оценил внешний вид приготовленных мной сладостей. Он сразу же заметил некоторые шероховатости и как немного небрежно пирог покрыт глазурью. Когда он довольно кивнул, я облегченно выдохнула и напряглась в ожидании того момента, когда он начнет пробовать. Эдвард взял в руки острый нож и отрезал по куску от бисквитного торта и шоколадного пирога. Откусив кусочек от каждого, он положил вилку на стол и прижал меня к себе.
Может, получилось и не идеально, но очень вкусно. Как бонус за старание Эдвард около двух недель исправно мыл посуду сам.

2. Не бойся неожиданностей

Однажды у меня взорвался пирог.
Я заподозрила что-то неладное, когда сквозь мутное стекло дверцы духовки увидела, как он надулся до неимоверных размеров, и решила посмотреть, что же с ним не так. Стоило мне открыть дверцу, как пирог взорвался и заляпал своими бренными останками всю духовку, мои руки, футболку и даже волосам досталась своя порция.
Эдвард смеялся до слез.
Я, конечно, избила его подушкой, ущипнула за зад и укусила за ухо, но вскоре валялась в таком же истерическом припадке рядом.
Как оказалось, будни кондитера наполнены множеством вещей, которые могли проявиться неожиданно и ты должен быть готов устоять и устранить все последствия.
Я узнала, что торты могут не пропекаться, пироги взрываться, а кексы становиться по вкусу похожими на резину. Было очень обидно получать нож в спину от желе, которое почему-то развалилось.
Я ужасно злилась, но Эдвард научил меня воспринимать эти неудачи несколько иначе. Как он сказал, изменив известную фразу «у каждого кондитера есть свое сладкое кладбище». Сначала мое «кладбище» было возмутительно огромным. Но мое с трудом приобретенное терпение, упорство и вера в меня Эдварда сделали свое дело, и потихоньку я начала выходить на новый, более профессиональный уровень. Учеба в колледже из повинности превратилась в радость, успехи перевесили количество неудач, и наконец-то я обрела уверенность в себе. Нет, я не стала себя считать гением кулинарии. Я просто поверила в то, что все обязательно получится.
Нашим отношениям было два года, когда Розали и Эммет поженились. У Роуз никогда не было свадьбы, и она захотела устроить большой праздник. Естественно, безумно влюбленный в нее Эммет потакал невесте во всем и сделал все, чтобы его любимая была довольна торжеством. Свадьбу праздновали в одном из ресторанов Сиэтла и, конечно же, Эдвард и Таня настояли на том, чтобы испечь торт и никакая сила не смогла их остановить.
Самым прекрасным нарядом Роуз, который преобразил ее до неузнаваемости, стало счастье. Она вся светилась, даже когда поздно вечером, измотанная за этот суетной день, танцевала с Эмметом. Они обнимались, медленно покачивались из стороны в сторону и так трепетно смотрели друг другу в глаза, что у меня наворачивались слезы. Счастливая до одури Кайла, утомленная от переизбытка положительных эмоций, заснула, положив голову на стол.
- Они так счастливы, – сентиментально улыбнувшись, сказала я и рука Эдварда, до этого свободно лежавшая на моем животе, притянула меня спиной к его груди.
- А ты? – тихо спросил Эдвард, и я повернула голову назад, чтобы посмотреть в его глаза.
- Я? Я никогда не была так счастлива, как сейчас с тобой, – я повернулась в его объятьях к нему лицом и положила руку на его гладковыбритую щеку.
- А почему ты спрашиваешь?
- Да просто так… - Он усмехнулся и опустил взгляд. – А ты никогда не хотела снова выйти замуж?
- Пф, еще не хватало. Мне по горло хватило замужества с Джейкобом, я совсем не…
Я онемела, когда увидела, как Эдвард нахмурился и, сжав губы, отвел взгляд в сторону. Ну что со мной не так? Любимый мужчина спрашивает, хотела бы я выйти замуж (а просто так он этого бы не сделал), а я несу какой-то бред про прошлый брак. Белла в моей голове покрутила пальцем у виска.
- Я совсем не это хотела сказать. – Как можно более убедительно и практически по слогам выговорила я, и Эдвард грустно усмехнулся.
- Ну да, конечно.
Я привстала на носочки и, обхватив ладонями его щеки, прижалась губами к его подбородку.
- Забудь, что я это сказала, ладно? – начала отчаянно шептать я. – Милый, ты же знаешь, что я вообще не фильтрую все, что говорю.
Эдвард отнял мои руки от своего лица, оставил по поцелую на каждом запястье и, одарив меня такой улыбкой, от которой у меня подкосились коленки, сказал:
- Давай вообще забудем этот разговор.
- Нет, пожалуйста, – плаксиво проблеяла я. – Давай не будем забывать?
Он обнял меня одной рукой за талию и, поцеловав меня в лоб, твердо сказал:
- Забудем.
Пришлось забыть. Весь последующий месяц Эдвард вел себя так, будто этого разговора не было, и я уже на самом деле начала забывать, пока не наступил день, который я буду помнить всегда.
- Беллз, я задержусь в кофейне.
Я чуть телефон не выронила из рук, когда Эдвард это сказал. Я готовила ужин и мыслями была уже в «нашем» вечере, который мы проведем вместе, а тут он говорит, что задержится. Возмутительно.
- Слишком много работы, и ты же знаешь, как без Элис тут тяжело.
Месяц назад у Элис и Джаспера родился сын, и ее отсутствие на работе ощущалось очень остро.
- Ну, я уже почти приготовила ужин…
- Может, придешь ко мне? – мягко спросил он и я улыбнулась. – А потом вместе вернемся домой.
Через тридцать минут я уже подходила к кофейне. Хотела обойти ее, чтобы зайти со служебного входа, как заметила, что сквозь жалюзи пробивается какой-то странный свет. Потоптавшись на месте пару секунд, я медленно двинулась к главному входу и, нерешительно дернув на себя дверь, я сделала шаг вперед и… замерла.
Все столики, кроме одного в центре, были сдвинуты к стенам и уставлены свечами. Господи, откуда столько свечей? Все помещение как-то выглядело иначе, уставленное вазами с цветами и освещенное мягким светом свечей. Я беспомощно оглядывалась по сторонам, не зная, что и думать, пока не открылась дверь служебного помещения и не вышел Эдвард. Он держал в руках букет цветов и смущенно улыбался.
- Привет, - сказал он и, словно очнувшись ото сна, я закрыла за собой входную дверь и, неосознанно заламывая руки, медленно подошла к нему.
- Привет, - дрожащим голосом произнесла я. – Что тут происходит?
Эдвард улыбнулся и переложил в мои руки букет.
- Спасибо, - я с наслаждением вдохнула нежный аромат цветов.
- Я решил устроить нам небольшой романтический ужин. – Эдвард подвел меня к центральному столику, на котором лежали фрукты, какие-то конфеты и шампанское. – Садись.
Я села и, отложив букет в сторону, беспомощно оглянулась.
- Эдвард, ну почему же ты меня не предупредил? Я… я даже не оделась соответствующе случаю.
Я с недовольством оглядела свои простенькие джинсы и теплую толстовку, досадливо вздохнув. Эдвард учил меня быть готовой к неожиданностям, но как оказалось, я не совсем хорошая ученица и меня легко застать врасплох.
- Ты прекрасно выглядишь, - он поцеловал меня в лоб и разлил по бокалам шампанское.
- Угощайся, – я взяла из его рук бокал и смущенно улыбнулась.
- И все же ты должен был меня предупредить.
Эдвард не дал мне договорить, запихнув клубнику мне в рот. Под его мягкий смех, с недовольным лицом я ее прожевала.
Нам всегда было о чем поговорить. Иногда складывалось такое ощущение, что мы не могли наговориться за годы молчания, и я надеялась, что так будет продолжаться и дальше. Наш скромный романтический ужин протекал плавно и очень уютно. Мы разговаривали о разных мелочах, но мне никак не давала покоя одна мысль, и я все же решила задать Эдварду вопрос.
- Эдвард, - я обняла его за руку и, прижавшись к его боку, положила голову на его плечо. – А почему ты все это затеял? Нет, ты ничего не подумай, я очень рада, но так неожиданно.
Конечно же, Эдвард был романтиком, но даже за два года наших отношений он продолжал это тщательно скрывать, строя из себя брутального повелителя пирожных. Да и я не была особо сентиментальна, но такие моменты как сейчас почему-то западали мне глубоко в душу, и я наслаждалась этой романтикой изо всех сил.
Эдвард нежно улыбнулся мне, взял меня за руку и с задумчивым выражением лица помассировал мой безымянный палец. Он старательно подбирал слова, а я давала ему время и с ума сходила от ожидания. В голове уже выстроилась логическая цепочка событий, но я старательно отгоняла все мысли подальше, чтобы потом не пострадать от болезненного разочарования.
- Знаешь, - тихо начал говорить он, и я слушала его, практически не дыша. – Я никогда не был особо сентиментальным и не замечал многих вещей. До тебя у меня было много отношений, но все было как-то сухо и без особого интереса. Но почему-то именно ты - та, которая попортила мне немало крови, стала той, кто открыл мне глаза на мир. Благодаря тебе я понял, что с любимым человеком не зазорно быть слабым. Может, ты этого и не замечаешь, но ты дала мне столько уверенности в себе, сколько я не мог выработать за все годы, которые провел без тебя.
- Я люблю тебя, – тихо произнесла я и нежно его поцеловала.
- И я тебя люблю. И я хочу всю жизнь засыпать и просыпаться с тобой. Я хочу делить с тобой все радости и печали. Я мечтаю о ребенке, который был бы похож на тебя внешне и имел бы такой же невыносимый характер.
Я не отводила взгляда от Эдварда, и, хоть его лицо было размытым из-за слез, струящихся из моих глаз, но я всматривалась в самые красивые на свете глаза и мысленно благодарила Бога за то, что Эдвард мой. Хоть я и знала, куда он клонит, я все равно не могла унять учащенное сердцебиение.
- Я хочу состариться вместе с тобой и… уйти первым, потому что без тебя жизнь будет адом.
- Только попробуй, - уже не сдерживаясь, прорыдала я, обнимая его за шею.
Эдвард пересадил меня к себе на колени. Жалобно всхлипывая, я уткнулась носом в его плечо. Мы просто молча обнимались, Эдвард то гладил меня по голове, то смахивал слезы, бегущие по лицу. Не знаю, сколько мы так просидели, пока Эдвард не перекинул мои волосы за спину и не прижался губами к моему уху, тихо в него прошептав:
- Ты выйдешь за меня замуж?
Я глубоко вздохнула, немного отстранилась и, положив руку на его щеку, внимательно посмотрела в его глаза. Эдвард всегда относился к особому типу мужчин. Он сам особенный и в этом нет никаких сомнений. Только смотря на него, мне хотелось быть с ним рядом, не отпускать ни на минуту, заниматься с ним любовью, рожать ему детей, сутками напролет не вылезать из кухни, готовя любимому мужчине его любимые блюда, хотелось кричать о любви и плакать от переизбытка чувств. Надо быть просто дурой, чтобы отказать ему. А я все-таки не дура, поэтому в миллиметре от его губ прошептала единственное правильное слово, которое сделало нас еще более счастливыми:
- Да.
Наша свадьба прошла в кофейне, которую по этому случаю украсили цветами. Эдвард выглядел великолепно в черном брючном костюме и белой рубашке, а я надела простое нежно-голубое платье до колен и белые туфли на шпильке. Все-таки я уже была замужем, и мне совсем не хотелось платья, фаты и прочих штучек, которые так любят невесты. Мы пригласили только родителей и близких друзей, и это была на самом деле идеальная свадьба.
В этот день я много раз вспоминала Джейкоба и свою первую свадьбу. Удивительно, как все изменилось, и сейчас, спустя годы, пришло осознание того, что в юности я допускала массу ошибок из-за глупости, неопытности и природного упрямства. Если в прошлый раз я мучилась сомнениями, грустила и дрожала как осиновый лист перед свадьбой, то в этот раз все было иначе. Наш с Эдвардом день я ждала как ни один до этого. Душа пела, а сердце радовалось и не сбивалось с ритма от ненужных сомнений и страхов. Все было правильно. И надевая кольцо на палец Эдварда, который так счастливо улыбался, что щемило сердце, я знала, что это навсегда.
На медовый месяц мы поехали в теплые края, к океану. И вот, в один из дней, наполненных безграничным счастьем, мы сидели в обнимку на песке и смотрели на безграничный океан.
- Миссис Каллен, – позвал меня Эдвард и от этого обращения мое сердце радостно трепыхнулось. Все никак не привыкну к этому. – У меня к тебе деловое предложение.
- Слушаю вас, мистер Каллен, – игриво ответила я.
- Вот смотри, - рассудительно начал говорить Эдвард, а я не сдержала улыбку. – У Элис и Джаспера уже есть сын, Таня и Гаррет ждут ребенка. И скажи мне на милость, почему Каллены должны отставать?
- Что? – непонимающе фыркнула я и засмеялась, поняв, что он имел в виду. – Я поняла, к чему ты клонишь, но в чем же деловое предложение?
- Может, нам стоит пойти в номер и усиленно поработать над этим вопросом? – смешно подвигав бровями, сказал мой новоиспеченный муж.
Смущенно улыбнувшись, я погладила его по плечу и встала. Обняв себя руками, я подставила лицо ласковым лучам солнца и мягкому ветерку, а через пару секунд почувствовала, как сильные руки обхватили меня за талию, прижав к себе.
- Я что-то не так сказал? – тихо спросил Эдвард, и я повернулась к нему лицом.
- Нет, что ты, милый. – Я погладила его по щеке и, нахмурившись, Эдвард сказал:
- Если ты не хочешь, то я не буду на тебя давить. Мы можем обсудить это в другой раз и…
- Нет, Эдвард.
- Что нет?
- Мы не обсудим это в другой раз, потому что над ЭТИМ вопросом ты уже поработал.
- Что? – муж непонимающе посмотрел на меня и удивленно приподнял брови, увидев мою широкую улыбку.
- Ну что… Нам не нужно работать над этим вопросом, потому что я уже беременна.
Шокировано открыв рот, Эдвард потерял дар речи, и, довольно фыркнув, я поцеловала его в щеку и пошла в сторону отеля медленно, наслаждаясь ощущением теплого песка под моими ногами. Я узнала о беременности буквально пару дней назад и все не знала, как сказать об этом Эдварду, а тут подвернулся такой удачный момент.
Увидеть две полоски на тесте было самой большой неожиданностью в моей жизни, но я этого не испугалась. Раньше я старательно отгоняла мысли о ребенке подальше и боялась даже надеяться на такой подарок судьбы, а теперь тайная мечта стала явью и все благодаря Эдварду.
Очнувшись от ступора, Эдвард догнал меня и прижал к себе крепко-крепко. Мимо нас ходили люди: кто-то возмущенно охал, кто-то просто проходил мимо и смотрел неодобрительно, но, не обращая внимания ни на кого, мы целовались будто впервые - страстно и горячо. Это был наш совершенный момент, который я положила в копилку воспоминаний, чтобы в будущем, как бы ни было тяжело, вспоминать и помнить, что я люблю и я жива.

3. Люби

Удивительно, как меняется жизнь, когда в ней появляется ребенок. Ребенок, который до кончиков пальцев похож на любимого мужчину, и эту идеальную копию сотворила ты сама. Джеймс Каллен - наше маленькое солнышко, наше совершенное творение, которое мы будем любить, что бы ни случилось.
Эдвард был вне себя от счастья, когда у нас родился сын, и, смотря на него, я понимала, что этот мужчина станет самым лучшим отцом на свете. Это даже не подвергалось сомнению. И он на самом деле стал таким.
Я до дрожи обожала сына и никак не могла понять, как мы жили без него. Но вместе со счастьем, навалилась масса страхов и переживаний за малыша. Первое время я была какой-то безумной мамашей, которая тряслась над каждым вдохом драгоценного сыночка, которая мечтала оградить его ото всех бед и, если бы могла, то даже стерилизовала бы воздух, лишь бы никакая зараза не прицепилась к любимому ребенку. К счастью, вскоре этот психоз прошел, и я, хоть и жила в постоянном страхе за сына, но стала более спокойной и дала себе возможность насладиться материнством.
Иногда мне казалось, что Джеймс чуть ли не самый залюбленный ребенок на свете. Его обожали родители, бабушки и дедушки, наши друзья. Я боялась, что сын будет избалованным, но не могла противостоять этим глазам, которые были точной копией отцовских. Могу с уверенностью заявить, что маленький Каллен также как и его отец будет разбивать женские сердца одним своим взглядом.
При всей своей любви к сыну, Эдвард старался или делал вид, что он строгий отец, но я уже столько раз заставала его умиленно сюсюкающим с ребенком, что он просто прекратил выпендриваться и при мне перестал строить из себя грозного папочку.
Когда Джеймсу исполнилось три года, в нашей семье произошло сразу два радостных события. Я с отличием окончила колледж, а Эдвард открыл вторую кофейню на другом конце города. Проводя жесткий отбор, он нанял больше персонала, чтобы можно было обслуживать две кофейни, и, что меня совсем не удивляло, вторая кофейня пользовалась таким же успехом, как и первая.
А я… я посвятила себя воспитанию ребенка и параллельно принимала небольшие заказы на приготовление тортов к праздникам, кексов и множества сладостей, но так, чтобы это не мешало мне уделять должное внимание мужу и сыну и одновременно готовиться к кое-чему более масштабному, чем готовка на заказ.
Но жизнь не может быть безоблачной. Мы, конечно же, это знали. И нашу безумно счастливую семью постигали неудачи, мы с Эдвардом частенько ругались, сын «радовал» нелегкими простудными заболеваниями, но все это ерунда, потому что мы знали, что что бы ни случилось, мы будем вместе и всегда друг друга поддержим. Но иногда случается что-то, что надолго оставляет в твоем сердце глубокую брешь…
Я часто брала читать книгу Калленов и на память помнила множество рецептов, которые любила претворять в жизнь. Книга была очень старой, потрепанной, листы такими хрупкими, что я переворачивала их практически не дыша. Я тряслась над этой книгой как чуть ли не над ребенком, и каждый раз убирала ее на место, под добрые насмешки Эдварда. Он всегда посмеивался над тем, как я боялась за книгу, но я не говорила, что такое трепетное отношение к ней обусловлено виной за то, что я когда-то сделала. В самом начале наших «новых» отношений Эдвард строго-настрого запретил мне вспоминать все что было и чтобы я не мучилась чувством вины. Пообещать-то я пообещала, но не всегда это исполняла. Даже спустя столько лет мне мог присниться сон, где я отдаю книгу Джейкобу, и Эдвард отталкивает меня и смотрит так холодно, что становится больно.
Я не помню, почему я оставила книгу на кухонном столе. Может, потому что была невнимательна, может, потому что Джеймс бегал вокруг меня и отвлекал от чтения своими просьбами пойти погулять, а может из-за того, что Эдвард подгонял и практически силой вытащил меня из-за стола и потащил с ним и Джеймсом на прогулку. Что бы ни было, я все-таки оставила книгу на кухонном столе и ни что не предвещало беды. Мы отлично погуляли в парке. Пока Джеймс развлекался со своими маленькими друзьями на детской площадке, я кормила Эдварда мороженым, а он шептал мне на ухо всякие нежные глупости, заставляя меня краснеть как девочку. Все было прекрасно, пока не пришли домой, а там… там нас ждали сотрудники аварийной службы, которые и обрадовали нас новостью о том, что на кухне прорвало трубу и из-за этого затопило нашу квартиру и еще несколько внизу. Я была ужасно расстроена, пока не нашла на кухне то, что много лет до этого было книгой и от этого зрелища мое сердце чуть не остановилось. Какая ирония, я так берегла книгу, а она пострадала там, где я даже подумать не могла - к сожалению, наш кухонный стол стоял как раз под той злополучной трубой.
- Мама! Мама! – испуганно заверещал Джеймс, когда я с белым как мел лицом осела на стул.
- Позови папу, Джеймс, – с трудом прохрипела я, и сын во весь голос стал звать отца.
Испуганный криками сына, Эдвард влетел в кухню через несколько секунд и, увидев мое состояние, моментально оказался возле меня.
- Белла, что с тобой? – требовательно спросил он, при этом растирая мои оледеневшие пальцы.
- Я… Я не хотела, Эдвард…
- Да что случилось, черт возьми? – он несильно встряхнул меня за плечи, и без слов я указала головой на стол.
Эдвард медленно перевел взгляд и, увидев промокшую книгу, вздрогнул. Нахмурившись, он отпустил меня и попытался взять книгу в руки, но переплет распался. Когда он попытался перелистнуть страницы, они просто расползлись как каша, настолько старой была бумага. Книга пропала.
Потеряв интерес к происходящему, Джеймс выбежал из кухни, шлепая по воде, которая была на полу и, не выдержав, я всхлипнула и с рыданиями уткнулась лицом в живот Эдварда.
- Я так виновата, Эдвард. Так виновата…
- Эй, - он присел передо мной на корточки и взял мои ладони в свои. – Даже не думай об этом, ладно? Ты ни в чем не виновата.
- Эдвард, - шмыгнув носом, протянула я. - Это я оставила тут книгу и это я виновата. Я даже не знаю, как восполнить эту потерю…
- Так, это никуда не годится. - Он поднял меня со стула, сам сел на него и посадил меня к себе на колени.
- Послушай меня, ты не виновата. Ты забыла тут книгу, но это я не обратил внимание на проблемы с трубой. Все это стечение обстоятельств, понимаешь? – всхлипнув, я кивнула и снова разрыдалась.
Я видела, что Эдвард усилием воли сохраняет бодрый вид, чтобы я не расстроилась еще больше, но я видела, что ему очень больно потерять эту книгу.
Эта потеря потрясла нас обоих и оставила в наших сердцах неизгладимый след. Книга, которая нас когда-то связала, канула в лету и все что нам остается, это помнить о ней и тех людях, которые вложили в нее множество сил и любви к своему делу.
В день шестой годовщины нашего с Эдвардом брака я работала. Смею заметить, на любимой работе, а именно в кофейне «Добрый день». Попасть на работу сюда и было моим большим делом, тем, о чем я мечтала с того дня, как окончила колледж. Два года. Два тяжелых, но очень счастливых года я посвятила этому месту и ни разу об этом не пожалела.
Вообще в «Добрый день» было очень трудно попасть. Помимо Эдварда и Тани здесь и во второй кофейне работало еще несколько кондитеров, которые прошли очень жестких отбор и за последние несколько лет отсюда уволились всего два человека и на каждое место приходили десятки желающих, но получал работу только лучший. Когда я пришла на собеседование, Эдвард был в бешенстве. Просто до этого я грамотно водила его за нос и говорила, что кроме моих заказов меня ничего не волнует.
- Какого черта тут происходит? – возмущенно спросил он Таню, Маркуса и Алека, но они промолчали и лишь Таня смущенно отвернулась.
- Это с тобой моя жена договаривалась о собеседовании, да? – требовательно спросил он Таню и она молча кивнула.
- А почему ты злишься? – возмущенно спросила я, и Эдвард раздул ноздри. Начинается…
- Я… я не знаю, – вдруг сказал он. – Я не смогу быть объективным к тебе. Я бы и без собеседования взял тебя, но ты понимаешь, что это будет нечестно.
Честность - одно из множества положительных качеств, которое я обожала в Эдварде. Я поддерживала его во всем и тоже считала, что было бы неправильным оказаться здесь только потому, что мой муж главный. Я хотела быть как все и желала только чтобы оценили по достоинству мои профессиональные навыки.
- Ну, ты же можешь представить, что я не твоя жена, - пошутила я, но Эдвард только мрачно посмотрел на меня исподлобья.
- Я самоустраняюсь. Решайте все сами. – Эдвард отошел в сторону и стал наблюдать.
Собеседование в кофейне проходило таким образом, что претендент на должность кондитера должен приготовить что-то, что будет нужным и полезным. Сюда брали только тех, кто мог привнести что-то новое, и я хотела быть одной из них.
Я надела фартук и приступила к делу, одновременно рассказывая:
- Как жена кондитера, который любит побаловать меня чем-то сладеньким, я заметила, что начинаю набирать вес. А потом, попивая свой любимый кофе, я увидела пару, где мужчина объедался пирожными, а его спутница пила чай и смотрела на его еду голодными глазами. Я решила разработать для кофейни диетическое меню, которое позволило бы расширить ассортимент десертов, не ущемляя при этом интересы тех, кто бережет свою фигуру.
На скорую руку я приготовила несколько диетических десертов и, по мере продвижения моей работы и рассказа о концепции низкокалорийных сладостей, глаза Эдварда расширялись все больше и больше, и его искренне удивление придало мне больше уверенности. Вроде бы ничего особенного, но в каждом рецепте или отдельном замечании была видна проделанная работа.
Даже если бы меня здесь никто не знал, и я бы не была женой Эдварда, меня бы приняли. Когда меня поздравляли Алек, Маркус и Таня, я чувствовала себя счастливой и гордой за дело, которое разрабатывала долгое время.
- Поздравляю, - последним меня поздравил Эдвард, в его глазах была такая гордость за меня, что я еле удержалась, чтобы прям тут не завалить его на пол, чтобы расцеловать.
Каждый день здесь - это работа над собой, над своими навыками и избегание повтора прошлых ошибок. Наконец-то я чувствовала себя на своем месте.
От воспоминаний меня отвлекла Кайла, которая со счастливой улыбкой влетела в кухню. Ей недавно исполнилось шестнадцать, и я поверить не могла, что еще недавно эта красивая юная девушка была маленькой смешной девчушкой с розовым рюкзачком. Эдварда с трудом удалось уговорить дать ей поработать тут летом, и Кайла с удовольствием взялась за работу, которую когда-то делали мы с Роуз и Элис. Розали перестала работать официанткой, но из кофейни не ушла. Теперь она у нас незаменимый и самый лучший специалист по бухгалтерии. С помощью этой работы она могла оставлять много времени для Эммета и их двоих дочерей - Кайлы, которая несмотря ни на что считала Эммета своим отцом, и Джейн, которой было всего три года.
- Белла, там один из посетителей хотел бы с тобой поговорить. Он за пятым столиком.
- Хорошо, - я с интересом проводила взглядом Кайлу, которая над чем-то посмеивалась и, поправив волосы, вышла в главный зал.
Сразу найдя взглядом нужный мне столик, я не смогла сдержать улыбки. За ним сидел потрясающе красивый мужчина и маленький мальчик - его уменьшенная копия. Пока я пробиралась к столику, только и слышала со всех сторон:
- Здравствуйте, миссис Каллен.
- Миссис Каллен, все просто изумительно.
Я всем улыбалась и благодарственно кивала, пока не дошла до пятого столика.
- Добрый день, – сказала я наше фирменное приветствие и мужчина соблазнительно улыбнулся. У меня задрожали коленки.
- Добрый день, миссис Каллен, – медленно выговорил он и посмотрел на мальчика.
- Здравствуйте, - стараясь не улыбаться, сказал ребенок, и я с облегчением заметила, что на месте недавно выпавшего молочного зуба наконец-то появился кончик коренного.
- Здравствуй, - я не могла сдержать улыбки.
- Миссис Каллен, все безумно вкусно. – Пристально смотря на меня, сказал мужчина, и я покраснела. – В чем ваш секрет?
- У меня замечательный муж, который меня всему научил, – со скромной улыбкой сказала я и мальчик, не выдержав, рассмеялся.
- Ах вы мои шалуны, - с любовью сказала я, сначала погладив Джеймса по голове, а потом поцеловав мужа в губы. – Что вы тут делаете?
Эдвард взял меня за руку и подмигнул сыну:
- Хотел сказать, что Джеймс сегодня останется на ночь у Элис и в нашу годовщину мы предоставлены сами себе.
- Вау, - протянула я, мысленно поблагодарив Элис. Удивительно, как с двумя детьми, у которых было по шилу в попе, она не была против взять к себе на ночь еще одного буйного ребенка.
- Я отведу Джеймса днем и буду ждать тебя дома после работы.
- Хорошо. Слушайся тетю Элис и дядю Джаспера, – я поцеловала сына в макушку и, чмокнув мужа в щеку, прошептала ему:
- До вечера.
Мы никогда не покидали стены нашей квартиры в день годовщины. Мы просто зарывались поглубже в наш кокон и проводили весь день вместе. Это было традицией, ее даже никто не думал нарушать.
Наконец-то освободившись, перед тем как идти домой, я зашла в магазин за любимым мороженым Эдварда. Стоя в очереди у кассы, я крутила на пальце очень красивое серебряное колечко, которое любимый подарил утром, и всеми мыслями была уже дома. Скучающе обведя взглядом кассы, я натолкнулась взглядом на человека, при виде которого вздрогнула. Джейкоб.
После погрома в кофейне его уволили с канала, обязали выплатить огромный штраф и приговорили к общественным работам. Я встречала его пару раз в год, но мы ни разу не разговаривали и старательно делали вид, что незнакомы. Посмотрев на нас, вряд ли можно было сказать, что когда-то мы были женаты, что с жутким скандалом развелись и ненавидели друг друга всей душой.
Джейкоб первый отвел взгляд, и я облегченно вздохнула. Каждый раз после таких столкновений мне еще долго было не по себе. Не буду сейчас думать об этой встрече. Сегодня для меня есть только Эдвард.
Стоило мне открыть дверь квартиры, как ко мне подлетел муж и подхватил на руки.
- Какое великолепное приветствие, - пробормотала я, пока он покрывал поцелуями мою шею.
Эдвард довольно заурчал и понес меня на диван.
- Я не могу больше ждать. Можешь даже не надеяться сегодня на сон, – бурчал он, стягивая с меня кофту, и я уже почти поддалась, как вспомнила кое-что важное.
- Эдвард, подожди, - простонала я, отчаянно гладя его плечи и прижимаясь ближе. – Я кое-что забыла.
- В чем дело? – непонимающе спросил он, когда я отказалась снимать майку. Словно голодный зверь, он уставился на мою грудь, плотно обтянутую тканью и облизнул губы. О Боже, он просто озабоченный. Неужели эффект от ночного марафона так быстро спал? Хотя я такая же озабоченная и, слава Богу, только по отношению к нему, также как и он ко мне.
- Подарок. Я специально оставила твой подарок на вечер.
- А может попозже, а? – жалобно протянул Эдвард, и я покачала головой.
- Знаю я твое попозже. Ты же меня из постели не пустишь до завтрашнего дня.
Я встала с дивана и, шлепнув меня по попе, Эдвард уселся поудобнее, провожая меня недовольным взглядом.
Я быстренько забежала в нашу комнату и достала из шкафа подарок, упакованный в яркую оберточную бумагу.
- Что это? – непонимающе спросил Эдвард, с интересом рассматривая подарок, который я положила ему на колени.
- Открой и посмотри.
Фыркнув, Эдвард разорвал бумагу и достал… книгу.
Я думала об этом подарке очень давно и, когда пришло время, заказала книгу, которая выглядела в точности как старая книга Калленов. Такая же толстая, чтобы исписать ее пустые страницы множеством рецептов, такой же зеленый переплет с золотым узором. Точная копия, только обновленная и пустая внутри. Пока что пустая.
- Я подумала, что было бы здорово восстановить книгу Калленов. Может, мы не вспомним все рецепты, но восстановить можно многое и еще дописать что-то новое.
Сжав губы, Эдвард бережно провел рукой по переплету и молча покачал головой.
- Тебе нравится? – обеспокоенная его реакцией, спросила я, и, еле заметно кивнув, Эдвард обнял меня одной рукой и прижался своим лбом к моему.
- Ты хоть представляешь, как сильно я тебя люблю? – прохрипел он и мои глаза увлажнились. – Нет, ты просто представить себе не можешь, насколько сильно я люблю тебя.
- Я знаю. – Прошептала я и погладила мужа по щеке. – Я все знаю, ведь люблю тебя также.
- Это самый лучший подарок, который я получал.
Эдвард поцеловал меня нежно и трепетно. Я с удовольствием отвечала на движения его теплых губ и почему-то сильно дрожала.
- Это еще не все. Открой первую страницу.
Чмокнув меня в нос, Эдвард открыл книгу и через несколько секунд счастливо улыбнулся.
На белом листе красивым почерком была выведена единственная фраза, в которой было больше смысла, чем в тысяче слов.

«Маленькие секреты Калленов…»


Конец.




Не знаю как вы, но я не верю, что это конец) Наша сладкая парочка навсегда останется в моих мыслях. Они будто впитались в мою кожу и я уже никогда не смогу готовить чизкейк и не думать о них. The Shoop Shoop Shoop Song у меня ассоциируются только с ними. Теперь я имею особую слабость к сладкому и аромату кофе))) Я мечтаю воспитать своего сына также, как был воспитан мой Эдвард - добрым, любящим и просто настоящим мужчиной.
Надеюсь, что и вы, попивая кофе в любимой кофейне, будете вспоминать эту историю и радоваться за Беллу и Эдварда, которые преодолели все трудности и смогли обрести свое счастье.
Ди... ты же знаешь, что я тебя люблю, да? Ты самая замечательная бета, которая только могла у меня быть и с полной уверенностью могу заявить, что ты вторая мама Секрета)
Спасибо всем, кто был с этой историей с самого начала и тем, кто присоединился к нам позже. Ваши комментарии придавали мне столько сил, что порой можно было захлебнуться нахлынувшим от них вдохновением.
А также отдельное спасибо всем, кто голосовал за эту историю в различных конкурсах. До сих пор поверить не могу, что мы завоевали столько наград)
Благодарим Диану за молниеносную проверку и если вам есть что сказать, то жду всех ТУТ=)))

Источник: http://robsten.ru/forum/29-494-23
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Snastasia (20.03.2012)
Просмотров: 2576 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 5.0/31
Всего комментариев: 241 2 3 »
24   [Материал]
  Потрясающе!!! good

22   [Материал]
  История просто шикарная... мне безумно понравилось..))
Ты молодец..!)

21   [Материал]
  good good

20   [Материал]
  Спасибо за эту горько- сладкую и просто замечательную историю!!!

19   [Материал]
  lovi06032 отличнейшая история!

18   [Материал]
  Распрекрасная история! Мы уже знакомы с многими Эдвардами - мультимиллионеры.
мафиози. преподаватель, вампиры наконец, но этот Эдвард такой милый, такой земной
просто любящий человек без всякой хренотени. Классная история, огромное спасибо автору, умеют же люди писать трогательно и нежно.

23   [Материал]
  Полностью поддерживаю Ваши слова. Согласна со всем вышесказанным. Отличная, добрая, чудесная история. Побольше бы таких Эдвардов.

17   [Материал]
  Класс!

16   [Материал]
  большое спасибо

15   [Материал]
  Спасибо

14   [Материал]
  это фантастика! прямо супер! огромное спасибо за доставленное удовольствие lovi06015

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]