Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Следуй за сердцем
Глава 10. Лабораторная

Саундтреки к главе: Doves - There Goes The Fear
The Rasmus – No fear

POV Белла


Учебный год был в самом разгаре. Приближались рождественские каникулы. Было достаточно холодно, поэтому после уроков мы с Калленами обычно сидели либо у них, либо у меня дома. Чаще, конечно, у них, потому что там было просторнее и больше возможностей для развлечений и учёбы.

Всё было замечательно. Друзья, занятия. Отношения с Чарли становились всё теплее. Я ничуть не жалела о принятом решении переехать к отцу. Единственное, что омрачало мою жизнь – это то, что как бы я ни пыталась определиться с будущей профессией, заходя на сайты различных учебных заведений, изучая предлагаемые ими программы, или хотя бы понять, в какой области хотела бы работать, у меня не складывалась окончательная картина.

Большинство ребят из нашей компании уже всё решили для себя, и начали готовиться к поступлению, выбирая школьные проекты по профилю, и начиная приобретать необходимые им навыки. А я даже поддержать разговор на эту тему не могла, отмалчиваясь, когда меня пытались включить в общую беседу. Из-за этого я чувствовала себя не в своей тарелке.

Даже Элис, у которой вечно менялось настроение и желания, решила стать фотографом. У неё отлично получались фотографии. Мы с Роуз и Эдвардом даже собрали денег, и подарили ей на день рождения профессиональную камеру. Она была абсолютно счастлива! Правда, мы периодически жалели о своём подарке, потому что из неугомонного эльфа Элис превратилась в сумасшедшего папарацци. Она чуть ли не спала с камерой, а нас снимала всё время, и неважно было, настроены мы на это были, или нет.

С Эдвардом давно всё было решено. Он только и мечтал, чтобы скорее начать учиться в медицинском университете. Роуз с её внешностью и сообразительностью решила податься в журналистику. А я только и делала, что писала в две колонки разные профессии, те, в которых себя не вижу абсолютно, и те, что могли бы меня заинтересовать.

Видя моё замешательство, ребята пытались отвлечь меня разными способами. Элис и Роуз решили применить артиллерию: всё чаще брали меня с собой на шопинг. Тогда я решила хотя бы сделать вид, что успокоилась, потому что, несмотря на замечательных подруг, их интерес к покупке кучи одежды не разделяла.

Я решила, что вместо того, чтобы хандрить, лучше стану уделять ещё больше внимания учёбе. И действительно, это принесло свои плоды: во-первых, поднялся мой общий балл, а во-вторых, мои знания в различных областях улучшились. Особенно, это касалось биологии, потому что Эдвард, заметив моё рвение к учёбе, всячески поддерживал меня, да и мистер Баннер, видя, что мы справляемся на «отлично» с его заданиями, ещё больше стал усложнять их, чтобы мы тренировались.

Мне очень нравилась биология. Но есть тема, которую я избегала. А мы как раз начали её изучать. Кровеносная система человека. От одного только названия меня била дрожь. А всё дело в моей панической боязни вида крови. Когда мы изучали теорию, это ещё было терпимо. Но на следующей неделе мы должны были приступить к практике. Я даже думать об этом не могла. А признаваться кому-то в том, что одна из лучших по этому предмету учениц – трусиха, и до истерики может дойти при виде капли крови – не хотелось.

Всю неделю я ходила сама не своя. Ребята видели это, но их попытки узнать, в чём дело, не увенчались успехом. Я пыталась найти хоть какую-нибудь отговорку, чтобы не идти на этот злополучный урок биологии, где нам предстояла лабораторная работа. На ней мы должны были не только рассматривать различные образцы, изучать кровь под микроскопом, но и определять собственную группу крови. А я, как назло, даже заболеть не могла. И потом, я даже почти решилась отпроситься с этого занятия у мистера Баннера, когда вспомнила, что эта тема была одной из экзаменационных, и лабораторную придётся повторить в конце года. Выхода не было. Придётся идти.

И вот, настал этот злополучный день. Я с трудом заставила себя встать с кровати и привести себя в порядок. Есть не хотелось. Выпив кофе и разогрев завтрак Чарли, я взяла ключи от своего Шевроле и вышла из дома. Настроение было такое, словно я не на один из любимых уроков собиралась, а на изощрённую смертную казнь. Задумавшись по дороге, я чуть было не въехала в одну из припаркованных на обочине машин. Ну, давай же, Свон, возьми себя в руки.

Идя по школьному двору, я даже прошла мимо Калленов, попросту не заметив их, когда Элис и Эдвард одновременно окликнули меня. Резко развернувшись, я уставилась на них. Не знаю, как я в этот момент выглядела, но, судя по их ошарашенным лицам – хуже вряд ли могло быть. Что-то сказав Элис и подошедшей к ним Роуз, Эдвард направился в мою сторону. Взяв меня под руку и спросив, готова ли я, он развернул меня, и мы направились в сторону корпуса, где у нас проходила биология. Он что-то спрашивал меня по пути, но я будто была в оцепенении. Наконец, очнувшись, я спросила:

- Что, прости? Эдвард, я не расслышала вопрос.

- Ну, наконец-то! Думал, тебя уже встряхнуть придётся. Что с тобой такое, Белла? Ты сама не своя сегодня.

- Я не хочу на сегодняшний урок биологии, Эдвард. Я не могу туда идти – сказала я, вздохнув.

- Ты не успела подготовить задание, или что-то в этом роде? – Эдвард был удивлён. Ещё ни разу я не пропускала ни одного занятия, тем более, по биологии.

- Дело не в этом, просто… - замешкалась я.. – просто я не могу туда идти, вот и всё – меня раздражала вся эта ситуация, и больше всего, мне не хотелось выглядеть глупо перед Калленом.

- Но, почему, Белла, можешь мне объяснить?

Боже, ну что он пристал? Я и так держусь из последних сил, чтобы не сбежать!

- Потому что, я не могу – повторила я, и шёпотом добавила – я боюсь.

- Чего ты боишься, Белла? – внимательно и аккуратно спросил меня Эдвард.

- Крови – так же прошептала я.

- Своей или чужой? – уточнил парень.

- Любой – вздохнув, ответила я, продолжив уже смелее – Эдвард, я панически боюсь вида крови. Своей, чужой, это неважно. Я до безумия боюсь идти на биологию сейчас. Потому что я не справлюсь с этим заданием. Меня тошнит от её запаха, сковывает от её вида.

- Так, давай попробуем успокоиться, ладно? – сказав это, Эдвард слегка приобнял меня, и прошептал мне на ухо – Белла, не бойся, мы вместе туда пойдём, я ни на секунду не оставлю тебя. Всё будет хорошо.

- А если не будет? – с сомнением спросила я.

- А если не будет, то мы придумаем что-нибудь – он пытался подбодрить меня всё тем же спокойным голосом.

- Я могу упасть в обморок – честно предупредила я.

- Белла, даже если и так, это ничего страшного. С кем не бывает? И вообще, если что-либо подобное произойдёт, я найду способ увести тебя оттуда.

Голос Эдварда был таким уверенным, успокаивающим. Мне действительно стало легче после разговора с ним. Я даже на какое-то время подумала, что смогу справиться со всем этим. Примерно, до того момента, как мы зашли в класс.

Как только я увидела на столе у мистера Баннера кучу пробирок с красной жидкостью, я встала, как вкопанная. Но Эдвард, идущий рядом, мягко подтолкнул меня к нашему столу.

- Расслабься – прошептал мне он.

Я постаралась прислушаться к его словам. Вынув из наших рюкзаков всё необходимое, и сев за стол, мы стали ждать начала урока.

Послышался звонок, и в кабинет зашёл преподаватель.
Поприветствовав класс, мистер Баннер начал занятие.

- Итак, сегодня нам предстоит объёмная лабораторная работа. Она состоит из трёх частей. Первая, короткая – теоретическая. На ней мы кратко подытожим всё, что нам известно о кровеносной системе человека – говорил мистер Баннер, раздавая нам брошюры для лабораторной.

- Затем – продолжил преподаватель, - мы перейдём ко второй части занятия. Она будет практической. Вы изучите под микроскопом разные кровяные клетки. Запишете ваши наблюдения в лабораторные журналы. И наконец, завершающая часть практической работы – каждый из вас проведёт анализ на группу крови.

Закончив описывать ход сегодняшней работы, мистер Баннер стал нам задавать вопросы по теории. Мы по очереди отвечали. Я старалась не думать о предстоящей практической части занятия. Правда, удавалось мне это с трудом, потому что перед глазами каждый раз всплывали пробирки с красной вязкой жидкостью. Бррр …гадость какая… Я содрогнулась и тут же почувствовала на своей руке ладонь Эдварда. Он спросил:

- С тобой всё в порядке?

Я кивнула утвердительно, а он, наклонившись ко мне, прошептал на ухо:

- Если вдруг почувствуешь себя нехорошо – просто скажи мне.

Я снова кивнула ему, и прошептала:

- Хорошо, Эдвард. Если что, я скажу тебе.

Мне было неловко от того, каким заботливым был Эдвард. Но это не значит, что такое внимание не доставляло мне некое удовольствие. Если бы не моя реальная фобия, возможно, я бы даже наслаждалась всем этим.

А так, я ждала самого неприятного от этого дня. Я буквально ощущала свой страх. Он был таким осязаемым, таким плотным, что ассоциировался у меня с кирпичной стеной.

Мне, правда, стало немного спокойнее относительно первой части практического задания, где нам нужно будет изучать кровяные клетки под микроскопом – ведь можно попытаться представить, что это не кровь, а просто какая-нибудь другая субстанция. Но, что касалось второй практической части, то здесь меня всё ещё сковывал всепоглощающий ужас.

Я пыталась найти в себе силы преодолеть его, но как только мои мысли возвращались к тому, что нужно будет самой проколоть свой палец и взять собственную кровь на анализ, меня охватывала дикая паника. И дело было не в том, что это больно. Как раз боли я никогда не боялась. Я была достаточно терпеливым человеком, и могла стойко переносить даже сильную боль. Но не вид крови.

Я не знаю, когда и откуда возникло это чувство страха по отношению к крови. В детстве, когда я, бегая, спотыкалась и сильно разбивала коленки, у меня не было таких проблем с этим. Но, с какого-то момента этот страх стал омрачать мою жизнь. В особенности потому, что был он каким-то иррациональным, и не поддавался никакому объяснению.

Поэтому, когда мистер Баннер стал разносить штативы с пробирками, я поёжилась и отвернулась. Эдвард, взяв пробирку, быстро капнул немного крови на предметное стекло, и положил его на предметный столик микроскопа. Затем он закрыл пробирку и убрал её подальше от меня. Посмотрев в микроскоп, он повернул его ко мне и спросил:

- Белла, я всё приготовил, посмотришь?

Я кивнула, и, сглотнув, приблизилась к микроскопу. Так как самой крови нигде не было, мне было спокойнее смотреть в объектив. Там я увидела различные кровяные клетки: несколько эритроцитов, плавающие вокруг них лимфоциты и тромбоциты.

Внимательно рассмотрев всё в микроскоп, мы зарисовали увиденное в лабораторный журнал и записали всё необходимое. Так как мы справились с заданием первыми, нам пришлось ждать остальных учеников, чтобы перейти ко второй практической части. Я пыталась успокоиться и настроиться на выполнение задания. Видя, как трясутся мои руки, Эдвард наклонился ко мне и прошептал:

- Белла, всё хорошо, дыши глубже, постарайся расслабиться.

Я начала глубоко вдыхать воздух через нос и медленно выдыхать через рот. Мне стало немного полегче, и руки почти перестали трястись. Но как только мистер Баннер стал раздавать скарификаторы и реактивы для анализа, моё волнение захлестнуло меня с новой силой.
«Всё в порядке» пыталась я уговорить себя, «Белла, успокойся, ведь ты сдавала как-то кровь на анализ раньше, ничего же не происходило, и сейчас всё будет хорошо». Несмотря на мои попытки унять страх, он только усилился. А когда я услышала голос преподавателя, призывающий нас начать вторую практическую часть, меня вновь охватила паника.

И тут же я почувствовала руку Эдварда на своей. Он сжал мою кисть в успокаивающем жесте.

- Готова? - спросил он.
Я помотала головой из стороны в сторону. Я не была готова. Больше всего на свете мне хотелось быть в этот момент где угодно, только не здесь.

- Белла, давай просто сделаем это вместе, и всё – шепнул Эдвард мне на ухо.

Судорожно вздохнув, я собралась с силами и кивнула ему. Взяв дрожащими руками скарификатор, я вскрыла его и посмотрела на Эдварда. Каллен сделал то же самое. Теперь мы сидели со вскрытыми скарификаторами в руках и собирались одновременно проколоть пальцы. Видя мою нерешительность, Эдвард предложил сделать это друг другу, сначала я ему, а потом он мне. Подумав, я поняла, что не смогу сделать что-то такое Эдварду, но мне было бы легче, если бы он проколол палец мне. Что я и сказала ему. Тогда он, кивнув, предложил:

- Хорошо, тогда давай так: я сейчас быстро проколю палец себе, возьму кровь на анализ, а потом то же самое проделаю с твоим. Если тебе страшно или неприятно, просто отвернись, договорились?

Я кивнула и, увидев, как Эдвард повернул скарификатор, чтобы сделать прокол, сжалась и отвернулась. Через какое-то время я решила обернуться и увидела, что Каллен, сдавливая палец, извлекает в специальную пробирку свою кровь.

Тут же в нос ударил запах крови, к горлу подступила тошнота, а перед глазами поплыли тёмные круги. Я замотала головой, но так сделалось ещё хуже. Тогда, из последних сил собравшись, я стала подниматься со своего места. Осознав, что помимо тошноты, паники и головокружения у меня подкашиваются ноги, я почувствовала, что вот-вот упаду в обморок.

Испугавшись рвотного позыва, я прикрыла рот руками и как можно быстрее направилась в сторону коридора. Я не видела ничего вокруг себя, только спасительную дверь, заграждающую выход из кабинета. Усилием воли повернувшись, я увидела, что Эдвард встаёт, и, вытирая чем-то место прокола на пальце, идёт в мою сторону.

Ещё я услышала, как где-то сзади и слева меня окликнул мистер Баннер, но я не могла что-либо ответить ему, но, будто в тумане, я услышала голос Эдварда, который сказал преподавателю, что всё потом объяснит. Затем я буквально врезалась в дверь, к которой так упорно шла, но открыть её не было никаких сил.

Я уже с отчаянием стала оседать на пол, не видя никакого выхода из этой ловушки, когда почувствовала, как меня подхватывают чьи-то руки, и дверь передо мной волшебным образом распахивается. Глотнув порцию свежего воздуха, я зажмурилась от ещё более сильного головокружения, а затем, стала отчаянно вдыхать и выдыхать. Перед глазами всё плыло и лучше не становилось.

Где-то далеко, на задворках своего сознания, я слышала голос Эдварда, призывающий меня начать дышать глубже и размереннее. Я постаралась послушаться, и стала постепенно менять судорожные вдохи на более спокойные и глубокие. Чувствуя, что мне уже полегче, я стала озираться по сторонам, чтобы сориентироваться.

Я увидела Эдварда, стоящего рядом и поддерживающего меня. Он с беспокойством вглядывался в моё лицо. Мышцы его были напряжены, он готовился в любой момент подхватить моё, всё ещё непослушное тело. Заметив, что я потихоньку прихожу в себя, парень заботливо спросил:

- Ну, как ты, Белла?

- Уже лучше, спасибо – ответила я и постаралась улыбнуться.

- Давай-ка выйдем на свежий воздух. Ты как, сможешь идти?

- Я не знаю, но попробую – честно ответила я.

- Не переживай, если что, я донесу тебя – мягко сказал Эдвард, и мы направились к выходу из корпуса.

Мне было ужасно неловко из-за всей этой ситуации. Я чувствовала себя такой трусихой, и была смущена тем, что таким недостойным способом привлекла внимание парня, который мне нравился. Хорошо ещё, что я не умудрилась впасть в истерику. Иначе вообще не смогла бы больше смотреть ему в глаза.

Пока я размышляла о создавшемся положении, в которое я сама себя загнала своей нелепой фобией, мы с Эдвардом шли по направлению к скамейкам в школьном дворе. Мы не разговаривали, и я была очень благодарна за это парню.
Мы сели на одну из скамеек, стоящих поодаль от учебных корпусов. Занятия ещё не закончились, поэтому вокруг не было никого из учеников. Всё так же молча, мы просто сидели, и думали каждый о своём.

Паника и страх, сковавшие меня, практически улетучились вслед за тошнотой. Руки тряслись до сих пор, но и дрожь постепенно стихала. Вскоре дыхание совсем восстановилось, я успокоилась. Эдвард, до этого момента не проронивший ни слова, посмотрев на меня, улыбнулся и спросил:

- Ну что? Ты в порядке? Пациент скорее жив, чем мёртв?

Облегчённо вздохнув от того, что он решил с юмором отнестись к этой ситуации, я ответила парню в его манере:

- Да, этого пациента удалось спасти, благодаря стараниям будущего доктора Каллена-младшего.

Эдвард усмехнулся, а затем, его лицо неожиданно стало серьёзным, и он сказал:

- Белла, там, в кабинете, ты испугала меня. Когда ты говорила, что боишься вида крови, я не мог предположить, что ты абсолютно не преувеличиваешь. Почему ты не поговорила об этом с мистером Баннером? Уверен, он пошёл бы тебе навстречу и освободил бы от этой лабораторной.

Опустив голову, я раздумывала, как объяснить Эдварду причину моего нежелания признаться преподавателю в своей слабости. Поняв, что ничего, кроме правды его не устроит, я тихонько прошептала:

- Я …я просто не могла…Это так…- я замолчала, пытаясь подобрать правильные слова - ..так…унизительно, мне не хотелось, чтобы он стал относиться ко мне… снисходительно.. я же…мы же… - я посмотрела в глаза Эдварду, который внимательно слушал меня, и, вероятно, поняв, о чём я, он продолжил :

- Мы же с тобой лучшие ученики в классе, да? Ты это хотела сказать? Нам не позволено иметь слабостей?

Я кивнула, а он продолжил:

- Белла, глупенькая. Даже у самых сильных и влиятельных людей есть свои маленькие, а иногда вовсе не маленькие страхи. Но это не значит, что показав кому-то один из них, этот человек станет неуважаемым, и к его мнению не будут прислушиваться. Многие из величайших людей имели жуткие фобии, к примеру, Гай Юлий Цезарь боялся грозы и при первых раскатах грома прятался в убежище. У Наполеона был панический страх перед белыми лошадьми. Петр I, российский царь, смертельно боялся насекомых. Эдгар По и Николай Гоголь страдали боязнью быть похороненными заживо. Но от этого они не стали менее уважаемыми, и их величие до сих пор никто не оспаривает!

Я удивлённо смотрела на Эдварда. Я и представить не могла, что он настолько начитан. И то, что он рассказал обо всех этих великих людях, помогло мне понять, что я не единственная, кто чего-нибудь боится. Я была так благодарна сидящему рядом со мной человеку. Каждый раз он удивлял меня чем-нибудь и вдохновлял меня! Собравшись с духом, я решила, во что бы то ни стало, вернуться в кабинет биологии, чтобы хотя бы потрудиться объяснить преподавателю своё, более чем странное поведение.
Поднявшись со скамейки, я столкнулась с непонимающим взглядом Каллена. Тогда я просто сказала:

- Пойдём назад, в класс.

Ещё больше удивившись, парень уточнил:

- На биологию, прямо сейчас? Ты уверена?

- Абсолютно!

Конечно, я немного храбрилась, но искренне надеялась, что действительно смогу преодолеть страх и вернуться туда. И, пусть, не закончить лабораторную, но, хотя бы поговорить с мистером Баннером.

Идя по коридору корпуса по направлению к кабинету, я старалась глубоко и размеренно дышать, готовя себя к возможному виду и запаху крови. Перед самим входом в класс я замешкалась, но, вдохнув как можно глубже и задержав дыхание, я посмотрела на стоящего позади Эдварда и, кивнув ему, вошла.

Стараясь не смотреть вокруг себя, я отыскала глазами преподавателя, и направилась прямо к нему. Мистер Баннер, заметив наше с Эдвардом возвращение, отвлёкся от других ребят, и, спасибо ему, отвёл нас в сторону.

Я понимала, что мне нужно как-то начать говорить, но не могла подобрать слова. Тогда Эдвард, в очередной раз за этот день, выручил меня, и сказал:

- Мистер Баннер, прошу прощения за наш внезапный уход, просто..

Перебив Эдварда, я продолжила:

- Просто мне стало плохо на уроке от вида крови, и я вышла подышать свежим воздухом, а Эдвард помог мне – я опустила голову, всё ещё стыдясь этой своей слабости, хотя после разговора с Калленом ощущала себя значительно лучше относительно этого.

Понимающе кивнув, преподаватель спросил меня:

- Изабелла, скажите, с вами это впервые или подобные случаи происходили раньше?

Найдя в себе силы, я произнесла:

- Случалось и раньше. Я очень боюсь вида крови. Уже давно.

- Так почему же вы мне не сказали об этом? Я освободил бы вас от сегодняшнего занятия – удивлённо спросил преподаватель.

- Я не хотела казаться слабой – прошептала я.

- Боже мой, мисс Свон, в этом нет абсолютно ничего предосудительного! Многие люди боятся вида крови, даже врачи! Просто вам нужно найти причину вашего страха и постараться преодолеть её. А пока, я учту этот небольшой нюанс, и впредь, если планируется какое-либо подобное сегодняшнему, занятие, я оставляю присутствие на нём на ваше усмотрение. Договорились?

Я кивнула, а Эдвард сжал мою руку в одобряющем жесте. После этого мистер Баннер вернулся к другим ученикам, а мы с Эдвардом сели на свои места.

Буквально через пару минут послушался звонок с урока. Мы стали собираться и наводить порядок на столах. Я в очередной раз поблагодарила Эдварда, который избавил меня от необходимости лишний раз смотреть на пробирки и вдыхать запах крови, и убрал всё сам.
Осознанно, или нет, но кабинет биологии мы покидали, держась за руки.

Ну вот и прошёл один из самых трудных уроков Беллы. Как вам её попытки справиться с фобией? А поведение Эдварда? Хотелось бы знать ваше мнение об этом. Жду ваших комментариев под главой и



Источник: http://robsten.ru/forum/29-459-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Meldara (29.08.2011) | Автор: Meldara
Просмотров: 292 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
3  
  прогресс! держатся уже за руки fund02002 , а то в некоторых других фанфиках страсть бурлит чуть ли уже не с первого дня. Хороший, добрый, спокойный, нежный фанфик. Спасибо автору.

2  
  спасибки..побёгла на форум..;)

1  
  good good good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]