Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Танцевать с тобой
Глава 16. 

(Белла) 

- Нет, малыш, вот так, - мягко проговорила я, поправляя ручку мальчика со светлыми редкими волосами. Сморщив лобик и выпятив маленькие губки, он старался сделать так, как его прошу. Я очень любила детей, они вызывали во мне самые тёплые и приятные эмоции. А преподавать для них было так весело и забавно, что могла делать это без остановки, забыв про время, растворяясь в их смехе и наивной непосредственности. Они были таким чистыми, добрыми и непорочными, что казалось, будто частичка их света передавалась и мне. Если бы я могла, то непременно защитила бы каждого, помогла и подсказала – сделала бы всё от себя зависящее, лишь бы детский смех никогда не затихал. Я любила их всем сердцем, отдавая ту нежность, что не доставало самой. Услышав шуршание сзади, мгновенно среагировала, подхватывая за руку девчушку, неудачно переступившую с ноги на ногу. Ещё мгновение и она бы упала. Локоть прорезала резкая боль, от которой чуть не отдернула руку, но лишившись права выбора, только сильнее стиснула зубы, делая глубокий вдох носом. 
- Всё хорошо, Лиззи? Ну, зачем же такую сложную позу ты выбрала? – улыбнулась я, нежно глядя ребёнка по голове, чувствуя облегчение от отпускающей боли в локте. В глазах девочки стояли слёзы, и она была готова расплакаться в следующую секунду из-за неудавшейся фигуры кенгуру, которого изображала. 
- У тебя очень хорошо получилось, умница, - рассмеялась, теребя розовую пухлую щёчку. Радостная улыбка отразилась на её лице, и малышка снова усердно принялась изображать зверька, будто бы и не расстраивалась вовсе. Каждое наше занятие начиналось с того, что первые пятнадцать минут пыталась успокоить детей, стараясь выстроить их в какое-то подобие шеренги. И это можно было сделать лишь предложив им поиграть в «Замри фигура» - разминку, которую мы сами придумали, иначе дети могли весь час, отведённый на занятие, бегать по залу, кричать и кувыркаться. Сегодня я выбрала тему зверей, наблюдая за различными смешными, крохотными зверьками, застывшими на паркете. Было удивительно смотреть на них, настолько сильно увлечённых и заинтересованных этой игрой, старательно, почти в мельчайших деталях, изображающих фигуры. 

- Молодцы, ребята. Я угадала всех зверушек, у вас получилось замечательно и очень правдоподобно! Сегодня я не могу выбрать победителя, потому что вы все здорово справились! – торжественно объявила я, а детки начала недовольно фыркать. Я никогда не выделяла лучших, было очень важно найти компромисс, особенно, если речь шла о малышах. Мне совершенно не хотелось, чтобы кто-то из них соперничал за моё внимание или между собой, они были ещё слишком маленькими, чтобы познавать дух соревнования и борьбы. Это никак не вписывалось в наш крохотный, светлый и радостный мир детства. 
- А теперь давайте повторим то, что успели разучить на прошлом занятии. Все готовы? Джэйми, отойди чуть в сторону, ладно? – дотронувшись до плеча мальчика, подвинула его в сторону, чтобы он или его случайно не задели другие дети во время танца. 
- Вот так. Четыре, три, два, один… - включила музыку, отсчитывая небыстрый ритм композиции, начала выполнять простые шаги вместе с детьми, одновременно наблюдая за их координацией и чувством ритма. Некоторые из учеников, действительно, привлекали моё внимание, обладая явными задатками будущих хореографов и талантливых танцоров. Конечно же, родители не думали о таком далёком будущем для своих детей, и вряд ли кто-то из них хотел бы своему чаду подобную судьбу. Я видела потенциал, но молчала. По крайней мере, до тех пор, пока кто-то из взрослых сам не интересовался успехами своих детишек. Родители как всегда наблюдали за нами со специально оборудованной небольшой трибуны, кто-то иногда фотографировал, я не возражала. Детки должны были получать эту важную и такую необходимую родительскую любовь и заботу, хотелось, чтобы они сполна впитали её в таком юном возрасте. Я, как никто другой, осознавала степень значимости этого, лишённая заботы в своё время, которое давно прошло, оставляя после себе чёрствую, жестокую душу, похожую на тугую, скрученную проволоку. Шумно выдохнув, тряхнула головой, возвращаясь в реальность, быстро загнала печальные воспоминания подальше, как делала это всегда. Почти все детки правильно выполняли разученные элементы простенького танца, те, у кого не получалось, старались не меньше остальных. Я подбадривала их, помогая и объясняя всё очень подробно и в мельчайших деталях. Несмотря на столь юный возраст, самым младшим в этой группе было всего четыре года, все очень быстро схватывали, радуя меня и своих родителей. 

- Белла, скажите, пожалуйста, у моей девочки хорошо получается? – тихим, проникновенным голосом спросила миссис Фелппс, заглядывая мне в душу огромными синими глазами, после того, как наше занятие подошло к концу, и все детки разбежались переодеваться. 
- У Бренды всё замечательно выходит, - улыбнулась я, гладя по голове девочку, стоящую рядом с мамой. 
- Я подумываю о том, чтобы отдать её в школу искусств в следующем году, - задумчиво проговорила она, со всей нежностью посмотрев на неё. 
- В следующем году ещё рано, миссис Фелппс. Пусть позанимается побольше, в этой школе очень завышенные требования, надо хорошо подготовить девчушку, - серьёзно проговорила я, не веря тому, что только что озвучила женщина. Возможно, что желание посвятить всю свою жизнь танцам не было таким уж абсурдным. 
- Вы можете заниматься с ней дополнительно? – улыбнулась она, доверительно касаясь моей руки. 
- Сейчас пока что рано, но со следующего года мы можем увеличить нагрузки и постепенно подготовиться к школе, - соврала я, ни один мускул не дрогнул на моём лице. Планировала уже в следующем году оказаться в Лос-Анджелесе, но этого, конечно, говорить не собиралась. Несмотря на всю мою глубочайшую любовь к детям, собственная жизнь и карьера всё же стояли на первом месте. А девочку мог обучить танцам профессионально и кто-нибудь другой, таких преподавателей, как я, огромное множество в Сиэтле. Будто бы услышав мои мысли, женщина тут же отозвалась. 
- Хорошо, Белла, вы прекрасный тренер, и я полностью вам доверяю. 
Молча улыбнулась, подумав про себя: 
Ох, не стоит, вы себе даже не представляете, насколько не правы. 
- Поговорим об этом позже, - улыбнулась я, провожая маму с ребёнком до выхода из зала, одновременно туго заматывая ноющий локоть эластичным бинтом. Услышав знакомое цоканье каблуков, напряглась. Виктория никогда не приходила ко мне на занятия без веских на то причин, видимо, всё-таки что-то случилось. 

Быстро подбежала к аппаратуре, собрав с колонок разбросанные мобильник, толстовку и бутылку воды, покидала всё в рюкзак. Открыв журнал с отметками о сегодняшнем занятии, стала просматривать записи, поправляя и помечая строчки ручкой, когда в зал вошла Виктория. Громко и быстро цокая шпильками по деревянному паркету, девушка приближалась ко мне. Вик была одной из тех золотых девочек из обеспеченной семьи, богатые родители которой вкладывали деньги везде, где только могли это сделать. И ввиду огромного количества свободного времени, она решила прибрать к рукам себе именно школу, впоследствии отыскав меня и предложив нормальную работу. Так что, волей не волей, мы должны были искать общий язык, и если бы не её молодой возраст, вряд ли бы нам удалось это сделать. Две амбициозные суки часто не уживались под одной крышей, но в случае с Вик, она была достаточно умна, чтобы лишний раз не давить на меня и не показывать своё явное превосходство, красива, чтобы привлекать спонсоров и быть главной сплетней светской хроники. Впрочем, у меня не было особого выбора, и уходить от неё я не собиралась, по крайней мере, пока. Подняв глаза, постаралась дышать ровно, когда посмотрела на стройную брюнетку, сошедшую с подиума какого-нибудь известного кутюрье, одевающего звёзд в самые дорогие и шикарные меха, под ручку с Джаспером. Увидев парня, резко отвернулась, быстро натягивая толстовку на себя и капюшон на голову, чувствуя своё ускоряющееся дыхание. Мой друг, коим я его считала в пределах сцены, всегда отличался особой проницательностью и тонко чувствовал людей, поэтому сейчас надо мной нависала вполне серьёзная и ощутимая угроза разоблачения. Сильнее натянув капюшон на глаза, развернулась, когда по звуку поняла, что они подошли совсем близко. 
- Белла, дорогая! – полезла ко мне обниматься Виктория. 
- Как жаль, что ты уже закончила. А я как раз хотела показать своему другу лучшего преподавателя танцев во всей округе! – воскликнула она, поправляя огромные очки, скрывающие всё её маленькое милое личико. Твою мать, мы как будто были на смотре кобыл, а я одна из этих бурёнок, так эмоционально и чувственно распиналась Вик в то время, как Джаспер молча сканировал меня. Зараза! Он всегда так смотрел на Фокс, будто бы выискивая какие-то несоответствия или изъяны. Его дружба с Викторией ничего хорошего не предвещала, это точно. Если она узнает, что я танцую в клубах по ночам - мне конец. Никаких дополнительных или посторонних заработков во время преподавания - это было одним из главных условий, когда она брала меня на работу. Чёрт! Всё очень плохо. 
- Не преувеличивай, Виктория, - буркнула я, чуть улыбнувшись, чтобы она не решила, будто собралась ей хамить. 
- Ой, кстати. Я забыла вас представить. Белла, это Джаспер Уитлок – талантливый начинающий актёр, Джас – это Белла Свон… 
- Талантливый, замечательный тренер, - прервал он её мягким, приятным и безумно спокойным баритоном. Когда Джаспер говорил, по моему телу пробегала мелкая дрожь, и сейчас было также. Тряхнув плечами, скрестила руки на груди и украдкой посмотрела на него. Было что-то в этом парне такого, что безумно притягивало к нему - харизма и необыкновенная энергетика, мощными потоками исходившая от обаятельного парня. В отличие от кого-либо из нас, он всегда был настоящим, одевался, говорил и в принципе вёл себя всегда одинаково. Джас не носил те маски, что обычно скрывали наши лица. И, чёрт побери, я завидовала ему, ненавидела его смелость и обожала его шарм, потому что он просто всегда оставался собой. А узнав, что парень к тому же ещё и актёр, стала обожать ещё больше, отыскав, наконец, причину этой невероятной, обезоруживающей, ослепляющей улыбке. 

- Хэй, - коротко ответила я, приподнимая ладонь в приветственном жесте. 
Молча улыбнувшись, склонил голову на бок, всё ещё сканируя меня взглядом. Хренов наблюдатель. Нужно было срочно что-то придумать, пока он не понял, кто перед ним стоит, но Вик сделала всё за меня. 
- Послушай, Белла. Мы с Джаспером уезжаем на несколько недель, я буду помогать ему подыскивать молодых талантов для новой постановки, которая обещает стать сенсацией на Бродвее! - вскинув руки вверх, девушка декламировала постановку своего друга, и я могла без труда представить, как широко раскрылись её глаза, когда она произносила это. Встретилась с прищуренным, изучающим взглядом Джаспера, прикидывая возможную степень близости их дружбы, о которой говорила Вик, и уровень опасности в случае, если он узнает меня. Парень чуть заметно улыбнулся, подмигивая мне. 
- И поэтому я отдаю тебе ключи от кабинета, и остальных помещений школы, которые могут понадобиться, - достав огромную связку из сумки, вложила её мне в руку. 
- А я думала, что вы пришли посмотреть на выдающегося тренера всех времён, - усмехнулась я, осторожно кладя металлическую связку на колонку. Непонимающе уставившись на меня, девушка раскрыла рот, но быстро сообразив, закрыла его, и, изображая картинную заботу, дотронулась до моего плеча: 
- Ты какая-то бледная и помятая, хорошо высыпаешься? – ну, конечно, что ещё она могла придумать, как не указать на мой отвратительный вид, сопоставляя со своим вычурно идеальным. 
- Да, конечно. Двенадцатичасовой сон каждый день, - усмехнулась я, скользнув глазами по лицу парня. Виктории было совсем не обязательно знать о подробностях моей жизни за пределами танцевального класса, а тем более посвящать её в тонкости профессии, которую выбрала вопреки нашему уговору, в отличие от Джаспера, который, закусив нижнюю губу, едва сдерживая смех, незаметно кивнул мне, чуть приобняв Викторию за плечи, заговорщицки прошептал: 
- Я думаю, что нам уже пора. Белле нужно собираться, да и у нас вылет через два часа. 
- Да-да, нам пора, - немного растеряно проговорила брюнетка, нервно заправляя прядь волос за ухо. Она терпеть не могла, когда я ей язвлю или выставляю идиоткой на глазах у друзей. Но что поделать, красотка, жизнь так несправедлива. 
- Удачных поисков, - бросила я им вслед, когда парочка начала уходить в сторону дверей. 
-Белла, - резко развернувшись, позвала меня Виктория. 
- Оставляй все списки в сейфе, деньги ты получишь, когда я вернусь, - хитро улыбнувшись, отчеканила эта сучка. Она прекрасно знала, как я нуждалась в наличности и отомстила за мою шутку. Что ж, возможно, придётся взять дополнительную ночную работу, чтобы нормально существовать эти две недели. А вернее, одну. На повестке дня у меня был Париж, от которого не знала, чего ожидать. И обстоятельства пока что играли мне на руку, из-за своей поездки с Джасом, Виктория даже не заметит моего отсутствия. Париж… Он постоянно маячил в голове, зависнув где-то под коркой, не давая покоя мыслям и чувствам. Джейк – Эдвард? Эдвард – Джейк? Они оба? 
- Увидимся, Белла, - услышала я сквозь свои мысли голос Джаса, уже не глядя, махнув в их сторону рукой. Хотя нет, до Парижа мне ещё предстоял грандиозный выход в среду с Вампиром. Я возлагала большие надежды на это выступление, ещё и по тому, что на таких мероприятия, кишащих знаменитостями и медийными персонами, всегда присутствовал кто-нибудь влиятельный и знаменитый в шоу-бизе, и, в частности, из танцевальной индустрии. И, конечно же, должна была произвести фурор своим танцем на биг-боссов, влиятельных продюсеров, Деми, Вампира. Внутренне улыбнулась, понимая, что давно не думала об этом парне. Оно и к лучшему, не хотелось забивать голову всякой ерундой. 
Щёлкнув пальцами, быстро скинула толстовку, и, достав из рюкзака DVD-диск, вставила его в старенький ноутбук, который купила у кого-то из уличных воров. Ожидая, пока загрузится фильм, поправила бинт на руке, плотнее зафиксировав его концы, на секунду подумав о той мази, что советовал Вампир, мысленно сделав заметку на завтра зайти в аптеку и купить её. Я примерно помнила сюжет. Фильм повествовал о судьбе девушки, вынужденной работать в клубе, исполняя стриптиз ради того, чтобы иметь возможность вернуть свою дочь, которую у неё забрал психопат-муж, параллельно борясь с продажным политиком. Усмехнулась, осознавая всю плачевность и реальность, казалось бы, вымышленной истории. В современном мире такое встречалось сплошь и рядом, особенно в Сиэтле, где на долю разведёнок с детьми или просто матерей-одиночек приходилось более половины всех жительниц города, а продажных шлюх в государстве – и того больше. Никогда не хотела такой судьбы для себя, где-то в глубине души веря в возможную сказку со счастливым концом – трое детей, красавец любимый муж и загородный дом с двумя большими собаками, вдалеке от суеты мегаполиса, насквозь пропитанного обманом и грязными, кровавыми деньгами. 
- Твою мать! – выплюнула я, тряхнув головой. Что за ересь лезла мне в голову в последние дни? Казалось, будто я стала превращаться в одну из этих сопливых девчонок, охотно раздвигающих ноги перед парнями, обещающими им золотые горы. Всё это было полной хренью, выдумками больного воображения девочек, неистово желающих мечту претворить в реальность, в ярких красках создавшуюся в их недалёких умах. Вся эта сладкая история точно не для меня. Отмотав до первого танца, внимательно просмотрела его, стараясь в точности повторить движения. То же самое проделала и с остальными выступлениями, сделав заметку к следующему разу не забыть про стул, ведь в одном из номеров Деми ловко обращалась с этим предметом мебели. 

Измотанная и уставшая, я собиралась домой спустя ещё два часа, проведённые в компании «Стриптиза» и соблазнительной, сексуальной, сильно устаревшей хореографии. Расслабившись на заднем сидении такси, закрыв глаза, обдумывала все движения, модернизируя их и переделывая под свой собственный стиль. Так, как танцевала Деми, сейчас уже давно не двигались - слишком примитивно и недостаточно эффектно. Я собиралась шокировать всех присутствующих, и непременно должна сделать это любой ценой в неповторимом, шикарном, динамичном и взрывном стиле Фокс. Тело приятно ныло, и даже локоть почти не тревожил меня, в то время как в голове происходили активные мыслительные процессы, и этот поток невозможно было остановить. 
Накормив Марси и быстро убрав в квартире разбросанные вещи, без сил упала на кровать, когда увидела который час. Стрелка неумолимо близилась к двум часам ночи. За всей своей активной деятельностью, не заметила, как быстро пролетел день, внезапно сменившись вечером и ночью. Закрыв глаза, стала вспоминать смешные, странные и неловкие ситуации, произошедшие сегодня, не заметив, как провалилась в сон. 

Мне снились холодные, голубые глаза Вампира, его красивый, возбуждающий силуэт на спортивном байке, запавший в мыслях мелодичный смех и хитрая, едва уловимая ухмылка, тронувшая влажные, припухлые губы, ловко касающиеся сигареты; Эрик с Анджелой, мило лежащие на диване в обнимку, смотрят эту идиотскую комедию, а рядом с ними её родители – добрые и понимающие, всегда готовые помочь и поддержать. Идиллия. Виктория и Джаспер тоже не остались без внимания в моей подсознании, выглядя совершенно нелепо рядом - слишком красивая, претенциозная леди с модельной фигурой и идеальной выправкой смотрелась ужасно глупо в обществе неряшливого, расслабленного парня в потёртых джинсах, с растрёпанными тёмными волосами, свисающими до подбородка, и огромным количеством браслетов и колец на татуированных руках. Иногда противоположности притягивались. Возможно, это был как раз их случай. Я видела своих малышей, смешных и таких радостных, когда мы разучивали новые элементы детского танца на координацию, их любящих и заботливых родителей, глядящих на них с нескрываемой нежностью и трепетом - так, как мне всегда не хватало в детстве. 

- Детка, иди ко мне, я сыграю тебе свою новую песню, а ты станцуешь для меня, хорошо, моя девочка? Ты такая грациозная и красивая, когда двигаешься. Белла станет великой балериной, когда вырастет, - приговаривал мужчина, взяв девчушку под локоть, вёл её в сторону своей комнаты в пустом доме. Рене уехала на встречу с Чарли, чтобы подписать последние бумаги после развода. Ей полагалась половина всего имущества мужчины, а это были большие деньги. Она не могла отказаться, а оставить ребёнка со своим молодым любовником было лучшим решением. Он любил детей, а её дочку необъяснимо сильно, о большем благословении женщина и мечтать не могла. Конечно, она радовалась этому в первую очередь по тому, что если бы малышка и парень не поладили, пришлось бы оставить девочку с настоящим отцом, ведь Фил для Рене значил гораздо больше, чем совместное чадо с неудачником таксистом. 
- Иду, дядя Фил. Вот только возьму свои танцевальные тапочки… 

(Фокс) 


 

- Нет! – заорала я, резко садясь в постели, широка распахивая глаза в надежде, что если не увижу продолжения, то обязательно его забуду. Вытерев проступившие капельки пота со лба, быстро вскочила на ноги, чувствуя всепоглощающую ярость и лёгкое головокружение от внезапного рывка. На этот раз моё сознание решило поиграть со мной в новую захватывающую игру, каждый раз показывая всё новые картинки из ужасного, несчастного прошлого маленькой, беззащитной девочки. Рванув ручку ванной, забралась под душ, мечтая поскорее смыть с себя этот позор и унижение. Низ живота неприятно заныл, напоминая об ужасных событиях того времени. Зарычала сама на себя, уже ощущая покалывание в глазах, но, не желая рыдать, стиснув зубы, стала издавать теперь странные, клокочущие звуки, доносящиеся из глубины груди. В надежде, что физическая боль сможет перекрыть эмоциональную, стукнула кулаком по отделанной кафелем стене душа. Не помогло, лишь вызвав очередной приступ, пронзивший локоть. Тёплая вода, обычно обладающая замечательным расслабляющим свойством, не принесла должного эффекта, вызывая лишь ещё большее раздражение и упадок сил. Окончательно разочаровавшись, понимая, что не получу ожидаемого результата, выключила воду и, выбравшись из душа, надела на мокрое тело джинсы-трубы, короткий топ и толстовку. Убрала влажные волосы под кепку, развернув её козырьком назад, натянула капюшон на голову и, просунув ноги в огромные кеды, поспешила выйти на улицу. Оставив телефон дома, не представляла, сколько сейчас времени, но находиться в четырёх стенах, в мельчайших подробностях хранивших в себе каждый их моих кошмаров, не было ни желания, ни сил. Опустив глаза на дорогу, я бродила около часа по пустынным тёмный улицам, в какой-то момент заметив, что уже светает. Решение пришло само собой, впрочем, как и ноги. Подняв голову и осмотревшись, я поняла, что находилась всего в десяти минутах ходьбы от того самого обрыва, где встречала рассвет прошлой ночью с Вампиром. Мне не пришлось уговаривать себя дважды, поэтому уже спустя несколько минут уверенным шагом взбиралась на обрыв с его пологой стороны, игнорируя ноющие раскаты в руке, хваталась за выступы и растущие здесь невысокие кустарники, быстро перебирая ногами по осыпающемуся вниз гравию и мелким камням. Терпела боль, не желая признавать себя слабой. Ни сегодня, ни завтра, никогда больше. 

Вершина обрыва встретила меня приятным, лёгким ветерком, будто бы радуясь нашей встрече не меньше меня. Да, здесь действительно было очень красиво и слишком хорошо, чтобы не полюбить это место каждой частичкой своей необузданной, свободной души. Вскарабкавшись, первым делом сделала глубокий вдох, гостеприимно впуская утреннюю прохладу, позволяя ей заполнить всё моё сознание и выветрить остатки ночного кошмара, незамедлительно покидающего мысли, а, заметив проступающие красноватые лучи на горизонте, удобно устроилась на низком парапете. Закинув обе ноги на ограждение, упёрлась виском в колени, опуская голову набок, в ожидании занимающегося зарева. Локоть вновь пронзила яркая вспышка, да настолько сильная, что на глазах выступили слёзы, я прижала ноющую руку к груди, подыскивая максимально удобное положение для неё, тем самым стараясь унять разгорающееся жжение внутри. 

Гулкую тишину нарушали лишь редкий крик чаек на пристани и тихое перешёптывание предрассветного спокойного танца водной глади, когда услышала знакомый шорох шин по гравию. Я могла безошибочно определить, кто присоединился ко мне в такой ранний час, так что даже не потрудилась поднять голову и поприветствовать человека, поморщившись, сильнее прижала руку к груди, тихонько массируя ноющий участок. Дверь автомобиля хлопнула, я слышала его твёрдые шаги по жёсткой земле, усыпанной мелким камнем, пока он молча подходил и затем закурил, видимо, тоже наблюдая за красно-оранжевыми бликами, с каждой секундой всё больше пленяющими линию соприкосновения неба с озером Вашингтон, едва заметными разводами раскрашивающие прозрачный воздух. Невольно втянула носом едкий сигаретный дым, когда он распространился до меня, самодовольно улыбнувшись и радуясь, что это утро я встречала не в гордом одиночестве, хотя и это было бы не менее приятно. Солнце очень медленно стало выглядывать из-за чёрной полоски воды, будто пробуя делать первые неуверенные шаги в новый день, с каждой секундой неумолимо стремящегося к своему завершению. Только начавшись, этот рассвет уже означал для меня закат, так быстро бежало время в моём собственном мире. Эрик был прав, дни сменяли друг друга, ничем не отличаясь друг от друга, как сплошная бесконечная лента событий, с небольшими вкраплениями ярких пятен – это были мои друзья, которые пока что оставались рядом, героически мирясь с моим скверным характером. Грусть и тоска сковывали моё сердце в эту секунду, находя скрытые пути и лазейки к нему, медленно разрушая меня изнутри. Я прекрасно помнила это состояние, приходившее уже не раз в самые тёмные и страшные периоды моей жизни, когда свет становился мраком, а жизнь была подобна смерти. Старалась не поддаваться унынию и думать на отвлечённые темы, однако моя больная рука только усугубляла ситуацию, постоянно удерживая в тисках мучений, лишь пронзительными ударами напоминая о томительном желании освободиться. Чуть было не дёрнула головой, когда поняла, что его шаги отдаляются, борясь со своим любопытством, стала прислушиваться. Если он уедет сейчас, значит, так и должно было произойти, мне не зачем смотреть в эти холодные глаза ещё хотя бы раз за пределами клубов. Что-то тёплое и расслабляющее стало расплываться внутри, согревая душу приятными волнами радости, когда поняла, что парень возвращается, но на этот раз всё было иначе. Он до минимума сократил разделяющую нас дистанцию, так, что я могла вдохнуть аромат его ненавязчивого свежего парфюма. Почувствовав сильные руки, слегка приобнимающие меня, напряглась, испытывая странное ощущение неловкой сдержанности от сложившейся ситуации. Наши взгляды встретились, когда он поднял меня за плечи - сосредоточенные, слегка нахмуренные и тревожные голубые кристаллы пронзали душу ледяными иглами, отпечатываясь где-то в сознании. Он осторожно взял меня за больную руку и потянул на себя, зарычав, не позволила ему, со всей силы стиснув зубы. Медленно кивнув мне, молча повторил попытку, и было в его глазах что-то такое доверительное, что я не могла сопротивляться, подчинилась ему, освободив руку, через силу терпела неприятные, болезненные ощущения. Обвив тонкими пальцами запястье, закатал рукав моей толстовки, высвобождая воспалённый участок, только сейчас заметила, что район локтя был уже слегка припухшим и покрасневшим. Хотела было дёрнуться, но Эдвард предупредил моё движение, касаясь прохладной ладонью кожи, стал медленно массировать её, втирая какую-то жирную субстанцию. Он улыбнулся, когда шокировано уставилась на него, и, закусив нижнюю губу, прикрыл глаза, призывая меня расслабиться. Отдавшись ощущениям приятного массажа, могла точно определить, что боль постепенно спадала, выпуская меня из своих прочных тисков. Подключив вторую ладонь, он закатал рукав сильнее, поднимаясь над локтем чуть выше, массирую кожу там, где заканчивалась зона воспаления, и ниже, перебирая пальцами, защипывал некоторые участки, втирая мазь. Закончив процедуру, достал из заднего кармана эластичный бинт и плотно зафиксировал его вокруг руки, заправляя концы под ткань. Я наблюдала за его действиями, боясь пошевелиться, пытаясь сообразить, было ли это реальностью или очередной фантазией воспалённого мозга, но когда он впервые заговорил, сомнений не осталось, всё происходило наяву. 

- Я так и подумал, что ты не скоро дойдёшь до аптеки, поэтому решил ускорить процесс, - выдохнул он, щекоча мой слух своим приятным хрипловатым голосом. 
- Я всё равно забыла название, - хохотнула в ответ, стараясь не смотреть на его губы. 
- Пошло воспаление и нужно было скорее предпринять меры. Я удивлён, что ты так по хамски относишься к своему здоровью, - покровительственным тоном, не принимающим каких-либо возражений, подчеркнул он. Но мне не хотелось объясняться, поэтому просто пожала плечами. Улыбнувшись, он продолжил: 
- Ну, и что ты здесь делаешь? Опять кошмары? – осторожно спустив рукав кофты, так, чтобы лишний раз не тревожить локоть и не задеть участок с бинтом, отпустил мою руку. 
- Да вроде того, так и не смогла нормально поспать, - села на парапет, вновь забравшись на него с ногами, сняла капюшон с головы, поправляя кепку. 
- Но сейчас тебе уже лучше? – осмотрев открывающийся перед нами великолепный вид рассветного зарева, вновь вернулся к моему лицу. 
- Локоть точно больше не беспокоит, - как-то неопределённо ответила я и поспешила сменить тему, - ты что, следил за мной? Откуда ты узнал, что я буду здесь? Да ещё и мазь привёз, мистер добрый доктор. 
- А я не знал. Просто мне тоже не спалось, а мазь с бинтом положил в машину ещё в тот вечер, когда понял, что у тебя травмирована рука, - усмехнулся он и положил тюбик с мазью на парапет, садясь рядом со мной.
- И зачем же? – с трудом верилось в его слова. 
- Я знаю вас – танцоров. Я долгое время работаю с Девственницей. Вроде бы заботитесь о своём здоровье, хорошо разминаетесь, избегаете сквозняков, не пьёте ледяную воду, а вот как раз такими мелочами, - многозначительно приподняв брови, указал на мой локоть, - пренебрегаете. Так что, я не ошибся в тебе, Белла, когда предположил, что ты затянешь лечение руки, - усмехнулся он, запустив пальцы в волосы. 
В этот момент меня почему-то гораздо больше волновали их взаимоотношения с Роуз, нежели по-отечески строгий тон замечания. Хотя он был прав, я всё надеялась, что рука пройдёт сама собой, ведь раньше именно так и происходило в случае несерьёзной травмы. Эластичного бинта и уменьшения нагрузок на какое-то время было вполне достаточно, чтобы за неделю полностью восстановиться. 
- Как давно вы работаете с Девственницей? – стараясь придать тону как можно больше безразличия, спросила я, исследуя взглядом алую полоску горизонта. Роуз никогда не вдавалась в подробности своей профессиональной деятельности с Вампиром, или я просто особо не слушала её, не могу сказать точно. 
- Дай вспомнить, мне кажется, что уже порядка десяти лет. Мы вместе учились в колледже, а затем я стал разъезжать по стране, так что когда появляюсь в Сиэтле, она с радостью соглашается выступать вместе. 
- Почему ты не позвал её с собой в Лос-Анджелес? – если бы у меня появилась такая возможность, я бы не раздумывала ни секунды. 
- Я предлагал… - опустив глаза, выдохнул он, проводя рукой по волосам. И тогда я вспомнила одну из историй Роуз, когда после очередной вечеринки у неё дома, мы изрядно набрались, а вернее они споили себя и меня за компанию, и стали откровенничать. Тогда Розали рассказывала историю о парне, который бросил её, предпочтя карьеру музыканта в Городе Ангелов. В ту ночь она много плакала, казалось, буквально убитая горем. В ту ночь я рассказала девочкам, что Фил насиловал меня на протяжении двух лет, прежде чем смогла сбежать из дома, а Элис чуть не выдала имя отца своего ребёнка. Для Малышки это было самым больным и терзающим воспоминанием, и, закрывшись в ванной, она отказывалась говорить. Мы были тремя подругами с разными судьбами, но сплотила нас именно боль, которую пережили каждая в своё время. 

- Ты был тем парнем, который оставил её ради карьеры, верно? – прошипела я, резко подавшись вперёд, отчего он отстранился, видимо испугавшись моей внезапной ярости и смены настроения. Что ж, инстинкт самосохранения у него ещё пока что функционировал исправно. 
- Это Розали так сказала? – удивился он, вскинув брови, выставляя руки вперёд в защитном жесте. 
- Ты не имеешь права называть её так, кретин. Для тебя она Девственница и никак иначе! – прорычала я, вскакивая с ограждения. Поправив толстовку, вновь натянула капюшон на глаза, хватая тюбик с мазью, лежащий рядом с моими ногами. 
- Фокс, я могу всё объяснить, - устало простонал он, но руки не убрал. 
- Не хочу ничего слышать, Вампир, - прошипела я, тыча в него белой коробочкой со спасительной субстанцией. 
- Фокс, какой бес в тебя вселился? – нагло усмехнулся парень, чуть пятясь от меня назад. 
- Сейчас я тебя… - зарычала я, вовремя оборвав поток несказанных слов, сокращая между нами расстояние на шаг, замахнулась рукой. Конечно, я безумно желала врезать ему, но здравомыслящая часть меня хотела прекратить этот цирк, понимая, что силы далеко не равны. Тем более, травмировать руку ещё сильнее было бы очень глупо с моей стороны, а этот кретин, хоть и такой соблазнительный и коварный, всё же смог облегчить боль. 
- Ну да, спасибо за Это говорить не стану. В твоих интересах, чтобы к среде я была в форме, - бросила я на последок, покрутив в руке мазь, разворачиваясь в нужном направлении, собралась исчезнуть отсюда сию же секунду. Вот падонок, он разбил сердце моей красавице, Розали! 
- Может тебя подвести, рыжая? – ехидно добавил парень мне вслед. 

Клокочущее рычание, давно зародившееся в моей груди, вырвалось наружу, когда развернулась к нему лицом, пронзая убийственным взглядом, преисполненным яростью и злобой. Но что я могла ответить ему на это? Я уже решила, что в драку лезть не стану - рука болела, да и воспоминания вчерашнего рассвета, когда он легко скрутил меня, даже не вспотев при этом, были слишком свежи. Обречённо выдохнув, пнула небольшую горстку камней в его сторону. Подняв столп пыли, они разлетелись по сторонам, но некоторые всё же достигли цели, и я даже услышала звук бьющегося о металл гравия. Надеюсь, что несколько царапин всё же осталось на идеальном, глянцевом капоте его Кадиллака. Самодовольно улыбаясь, Вампир, прислонившись к капоту своей машины, провожал меня взглядом, пока я быстро спускалась с обрыва, показывая ему средний палец. 

Кретин! Он ещё ответит за все свои выходки. Вампир никогда не встречался лицом к лицу с истинной, беспощадной, необузданной Фокс. Нет, силой мне его, конечно, не одолеть, поэтому решила уложить парня на лопатки хитростью и коварством. Что ж, он может начинать копать себе могилу, потому что… Пришло время… 


Источник: http://robsten.ru/forum/29-405-3
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Black_Anny (27.07.2011) | Автор: sweegie
Просмотров: 454 | Комментарии: 4 | Теги: Белла, Эдвард, танец, вампир, Фокс | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
2   [Материал]
  Он сказал ей Белла*Так что, я не ошибся в тебе,Белла*Это он её раскрыл или это ошибка автора???

1   [Материал]
  Ого, девочка "немного" завелась... 12 giri05003
good good good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]