Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ангел Хаоса (начало)

АНГЕЛ ХАОСА

 

Раздел: Авторские мини-фанфики по Сумеречной саге

Жанр: Romantic

Пейринг: Белла/Джейкоб, Белла/Энтони

Рейтинг: 18+

Саммари: Иногда Ангел Хаоса может стать тем, кто покажет дорогу в Рай.

 

Я натирала бокалы до блеска, тщательно проверяя, не осталось ли разводов или отпечатков пальцев. Элис хоть и была моей лучшей подругой, с радостью принимавшей «волонтерскую помощь выходного дня», прежде всего, она была требовательным боссом. Наверное, поэтому «Странник» всегда был забит до отказа, будь то будний день или выходной. Посетителей привлекала особая атмосфера, одновременно располагающая и к душевному разговору с барменом, и к шумному кутежу с друзьями. Разношерстная публика с легкостью взаимодействовала, конфликты молниеносно решались, а выпивка в мгновение ока появлялась в бокалах.

Я сканировала взглядом толпу: здесь были туристы, завсегдатаи бара и те, кто пришел впервые. Вот – компания девчонок, которые галдели так, что все посетители «Странника» невольно принимали участие в празднике по поводу помолвки одной из них. Напротив – играющие в бильярд парни, которые шумно провозглашали освобождение друга от брачных уз.

Улыбка невольно появилась на моём лице. Сердце забилось сильней, когда я вспомнила свое последнее лето свободы.

Мою семью в городе знали все и вся. Я была очаровательной, популярной на ежедневных вечеринках, с массой друзей и самым богатым парнем. Думаю, что большинство моих подружек оставались рядом только из-за Джейкоба, пытаясь если не захомутать его, то хотя бы подсунуть номер своего телефона ему в карман.

Джейк был отлично сложен и хорош собой – чистокровный индеец с глазами цвета темного шоколада и густыми, черными, как смоль, волосами, которые он не обрезал. К окончанию школы их длина стала уже ниже плеч.

Девчонки слетались на него, как пчелы на мёд, он же коллекционировал их номера телефонов и записки с непристойными предложениями, никогда при этом не изменяя мне. Это было его безобидное хобби, на которое я не обращала внимания. Так что, не считая необходимости слушать, как все мне завидовали и чахли по Джейку, жизнь была прекрасна. Тем летом все было легко и весело.

Родители давным-давно согласовали наш союз. В школе над такой помолвкой посмеивались, но для нашего круга это не было чем-то из ряда вон выходящим. Во многих состоятельных семьях по-прежнему были распространены договорные браки. Да, мой отец – богатый говнюк, мэр Порт-Анжелеса – решил выдать меня замуж за другого богатого говнюка – сына самого состоятельного банкира города. С рождения меня готовили к тому, что я должна была стать образцовой, маленькой и миленькой «степфордской женой», живущей в шикарном особняке и вынужденной нанимать чертову прислугу, просто потому что выполнять домашние обязанности ниже ее достоинства.

После колледжа Джейк изменил свой стиль: на смену длинным волосам и джинсам пришли модная короткая стрижка и дорогие строгие костюмы. Он стал тем самым парнем, что периодически появляются на обложке журнала «GQ». Я ни разу не видела, чтобы Джейкоб появился где-либо небритым, и каждый его выход был продуман согласно последним трендам и модным направлениям. Всё – от носков до запонок – сочеталось между собой. Его волосы каждое утро укладывались гелем так, что не выбивался ни один волосок. А самой главной деталью образа было вечно надменное, раздраженно-чопорное выражение лица. Джейка сопровождала аура напряженности, люди испытывали рядом с ним дискомфорт. Однако ему это безумно нравилось.

Размышляя о Джейке, я вспомнила наш дом с видом на гавань, который был чрезмерно дорогим, излишне вылизанным, чересчур идеальным, чтобы расслабиться и почувствовать себя в нем комфортно. А ещё – слишком пустым, потому что, кроме меня и Джейка, в нём никто не жил, да и муж был в постоянных разъездах: на форумах, конференциях и прочих финансовых сборищах. Поэтому каждый выходной я сбегала к Элис в бар, после чего оставалась у неё на ночь.

Я начала презирать своего мужа уже очень давно. Обретя новый статус, он оставил в прошлом свою школьную верность. Теперь коллекционирование телефонных номеров перестало быть просто смешным хобби. Впервые он наставил мне рога со своей персональной помощницей сразу после того, как мы вернулись из медового месяца. Джейк изменял мне со многими женщинами так часто, что я сбилась со счета уже в первый год супружеской жизни. Вскоре я даже перестала считать. При этом он не переставал изысканно ухаживать за мной, дарить цветы и подарки, возить в путешествия и признаваться в любви. Это был чертов театр абсурда, в котором мне приходилось существовать.

Элис постоянно ругала меня за то, что я пребывала в состоянии вечно несчастной и неудовлетворенной женщины и все никак не решалась уйти от этого мудака. Я, несомненно, этого хотела, но не обладала внутренней силой, чтобы разорвать этот замкнутый круг, оставив за собой сожжённые мосты и фамилию Блэк.

Громкий звон стекла вырвал меня из моих мыслей. Какой-то изрядно перебравший парень толкнул Анжелу, несущую к дальнему столику полный поднос пива. Я кинулась помочь ей убрать то, что Мисс Босс называла «форменным безобразием».

– Будьте начеку! Мужики-Ангелы здесь!

Я повернула голову вправо.

– Прячьте своих женщин или уносите ноги! Крошки, берегите свою добродетель! – последовал еще один крик, на этот раз сопровождаемый громким хохотом и женским хихиканьем.

Я смотрела, как большая группа мужчин, одетых в кожу, заполняла и без того переполненный бар. На их спинах были нашивки с символикой клуба «Ангелы Хаоса». Это были байкеры из Сиэтла.

Я поспешила ретироваться за барную стойку, чтобы помочь бармену принять заказы от только прибывших гостей.

– Привет...

Мои глаза расширились от восторга. Обладатель голоса с сексуальной хрипотцой был высоким и загорелым, с мускулистыми руками, настолько густо украшенными татуировками, что кожа под ними практически не просматривалась. Широкий лоб, ярко выраженные скулы и челюсть, словно высеченная из гранита. В довершении портрета – невероятно сексуальный бардак из волос на голове. Я никогда не видела мужчину красивее. В целом он выглядел как грех во плоти.

Опасный и сексуальный.

– Белла, – послышалось где-то позади.

Я не ответила. Мне было плевать, кто и что сейчас от меня хотел.

Очарованная, я смотрела в ярко-зеленые, со светлыми крапинками глаза. Они напоминали мне лес после дождя. Мужчина прожигал меня взглядом и как будто звал за собой – куда-то в тепло и безопасность. И я хотела бы остаться там навсегда.

Эти глаза я видела не впервые. Энтони Мейсен учился в той же школе, что и я. Он был словно магнит для неприятностей. Прогулы, драки, разбитые девичьи сердца – все это было в его арсенале. Мы общались недолгое время после окончания школы, пока он не уехал жить в Сиэтл. С того момента наши пути больше не пересекались.

Вдруг узнавание промелькнуло на его лице.

– Изабелла, мать ее, Свон, – протянул он. – Ты ли это?

– Тони, – ответила я, озорно улыбаясь.

– Ты выросла, девочка.

– А ты постарел.

Он засмеялся, закинув голову назад. Его смех – низкий и гулкий, как гроза – заставил мой желудок сжаться, а соски затвердеть. И я была не единственной сраженной женщиной в этом зале. Несколько дамочек открыто и оценивающе смотрели на него, как на кусок сочного свежего мяса. Я не винила их – устоять перед Энтони было невозможно.

Пошарив под жилетом, Тони вытащил пачку сигарет. Он не отводил взгляда от меня, пока закуривал. Мейсен улыбался, показывая ямочки на щеках, и все было идеально в нем – его ярко-зеленые глаза, его светлые, с бронзовым отливом волосы. Он был таким же крупным, каким я запомнила его, широкоплечим, но с узкой талией. Прекрасно сложенный байкер возвышался надо мной, даже сидя на барном стуле. По-моему, он стал в несколько раз мощнее, сильнее и настолько же опаснее. В обтягивающей белой футболке, четко очерчивающей кубики пресса, низко сидящих джинсах, отделанных кожей, Энтони выглядел возбуждающе и очень горячо. Когда я улыбнулась ему в ответ, это был не восторг маленькой девочки. Это было сексуальное влечение моих тридцати лет.

– Сколько тебе сейчас лет, дорогая? Восемнадцать, девятнадцать?

Я взглянула на Тони. Наши глаза встретились, интенсивность его взгляда убивала меня. Черт, как же он был красив!

– Ты прекрасно знаешь, что я на пять лет младше тебя, подхалим.

– Да? А выглядишь все так же, как в свои восемнадцать. Ничуть не изменилась.

Мне казалось, что я выглядела, как ярко-красный помидор с улыбкой до ушей. М-да, этот мужчина легко мог оставить без трусиков весь бар за каких-то гребаных пару минут.

– А у тебя тут много поклонников, – заговорщицки прошептал Мейсен и кивнул в сторону совсем молодых парней, один из которых просто просверливал меня взглядом.

– Парень влип по уши, дорогая, не отрывает взгляда от тебя, – продолжил Тони, наклоняясь через барную стойку так, чтобы быть ближе ко мне.

Я безвольно потянулась к нему. Неожиданно все мои органы чувств пришли в состояние сверхготовности. Близость Мейсена позволяла почувствовать запах пота летнего дня на его коже и алкоголя вперемешку с табаком в его дыхании. Но это не был неприятный запах. Он напоминал мне… о чем-то по-настоящему мужском.

– Не то чтобы я винил его. Если бы я был в его возрасте, то тоже не сводил бы с тебя глаз, а потом набрался бы смелости и попросил бы номер телефона. Если бы я был в его возрасте, ты была бы моей.

Ох. Просто… Ох.

– Я ничья, – бросила я в ответ.

Энтони поднял бровь и покосился на моё обручальное кольцо.

– Не думаю, что Блэк согласен с этим.

Я хмыкнула.

– А-а-а, ты говоришь о моем идеальном муже, – я показала в воздухе пальцами кавычки, – том самом, что трахает все, что движется. Он, наверное, поимел всех баб в этом городе, кроме Элис. Она единственная, кто оттоптала бы ему яйца.

Я разговаривала с Мейсеном как со старым добрым приятелем. Вот только он не был приятелем, он был взрослым состоявшимся мужчиной, к тому же явно опасным. Однако каждая клеточка моего существа была одурманена его присутствием. Нелепо было испытывать подобные чувства, но я ничего не могла поделать и ловила себя на том, что продолжала тянуться в его личное пространство.

– Дорогая, просто тогда ты встретила неправильного парня, – сказал Тони, улыбаясь. – Если бы ты была свободна…

Он прекратил говорить и покачал головой.

– Если бы я была свободна… – продолжила я, нуждаясь в том, чтобы услышать несказанное.

– Будь ты свободна, дорогая, ты была бы на заднем сидении моего байка и в моей чертовой постели, и тебе это не просто понравилось бы, ты бы это обожала и молила меня о большем.

Мои губы приоткрылись, и я втянула в грудь такой нужный сейчас воздух. Срань Господня! Я хотела почувствовать это. Слова Мейсена прошлись разрядом по всему телу, от макушки до пальчиков ног и обратно.

– Заднее сидение байка ждет тебя, малыш, потому что твой взгляд подсказывает мне, что ты хочешь это. И хочешь сильно.

Оттолкнувшись от барной стойки, Энтони подмигнул мне и исчез в толпе. Мое сердце колотилось, я оглянулась по сторонам, чувствуя себя смущенной и беззащитной. Хорошо хоть никто не обращал на меня внимания.

– Белла! – кто-то снова выдернул меня из мечтаний.

Анжела стояла, уперев руки в боки.

– Я не могу до тебя докричаться. Там твой муж у заднего входа. И у него крайне недовольный вид.

Черт!

Только этого мне не хватало.

На парковке возле моего BMW стояла Аudi мужа. Джейкоб вальяжно облокотился на свой черный седан. Он, как всегда, держался уверенно и был одет так, словно только что вышел из ателье лучшего портного в городе.

– Что с тобой не так? – без приветствия и сантиментов начал он.

– Ничего, – ответила я.

– Я говорил тебе неоднократно – мне не нравится, что ты ошиваешься в этой дыре! Тут тебе не место.

– С чего бы меня должно волновать, что тебе нравится, а что нет?

– С того, что я твой муж, – Джейкоб начал выходить из себя.

– А Элис – моя подруга. И я помогаю ей.

– Ты выглядела охуенно довольной там, за барной стойкой, разговаривая с этим отбросом общества. Я наблюдал, как ты, словно последняя потаскуха, флиртовала с ним.

– Да, Джейки, – я специально использовала уменьшительно-ласкательное имя, зная, как это раздражало его, – я флиртовала с ним, но я не засовывала свой язык ему в глотку, чего не скажешь о тебе и твоих милых подружках, – с сарказмом продолжила я. – Это был просто флирт. Возможно, он горяч, но ему дважды насрать на какую-то тридцатилетнюю бабу, которую он едва помнит. А потому обойдемся без этих беспочвенных претензий, придурок, – устало выдохнув, закончила я.

– Неправильная точка зрения, детка, – я видела, что муж готов был взорваться. – Что я тебе говорил? Что я тебе, мать твою, говорил насчет этого блядского гадюшника?

Джейк закричал, я же шумно вздохнула. Ненавидела, когда он кричал.

– Ты сказал, что я птица не этого полета. И мне здесь нечего делать. И прежде чем сюда срываться, я должна подумать о твоей репутации и репутации наших семей.

– Да, детка, – тон Джейка терял угрозу и становился мягче.

– Господи, Джейк, – я всплеснула руками, – да всем насрать на тебя и твою репутацию! Ты можешь быть удивлен, но в первую очередь лично мне на нее насрать, – теперь кричала уже я. – Ты не чертов пуп земли. Пойми это наконец!

– Ты продолжаешь повторять это, – прорычал он, – но мы, блять, живем вместе и спим вместе каждую ночь.

– Мы не спим вместе больше года, Джей.

– Мы не трахаемся, но мы спим вместе, Белла. Твои сиськи трутся о мой торс, а твоя задница прижимается к моему члену с таким жестким стояком, что у меня глаза в кучу собираются. Но тебе совершенно насрать на это. Это ты, – муж ткнул в меня пальцем, – это ты вынуждаешь меня цеплять других баб, хотя знаешь, что я хочу только тебя.

– Какой же ты мудак! Я не трахаюсь с тобой, потому что мне противно. Я не знаю, в какой дырке был сегодня твой член и какой букет заболеваний ты на себе носишь.

Джейк лишь рассмеялся. Я выдохнула и потерла виски – из-за этого придурка у меня начиналась мигрень.

– Ты можешь говорить, что угодно. Но знай – я никому не позволю ошиваться рядом с тобой, Белла, пока ты моя жена. Никогда. Никогда, Белла. Либо я и мои правила, либо ты отваливаешь, но не получишь ничего. Ни цента. Дошло до тебя? И твой папочка тебе не поможет.

– Ты мне угрожаешь?

– Я предупреждаю тебя, Белла.

– Пошел ты, – выплюнула я с ненавистью. – Проваливай отсюда к чертовой матери. Я не хочу тебя видеть!

– Я тебя предупредил, – оскалился Джейкоб на прощание и тут же умчался, оставляя на асфальте следы от шин.

Я села на капот своей машины, поставив ноги на колесо, достала сигарету и закурила. Сбоку послышались уверенные шаги. Мое сердце забилось сильней, взгляд блуждал по асфальту. На меня упала тень, и пара кожаных ботинок вошла в поле зрения. Я разглядывала их. Черная зернистая кожа, прорезиненная подошва. Ближе к лодыжкам обнаружились металлические пряжки, их контуры были резкими, четкими.

Сексуально.

Я повернула голову и улыбнулась. Мейсен улыбнулся в ответ.

Мое сердце пропустило удар.

– Эй, – сказала я, – я думала, ты ушел.

Тони выглядел так, будто чувствовал себя не в своей тарелке, но такого не могло быть.

– Я слышал тебя и этого придурка, – сказал он резко.

Я сжала губы и отвела взгляд, почувствовав неловкость. Это была моя слабая сторона, моя ахиллесова пята, надавив на которую, меня можно было уничтожить.

– Он просто чрезвычайно заботливый и опекающий супруг.

Переводить неудобные вопросы в шутку стало моей защитной реакцией.

– То есть, по-твоему, «чрезвычайно заботливый и опекающий супруг» – тот, кто убедился, что ни один мужчина не появился рядом и не заставил тебя улыбнуться или пофлиртовать?

Пожав плечами, я выкинула окурок. Мне нечего было сказать на это.

– По мне… это не то, что ты хочешь.

Смотреть на Мейсена я не могла. Его слова, его поведение, его тембр голоса заставляли мои внутренности сходить с ума. Я прикусила нижнюю губу, чтобы не сказать лишнего, не озвучить то, что я действительно хотела, но моё сознание функционировало отдельно от меня.

Блять!

– Да, не то, – прошептала я, наклонив голову и взглянув на Тони из-под ресниц.

Он подошел вплотную ко мне.

– Чего ты хочешь, малыш?

Я отвернулась от него, пытаясь скрыть пунцовое лицо за пышными волосами, но не успела. Энтони нежно прикоснулся к моей щеке, не давая скрыться. Я посмотрела в его глаза и задохнулась от того, что увидела. Он выглядел горячо, как-то первобытно, мужское превосходство наполняло его. Охота удалась, и его добычей была Я.

Он хотел меня.

Гребаный Ангел Хаоса хотел меня.

И он знал, что это взаимно, черт возьми!

– Скажи это, – его голос был груб, а прикосновения пальцев к моему лицу нежнее перышка.

Блять!

Какого черта он делал?

– Ты хочешь меня, Белла?

Энтони уже знал ответ.

– Да, – прошептала я.

Мейсен наклонился, лизнул мочку левого уха, а потом прикусил. Я вздрогнула. Он посасывал мою кожу, слегка прикусывал ее, а потом смачно зализывал. Я тяжело дышала, пульс на шее дико бился, было ощущение, что сердце выпрыгнет, и я потеряю сознание в ту же секунду.

Он продолжил с большим усилием, и мои ноги машинально обвились вокруг его бедер.

Тони оставлял поцелуи на линии от ушка до ключицы и обратно, потом начал подбираться к губам. Я дрожала и вжималась в него, будто он был моим спасательным кругом.

– Я спрошу еще один раз, малыш, – сказал он тихо и хрипло, – ты хочешь меня?

– Да, – хныкнула я.

Боже, я готова была умолять.

В мгновение Тони подхватил меня под ягодицы, подняв и прижав к себе сильнее. Он встряхнул меня и припечатал к машине. BMW стоически выдержала напор. Я обхватила его талию пуще прежнего, эрекция была зажата между моих бедер, а он ворвался своим языком в мой жаждущий рот.

Разум был потерян. Я замужняя женщина, и ничто из этого не должно было случиться. Но… вот оно… происходило. Меня никогда прежде так не целовали, и я понятия не имела, что делать, так что не делала ничего вообще. Просто подражала ему. Пытаясь успеть за его темпом. Пытаясь соответствовать.

Одна рука Мейсена запуталась в моих волосах, другая – приподняла челюсть и сжала щеки, заставляя рот раскрыться ещё шире. Его язык дерзко погружался внутрь, исследуя мой рот вдоль и поперек. Это было его нападение, с моим полным подчинением и капитуляцией. Я целовала Энтони в ответ со всей страстью и пылкостью изголодавшейся тридцатилетней женщины, не знавшей прежде таких поцелуев. Я думала, так могут целоваться лишь в фильмах и книгах, но сейчас понимала, что так можно было целовать только мужчину своей мечты – со страстью, которая сводила с ума.

Тони на секунду оторвался от моего лица и, улыбаясь, посмотрел в глаза:

– Дыши, сладкая.

Сладкая.

Теперь это было официально.

Я по уши влюбилась.

В этот момент с грохотом отворилась задняя дверь бара.

– Анжела сказала, тут Блэк…

Элис остановилась как вкопанная, увидев нашу с Ангелом компрометирующую позу.

Тони с неохотой выпустил меня из своих объятий. Пустота в секунду поглотила меня.

– Э-э-м, Белла… – Мисс Босс не могла подобрать слов.

– Да, Элис, я уже иду, – протараторила я, поправляя одежду и волосы.

– Ок, я подожду тебя внутри, – пропищала Элис и молниеносно исчезла.

Мейсен смотрел на меня и улыбался.

– Спасибо за поцелуй, дорогая, не смею больше тебя задерживать, – его голос был сиплым.

– Увижу ли я тебя снова?

Мейсен склонил голову в сторону, прищурив глаза. Я ожидала его ответа, словно заключенный приговора. Ангел не отрывал от меня взгляд.

Охуенно красивый.

– Надеюсь, так и будет, милая, – улыбнулся он.

Послав ему убийственно милую улыбочку, я направилась внутрь, не прощаясь. На этот раз он должен был смотреть, как я уходила.

Как и ожидалось, Элис была прямо за дверью. Глаза расширены, взвинчена и взбудоражена.

– Белла, мать твою, что ты делала там с этим страшным и опасным человеком?!

– Он не страшный, – отчитала ее я, – он красивый.

Ебать… его. Он самый фантаБЛЯстический.

***

Прежде я лишь несколько раз бывала в офисе Джейкоба – когда он сделал ремонт и захотел похвастаться и когда присутствия супруги требовали какие-либо мероприятия. Каждый угол здесь выглядел экстравагантно и богато, как и в нашем доме; все в ногу со временем и с мировыми тенденциями. Офис был огромным, с дорогими коврами, книжными стеллажами от пола до потолка, уютной зоной отдыха, мини-баром и личной ванной, укомплектованной душем и гардеробной. Четко по центру стоял стол из массива дуба, посередине разделенный, словно рекой, голубой смолой; рядом с ним располагались два внушительных кожаных дивана с высокими спинками, предназначенных для клиентов и партнеров.

Когда я вошла, Джейк стоял у мини-бара, наливая виски в два пузатых бокала. Он обернулся, услышав меня, отставил виски и разгладил несуществующие складки на своем костюме в тонкую полоску, который стоил дороже, чем большинство людей готовы были потратить на машину.

– Белла, – протянул он, гостеприимно указывая на кресло, – какой сюрприз. Моя жена не так часто навещает меня в офисе. Присаживайся. Что привело тебя?

Я прищурилась.

– Хватить подлизывать мне задницу, Джейк. Ты прекрасно знаешь, что мы не закончили разговор.

Он выгнул бровь.

– Я сожалею. Но мне кажется, это ты – та, что сначала отправила меня на хер, а потом не появлялась все выходные дома. И сейчас ты врываешься сюда и обвиняешь в этом меня?

Блин. Он заслуживал хорошего пинка по яйцам.

– Да, Джейк. Но я бы хотела поинтересоваться, как ты докатился до того, чтобы угрожать собственной жене? Что за херня такая?

Он улыбнулся, а я сморщила нос. Если бы акулы могли улыбаться, они делали бы это так, как Джейкоб Блэк. Он снова указал мне на диван. Когда я села, Джейк протянул мне бокал с виски. Я взяла его и уставилась на мужа.

– Ты понимаешь, что сейчас девять утра, да?

Он сел за свой стол.

– Белла, не отказывайся от односолодового золота. Этот виски заслуживает уважения. Тем более что разговор, как я понимаю, будет не из легких.

– Ты был помолвлен со мной, когда мы еще были в пеленках, – начала я.

Его верхняя губа изогнулась в отвращении.

– Знаю, – усмехнулся он. – И я бы послал отца на хер, когда он предложил мне жениться на тебе, если бы не положил глаз на тебя. Я влюбился.

– Ты серьезно? – прошептала я.

– Вполне, – ответил он. – Видишь ли, когда речь шла о моей женитьбе, я с самого начала знал, что это – лишь решение финансовых вопросов и укрепление связей между семьями. Это означало, что трахать я мог кого угодно. Я думал, у нас это будет обоюдно. А затем понял свою ошибку. Ты не из тех, кто крутит роман на стороне, и не из тех, кто изменяет своему мужу. Когда я понял это, то познал настоящую ярость. Я хотел только тебя, а ты перестала подпускать меня к себе.

Он выдохнул и посмотрел на меня.

– Так вот, мои угрозы – это единственный способ удержать твою задницу подле меня. Я не хочу отпускать тебя, Изабелла. Я хочу, чтобы ты дала мне шанс и простила все прошлые измены. А я попытаюсь быть порядочным и любящим мужем. Мы нарожаем детей и будем жить долго и счастливо.

Блэк загнал меня в угол. Он убедился, что все отходные пути перекрыты и не оставил мне выбора, кроме того, который был нужен ему. Впервые в жизни я хотела убить.

– Ты не прав, Джейкоб, – прошипела я, – по всем пунктам. Я изменила тебе позавчера.

Его брови поползли вверх.

– Видишь, – продолжила я, – твои представления обо мне основательно отличаются от реальности. Дело лишь в тебе, это конкретно тебя я не хочу.

Его челюсти сжались.

– Так что, Белла? – еле сдерживаясь, спросил он. – Трахнулась с тем байкером, как какая-то шлюха?

Маска любящего мужа слетела. Джейк был в ярости, а я в шоке. Глубокий вдох не принес облегчения. Выпитый виски наполнил желудок теплом, мое тело ослабло, а сердце прочно застряло в глотке. Как он посмел назвать меня шлюхой, когда сам трахал все, что двигалось, на протяжении всех лет брака?!

– Отлично. Понравилось? – спросил он бездушно. – И что теперь ты хочешь от меня?

– Я хочу развод, Джейк. И мне не нужны твои деньги.

Перегнувшись через стол, я почти выплюнула это ему в лицо. Я был зла, я была в ярости, мне сносило крышу от ненависти к человеку, которого считала своим самым близким другом. Что-то случилось со мной, пока я пристально смотрела на своего мужа, вдруг ставшего чужим, что-то ужасающее и очень серьезное одновременно. Моя жизнь изменила направление прямо в эту минуту. Я должна была стать свободной, независимой и смелой. И когда пришло осознание всего дерьма, творившегося в моей жизни, я будто слетела с катушек.

К черту все!

Резким взмахом руки я отправила все с огромного стола Джейка летать по комнате. Его ноутбук врезался в книжную полку, фотографии в рамках с нашей свадьбы и многочисленных отпусков, разбиваясь, полетели следом. Бумаги парили в воздухе.

Взяв себя в руки, я выпрямилась, выдохнула, посмотрела в изумленные глаза мужа и спокойным ледяным тоном проговорила:

– Я требую развод. А ты можешь идти на хуй, Джейкоб Блэк. Мой адвокат свяжется с тобой.

С этими словами я развернулась на каблуках и с гордо поднятой головой и легким сердцем вышла из его офиса, навсегда закрыв эту дверь.

***

Полгода…

Полгода – это много или мало?

Полгода назад я получила развод.

Полгода назад поругалась с родителями, так как они приняли сторону Блэка и настоятельно просили меня одуматься. Я пригрозила всем, что придам скандальные подробности нашего развода огласке в СМИ, если они не отпустят меня. И они отпустили, после чего все мои счета опустели, а кредитные карты заблокировались. Только никто не знал, что все заработанные деньги еще со времен школы я никогда не тратила, потому как всю жизнь меня обеспечивали родители, а потом муж. Так что у меня скопилась приличная сумма, которой будет достаточно, чтобы прожить безбедную жизнь в течение лет эдак десяти, даже не работая. И этого уж точно хватило бы мне на первое время.

Полгода, как я жила у Элис и работала в её баре без выходных. Исключения составляли лишь те дни, когда подруга пинками выгоняла меня из-за барной стойки и заставляла отдохнуть.

Полгода, как я не видела человека, который перевернул мою жизнь с ног на голову.

Полгода, как «Ангелы Хаоса» не появлялись в «Страннике».

Полгода, как я видела Энтони Мейсена только во сне.

Эти полгода изменили меня кардинально. Я стала счастливее, смелее и легче, стала свободной, стала собой. Подстригла волосы и поменяла гардероб. Больше улыбалась и громче смеялась. А главное – научилась мечтать и верить.

Мы с Элис были не просто лучшими подругами, мы были семьей. День Благодарения, Рождество и Новый год праздновали вместе. Отдых или шопинг, пикники или танцы – всегда вдвоем и всегда круто.

Вот и в преддверии Дня Всех Влюбленных она заканючила, что мы не обязаны наблюдать за влюбленными парочками в «Страннике», а должны свалить в Сиэтл и устроить там грандиозный шопинг по любви. Сказано – сделано, утром четырнадцатого февраля мы прыгнули в мою машину и отправились в путь.

К обеду мы уже штурмовали магазины в Nordstrom, где купили много интересных вещичек, обуви и белья. Проголодавшись, решили перекусить в Grill, и, когда заказали салат и суп, Элис вдруг стала сходить с ума.

– Мисс Босс, твой гороховый суп так быстро подействовал на твой кишечник?

Я посмеивалась над подругой и её глазами размером с блюдце.

– Боже мой, это он!

– Кто?

Я оборачивалась по сторонам, пытаясь понять, о ком говорила Элис. Судя по её реакции, это должен был быть Бред Питт как минимум.

– Джаспер.

– Кто такой этот Джаспер?

К нам направлялся очень симпатичный мужчина в потертых джинсах, ковбойских сапогах и кожаном жилете. Его волнистые светлые волосы были собраны в аккуратный хвост, а улыбка тянула на миллион долларов.

Подойдя к нашему столику, он галантно поклонился и, поцеловав руку подруги, с сексуальным южным акцентом произнес:

– Дамы… Мисс Элис, какая неожиданная и приятная встреча.

– Джаспер, поверить не могу, что встретила тебя, – пропищала она и покраснела, как рак.

Вот уж такой реакции подруги я не ожидала, но больше этого не ожидала увидеть эмблему «Ангелов Хаоса» на кожаном жилете Джаспера. Моё сердце гулко забилось, я стала оглядываться по сторонам, надеясь увидеть человека, который, видимо, навсегда поселился в моем сознании и мыслях. Я всматривалась в каждого мужчину, в каждый силуэт, но все было бессмысленно – Энтони там не было.

– Белла, – позвала меня Элис.

– Да?

– Ты слышала меня?

– Нет, а что такое?

– Я сказала – Джаспер пригласил нас посетить их клуб. У них сегодня вечеринка в честь праздника. Как ты на это смотришь?

Я перевела взгляд с Элис на Джаспера, он дружелюбно улыбался.

– Э-э-э, да, конечно, почему нет?

– Отлично. Значит, будем в семь, – Мисс Босс буквально подпрыгивала на месте.

– Ок. Наберешь меня, как приедете, я вас встречу.

С этими слова Джаспер подмигнул Элис и удалился из ресторана.

К семи часам вечера мы подъехали к огромной охраняемой территории. За забором виднелись множественные постройки и ангары. Сам забор был утыкан камерами и колючей проволокой, как какой-то Алькатрас. В середине находился огромный клубный дом, на крыше которого развевался флаг с эмблемой «Ангелов». Снаружи были припаркованы крутые спортивные тачки, огромные внедорожники и хромированные Харлеи.

Внушительно.

К нам подошел мужчина в бронежилете, с двумя пистолетами в кобуре.

– Вы на вечеринку?

– Да, – только и смогла выдавить я.

– Проезжайте.

Иисусе, куда нас занесло?

– Джаспер сказал, что выйдет нас встретить, – Элис помахала телефоном перед моим лицом. – Спросишь у него про Мейсена?

– Элис, я не видела его полгода. Думаешь, я приехала сюда тратить время зря?

Подруга ничего не ответила, лишь понимающе улыбнулась и крепко обняла меня. Она знала, насколько я нуждалась во встрече с Тони.

– Эй, рад видеть вас, – Джаспер появился из здания вместе с грохочущими звуками музыки. – Могу предложить вам выпить?

Я отрицательно покачала головой.

– Нет. Спасибо. Для начала я хотела бы найти Мейсена. Устроишь?

– А я нет, – кокетливо засмеялась Элис, – я ищу тебя.

Джаспер сексуально ухмыльнулся, притянул её за локоть к себе и двинулся в клуб.

– Идите за мной.

Повсюду вокруг нас были байкеры и много-много девушек. Громко играла музыка, все веселились, выпивали, танцевали и обжимались. Практически ничего нельзя было разглядеть в царящем полумраке, и только миллионы огней и разноцветных лучей от светомузыки изредка вырывали из темноты чьи-то силуэты. Радовало то, что не было ни единой символики Дня влюбленных.

Джаспер подвел нас к одной из дверей рядом с огромной барной стойкой. Пространство за дверью своим убранством напоминало элитный загородный мужской клуб – все было очень дорого и со вкусом. На стенах висели портреты членов клуба. В коридоре выделялась одна дверь, она была из красного дерева, а рядом с ней висела платиновая табличка «Президент».

Байкер махнул на неё рукой, обнял ошарашенную Элис за плечи и повел в обратном направлении.

Моё сердцебиение участилось, руки стали липкими, а язык будто онемел.

Что, блять? Президент?

Я заставила себя двигаться и, сделав глубокий вдох, постучала в дверь.

– Кого еще черт принёс?

От звука его голоса по телу прошел озноб. Я повернула ручку, открыла дверь и вошла внутрь. Перед моими глазами предстала задница блондинки, туго обтянутая платьем в красных пайетках. Она перебирала какие-то бумаги на столе, но, услышав шаги, выпрямилась и повернула голову в мою сторону. Хм, красивая.

Я опустила взгляд на свою одежду. На мне были высокие черные ботфорты на устойчивом каблуке, черные кожаные джинсы, которые обтягивали меня, как вторая кожа, бежевый свитер крупной вязки на одно плечо, а сверху – новенькая оверсайз-косуха, за которую я отвалила немалую сумму. На голове – сексуальный бардак, как называла его Элис. Пусть не эта супермодель, но тоже ничего.

Кто она? Подруга, любовница, жена?

Тони сидел за своим столом, пристально смотря в монитор компьютера, громко раздавая указания в телефонную трубку. Весь стол был завален бумагами, папками и деньгами.

Блондинка тем временем оценивающе осмотрела меня с ног до головы и скривила свои накаченные губы в презрительной усмешке.

– Ты кто такая?

– Я ищу Мейсена.

– Он перед тобой, – сказала она так, будто открыла новую планету.

– Мне насрать, что вам не хватает времени! Займитесь, на хрен, делом и не тревожьте меня по пустякам! Жду результат завтра к обеду!

Энтони бросил телефон на стол, повернулся кругом, мимолётно осматривая комнату, зафиксировал взгляд на мне и… остолбенел. Он ни капельки не изменился с нашей последней встречи, был все такой же охерительно-прекрасный. Я замерла под его взглядом, но нашла в себе силы прочистить горло и хоть что-то произнести.

– Я случайно оказалась на вечеринке в клубе и решила зайти поздороваться.

– Ты случайно оказалась на вечеринке? – не веря своим ушам, повторил Мейсен.

Я пожала плечами и улыбнулась.

Какая же идиотка!

Уголок губ Мейсена немного пополз вверх, но в остальном он оставался невозмутимым.

– Таня, ты можешь идти, – не отрывая от меня глаз, бросил он блондинке, – разберемся со счетами завтра.

Энтони просканировал меня взглядом от кончиков волос до острых носков сапог и снова наверх, остановившись на моей новой стрижке. Его губы искривились в искренней улыбке. А мое сердце пропустило удар, желание зародилось где-то в животе и отправилось заполнять все тело. Его власть надо мной была крышесносной. Каждой клеточкой своего тела я желала его. Нужда была осязаемой, и только Энтони мог потушить пожар. Он явно почувствовал эту потребность, словно тигр, загнавший свою добычу в угол. Его ноздри расширились, а глаза потемнели. В этот момент я почувствовала себя самой красивой и желанной, и не одна блондинка не сравнилась бы со мной.

– Как ты сюда попала? Ты одна здесь? – грубо спросил Мейсен.

Я отрицательно покачала головой.

– Нас с Элис пригласили.

– Где она?

– Развлекается с одним из ваших.

– Джаспер?

– Да.

Он в неверии покачал головой.

– Прекрасно.

Тони повернул голову к блондинке, которая будто приросла к своему месту.

– Таня, что я, на хрен, сказал тебе? Проваливай отсюда. Меня ни для кого нет. Это – приказ!

Блондинку как ветром сдуло. Я почувствовала себя не в своей тарелке, нарушив его личное пространство. Мейсен встал, захлопнул дверь и закрыл её на ключ.

– Белла, малыш, посмотри на меня.

– Я не хотела доставлять тебе дискомфорт и нарушать твои планы. Не стоило мне приходить, – горько прошептала я.

– Белла, – сказал он жестче, – посмотри, блять, на меня!

Я повиновалась ему.

– Ты пришла только за этим? Чтобы выразить мне свое почтение и удалиться, на хер? Или ты пришла, потому что я поцеловал тебя, когда твой сраный муж вел себя, как последний мудак? Я хотел показать тебе, какое сокровище оказалось в руках этого недоноска. И, детка… когда я поцеловал тебя, а ты ответила мне, отдаваясь чувствам... блять, я потерял себя в этом поцелуе. Не помню, чтобы когда-то поцелуй вот так сводил меня с ума. Он напомнил мне, что жизнь – охуенная штука, особенно, когда она преподносит такие фантастические джекпоты. Малышка, ты – совершенство, прежде ни в ком мне не встречавшееся. Признаюсь, Белла, ни дня не прошло, чтобы я не думал о тебе… как о свободной девушке, которая заняла бы свое место на моем байке и в моей чертовой постели. А сейчас ты должна сказать мне, зачем приехала, пока я не сделал то, о чем мы оба будем жалеть.

– Этот поцелуй и мою жизнь изменил кардинально. Полгода назад я развелась, послала к чертям своего бывшего мужа со всеми его деньгами и самомнением. Я выкинула всю эту снобскую одежду и поменяла свой гардероб. Я подстригла волосы, которые не трогала со времен университета. Я полгода ждала встречи с тем, кто дал мне силы на все это единственным поцелуем. И я здесь, потому что безумно соскучилась по тебе!

На этих словах Мейсен припечатал меня к стене и обрушил свой горячий рот на мои жаждущие губы. Это был не просто поцелуй, я брала его рот, его язык, я съедала его заживо. Желание, скользкое и обжигающее, накаляло мою кровь и кипело внизу живота. Я судорожно сдернула жилет с его плеч, в то время как Тони сорвал с меня косуху. Дальше полетела его футболка, мой свитер, моя налитая грудь оказалась в его руках, у него во рту… И я умерла прямо там счастливой райской смертью.

Наши губы занималась любовью неистово, отчаянно, поклоняясь телам друг друга. Я целовала, облизывала и кусала все, до чего могла дотянуться, не останавливаясь и не отрываясь от него. Я ощущала себя такой живой, такой желанной. Мы отдавались друг другу без остатка, казалось, что на этом моменте сконцентрированы наши жизни.

– Блять, ты такая сладкая, малышка, – Энтони обхватил моё лицо руками, заглядывая в глаза. – Белла, детка, ты сводишь меня с ума.

– Мейсен, я забыла, как дышать, – выдохнула я. – Пощади меня.

– Рано просить о пощаде, девочка, я только начал, – в его глазах тлело пламя.

Подхватив под ягодицы, Тони перенес меня на черный кожаный диван, где раздевал с особым упоением, мучительно долго и приторно сладко. Я извивалась под его прикосновениями, словно змея на углях, а голову будто окутал туман.

Ангел опьянял меня.

Я упустила, в какой момент Мейсен остался без одежды. Только ощутив вес его тела, я поняла, что он устроился между моих ног, закинув мои бедра к себе на талию. Его грудь прижималась к моей, а внушительная эрекция скользила по половым губам. Мы были кожа к коже, двигаясь в безудержном танце страсти, обнажённые душой и телом. Этот момент невозможно было сравнить ни с чем.

Это было волшебство.

– Ты так нужна мне, Белла.

– Я твоя, – умоляла я, – пожалуйста.

Заветный толчок – и моё сердце выпрыгнуло из груди, а из горла вырвался крик. Мне было плевать, услышал ли нас кто-то. В эту минуту для меня существовал лишь Мейсен. С каждым толчком амплитуда его движений и скорость увеличивались, а мои стоны и крики уже не прекращались.

– Белла, детка, – прохрипел он, – такая чертовски тугая, такая идеальная.

– Я никогда не чувствовала ничего подобного, – простонала я.

– Ты увидишь звезды, малышка.

Энтони трахал меня неистово, помечая территорию и заявляя права. Я впивалась ногтями в кожу дивана, не боясь оставить на нем весь маникюр.

– Блять, – его голос был хриплым, его бедра непрерывно ударялись о мои. – Ты ждала меня, сладкая? Хотела, чтобы я овладел тобой?

Я так сильно и так давно хотела этого мужчину. Я трахала его во снах миллионом разных способов, но ни один сон не мог сравниться с тем, что происходило наяву. Моё сердце бешено гоняло бурлящую кровь по венам, уровень эндорфинов зашкаливал. Я хотела принадлежать только ему. Полностью, каждой клеточкой тела.

– Да, Тони. Только ты, – содрогаясь от желания, ответила я.

– Чертовски правильный ответ, девочка, – прохрипел он и вошел резко и глубоко.

– Пожалуйста, – стонала я, – еще.

Он ухватил мои бедра, приподнимая и закидывая к себе на плечи.

– Все, что мне нужно, – это ты.

– Блять, – прокричала я и взорвалась в оргазме, – блять!

– Ебать меня! – зарычал Тони, кусая мой сосок.

Одной рукой он проскользнул вниз к моему клитору и неистово стимулировал его, а другой – вцепился в мои волосы. Он кричал моё имя, изливаясь в меня, и это была лучшая серенада в моей жизни.

Отойдя от посторгазменного шока, я смотрела на Мейсена, едва ли в силах сфокусироваться. Мое пресыщенное тело отяжелело и обмякло. Я никогда не испытывала ничего отдаленно похожего на то, что произошло между нами. Тони нежно гладил меня по лицу, шее, ключице и груди. Я выгибала спину, будто кошка, в надежде получить еще большую порцию ласк.

– Знаешь, я не понимаю все эти Дни Святого Валентина и прочую лабуду. Но это – лучший подарок за всю мою гребаную жизнь. Ты самая сладкая Валентинка, которая когда-либо доставалась мне.

– Ты будешь моим Валентином? – выдохнула я, изгибаясь в его руках.

Смех искрился в зеленых глазах Мейсена.

– Так наивно, сладкая, – сказал он тихо, – задавать мне такие вопросы. Ведь ты уже моя.

– Я люблю тебя, – выдохнула я в его рот. – Так ведь говорят в День Всех Влюбленных?

О, Боже, нет. Я ведь не произнесла это только что?

Энтони застыл, прожигая меня взглядом.

Не думала, что он будет вникать в то, что это значило для меня. Я и сама едва понимала это всепоглощающее чувство к нему.

Тони с легкостью поднял меня и усадил на себя. Я задрожала, когда он растянул меня изнутри, и издала скулящий стон.

– Скажи это снова, Белла, – низким, угрожающим голосом приказал он.

Я прикусила губу.

– Малышка. Скажи. Это. Снова.

Я молчала, в основном потому, что Мейсен снова был глубоко во мне, наполняя меня, такой большой и такой восхитительный. Его руки крепко вцепились в мои бедра, устанавливая ритм.

Я не могла оторвать взгляд от его проникновенных зеленых глаз. Глаз, которые я любила. И в этот момент я явно осознала, что он не трахал меня. Энтони занимался любовью со мной. А я уже скакала на нём, как лихая наездница.

– Скажи это, – настаивал он, и страсть росла в его глазах.

Доминирующий. Притягательный. Опасный.

Тони двинул бедра, резко вонзаясь в меня.

– Хочешь, чтобы я остановилась?

– Ну, уж нет. На хрен, – сорвался он на рык. – Ты любишь меня, Белла?

Я сдалась.

– Да, – выкрикнула я, сжимая его, – я люблю тебя!

Он кончил в эту же секунду вместе со мной. Это было феерично.

Его глаза были прикрыты, рот едва приоткрыт, дыхание частое и прерывистое. Бусинки пота собрались на лбу. В это мгновение он не был Мейсеном, крутым байкером, президентом «Ангелов Хаоса». Он был мужчиной, опасно красивым, а я – женщиной, которую он желал, и это было так прекрасно. Мне захотелось остановить время и остаться с Энтони в этом мгновении навечно, касаясь, чувствуя и любя его.

– Боже, детка… Блять… Ебаный Боже…

Его оргазм был абсолютно потрясающим, я любовалась им как редким природным явлением, понимая, что этот мужчина завладел моим телом и моим сердцем окончательно и бесповоротно.

***

ОКОНЧАНИЕ >>>



Источник: http://robsten.ru/forum/78-3155-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: freedom_91 (08.10.2019)
Просмотров: 485 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 5
0
5  
  Замечательнo!

0
4  
  Вовремя Эдвард к бару подкатил. Как раз, когда женщина уже была готова выкинуть зловонный мусор из своей жизни. Спасибо за историю)

1
3  
  Эдвард - горячий мужчина) уверенный, харизматичный  hang1  Но не решился приехать к Белле после поцелуя... girl_blush2 И все-таки самое главное он сделал))) помог Белле осознать, что нечего ей терять время с неверным мужем, холодным и транжирящим себя попусту) JC_flirt

2
2  
  Пресытилась Белла блядским поведением мужа и собственным пресным существованием, захотела страсти  giri05003

2
1  
  АХИРИТЕЛЬНО!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]