Фанфики
Главная » Статьи » Народный перевод

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истина торжествует. Эпилог
Эпилог
Маккензи


Спустя четыре года...
– Ой! – закричала Хлоя. – Папа, Коннор дернул меня за волосы!
– Она первая начала, – проревел в ответ Коннор. – Она меня ударила...
–Хлоя! Коннор! прекратите это немедленно! – Дрю сурово выговаривал обоим. – Ваша мама пытается отдохнуть.
– Когда Джейсон будет здесь? – спросила Хлоя, забираясь ко мне на больничную койку. Она водрузила свою крошечную ручку на мой распухший живот, нежно поглаживая его.
– Скоро, милая, очень скоро, – ответила я дочери.
Схватки начались в четыре утра. Я боролась с ними, думая, что это всего лишь предвестники, поскольку такое часто случалось у меня, пока я носила близнецов. Несколько часов я страдала в тишине. Я пересмотрела любимые сцены сериала «Теория большого взрыва», перечитала наиболее яркие сцены из любовных романов, делала практически все, чтобы отвлечься от боли, скручивавшей мои спину и поясницу. Ничего не помогало. К восьми, когда Дрю поднялся с постели, чтобы собираться на работу, боль стала настолько невыносимой, что я попросила отвезти меня в больницу.
Его первой реакцией стала просьба подождать еще немного до приема у врача, на который я была записана в более позднее время. Но я тут же пригрозила, что оторву ему член и изобью его им. Дрю понял, что мне действительно больно, и тогда он повез меня в отделение, а потом хотел доставить близнецов к Руби, но те так просились остаться со мной. Надо ли говорить, что они выиграли эту битву.
Дрю был замечательным отцом. Впрочем, я всегда это знала. Он носился с детьми, как будто они были дороже золота. Хотя он и баловал их, но также был прекрасным образцом для подражания. Возможно, потому что он сам был близнецом, он несколько раз ловил их на попытке причинить вред, а я ведь этого даже не замечала. Дрю поражал меня своей осторожностью, но также и тем, что с легкостью командовал ими, даже не сознавая этого. Я не могла и мечтать о лучшем отце для своих детей.
– Посмотри, пап. – Коннор указал на монитор, на котором отражались мои схватки. – Эта забавная штука прыгнула.
Дрю взъерошил светлые волосы нашего сына.
– Это потому, что у твоей мамы схватки.
– Что такое св... сха... – Хлоя пыталась произнести непонятное слово.
– Схватки, детка, – поправила я ее. – Просто мой животик готовится к приезду Джейсона, заставляя его немного проснуться.
– О! – она наклонилась и прижалась губами к моему животу. – Проснись, Джейсон. Мы хотим поиграть с тобой.
Я взглянула на Дрю и потрепала по головке нашу милую маленькую девочку.
– Он не сможет так сразу поиграть с вами. Когда он родится, то будет очень маленьким.
– Коннор же маленький! – возразила мне дочь. – Но я все равно играю с ним.
– Я не маленький! – возразил Коннор, притопнув ножкой.
– Нет, маленький! Я же выше тебя.
– Но я взрослее! – не сдавался Коннор.
Раздался стук в дверь, и она приоткрылась.
– Здесь все в приличном виде или нет? – хихикнул Джаред. – Мне бы не хотелось увидеть согнутые в коленях ноги или показавшуюся головку ребенка...
– Джаред! – вскричали мы с Дрю, не давая ему закончить, так как не были готовы заполнять головки наших четырехлетних детей подобными образами.
Джаред открыл дверь, его большие карие глаза, полные озорства, сверкнули на нас.
– Дядя Джаред! – тут же завизжали дети.
Он прошел через всю комнату, чтобы подхватить Хлою с кровати. За ним проскользнула Энди. Ее улыбка чуть потускнела, когда она смотрела на Джареда с детьми, но тут же просияла вновь, стоило ей взглянуть на меня.
– Как поживают мои любимые детишки? – спросил Джаред, опуская Хлою на одно бедро, а Коннора на другое.
Джаред изменился с тех пор, как переехал в Нью-Йорк. Исчезла выцветшая бейсболка и футболки, он обрезал свои длинные волосы и даже расчесывал их. Пока они с Энди не были женаты, я полагала, что их отношениям настанет конец. Что-то словно сдерживало их. Дрю утверждал, что это был страх Энди перед замужеством, но я полагала, что все несколько глубже.
– Как дела, Нова? – спросила Энди, обнимая Дрю.
– Все идет отлично с тех пор, как ей сделали эпидуральную анестезию, – ответил Дрю, подмигнув мне.
– Да, Маккензи всегда плохо переносила боль, – поддразнил Джаред, подмигивая мне.
Он резко обернулся, дети повисли на нем вниз головой, отчаянно визжа.
– О, ты потише или я покажу тебе, что такое боль, – отпарировала я.
– Сколько еще? – спросила Энди.
– Да уже недолго. Воды отошли примерно тридцать минут назад.
– А твои родители? – спросил Джаред.
– Мама и Найлз едут в больницу.
Два года назад у Кэт закончилось терпение в отношении Джонатана и его властных манер. С помощью троих своих детей она покинула его. Следующим ее шагом стало заявление на развод, которое она подала в контору «Пелтье-Вайз», чтобы они вели переговоры. Это еще больше взбесило Джонатана, но процесс длился недолго. Во время одной из встреч у Джонатана случился инсульт. Он впал в кому и скончался, не приходя в сознание.
Я очень переживала за их семью. Джонатан оставил незаживающие раны в сердцах своих домочадцев. Его непомерная гордыня никогда не позволяла ему загладить свою вину ни перед Дрю, ни уж тем более перед Кэт. Дрю носил это в себе каждый день. Насколько нам было известно, Джонатан так ни разу и не взглянул на фотографию наших с Дрю близнецов. Поскольку развод так и не был завершен, он оставил Кэт вдовой. Конечно, это пошло ей на пользу, но Кэт как-то призналась, что ей странно называть себя вдовой человека, который так мало в жизни ее любил, и любил лишь свою компанию.
После похорон Гэвин занял свое законное место в компании «Вайз и сыновья», а Кэт переехала во Флориду, чтобы быть ближе к своим мальчикам и внукам. Совет директоров настаивал на переезде Гэвина и Морган в Бостон, но они отказались. Семья Морган жила во Флориде, там же она построила свою карьеру, да и Кэт перебралась в Сарасоту, так что им нечего было делать на севере. Гэвин пытался уговорить Дрю, вернуться в семейный бизнес и, хотя предложение было очень щедрым, Дрю не мог позволить себе погубить собственную фирму. Они с Налзом основали собственную фирму. Их отношения стали чем-то очень большим для них обоих. И глупо было оставлять все.
– Билл, Линдси и бабушка должны вот-вот приземлиться, – дополнил Дрю. – Гэвин заберет их из аэропорта. Думаю, втайне он надеется снова увидеть бабушку.
Мы все посмеялись над Гэвином. После поездки в Амарилло он очень сдружился с бабушкой, а она объявила его своим. Гэвин стал поддерживать с ней связь. Во время их приезда она произвела на него неизгладимое впечатление.
– Привет?! – Кэт стремительно вошла в комнату.
– Бабушка! – вскричал Коннор, вырываясь из рук Джареда.
Кэт и Найлз вошли в мою родильную палату, которая теперь напоминала муравейник. Кэт выглядела потрясающе счастливой и здоровой. Через несколько месяцев после смерти Джонатана они с Найлзом начали встречаться. Все это время она питала к нему нежные чувства, но верность мужу и преданность семье не давали ей возможности обнажить их. Вскоре они поженились и теперь были счастливы в браке. Дрю очень гордился матерью. Мало того, что теперь она жила той жизнью, которую заслуживала, так еще и не притронулась к алкоголю после смерти Джонатана.
Найлз обнял Энди, затем крепко пожал руку Дрю.
– Хороший день для новой жизни, – произнес он.
– Действительно, – ответил Дрю.
– Как твои дела, моя дорогая? – спросил Найлз, слегка поглаживая мою руку.
Я сжала его руку в ответ, мои веки слегка отяжелели.
– Просто чудесно!
– Ты выглядишь потрясающе.
Я со смехом отмахнулась от него.
– Всегда восхитительно!
Кэт подошла к Найлзу и обняла его за талию, одной рукой придерживая на бедре Коннора.
– Это так. Ты вся словно светишься.
Дрю скользнул ко мне, убрал мокрые волосы с лица.
– Моя девочка всегда красива. – Склонившись, он бережно и нежно поцеловал меня.
В комнате кипела жизнь. Все собрались вокруг моей кровати, как будто присутствие здесь было обычным явлением. Словно мы все сидели за обеденным столом и весело болтали. Мне нравилось, когда вокруг меня вспыхивали разговоры. Нравилось наблюдать, с каким упоением они наверстывали упущенное. Коннор и Хлоя перемещались от взрослого к взрослому, впитывая всю любовь и внимание, которое им так щедро дарили.
Все разговоры прекратились, едва вошла Морган. Одетая в зеленую униформу, с ярко-рыжими волосами, заправленными под хирургическую шапочку, она была желанным другом в нашей толпе.
– Бог мой, здесь не протолкнуться!
Морган щедро делилась объятиями и приветствиями, обходя каждого члена нашей семьи. За эти годы мы с ней сильно сблизились. Она заменила мне сестру, которой у меня никогда не было, и о которой я всегда мечтала. У нас даже был тайный клуб жен Вайз.
– Все на выход! – командирским тоном сказала она. – Мне нужно переговорить с пациентом.
Все дружно попрощались и вышли из моей палаты. При этом Джаред нес Коннора, а Найлз – Хлою. Дети занервничали из-за того, что им пришлось оставить родителей, по крайней мере, до тех пор, пока им не пообещали мороженое в кафетерии.
Когда палата опустела, Дрю со вздохом облегчения взял меня за руку.
– Немного не в своей тарелке? Не так ли? – поддразнила Морган.
Дрю со смехом покачал головой:
– Может быть, немного, доктор Вайз.
Морган рассмеялась, закатив глаза.
– Ну что ж, давайте посмотрим.
Она натянула латексную перчатку, приподняла простыню и провела осмотр.
– Ты чувствуешь схватки? – спросила она, едва закончив осмотр. Сорвав перчатку с руки, она бросила ее в мусорное ведро. Повернувшись к монитору, Морган проверила показания приборов.
– Не чувствую.
– По крайней мере мы знаем, что эпидуральная анестезия работает, – сказала она, проверяя показания приборов. – Я бы сказала, что еще с час или около того. Схватки идут довольно быстро. Я начну подготовку. О, вот и Гэвин звонит. Твоя семья высадилась и Гэвин везет их сюда.
– Спасибо, Морган! – поблагодарил Дрю.
– Отдохни немного, – Морган похлопала меня по ноге и выскользнула из комнаты.
– Ты слышишь, детка? Еще немного и появится наш маленький человечек.
Мои глаза наполнились слезами. Моя семья росла. Я не могла бы представить себя счастливее, чем в данный момент. В тот день, когда у нас родились близнецы, я чувствовала то же самое. Помню, я тогда подумала, что этот день намного лучше дня моей свадьбы и ничто не может превзойти счастье, которое я чувствовала в тот момент в душе.
Дрю поднял мою руку, прижался губами к моему обручальному кольцу – это стало нашей маленькой традицией, и поцеловал меня в губы. Я обхватила его шею, наслаждаясь вкусом его губ на своих. Сколько бы лет ни прошло, я никогда не устану от его поцелуев.
– Эй, вы, двое, – голос Джареда заставил нас вздрогнуть.
Мы так увлеклись, что не услышали, как открылась дверь.
– Эй, ты! – ответила я и подвинулась на кровати, чтобы опереться спиной на подушки, и радуясь Джареду.

 

Переезд в Нью-Йорк стал для него хорошим шагом. И, хотя мы переписывались и перезванивались каждый день, я все еще скучала по нему.
– Все в порядке?
– Да. Кэт и Энди наверстывают упущенное, а Найлз развлекает детей одной из своих многочисленных небылиц. Я решил вернуться сюда и посмотреть, чем вы тут занимаетесь.
– О, да просто рожаем ребенка, – заметила я, пожав плечами.
– Всего то! Можно подумать, ты делаешь какое-то важное дело! – поддразнил Джаред, подмигнув мне.
Джаред сел на табурет, стоявший в ногах моей кровати. Он стал раскачиваться на ножках стула взад-вперед.
– Теперь я знаю, почему Морган так любит такие вещи!
Вскоре он уже с визгом путешествовал на стуле через всю комнату. Дрю лукаво подмигнул мне и отпустил мою руку. Он схватил Джареда за плечи и приказал:
– Джаред! Скоро голова закружится, и ты шлепнешься. Кто тебя поддержит?!
Мне было приятно, что им удалось преодолеть разногласия.
Джаред вдруг схватился обеими руками за табурет, а Дрю, подбежав, стал толкать его так сильно и быстро, как только мог. Джаред изо всех сил пытался удержаться на сиденье, но его тощая задница постоянно соскальзывала. Настала очередь Дрю. Ему удалось продержаться на табурете ненамного дольше. Эти двое вели себя, как малолетние дураки, а я так хохотала, что из глаз брызнули слезы. Они по очереди катались на табурете по палате, пытаясь сбить друг друга с ног и создали новый вид спорта: родео на табурете.
Когда Джаред в который раз обегал комнату, дверь открылась, и он чуть не врезался в нее со всего размаху. Зато Дрю слетел со стула. Он приземлился на пол со смешком, подпрыгнув несколько раз, и оказался у ног моей бабушки, обутых в белые кроссовки.
– Что вы, хулиганы, здесь творите? – заорала с испугу моя бабушка.
Моя бабуля топнула обутой в кроссовку ножкой, ее морщинистое лицо выражало гнев на моего мужа, но в глазах, и я это отчетливо видела, плясали смешинки. Она уперлась кулаком в свое толстое бедро, ее пухлое тело было облачено в один из ее любимых спортивных костюмов.
Дрю встал, потирая зад.
– Бабушка, – промурлыкал он. – Как поживаешь, старушка? – Он обнял ее, а она в ответ ущипнула его за ноющий зад. Дрю подпрыгнул, его глаза расширились, а лицо слегка порозовело.
– Всегда хорошо, особенно если меня обнимают два таких умных классных парня, как вы, да еще в один и тот же день, – ответила бабуля, похлопав его по заднице.
В дверях появились Гэвин, мама и папа. Родители улыбались, но выглядели измученными. Они провели большую часть суток в аэропортах, но я была благодарна, что они появились до рождения Джейсона.
– Мам, пап, – протянула я руку родителям.
Мама бросилась ко мне, обхватив мою руку своей.
– Моя милая девочка, – проворковала она.
– Она и тебе надрала задницу? – спросил Гэвин Дрю, обнимая бабушку за плечи.
Дрю расхохотался:
– Она никогда не промахивается.
– Я чувствую себя немного обделенным, – встрял Джаред. – Ведь бабушка никогда не треплет меня за задницу.
– Это потому, что у тебя нет задницы, – отбрила бабушка, похлопывая по заднице Гэвина.
Все, находившиеся в комнате, расхохотались, видя, как щеки Джареда заливает краска.
– Итак, в холле больницы мы встретили доктора Вайз. Она сказала нам, что осталось ждать совсем чуть-чуть! – пискнула мама, заключая меня в свои теплые объятия.
– Я так рада, что вы успели вовремя! – произнесла я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
– А где все остальные? Близнецы здесь? –закинул удочку папа.
Он очень любил своих внуков, и я знала, что ему тяжело находиться так далеко от них.
– Они все вместе внизу в кафетерии едят мороженое, – ответил Дрю.
Мой живот внезапно задвигался – первое настоящее чувство охватило меня после того, как мне вкололи эпидуральную анестезию.
– Энди, – выдохнула я, прижимая руку к животу.
Его глаза мгновенно наполнились беспокойством:
– Детка, ты в порядке? Тебе больно?
– Нет. Не больно... просто небольшое... движение.
Дрю глянул на монитор и усмехнулся. Он нажал кнопку вызова на моей кровати, и медсестра тут же ответила. Через минуту в палате появилась Морган.
– Да. У тебя схватки, – объявила она, посмотрев на монитор. – Этот маленький человечек готов к нам присоединиться.
– Ты слышишь, милая? – спросила мама, сжимая мою руку.
– Я сожалею, но пришло время очистить помещение! – проинструктировала Морган. – Маккензи нужно кое-что сделать.
– Мы присоединимся к остальным и подождем внизу. – Папа наклонился и поцеловал меня в лоб. – Я так горжусь тобой, детка! – Он похлопал Дрю по спине.
Мама тоже сжала мою руку, но что-то во мне не хотело отпускать ее.
– Морган, можно мама останется? Ну, пожалуйста?!
В палату вошли две медсестры. Они деловито сновали вокруг, устанавливая оборудование для моих предстоящих родов.
– Тебе решать, Мик, – ответила Морган.
Я взглянула на маму:
– Мам?!
– Я никуда не уйду. Останусь с тобой, если Дрю не возражает. Я бы не хотела мешать вам.
Дрю перегнулся через меня и взял маму за свободную руку:
– Линдси, мы оба хотим, чтобы вы остались.
Мама оглянулась на папу. Он кивнул и вышел из комнаты.
– Что ж, думаю это намек и мне убираться отсюда! Есть некоторые вещи, которые друзья не должны видеть... ну... типа как лучший друг вытаскивает ребенка из влагалища своей жены!
Я отмахнулась.
– Убирайся отсюда! – и тут мой живот снова задвигался.
Улыбка Джареда стала еще шире, он послал мне воздушный поцелуй, вышел и закрыл за собой дверь.
Следующее, что мне запомнилось, были отрывистые команды Морган медсестрам, Дрю, моей матери, затем и мне. Медсестры приподняли верхнюю часть моего тела на кровати, нижнюю опустили. Морган поставила мои ноги в стремена и заставила тужиться и дышать... тужиться и дышать... Мне уже стало казаться, что я больше не выдержу, но она требовала действовать снова и снова. И если силы, как мне казалось, почти закончились, то моя воля была сильной, и я повиновалась Морган, выкладываясь раз за разом. Мое дыхание становилось прерывистым, тело разламывало не от боли, а от силы толчков, на лбу выступил пот...
– Я вижу его головку! – выпалила Морган. – Ну, давай, мамочка, поднатужься еще немного!
Мое тело само знало, что делать и еще до того, как Морган приказала мне тужиться, оно само скрутилось в тугой узел и толкнуло ребенка. Дрю расположился так, что мог держать меня за руку и в то же время видеть, что происходит за одеялом. Его глаза наполнили слезы, но он оставался спокойным, все так же продолжая подбадривать меня и утешать между схватками.
– Я вижу его, – прошептал мне Дрю. – Он прекрасен. Еще один толчок, мой ангел, и он появится.
Я чуть подвинулась вверх, схватившись за живот.
– Готова, Маккензи? – переспросила Морган. Сделав глубокий вздох, я задержала дыхание, пока она не закричала: – Давай!
Я изо всех сил толкнула, крича от натуги. Облегчение и крик моего маленького мальчика наполнили мое сердце радостью. Морган передала Джейсона одной из медсестер. Та вытерла его и передала мне. Я держала на руках моего сыночка, а мать и муж окружали меня.
– Он прекрасен! – прошептала мама, вытирая слезы с глаз.
– Ты сделала это! – прошептал Дрю, нежно меня целуя. Он дотронулся до личика сына, его глаза наполнились гордостью. – Привет, Джейсон!
Джейсон завозился и распахнул глазки. Они были синими, как небо и я в который уже раз подивилась чуду, которое только что явила на свет. Я улыбнулась и поцеловала малыша в лобик.
– Привет, моя радость! Ну, вот и ты! Мы так ждали тебя!
Если бы кто-то сказал мне пять лет назад, что я буду здесь, в этой палате держать на руках только что родившегося малыша, я бы посмеялась над ним. Мне пришло в голову, что моя жизнь – череда нелепостей, словно разрозненных пазлов головоломки, теперь, наконец, соединила все кусочки воедино. Каждый шаг, что я делала от рождения и до сего дня, вел меня к этому месту, этому времени, туда, где я и должна была быть. Судьба знала, что делает. Конечно, мне не всегда было легко, но, в конце концов, все мои страдания окупились сторицей.
Встреча с Дрю, какой бы необычной она ни была, стало поворотным пунктом моей жизни. Если бы Оливии удалось добиться своего, мы с Дрю никогда не были бы вместе, наши дети не родились бы и я, вероятнее всего, до сих пор была бы несчастна. Не то, чтобы я питала к ней ненависть, но мне потребовалось изрядное количество времени, чтобы простить ей все ее поступки, продиктованные жаждой денег и власти.
Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что все происходило не просто так. Все трудности, с которыми мы столкнулись, все страдания, что мы пережили вместе, все это закалило нас и привело сюда. Мы с Дрю с самого начала были предназначены друг для друга, теперь я понимала это, и наша любовь нашла свое отражение на личике новорожденного сына. Пройдя через все испытания, мы остались друг с другом, и спроси меня сейчас, что бы я изменила в своей жизни, я бы ответила: ничего!


Конец

Переводчик: Люба А. 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-2021-1
Категория: Народный перевод | Добавил: Ianomania (16.08.2020) | Автор: Переводчик: Люба А.
Просмотров: 157 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 3
1
3   [Материал]
  Спасибо за эпилог!  good  lovi06015

1
2   [Материал]
  Спасибо!Читала с удовольствием lovi06032  good

1
1   [Материал]
  Благодарю всех за отличную работу . Спасибо огромное .

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]