Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Беллария. Глава 31

В кампусе пышно расцвели вишни. В теплом весеннем воздухе раскрывались тысячи розовых и алых бутонов. Легкий ветерок покачивал ветви деревьев надо мной, и цветы трепетали точно бабочки. Ветви склонились так низко к земле, что, казалось, если протянуть руку и пошевелить кончиками пальцев, то можно коснуться нежных лепестков.

Вокруг сновали студенты и преподаватели. Они разговаривали, смеялись и шли на занятия в стеклянные корпуса. Повернувшись направо, я могла увидеть потрясающие Каскадные горы. Если посмотреть влево – величественные горы Олимпик.

Но самое восхитительное зрелище разворачивалось у меня на глазах.

По кампусу шел Эдвард. Он шел быстро и энергично, а его плечи были расслаблены. С каждым шагом его зеленые глаза теплели. На лице ни тени гнева или напряжения. На подбородке – небольшая щетина.

- Эдвард, - выдохнула я.

Остановившись в нескольких метрах от меня, он присел перед маленьким ребенком, который все это время старался не отстать от него. Он приобнял ребенка за крошечное плечико, а второй рукой указал на меня. Его рот приоткрылся, и он быстро что-то сказал, а затем посмотрел на малыша, который старательно кивнул, так, как умеют только дети.

Внезапно Эдвард и малыш исчезли в дымке. Я видела, как они растворились в воздухе.

Кампус и деревья тоже испарились. И вот я уже сидела не на траве, а на деревянном стуле сиэтловской библиотеки. Рядом со мной снова стояла Эсми и утирала мои слёзы.

- Пожалуйста, мама, - выдохнула я. – Если я умерла, позволь мне остаться с ними, даже если они существуют только у меня в голове.

Она нежно улыбнулась.

- Белла, ты не умерла. Тебе придется сражаться.

- Я была готова сражаться, но мне хотелось спасти Кейтлин! Теперь она мертва, а я подвела Эдварда.

- Ты не подвела его, но ты должна признать, что не сможешь спасти всех. Это не в твоих силах. Более того, к концу солнцестояния ваши потери будут огромны. Вот что происходит, когда мы сами вершим свою судьбу. Больше нет никаких гарантий, Белла, и ты не можешь сомневаться или колебаться.

- Я не сомневаюсь! Я знаю, что однажды была ею – Белларией! Я знаю это и признаю!

- Милая, - тихо сказала она, - ты не однажды была ею, ты всё ещё она. – Её нежные пальцы разгладили складки на моем лбу. – Ты должна не просто признать это, но и принять. Прими тот факт, что ты всегда была Белларией, ты всегда будешь ею, а она всегда была и всегда будет тобой. Нет Белларии и Беллы как отдельных личностей, поэтому неважно, какое имя ты выберешь.

Одна из последних строк «Песни для Белларии», которую написал Эдвард, всплыла у меня в голове:

«Беллария, ты душа и сердце моё…»

- Неужели вещи настолько буквальны? – размышляла я вслух. – Эдвард всегда говорил, что моя душа принадлежит ему, а его душа – мне, и что я запечатлена в его душе, как и он в моей.

- Белла, душа – единственная часть нас, которая по-настоящему бессмертна, - проговорила она, поглаживая меня по волосам. – Душа, избранная для множества жизней, помнит всё: каждое прикосновение, каждую улыбку, каждое счастье и каждую боль в жизни, которую она проживает. В ней укоренился и запечатлен твой опыт. К сожалению, для большинства воспоминания о прошлых жизнях недоступны. Но в то же время твое подсознание всегда ждет, чтобы его разблокировали, и если окончательно принять всё, что ты знаешь, - она улыбнулась, - то ты увидишь, на что мы способны.

Она посмотрела мне в глаза. Я стояла и смотрела на нее, сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула воздух. Вместе с воздухом я избавилась от тяготивших меня опасений, неверия и укоренившейся во мне обиды на молодую девушку, жившую тысячу лет назад. Девушку, которая безмерно любила Эдварда… и которую он боготворил.

- Я все поняла, мама. Больше никаких сомнений. Никакого соперничества, зависти и ревности. Я не сомневаюсь и принимаю Белларию. Я принимаю себя такой, какая я есть, потому что она – это я. Она всегда была мной.

Я выдохнула эту простую истину. Меня бросило в жар. В горле пересохло. Голова закружилась, и я почувствовала себя невесомой.

Зрение затуманилось, а ноги подкосились.

- Белла?

- Мама? Мам, я плохо… себя чувствую… Леди Мать?

- Моя дорогая дочь, - голос моей матери дрогнул. Теперь её голос звучал отдаленно, словно она стояла далеко-далеко, а не рядом со мной. Она снова обхватила мое лицо и спокойно, но задумчиво сказала: 

- Белла, ты почти всё вспомнила. Я буду вечно благодарна за этот дар, который мне позволил встретиться с тобой хотя бы вот так. В обеих жизнях ты выросла в прекрасную женщину, и я очень горжусь тобой. Мне жаль, что на твоем пути встретится еще немало трудностей, но помни, что я всегда рядом с тобой, вот здесь, - она положила руку мне на сердце.

Я отшатнулась, её прекрасное лицо и вся библиотека расплывались у меня перед глазами.

- Не оставляй меня, мама.

- Время пришло, моя дочь. Пришло твое время определять свою судьбу, какой бы она ни была.

Я покачнулась и упала на пол.

Я снова оказалась в одиночестве в темноте пустынного Небытия. В этот раз не было ни деревьев, ни гор, ни беззвучных молний, разрезающих небо. Я лежала на холодной иссиня-черной земле, мое тело было тяжелым, словно налитым свинцом, я не могла пошевелить ни руками, ни ногами. Подняв голову, я закричала, но не услышала ни звука.

Время было неизмеримо. Наконец твердая почва обмякла. Я оказалась в объятиях сильных знакомых рук. Безудержные отчаянные рыдания медленно наполняли Мир Небытия, становились все громче, пока не отразились от невидимых стен тьмы.

- Прости меня, - наконец выдохнул измученный человек, его голос был хриплым. Теплая шершавая ладонь поглаживала мою щеку. – Прости меня, моя Беллария.

Я открыла рот, чтобы рассказать ему обо всем, что видела, обо всем, что знала, но не могла издать ни звука. Мой муж продолжал рвано рыдать, в этот миг вдали появился мягкий свет. Пятно света разрасталось, наполняя всё вокруг светом, словно восходящее солнце. Наконец света стало так много, что я могла рассмотреть мужа… моего рыцаря. Мы были в замке. Его прекрасное лицо было разбито, я видела ссадины и порезы. Его зеленые глаза потухли, покраснели от слез и были полны боли. Но даже в этот момент он был самым красивым человеком, что я когда-либо видела.

"Дождись меня, моя жена. Дождись меня, как и обещала… всегда и навсегда. Я найду тебя, Беллария, куда бы ты ни отправилась, и мы будем вместе навечно".

Я хотела сказать ему «да», конечно, я бы дождалась его. Я хотела сказать, где найти меня, что я еще раз буду рождена в этом мире, я появляюсь по другую сторону океана, в стране, которая ему еще не известна, в год, о котором он и помыслить не может. Я хотела сказать ему, что когда он найдет меня, я буду женщиной, которая станет ставить все под сомнение, пока не получит доказательства. Тем не менее его бесконечная вера в нас поможет мне вспомнить, что в моей душе запечатлено его имя.

Я так многое хотела сказать ему.

Я хотела сказать, что надолго покидаю его, но он не останется один. Мой брат и его оруженосец будут рядом. И моя кровь останется с ним. Древняя могущественная кровь. Теперь я знала, что кровь пролилась ради него, чтобы сохранить его – стать его силой, так, чтобы спустя много-много лет и спустя много поколений, он мог стать моим. Мы могли бы стать силой друг друга.

Но я не могла издать ни звука.

Окружающий его свет становился все ярче, он ослеплял меня. Свет затмил лицо моего мужа. Отвернувшись от свечения, я увидела что-то… что-то вдалеке… маленькая фигурка, протянув крошечную ладонь, шла к свету. Я протянула свою руку, но вместо того чтобы коснуться крошечной ладони…

Я резко вдохнула.

- Эдвард, она очнулась!

- Останься с ней!

Моргнув, я увидела, что надо мной навис не Эдвард, а Ирина. С неба на её некогда безупречные, а теперь спутанные волосы падали снежинки. В её огромных глазах я видела страх и облегчение. Одежда Ирины была прожжена до дыр. Но на коже не было ожогов.

Я села на холодную землю и посмотрела на залитый лунным светом лес.

- Осторожнее! – прошипела Ирина.

- Что произошло?

- Твоя глупая подружка думала, что сможет сама разобраться с ними. Эдвард вытащил тебя из эпицентра взрыва, но он вырвал тебя так резко и быстро, что вывихнул тебе плечо. Ты потеряла сознание, ударившись головой о его грудь. Он боялся, что слышал, как треснул твой череп.

 Я пощупала лоб, прислушалась к своим ощущениям. Всё тело болело, а одежда частично сгорела и теперь свисала клочьями. Я не чувствовала, что повредила что-то, хотя моя голова чертовски болела.

- Думаю, я в порядке.

- Ты не в порядке. Посмотри.

Она надорвала ткань моих спортивных штанов на бедре и ахнула от увиденного или точнее от неувиденного.

- Всего несколько минут назад на твоей коже был ожог. Мне сказали, что ты не исцеляешься так быстро, как мы!

- Ирина, сколько я была без сознания?

- Не больше пары минут.

- Пару… а где все? Где Эдвард? – запаниковала я.

Она сглотнула.

- Шеф полиции мертв. Хотя бы за это мы можем поблагодарить твою подругу. Но, - её ноздри раздувались, а голос дрожал, - во всей этой суматохе с взрывом один из оборотней вырвал сердце Элеазара.

- О, боже.

- Остальные на скале, сражаются с оборотнями. А Эдвард... – она повернула голову, и я проследила за её взглядом.

В миле от нас в горы уходила извилистая лесная тропа. Над обрывом я слышала крики и перестрелку. Подо мной были лишь белые вспененные воды горной реки, несущиеся на огромной скорости.

Мы находились на длинном узком хребте, нависающем над обрывом. В этом небольшом углублении мы находились в тени, несмотря на лунный свет и белоснежный снегопад.

Эдвард тоже был на хребте, но в нескольких ярдах от нас. Он вцепился в шеи двум оборотням и держал их над обрывом. Существа силились вырваться и пронзительно кричали. Они извивались и пытались пнуть или схватить Эдварда своими когтистыми лапами. Их головы дергались из стороны в сторону, а лица менялись – в один миг у них были лица людей, в другой – Джейкоба.

- Где он? – кричал Эдвард. – Где ваш хозяин?

Они не успели ответить, как несколько других оборотней спрыгнули с уступа скалы и окружили Эдварда. Я видела, как они вонзили в него свои когти, а он, запрокинув голову, взвыл от боли.

- Нет! Отпустите его! Ирина, прочь с дороги!

- Нет, Белла! – прошипела она. – Он попросил спрятать тебя, пока тебе не станет лучше!

- Мне лучше, - сказала я.

Стоило мне вскочить на ноги, как оборотни тут же заметили меня.

- Беллария, - шипели они.

- НЕТ! – проревел Эдвард.

Они приготовились к атаке, но Эдвард стряхнул их с себя так быстро, что они, потеряв равновесие, как марионетки без кукловода, полетели с обрыва в бушующие воды.

В тот же миг три оборотня кинулись ко мне, но я успела среагировать, подняла руки и силой энергии сбросила существ с обрыва в черноту воды. Еще один оборотень набросился на Ирину. Она схватила его за шею и вцепилась в горло. В следующее мгновение голова оборотня покатилась по скале в ледяную воду, следом в реку отправилось и тело монстра.

Бросив взгляд на меня, Эдвард снова переключил внимание на тех двоих оборотней, которых держал над обрывом. За долю секунды он впился зубами в шею одного, затем другого оборотня. Головы покатились с обрыва, а за ними и обезглавленные тела.

Присев на корточки, Эдвард осмотрел скалы, ожидая новой атаки.

- Эдвард, мой муж, ты в порядке? – быстро спросила я.

Он повернулся на мой голос. Несколько секунд он молча смотрел на меня, нахмурившись, словно не был уверен, что я обратилась именно к нему. Его рот был в крови, а из порезов сочилась его собственная черная кровь. Его толстовка и джинсы тоже было прожжены и изодраны.

- Я исцелюсь, Белла, моя… моя жена, - сказал он, но голос его прозвучал неуверенно. – Ты в порядке?

- Да, любовь моя. Я твоя жена, и со мной всё в порядке. И теперь я готова, по-настоящему готова.

Он моргнул несколько раз. Его грудь тяжело вздымалась, глаза широко распахнулись. Я видела, как сначала он не поверил, потом удивился, затем понял и наконец обрадовался. Несмотря на творившееся вокруг безумие, несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза и были счастливы. Я хотела прыгать и кричать от радости, потому что Эдвард, сын мастера, мой муж, мой рыцарь и я… мы наконец-то воссоединились.

Когда еще несколько существ в форме спецназа рухнули перед нами, Эдвард перешел в боевую готовность.  

Оборотни пришли за мной, но он догнал их. Эдвард уворачивался от их кулаков и когтей. Они сражались как взбешенные животные: яростно и отчаянно. Он отклонялся то вправо, то влево, с легкостью увиливая от их ударов. Он молниеносно ударил в живот одного оборотня и вытащил его внутренности, а затем  проделал то же самое со вторым оборотнем.

Когда он настиг еще двоих, я вытянула руку вверх. Почувствовав знакомое покалывание в кончиках пальцев, я навела их на скалу и выпустила энергию. Большие обломки скалы сорвались в обрыв вместе с оборотнями и рухнули в пенистую реку.

Появилось еще больше оборотней, сначала небольшими группками, потом десятками. Наконец, появились оборотни с оружием. От визга пуль, летящих в Эдварда, мое сердце сжималось. Но вскоре я поняла, что он даже не вздрогнул при виде оружия. Вместо этого он с громким рыком кинулся на оборотней, отобрал у них винтовки, прикладами сломал им носы, а заодно и шеи. Он разорвал их тела.

Да, всё это было ужасно, но в тот момент я почувствовала слабость.

С оружием была связана еще одна вещь, касающаяся меня. Ярость Эдварда умножалась в несколько раз, когда кто-то наводил оружие в мою сторону. Оборотни, с одной стороны, хотели уберечь меня для Джейкоба – Джейкоба, которого до сих пор не было, но в то же время контролировать меня, так как без оружия, нацеленного в меня, я с легкостью управляла магией, текущей по моим рукам.

Затем наступило затишье. Мы втроем осматривали горы, моменты превращались в секунды. А затем мы с Эдвардом осторожно посмотрели друг на друга.

В следующий миг я оказалась в теплых объятиях Эдварда.

- Эдвард, - выдохнула я, зарываясь в его объятия. Его руки скользнули по моему телу, он проверял, не пострадала ли я. Он обхватил мое лицо ладонями, наши взгляды встретились. Он отчаянно поцеловал меня.

- Ты в порядке, моя любовь? – пробормотал он, касаясь губами моих щек, лба, кончика носа.

- Да, Эдвард. – Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как мы последний раз обнимались. – Я в порядке. Честное слово, - отстранившись, я посмотрела ему в глаза. – С ними покончено? Это всё?

Он покачал головой.

- Нет, моя любовь. Прислушайся. Только прислушайся.

Я выдыхала пар в сырой холодный воздух. Мое дыхание смешивалось с ледяным ветром. Я слышала рокот реки, воды которой на огромной скорости падали с обрыва. Я слышала… стоны и звуки борьбы, продолжающейся за утесом, звуки перестрелки и крики.

- Джаспер и остальные…

- Он в порядке, - заверил меня Эдвард. – Мы потеряли Элеазара, - мрачно проговорил он, - но остальные наши друзья живы, Белла. Я слышу их.

- Эдвард, Белла, встретимся там! – крикнула Ирина. Эдвард быстро кивнул, а она кинулась туда, где шло сражение.

- Возьми меня с собой, Эдвард! – попросила я.

Он кивнул и обвил мою талию, приготавливаясь к прыжку. Но он помедлил.

- Белла, мне нужно знать, - отчаянно прошептал он. – Ты действительно вспомнила… Ты вспомнила?..

- Я помню всё, Эдвард, - быстро проговорила я. – Я помню, как мне было шесть лет – я девочка из благородной семьи, живущая в королевстве Вильгельма Завоевателя. Тебе было двенадцать, когда тебя привели в замок моего отца после того, как твой отец умер в результате несчастного случая. Когда я смотрела на тебя, прячась за завесой, что-то внутри меня замирало.

- Боже, - прошептал он, касаясь моей щеки.

- Ты остался в замке, и я видела, как из робкого мальчика ты превратился в самого сильного и благородного воина во всем королевстве. Годы шли, и я влюбилась в тебя, хотя отец обещал меня лорду Джейкобу, когда мне исполнится восемнадцать. Ты видел во мне лишь сестру своего друга Эммота. Я помню тот день, когда тебя посвятили в рыцари наравне с моим братом. Я думала, что умру от страха, так сильно боялась протянуть руку и прикоснуться к тебе. Каждую ночь, ложась спать, я боялась, что однажды ты влюбишься в другую девушку. Я помню, как спустя несколько лет ты был ранен в бою. Я поклялась себе, что когда ты поправишься, я не стану тратить время зря и заставлю тебя посмотреть на меня. У меня всё получилось на турнире в честь моего шестнадцатилетия.

- Да, я помню, - тихонько рассмеялся он. – В тот день ты похитила мое сердце.

- Я помню день, когда ты под кронами деревьев попросил меня выйти за тебя замуж, потому что не мог дышать без меня. Я помню нашу свадьбу, наши обеты и нашу первую брачную ночь, когда ты показал мне, как боготворят женщину. Я помню всё, Эдвард, сын мастера, мой муж.

- Белла, - сказал он, - ты наконец-то приняла, по-настоящему приняла себя такой, какая ты есть.

Я нежно поцеловала его.

- Да, я полностью приняла себя. Ты можешь называть меня Беллой или Белларией – это неважно. Это одно и тоже, - я встретила его благоговейный взгляд. – Я так многое должна тебе сказать, но сперва нам нужно покончить с этим.

Он кивнул, крепче сжимая мою талию.

- Да, мы должны покончить с этим. Ты готова?

Я кивнула, и Эдвард перенес нас на другую сторону утеса. В крепких объятиях Эдварда я мягко приземлилась. Он отпустил меня, и я осмотрелась по сторонам.

От увиденного я зажала ладонью рот.

- О, боже.

Сперва мне показалось, что передо мной покореженные стволы и ветки деревьев с опавшей листвой.

Но это были тела – сотни тел. Беспорядочно разбросанные, с оторванными конечностями и головами. Кровь просачивалась в припорошенную снегом землю. В свете луны, пробивавшемся сквозь ветви деревьев, я увидела одетых в спецодежду бездыханных мужчин и женщин с когтистыми руками.

В нескольких метрах от нас Джаспер присел перед телом женщины. Когда он поднялся, лицо женщины превратилось в гримасу Джейкоба. С грозным рыком она вцепилась в ногу Джаспера.

Джаспер зашипел от боли и, пнув оборотня, разбил ей голову.

Я отвернулась от увиденного и уткнулась Эдварду в грудь. Наконец я посмотрела ему в глаза.

- Эдвард, это всё? Вся вереница машин?

Он поджал губы, его взгляд был сосредоточен на пустой дороге.

- В этом нет никакого смысла.

- Он не знал, сколько нас здесь будет, - сказала Ирина.

Она стояла в нескольких метрах от нас, уперев руки в бока. Холодный ветер трепал её длинные светлые волосы. Несмотря на рваную одежду, она выглядела как мстительный ангел.

 - Возможно, он недооценил те силы, которые ты можешь собрать, - она посмотрела на меня, но уже не враждебно. – Возможно, он недооценил возможность Беллы защищать себя, и думал, что его приспешники с легкостью заберут её. Возможно, он просчитался, и теперь мы можем пойти за ним. На нашей стороне силы Беллы, и, кажется, теперь она наконец-то знает, как их контролировать.

Эдвард молчал.

Нахмурившись, он всматривался в дорогу через реку.

- Эдвард, разведчики ничего не видят, - сказал Джаспер. – Ни на одной из дорог, ведущих сюда, нет движения.

Эдвард выдохнул и потер подбородок.

- В этом нет никакого смысла, - повторил он. – Где он?

- Это странно, и я согласен с тобой, - ответил Джаспер. - Что же мы упускаем? У нас повсюду разведчики. Мы отправили их даже исследовать реку. Я поговорил с Эмметом. В шале тоже никаких проблем.

- Эдвард, может, Ирина права, – начала я, Эдвард скептически посмотрел на меня. – Возможно, Джейкоб понадеялся, что Кейт удастся уговорить меня поехать с ней, и он вовсе не рассчитывал на то, что Кейт вспомнит свое прошлое и попытается заслужить доверие. Или, возможно, он не верит, что я Перерождение Белларии, а думает, что я всего лишь могущественный потомок её рода. Он и подумать не мог, что я смогу отразить атаку нескольких сотен оборотней. Или, возможно, он думал, что я доверюсь Чарли, так как он мой отец по крови.

Чем больше я говорила, тем сильнее убеждала себя.

- Да, - усмехнулась я. – Возможно, наши силы напугали его! В этот раз от него зависело не так много вещей. Он обратил сотни полицейских и спецназовцев в оборотней. Возможно, он думал, что этого давления будет достаточно, что увидев всех этих сущностей в форме, которые совсем недавно были людьми, а теперь превратились в безумных…

Глаза Эдварда в тот момент стали размером с блюдце.

- Совсем недавно были людьми, - повторил он, переводя взгляд на Джаспера. – Эти оборотни… кровь вервольфа в их венах была теплой. Их было слишком просто победить.

- Так где же остальные? – спросил Джаспер. – Те, кого он десятилетиями обращал в себе подобных?

- Может, они все…

Не помню, что я собиралась сказать в тот момент.

Максимально сконцентрировавшись, я вспомнила, как в один из дней Эдвард, Эммет, Джаспер и я сидели в их доме у ноутбука. В тот день я только-только узнала, кем и чем я являлась на самом деле. Это произошло до того, как я начала сомневаться в том, кто я и что я. Более того, это было до того, как я поняла, что эти сомнения – мой способ уцепиться за мир, который я понимала и помнила в тот момент.

В общем, в тот день Джаспер показал нам новость о крушении скоростного поезда в Японии, жертвами которого стали несколько десятков человек. Затем была новость об исчезновении с радаров грузового корабля, на борту которого были десятки человек. Потом поступали еще новости об исчезновении людей. Именно об этих исчезновениях я и собиралась сказать в ту ночь на скале. Но слова застряли в горле, не успев вырваться из меня.

Ничто не предвещало беды: не было ни шума, ни толчков, ни грохота. Внезапно в нескольких метрах от Ирины взорвалась земля. В воздух взлетели снег и комья грязи. Когда дым развеялся, мы увидели, как Ирина рухнула на землю. В её груди зияла дыра. Там, где должно было быть сердце – небьющееся, но такое важное – теперь была пустота.

Я помню, как закричала. Помню, как бездумно кинулась к ней, словно могла что-то исправить.  

Эдвард прижал меня к груди.

- Белла, она умерла! Белла, она умерла!

Земля  вокруг нас взрывалась, и из-под нее вырывались чудовищные твари, каких я и представить себе не могла. Казалось, сам ад изрыгает созданных им чудовищ. Я подняла руки вверх и блокировала нападение нескольких существ. Они так и повисли в воздухе. Я мельком увидела их бурую спутанную шерсть, острые как бритвы клыки, ужасные получеловеческие, полуволчьи тела.

У меня не было времени, чтобы рассмотреть их.

Они появились не небольшими группами и даже не десятками. Подрагивающими руками я сожгла их прямо в воздухе. От вони от сгоревшей шерсти защипало глаза.

В следующий миг Эдвард и другие вампиры сражались с этими существами, которые не были новообращенными, глупыми спецназовцами.

Оборотни впивались в Эдварда и других вампиров с неудержимой сверхчеловеческой силой. Они скалились, нападали, пытались разорвать.

Оборотни окружили Эдварда, словно знали, что, нападая на него, они отвлекают меня.

- Эдвард! – закричала я.

- Белла, сосредоточься и сражайся! – крикнул он в ответ.

Мои пальцы подрагивали, я убивала тварей десятками. Но их становилось всё больше. Земля в очередной раз содрогнулась и извергла сотни чудовищ.

Запрокинув голову, я подняла руки к небу.

Раздались раскаты грома. Десятки молний рассекли черноту неба. Я повела пальцем, и весь периметр обратился в пламя.

На долю секунды твари были поражены, они замерли, оценивая масштаб бедствия. Но в следующий миг они вновь ринулись в атаку с протяжным воем. Снова и снова я возносила руки к небу, вызывая молнию, и сотнями истребляя оборотней.

Когда их осталось несколько десятков, я снова подняла руки.

Внезапно земля задрожала. Рокот раздавался ни из-под земли, ни с неба, ни от меня. Он был похож на тысячи лап, несущихся по земле.

Я посмотрела в сторону утеса и реки. Вдали по извилистой дороге над обрывом надвигалась черная, густая, словно лава река. Вот только это была не лава, а тысячи-тысячи оборотней, несущихся к нам.

- Сейчас же защитите мою жену! – закричал Эдвард.

В тот же миг меня окружили вампиры, а в следующее мгновение нас окружили оборотни. Они были повсюду, куда ни кинь взгляд. Орда оборотней простиралась до горизонта. Как по команде, оборотни остановились. Их желтые глаза светились в темноте, а груди тяжело вздымались.

Эдвард взял меня за руку и притянул к себе. Я посмотрела на него. Я чувствовала, как сквозь кожу просачивается его страх за меня.

- Боже, - нахмурился он. – Он собирал их десятками тысяч.

Как ни странно, в тот момент у меня в голове мелькнуло видение с маленьким ребенком.

- Это не конец. Хей, посмотри на меня, - я обхватила лицо Эдварда и заставила его посмотреть мне в глаза. – Это не конец, - улыбнулась я. – У нас есть будущее, Эдвард. Я его видела.

Он сглотнул.

- У тебя есть будущее. Они не посмеют причинить тебе боль, а я сделаю всё возможное, чтобы спасти твою жизнь.

- Ты спасешь мою жизнь, обрекая меня на вечность с монстром? – спросила я. – Пообещай мне, что ты этого не сделаешь, Эдвард. Поклянись!

Он медленно помотал головой.

- Клянусь, моя любовь.

- Мы будем сражаться, что бы ни выкинул Джейкоб.

- Мы будем сражаться, несмотря ни на что, - прошипел Эдвард.

Наше внимание привлек новый звук.

В нескольких метрах от нас оборотни расступились, как воды моря расступились перед Моисеем. Оборотни образовали дорогу шириной в 20 футов (6 метров). Путь тянулся до горизонта. Затем они замерли в ожидании.

Вдали появился тусклый свет.

Свет становился все ярче. Зашуршал гравий. Свет и звук перемещались по подготовленной дорожке. Вскоре я рассмотрела, что свет исходит от фар, а звук – от колес автомобиля.

- Он здесь, - выдохнул Джаспер.

К нам приближался темный седан. Эдвард зарычал. Автомобиль остановился в нескольких метрах от нас, тупая боль в моей голове усилилась. Фары погасли, а затем включились обратно, а затем водитель заглушил двигатель. Спустя несколько ударов сердца дверца машины щелкнула, но не открылась. Мое сердце заныло в груди.

- Что бы он ни сделал с нами, мы будем бороться, Эдвард, - повторила я, но мой голос дрогнул. Я прижалась к Эдварду. – Обещай мне, что не дашь ему забрать меня, что бы ни случилось.

Он крепче сжал меня в своих объятиях.

- Клянусь, моя любовь.

Дверца водителя медленно открылась, сначала я увидела грубо зашнурованный коричневый ботинок. Вслед за ним появилась нога в хаки-брюках. Вторая нога еще не коснулась земли, а я уже почувствовала покалывание в кончиках пальцев. Почувствовав прилив энергии, я направила её на человека, выходящего из машины.

Ничего не произошло.

Появилась вторая нога, затем я увидела руку и туловище, облаченное в белую рубашку-поло. Наконец вторая рука показалась из машины. Когда я увидела, что во второй руке зажат длинный меч, пульс в моей голове стал невыносим. Я напряглась и сосредоточилась, стиснула зубы так сильно, что заболели виски. Я снова почувствовала энергию в кончиках пальцев. Жар пульсировал в моих вытянутых пальцах.

- Отпусти мою руку, Эдвард, - прошептала я. – Мне понадобятся обе.

  Когда Эдвард отпустил меня, я подняла руки над головой. Темно-серое небо стало черным, раздался гром. В вышине засверкали молнии, которые я выпустила из пальцев. Со стоном я указала на фигуру, но ничего не произошло, и я снова пустила молнии в небо. Я была истощена. Руки, точно плети, повисли вдоль тела. Ноги подкосились. Я не упала только благодаря Эдварду, подхватившему меня.

- Я не могу, - прошептала я. – Эдвард, я не могу причинить ему вред. Когда я пытаюсь это сделать, то кажется, моя голова вот-вот разорвется.

- Тише, - прошептал он. – Побереги свои силы, моя любовь, - выдохнул он. – Я покончу с ним.

Вспыхнул свет, Эдвард ринулся вперед.

Земля за моей спиной сотряслась, задрожала, рассыпалась. Мне понадобилось пару секунд, чтобы понять, что это пораженный Эдвард рухнул на заснеженную землю.

- Эдвард!

Но он уже поднялся на ноги, его грудь вздымалась от ярости, губы были поджаты от ярости. Его черные глаза сузились, в них плескалась ненависть. Он присел, а затем снова кинулся вперед.

В этот раз его отбросило в дерево.

- Эдвард! О, боже!

В тот же миг вперед ринулся Джаспер, но и его отбросили назад на край утеса.

- Прекратите! – закричала я. – Черт возьми, немедленно прекратите!

Мягкий, успокаивающий голос раздался в ответ.

- Я не хочу причинять им боль, Белла. Если бы я хотел сделать это, то они бы уже были мертвы. Я не хочу никому причинять боль, но ты не его, ты – моя.

Мое дыхание оборвалось.

Эдвард и Джаспер появились вновь. Они приготовились снова кинуться в бой. Я обратилась к Эдварду.

- Нет! Останься со мной, пожалуйста.

Его ноздри раздувались, грудь вздымалась, но он вернулся ко мне.

Я переплела наши пальцы.

- Останься со мной.

Краешком глаза я видела, что Джаспер тоже остался.

Затем я заставила себя сделать то, против чего восставала всеми фибрами своей души. Я посмотрела в лицо тому, кто вышел из машины.

- Беллария, - выдохнул он, улыбаясь, - наконец-то я нашел тебя.




Источник: http://robsten.ru/forum/96-3142-27
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Нея (03.02.2020)
Просмотров: 338 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 111 2 »
1
11   [Материал]
  Жесть!

1
10   [Материал]
  Трындец. 12

2
9   [Материал]
  Спасибо за главу. Ночь чернее всего перед восходом?

8   [Материал]
  Надеюсь у них все получится!! Спасибо за главу)

2
7   [Материал]
  Жесть. Десятки тысяч монстров + сотни и сотни обращенных спецназовцев. Невозможно устоять против такой силы нескольким даже очень сильным вампирам. Потери неминуемы. Большие потери.

2
6   [Материал]
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

2
5   [Материал]
  В такой битве потери неминуемы cray
Спасибо за главу! lovi06032

2
4   [Материал]
  В голове Беллы всё сложилось в целостную картину, возможно, это поможет ей сосредоточиться ради последней битвы. Спасибо за главу)

3
3   [Материал]
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

3
2   [Материал]
  Спасибо за главу))!!

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]