Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Бумажные человечки. Глава 8.
Ошибка со стороны природы.
Лучше проигнорировать и двигаться дальше.
Не стоит надевать свой парадный костюм, чтобы пройти по той улице.
Это покажется слишком помпезным.
Ну же, расскажи мне свою историю, давай...
прокричи её.
Ну же, прокричи об этом с самого начала.
Милые, сладкие речи...
Твоя лесть, лесть.


Sweet Talk, Sweet Talk- The New Pornographers





Эдвард

Я предпочитаю бегать по утрам. Это бодрит. То, как горят мои лёгкие, а ноги бьют о тротуар – я воспринимаю, как лучший способ начать день.

Этим утром мне был назначен приём к врачу, а середина дня, когда улицы битком забиты людьми – не лучшее время для бега. Поэтому я отправился на пробежку сейчас, потому что если Уолта не выгулять, он будет разбрасывать по квартире своё дерьмо и везде мочиться.

Когда я впервые приехал к своим родителям, то был постоянно взвинчен. Я кипел от гнева и печали, которую мне некуда было выплеснуть. А затем однажды утром папа поднял меня с кровати и взял с собой на пробежку.

Ко времени, когда я заворачиваю на свою улицу, моя футболка насквозь мокрая от пота. Я проскальзываю в бар с запасного входа – сегодня у меня выходной – и поднимаюсь по лестнице.

И вижу возле своей двери Беллу, сидящую с открытым ноутбуком на коленях и в окружении пакетов. Она настолько погружена в свой маленький мир Facebook, что даже не замечает нас, пока к ней не подбегает Уолт и не начинает лизать её лицо.

– Привет, – говорит она ему и треплет по голове. – Похоже, ты начинаешь учиться хорошим манерам. Перед тем как начать лапать, девушку надо поцеловать.

Я смеюсь над её словами. Я рад, что она здесь. Рад, что она, кажется, наслаждается моей компанией, как и я её. Забавно, но порой не понимаешь, что тебе чего-то не хватает. Так и я не понимал, что мне не хватает дружеского общения.

– Напомни мне, чтобы я сделал тебе ключ, – говорю я и поднимаю её на ноги.

– Ах, – говорит она и поправляет свою одежду. – Ты не должен этого делать. Я могу и подождать. Было бы неплохо, но я могу его потерять.

– Я тебе доверяю, – отвечаю я, провожу рукой по её заплетённым в косу волосам и слегка дёргаю за них. – Ты долго ждала?

Расширив глаза, она качает головой и выглядит при этом чертовски очаровательно. Я с большей силой тяну её за косу, наклоняя голову назад, и целую. Не думаю, что раньше мне так сильно нравилось кого-то целовать. Хоть, как и обниматься, я очень люблю это делать. Но то, как она отвечает, просто не даёт мне возможности сдерживаться.

– Это «Доктор Пеппер»? – отстранившись, спрашиваю я.

Она в замешательстве смотрит на меня, поэтому я наклоняюсь вперёд и облизываю её нижнюю губу. И одобрительно хмыкаю.

– У тебя на губах «Доктор Пеппер».

– Это моя гигиеническая помада, – затаив дыхание, говорит она.

– Ну, мне она нравится. – Я снова дёргаю за косу и опускаю руку ей на талию. – Давай, зайдём внутрь.

Она кивает и садится на корточки, чтобы поднять с пола все пакеты.

– Что там?

– Я хотела что-нибудь приготовить тебе, – говорит она. Я забираю у неё два пакета и ногой открываю дверь. – Ну, знаешь, чтобы поблагодарить за ту ночь.

– Ты собираешься готовить для меня, Би? – спрашиваю я, усмехнувшись, потому что мне очень нравится эта идея. – Означает ли это, что в знак благодарности мне придётся оказать тебе сексуальные услуги?

Она закатывает глаза и начинает распаковывать пакеты.

– Это ничего не означает. А вот ты думаешь только о сексе. Пока я буду готовить, иди и прими душ, потому что пахнет от тебя сейчас отвратительно.

Я смеюсь и слегка шлёпаю её по заднице.

– Злющая ты мне очень нравишься. Это сексуально. Не хочешь помочь мне в душе?

Она краснеет и отворачивается от меня.

– Нет. Я уже принимала сегодня душ, спасибо.

– Очень плохо. – Я кладу руку на её живот и прижимаю спиной к себе. – Что ты мне приготовишь?

Она бьёт меня по руке и отталкивает.

– Это сюрприз. А теперь иди.

Я сжимаю её бедро и поворачиваюсь, чтобы уйти.

– Если меня долго не будет – значит, я дрочу и, вероятно, мне нужна помощь. Так что приди и найди меня.

Я слышу, как один из пакетов падает на пол и, смеясь, иду в ванную.

Х*Х


Выйдя из душа в квартиру, наполненную странным запахом гари, я слышу, как Белла разговаривает с Уолтом.

Я останавливаюсь у дверей в кухню и слушаю. Уолт бьёт хвостом о пол.

– Ты не можешь всё это съесть, Уолтер, – отчитывает она. – Я приготовила только для себя и Эдварда. Обещаю, в следующий раз учту и тебя.

Завернув за угол, я вижу, что Белла, уперев руки в бёдра, смотрит на Уолта, который вежливо сидит и, глядя на неё, тяжело дышит.

– Конечно, – фыркает она и гладит его по голове. – Можно подумать, что если твой папа научил тебя приставать к девушкам, то он научил тебя понимать слово «нет».

В этот момент я захожу в кухню.

– Я сам с трудом понимаю «нет». Думаешь, я его смогу научить?

Я пытаюсь не смеяться, когда увидев меня, она широко открывает рот.

– Ты не собираешься надеть футболку? – спрашивает Белла, и её взгляд жадно бегает по моей груди.

– Мне всё ещё жарко после пробежки. И я голоден. Когда ты закончишь пялиться на меня, мы можем начать есть?

Её лицо снова сильно краснеет, и она смотрит в сторону.

– Так что ты приготовила? – спрашиваю я.

– Оладьи из тыквы, – отвечает она и ставит передо мной тарелку.

Она выглядит такой счастливой и взволнованной, что мне не хватает духу ей сказать, что я ненавижу тыкву. Она садится напротив, кладёт руки на стол и выжидающе смотрит на меня.

Я отрезаю кусок и прежде чем отправить это в рот, с фальшивым энтузиазмом машу в воздухе вилкой. И, если честно, собираюсь сделать вид, что мне очень понравилось.

Но...

Я давлюсь. Потому что есть это невозможно. Вкус просто отвратительный. Подгоревшая тыква, смешанная с чем-то таким, с чем смешивать её никогда не стоит. Я выплёвываю это на салфетку и, пытаясь избавиться от вкуса, выпиваю целый стакан воды, после чего смотрю на Беллу.

Она сидит, опустив взгляд на свои руки, которые заламывает на коленях. Её волосы полностью закрывают от меня лицо. Я прочищаю горло и барабаню пальцами по столу.

– Ладно, – начинаю я, – как насчёт Макдональдса?

Она отталкивается от стола с такой силой, что её стул падает. Её губы дрожат, щёки охвачены пламенем и что-то бормоча, она наклоняется, чтобы поднять упавший предмет мебели.

Она начинает убирать тарелки и всё ещё прячет от меня своё лицо.

– Макдональдс, – удаётся мне разобрать сквозь её бессвязное бормотание. – Не могу даже... Макдональдс. Как глупо, Белла.

И только услышав её всхлипы, я встаю. Забираю у неё посуду и ставлю обратно на стол.

– Эй, – говорю я и беру её за плечи. – Белла, посмотри на меня.

– Только когда ты наденешь футболку, – всхлипнув, говорит она.

Я запускаю пальцы в её волосы и заставляю поднять голову.

– Почему ты плачешь? – Я стараюсь, чтобы тон моего голоса был мягким – так я говорю с друзьями Финна, когда они падают и ранят себя.

– Потому что это – полный отстой, – говорит она и пытается отвернуться от меня.

И хоть я не могу смотреть, как её большие грустные карие глаза наполняются слезами, снова тяну её за волосы, пока она не поднимает взгляд.

– Не плачь. – Я вытираю слёзы с её щёк своими пальцами.

– Я просто хотела сделать для тебя что-то хорошее.

– Девочка, не плачь. – Я наклоняюсь и целую её в нос. – Это одно из самого лучшего, что кто-либо делал для меня. Серьёзно. Даже если я ненавижу тыкву. – Я целую её в лоб. – Спасибо.

Её руки обвиваются вокруг моей талии, и она прячет лицо у меня на груди. Я крепко обнимаю её и жду. Потому что это больше, чем просто неудавшиеся оладьи из тыквы. И на самом деле уже очень давно никто кроме Финна не нуждался во мне. И мне нравится это ощущение.

Я ставлю свои ноги по обе стороны от неё и с силой прижимаю к себе.

– Кроме того, Уолту твои оладьи понравятся, – говорю я ей на ухо. – Дай ему поесть, и он больше никогда не будет лапать твои милые сиськи.

Она смеётся сквозь слёзы и отстраняется.

– Хорошо. Давай сходим в Макдональдс. Но если ты попытаешься заставить меня съесть искусственное мясо, я в течение месяца каждый день буду готовить для тебя оладьи из тыквы.

Х*Х


– Не могу поверить, что ты только что съел там три разных блюда, – говорит Белла, когда мы оставляем Макдональдс и возвращаемся в квартиру. Я смеюсь. – Серьёзно, Эдвард, это отвратительно.

– Просто я никогда не могу решить, что именно хочу. – Я пожимаю плечами и беру её руку в свою. – Ты останешься у меня сегодня?

Я так сильно хочу, чтобы она ответила «да», что даже меня это застигает врасплох.

Она смотрит на меня с опаской.

– Я не думаю, что...

– Ну же, – жалобно говорю я и, обняв её за плечи, прижимаю к себе. – Не оставляй меня одного сегодня вечером.

– У тебя есть Уолтер.

Я смеюсь над её словами.

– Да, я знаю, но когда Финна нет, я чувствую себя очень одиноко. – Возможно, я поступаю ужасно, пытаясь разжалобить её и изображая из себя одинокого папу, но это неважно. Что говорят о том, что когда хочешь чего-то, нужно пойти и просто взять? Так вот – это мой личный девиз.

Я останавливаюсь и, повернувшись к ней лицом, кладу руки ей на плечи. Она смотрит на меня, и я точно знаю, в какой именно момент Белла сдаётся. Я широко улыбаюсь и быстро целую её. Я не способен на серьёзные отношения. У меня есть Финн, родители и Эммет – на этом все мои длительные отношения заканчиваются.

Но я хочу, чтобы эта девушка была всё время рядом со мной. В буквальном смысле. Это так странно.

– Ладно, – вздыхает она, и мы снова продолжаем идти. – А где Финн?

– Сегодня он у своей мамы. Она соскучилась и захотела оставить его у себя на ночь.

– О. – Рука на моей талии сжимается в кулак. – И какая она?

– Саванна? Она классная. Работает медсестрой в больнице. Именно там мы с ней и познакомились.

– Это хорошо, – тихо говорит Белла.

– Да, слава Богу, мы ладим с ней очень хорошо.

Я ввожу нас в дом через заднюю дверь и вслед за Беллой поднимаюсь по лестнице. Когда я вставляю ключ в замок, она спрашивает.

– А почему вы не вместе?

Её глаза опущены, и она снова тянет ко рту свой грёбаный палец. Не удивлюсь, если скоро она искусает его до крови. Я убираю её руку и прижимаюсь к ней своим телом. Почувствовав спиной стену, она смотрит на меня расширившимися глазами.

Я обхватываю её запястье и поднимаю обе её руки выше головы.

– Почему мы говорим о маме моего ребёнка? – интересуюсь я и вдавливаюсь в неё своим телом, коленом раздвигая её ноги так, чтобы встать между ними. – Гм? – спрашиваю я, когда она не отвечает.

Она слегка качает головой, и её взгляд опускается к моим губам.

– Это не кажется мне разумным, – свободной рукой я провожу по её телу к бедру, – когда мы можем делать это.

Её губы приоткрываются и, опустив голову, я накрываю их и сразу же скольжу языком в её рот. Она втягивает в себя воздух и прижимается ко мне.

Я всё пытаюсь понять, что это между нами. Или, главным образом, почему она так заводит меня. Но каждый раз, когда я целую её, она отвечает со всей страстью, и это – чертовски сексуально. Неловкость и невинность сразу исчезают.

Я вдавливаюсь в неё своими бедрами и трусь ими об нее, и она снова задыхается, вероятно, удивившись, что я уже возбуждён. Я скольжу рукой обратно вверх по её футболке и накрываю ладонью её грудь. Когда я сжимаю её, она стонет и, откинув голову назад, слегка ударяется головой о стену.

Я опускаю губы к её шее и целую приоткрытый рот. Когда я опускаю руку, чтобы обхватить её попку, Белла запускает пальцы в мои волосы. Я сжимаю её задницу и трусь своим членом.

– Эдвард, – выдыхает она и тянет меня за волосы. Я игнорирую её и поднимаю руку, чтобы позаботиться о другой её груди. Она стонет и выгибает спину, подталкивая мою руку. – Эдвард, мы не можем делать это здесь.

– Да, мы можем. – Я вновь накрываю её рот своим.

Она отстраняется.

– Мы в прихожей, – не отступает она.

– Это моя прихожая.

Она кладёт руки на мою грудь и легонечко толкает.

– Мы можем войти внутрь?

Я киваю и опускаю голову на её плечо. Её руки обвивают меня, и тяжело дыша, мы какое-то время просто стоим там, обнимая друг друга.

– Это слишком быстро. – Я отстраняюсь и обхватываю ладонями её лицо. – Рядом с тобой я теряю контроль.

– У тебя есть контроль? – спрашивает она.

Фыркнув, я снова целую её.

– Что у меня есть, так это посиневшие яйца и милая девочка передо мной.

Белла закатывает глаза и толкает меня в грудь.

– Уолтер вот-вот выскочит через дверь.

Это правда – я слышу, как его когти отчаянно царапают древесину моей двери.

– Он ревнует.

– Что?

– У Уолта проблемы с совместным пользованием, – говорю я ей. – Он почувствовал, что я трогал твои сиськи. Он думает, что они принадлежат ему.

– О, ради Бога, Эдвард.

Откинув голову назад, я громко смеюсь, после чего тяну её в квартиру.

Х*Х


– Тебе нужна какая-нибудь одежда для сна?

Белла неловко сидит на моей кровати, её плотно сжатые руки лежат на коленях. Словно она никогда не была у меня раньше.

— Гм, да, пожалуйста.

Я швыряю ей белую футболку.

– Ни одни из моих штанов тебе не подойдут, но футболка длинная.

Она краснеет и сжимает футболку с такой силой, что её суставы белеют.

– Эй, – говорю я, встав перед ней. – Расслабься. Ты ведёшь себя так, словно в прихожей мы только что не трахнули друг друга. Успокойся, ладно?

Я провожу пальцем по её на самом деле тёплой щеке, и когда она кивает мне, улыбаюсь.

– В любом случае, мне нужно позаботиться об этом, – я указываю рукой на свой член. – Чтобы не трахнуть тебя во сне. А ты ложись в постель, хорошо?

Её глаза расширяются, и она быстро кивает. Я провожу рукой по её волосам, целую в лоб и иду в сторону ванной.

Х*Х


Когда я возвращаюсь в спальню, свет в комнате приглушён и Белла лежит под моим одеялом. Она свернулась калачиком и бормочет что-то Уолту, который положил голову на подушку прямо перед её лицом. Это так мило. Если бы я не чувствовал такой срочной необходимости присоединиться к ней, то взял бы фотокамеру и заснял бы их.

– Может мне оставить вас наедине? – спрашиваю я.

Глядя на меня сонными глазами, она улыбается.

– Хочешь, чтобы вместо тебя я обнималась с Уолтером? – спрашивает Белла.

– Ну, уж нет. – Я ложусь под одеяло и, обняв её, тяну к себе, пока она не прижимается к моему телу. Уолт рычит и пытается забраться на кровать. – Лежать, Уолт. – Он скулит и уходит.

Белла хихикает и трётся щекой о мою руку.

– Ты расскажешь мне историю? – спрашивает она.

Эта девочка обожает свои истории. Я провожу рукой по её животу, стараясь держаться подальше от опасных зон сверху и снизу.

– Какую историю?

– Расскажи мне о доме на спине. Расскажи о маленьком мальчике, который жил там.

– Дом на моей спине, – начинаю я со вздохом. – Это первый дом, в котором я когда-либо жил. До тех пор, когда родился Финн, о нём были все мои лучшие воспоминания.

Она поворачивается лицом ко мне и, подсунув руку под мою футболку, начинает чесать мне спину.

– Почему? – шепчет она. – Что там случилось?

Я погружаю пальцы в её волосы и слегка улыбаюсь. Она трется своим носом о мой, и я понимаю, что возможно, я ни перед кем так эмоционально не открывался.

– Там жили мои родители. И я, пока мне не исполнилось девять лет.

– А потом ты переехал? – Держась за меня, она придвигается ближе, пока не прижимается ко мне и просовывает одну ногу между моих ног. Не буду врать, её инициатива физических контактов немного шокирует.

– Да, я переехал. – Я заправляю прядь её волос за ухо. – Мои родители погибли в автокатастрофе.

Эти слова, спустя много лет, сказать намного проще.

Она резко вздыхает и прячет лицо в сгибе моей шеи.

– Я не могу даже представить, как было тебе тяжело, – тихо говорит она и целует мою шею.
Я провожу рукой вверх и вниз по её спине.

– Тяжело. В течение следующих шести или семи лет я походил на грёбаный жалкий кусок дерьма. Я на самом деле жалел себя, но, правда в том, что мне очень повезло. Когда мне было тринадцать, меня усыновили двое чертовски удивительных людей, и это неслыханно, понимаешь? Никто не берёт под опеку озлобленных подростков. Так что, на самом деле, мне особо не на что жаловаться.

Если быть честным, я никогда никому об этом не рассказывал. С этим дерьмом все эти годы я справлялся самостоятельно. Наконец, освободившись от этого, я почувствовал себя охеренно хорошо. И говорить об этом ей – охеренно фантастической маленькой девочке, которая окружила меня сейчас своей теплотой, чистой любовью и невинностью кажется нереально хорошо.

– Можно сказать, что это немного счастливый конец, верно? – спрашивает она и смотрит на меня. Её огромные глаза наполнены искренним сочувствием и пониманием. – А потом Финн? Значит, счастья стало больше?

Я киваю.

– Сейчас я бы не стал ничего менять. Мне бы хотелось, чтобы я мог разделить это, понимаешь? С ними. Но сейчас я бы ничего не стал менять в своей жизни.

– Ты можешь разделить это с Финном. Готова поспорить, что они очень счастливы за тебя. И так гордятся твоей жизнью.

Белла наклоняется и слегка целует левый уголок моих губ, затем правый, затем центр. И остаётся там, целуя меня медленно и лениво, и я позволяю ей задавать свой темп, позволяю всё контролировать, потому что она начала поцелуй и должна быть за него ответственной. Я притягиваю её ближе к себе и когда чувствую, как её язык поглаживает мои губы, приоткрываю рот и впускаю её.

Она поддерживает медленный темп, тщательно исследуя мой рот, после чего сплетает свой язык с моим. Её пальцы проводят по моей спине, то поднимаясь, то опускаясь по позвоночнику и это так чертовски приятно.

– Белла, детка, – говорю я и отстраняюсь – Мы лежим в моей постели.

Она кивает и наклоняется, чтобы снова поцеловать меня.

– Давай остановимся, – говорю я и провожу пальцем по её щеке. – Если ты не хочешь довести это до конца. Поскольку приблизительно через пять минут я так сильно захочу тебя трахнуть, что уже не смогу остановиться.

Она кивает и снова трётся о мой нос.

– Спасибо, что рассказал мне свою историю, – тихо говорит она. – Для меня это очень важно.

Я наклоняюсь и оставляю на её губах один поцелуй.

– Спасибо, что выслушала.

Она трётся щекой о мою руку, а затем её глаза закрываются. И мы засыпаем, переплетя ноги и одетые, возможно более легко, чем до этого.

Х*Х


Такая спокойная и мило-задушевная глава, исключая оладьи из нелюбимой Эдвардом тыквы.
Уолт безоговорочно влюбился в Беллу, тем более, что у него с тыквой проблем нет. Его обжимашки с Беллой и ревность к Эдварду просто умиляют. Эдвард продолжает быть одновременно супер простым в своих речах и очень сложным в своих историях. Белла просто теряется рядом с Эдвардом, но спинку почёсывать не забывает. А как Вам их вечер и небольшие известия о маме Финна? Ждем Вас с отзывами на ФОРУМЕ!!!


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1656-55
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (27.04.2014)
Просмотров: 1516 | Комментарии: 44 | Рейтинг: 5.0/57
Всего комментариев: 441 2 3 4 5 »
avatar
0
44
А я люблю тыкву  fund02002
avatar
0
43
Спасибо .
avatar
0
42
Хозяюшки так всё тщательно анализируют в конце главы, остаётся только сказать СПАСИБО.
avatar
0
41
avatar
0
40
dance4 dance4 dance4 Они все ближе друг другу , что очень радует . И главное Эдвард рассказывает про себя очень личную историю . И это для Беллы очень важно, как и для Эдварда . Отношения между ними все нежнее и ближе . Ревность Уолта просто умиляет , конечно он пытается стать вожаком стаи , она же увеличилась . Хорошо , что Финн общается с мамой и Эдвард тоже , ребенок есть и нужно вести себя цивилизованно . Спасибо большое .
avatar
39
Большое спасибо !
avatar
38
Все-таки очень необычные у них отношения... Но то, что они все больше и больше сближаются - это факт!
Спасибо большое за продолжение! lovi06032
avatar
37
Большое спасибо за главу! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
36
Спасибо за главу. Интересно, с одной стороны, Эдвард и Белла удивительно быстро сблизились и перешли к стадии весьма игривого общения, а с другой, Эдвард не форсирует события, как будто удерживая  обоих от близости.
avatar
35
Спасибо!!!
1-10 11-20 21-30 31-40 41-44
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]