Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Двор Чудовища и Красавицы. Глава 5

На картине внизу был изображен мальчик, но теперь она видела его уже взрослым. Он походил на ангела и превосходил все, что она могла себе представить. Белла не могла отвести взгляд от портрета, размышляя, правильно ли она видит. Мужчина, который смотрел на нее, походил на Бога. 
Эдвард. 
Она и раньше знала, что он красив, но отсутствие черных глаз и нормальный цвет кожи делали его просто неотразимым. Художник показал здоровый румянец на его щеках, яркость и сияние зеленых глаз и нарисовал примерно в том же возрасте, в котором Эдвард находился сейчас. 
Его волосы сами по себе были чудом. За всю свою жизнь Белла не видела никого с волосами такого цвета. Невероятное количество оттенков медового, золотого, бронзового и медного навели ее на мысль, что художник преувеличил его красоту. 
На картине Эдвард не улыбался, но намек на веселье горел в его глазах. Сейчас, в реальной жизни Белла замечала только отблеск улыбки, но может быть, за темной оболочкой скрывался тот же самый взгляд. Проведя пальцами по человеческим глазам, Белла захотела узнать, когда была нарисована картина. Сколько лет прошло с той поры, как изменился Эдвард? И что послужило этому причиной? 
- Что ты скрываешь? – прошептала себе Белла, не в силах не проводить пальцами по линии его губ. Портрет притягивал к себе, и Белла с трудом оторвала от него взгляд, чтобы осмотреть комнату до конца. 
Но как только она повернулась к стене с портретами, позади раздался шум. Тихий шорох, от которого заколотилось сердце. 
- Кто здесь? 
Никто не ответил, но из угла скользнула тень и направилась к ней. Голос Беллы застрял в горле, и она не могла двигаться, только глядя на приближающуюся тень. 
- Что ты здесь делаешь? – тихо, но грозно спросил Эдвард, вырастая из тени. Белла почти ждала увидеть мужчину с портрета, но на нее смотрели те же черные провалы глазниц. 
- Я просто ос… осматриваюсь. – Белла выругала себя за заикание. Она не делала ничего плохого, только смотрела. 
Его ноздри раздулись, оставляя ее в уверенности, что он действительно мог почувствовать ужас, исходящий от нее. 
- Я говорил тебе не приходить сюда, - прорычал Эдвард, глядя на висевшие на стене картины. Белла порадовалась, что хоть на секунду выскользнула из-под его уничтожающего взгляда. 
- Мне жаль… я только подумала… 
- Ты только подумала? – рычанием прервал он. – Ты просто подумала, что правила не для тебя, как только я ушел? – Эдвард начал расхаживать вперед и назад, сжимая кулаки, а его дыхание участилось. Плохой признак. 
Белла сжалась от страха. 
- Конечно, нет. Все, что я сделала… 
- Все, что ты сделала – это надругалась над моим гостеприимством! – рявкнул он. Его голос эхом отразился от стен. Белла могла бы поклясться, что книжные шкафы затряслись от громкого звука. Грудь Эдварда колыхалась от ярости, глаза еще никогда не были такими черными. 
Хотя все ее инстинкты умоляли извиниться и убежать, Белла дала волю своей собственной ярости и грозно ответила: 
- Гостеприимство? Это так вы называете похищение из дома и заточение в этом доме? 
- Кто-нибудь может назвать это добротой. – В его голосе сквозило явное предупреждение. 
Но Белла проигнорировала его, и ее лицо горело от медленно подогревающейся ярости. 
- Добротой, на самом деле? Вы использовали это слово, чтобы убедить мужчину продать собственную дочь? 
Ухмылка пересекла его губы. 
- Не моя вина, что твой отец оказался трусом и вором. Я потребовал то, что являлось моим. 
Белла обратила внимание только на последнее предложение. 
- Вашим? 
Безжизненная ухмылка расплылась по лицу Эдварда. Белла мельком подумала, а увидит ли она когда-нибудь настоящую улыбку, но тут же пожалела, что вообще надеялась на это. Эдвард наклонил голову набок, оценивающе разглядывая девушку. 
- Теперь я понимаю, почему твой отец захотел избавиться от тебя. Кто захочет иметь дома девицу, доставляющую столько проблем? – выплюнул он. Белла съежилась, словно эти слова доставили ей физическую боль. Они повторялись и повторялись в ее голове. Эдвард только подтвердил то, что мучило ее по ночам. То, от чего грудь Беллы сжималась со смесью боли и вины. Как мог ее отец так легко продать свою плоть и кровь? Очень просто. Она была для него тяжелым бременем, полностью бесполезная и незначительная для своей собственной семьи. 
И внезапно она не смогла больше сдерживаться. 
Слезы, которые Белла удерживала столько дней, свободно потекли по ее лицу. Она не позаботилась оглянуться, стремглав пронеслась мимо Эдварда и сбежала в холл. Белла точно не знала, что собирается делать, но, как только достигла низа лестницы и увидела входные двери, поняла. 
Сейчас или никогда. 
Хотя у Беллы была упакована сумка специально для побега, она даже не подумала о ней, распахивая двери. Плевать на вещи. Она умрет, если останется здесь хотя бы еще на минуту. Она больше не будет бременем ни для кого, включая Эдварда. 
Она бежала так быстро, как могли ее ноги, унося ее все дальше и дальше в ночь. Предупреждение Эдварда об опасности маячило где-то на краю ее разума, но Белла не обращала на него внимания. Толстая ткань ее платья слегка замедляла бег, но Белла продолжала бежать, пока не добралась до леса. Только когда густой лес надежно скрыл ее, она осмелилась оглянуться. 
Никто не преследовал ее. 
Сосредоточившись на восстановлении дыхания, Белла пыталась вспомнить, откуда она и Эдвард приехали той ночью. Все деревья выглядели одинаковыми, и, поскольку солнце уже село, она не могла определить, где запад, где восток. Проклятие, она вообще ничего не могла вспомнить. Они приехали с юга? Или запада? И сколько они ехали? 
Но Белла прекратила думать обо всем этом, услышав позади тихий шепот, похожий на шипение. 
- Кто здесь? – быстро обернулась Белла, но никого не увидела. 
На секунду она решила, что это Эдвард хочет напугать ее, но потом увидела их. 
За ней стояли две тощие фигуры. Они напоминали человеческие, но глубоко внутри Белла знала, что это не так. 
- Что это у нас здесь? – прошипел один из них, тошнотворно оскаливаясь. Желудок Беллы скрутился узлом. Их кожа походила на кожу Эдварда, но была не гладкой, а покрытой чешуйками. Глаза – такими же черными, но при этом масляными. Белле захотелось вновь оказаться под взглядом Эдварда. 
- Отстаньте от меня. – Белла начала медленно отступать. Она не знала, что с ней собираются сделать, но явно ничего хорошего. 
- Прошли уже годы с тех пор, как у нас была человечина, - заговорил второй. Холодная дрожь пробежала по спине девушки. Белла огляделась в поисках чего-нибудь похожего на оружие. 
- Кто вы? – Она не пустила страх в свой голос. Может быть, если Белла узнает, кто они такие, то сможет приготовиться к заслуженной смерти. 
- Нас называют Ойлтейлами, и мы получим удовольствие, медленно убивая тебя, - ответил первый. Его вкрадчивый голос превратил внутренности Беллы в кашу. Ее сердце билось с большим трудом. 
Она нашла в себе силы ответить. 
- Предупреждаю вас, я - гостья лорда Эдварда, и он не будет доволен, если вы причините мне вред. – Белла даже не знала, в курсе ли они, кто такой Эдвард, и только надеялась, что они боятся его. 
Одна тварь скользнула к ней, а вторая облизнула губы. 
- Это поэтому ты от него бежишь? Высший лорд больше не хочет тебя. 
Глаза Беллы расширились. Она осознала, что ее ложь окончилась полным провалом. Больше у нее ничего не было. 
Только заметив на ее лице признаки понимания ситуации, твари начали преследовать ее. Разделившись и взяв ее в клещи, Ойлтейлы начали медленно приближаться. Кровь Белла похолодела, когда из их кожи и пальцев выскочили длинные черные когти, каждый из которых мог располосовать ее на ленты. 
У Беллы оставалась единственная возможность спастись. Она бросила им в лицо обрывок рукава, который начала отрывать с момента встречи с тварями. Это должно было на какое-то время отвлечь их, и тогда она сможет убежать, спасая свою жизнь. 
Ругая свое платье, Белла молилась, чтобы успеть выбежать из леса. Может быть, кто-нибудь заметит ее и придет на помощь. Или, может быть, нет. Она убежала, хотя Эдвард предупреждал ее. Она не будет винить его, если он не придет. Она заслужила смерть. 
Но ее тело не двигалось так быстро, как ей бы хотелось. Белла не знала, с какой скоростью могут двигаться твари, но, наверное, достаточно быстро, чтобы догнать ее. Ойлтейлы окружили ее и попытались достать когтями. Белла изо всех сил старалась увернуться, но один из них все-таки добрался до нее. Она издала ужасный крик, ощутив, как когти прорезали ее кожу. Из раны немедленно полилась кровь, окрашивая ее юбку в красный. 
Но Белла продолжала бежать. Ее инстинкты отказывались сдаваться. Она запнулась о выступивший корень, и еще один коготь задел ее правое бедро. Благодаря толстой ткани, пострадало в основном платье. Но Белла ощутила жжение пораненной кожи и испустила еще один крик, которым твари наслаждались как превосходным вином. Они смеялись над ее болью, и этот факт терзал ее больше чем раны. Но Ойлтейлы быстро замолчали, услышав оглушающий рык, который Белла почувствовала спинным мозгом. 
Ее глаза отчаянно искали источник шума. Твари тоже, испугавшись точно так же, как Белла. И это не было хорошим знаком. Еще более страшный монстр хочет захватить себе Беллу? Белла не успела достаточно испугаться, заметив мелькнувшую черную тень. 
Ее легкие уже горели, но Белла заставляла свои ноги бежать. Еще один отблеск темноты, и позади раздался отвратительный крик твари слева, перешедший в ужасное бульканье. Белле не потребовалось оглядываться, чтобы понять – один из Ойлтейлов мертв. Тварь справа прекратила преследование девушки и попыталась скрыться в лесу. 
Должна она продолжать бежать? Этот вопрос мог бы еще долго мучить ее, но Белла споткнулась о камень на своем пути. Свернувшись клубочком, она стала ждать, когда монстр покончит с оставшимся Ойлтейлом и вернется, чтобы убить ее. 
В темноте Белла видела плохо, но достаточно, чтобы увидеть: второй Ойлтейл не смог убежать далеко. Монстр покончил с ним одним стремительным движением. С глухим звуком изуродованное тело Ойлтейла свалилось на землю. Белла осознала, что слышит только свое тяжелое дыхание и колотящееся сердце. Она видела, как черная тень отошла от места убийства, отметив, что она тоже человеческой формы. Неизвестно, хорошо это или плохо. 
- Белла? – Его голос растворялся в глухой ночи, но, тем не менее, Белла узнала бы его везде. 
- Эдвард? 
- Они поранили тебя? 
Только сейчас она заметила, как горит ее рука и увидела кровь, залившую левый бок. Эдвард нагнулся над ней. Сейчас как никогда она хотела увидеть его лицо. 
- Они поранили меня в руку, - невнятно ответила она. Ее глаза начали сами собой закрываться. Белла ощутила холод его рук, сморщившись, когда на рану нажали. Она лениво смотрела, как Эдвард накладывает на руку повязку из обрывка его рубашки, которая быстро пропиталась кровью. 
- Оставайся со мной, Белла, - прорычал Эдвард. Его голос был таким невыносимо громким, что у нее закружилась голова. Белла не успела ответить, как ее подняли на руки. 
- Я могу идти, - запротестовала она. Холодные руки прижали ее к твердой груди. 
- Иногда мне кажется, что ты врешь. – В его жестком тоне проскользнуло нечто, вызвавшее у нее улыбку. Эдвард только прижал ее сильнее. Неважно, как сильно она хотела сопротивляться, Эдвард был прав. Голова Беллы сильно кружилась. Она не могла бы стоять, даже если бы попыталась. Хотя обычно ее раздражал холод кожи Эдварда, сейчас девушка опустила голову на его грудь, остужая пылающий лоб. 
- Не спи. Мы почти пришли. – Белла силой открыла глаза. Они с неожиданной скоростью приближались к замку. Эдвард практически бежал, легко удерживая ее на руках. 
- Ммм? – ответила она, с трудом осознавая, что его сердце не бьется даже во время бега. Он на самом деле мертвый? Хорошо, что она видела тот портрет и знает, что когда-то он был живым. Но какая магия ввергла его в подобное состояние? Еще один вопрос в постоянно растущую груду. 
- С тобой все будет хорошо, Белла, если ты не уснешь. 
- Почему у тебя не бьется сердце? – апатично спросила она. На ее веки словно бы налили свинца. 
Эдвард фыркнул, что могло означать его смех. 
Она нахмурилась, не получив ответа на свой вопрос, и продолжила бормотать: 
- Прости, если я слегка устала. Мне пришлось бегать, спасая свою жизнь. 
Теперь из его груди послышался настоящий смех, шокировав Беллу больше, чем все произошедшее ночью.
 - Она у тебя останется даже после потери пинты крови. 
Белла начала было подбирать слова для следующего резкого ответа, как ее глаза закрылись. 
Но кто-то нежно потряс ее, заставляя прийти в сознание. 
- Белла, мы уже почти на месте. 
Эдвард озабоченно смотрел на нее. 
- Что случилось? – Последнее, что она помнила – бег по лесу и Ойлтейлы… 
Эдвард. Он спас ее. Он убивал ради нее. 
- У тебя две раны, но все будет хорошо. 
Только убедившись, что Белла полностью пришла в себя, Эдвард позвал Элис. Его голос прогрохотал по замку. Не став дожидаться ответа, он побежал по холлу к двери в ее комнату. Чем больше просыпалась Белла, тем сильнее она чувствовала боль. Она вскрикнула, когда Эдвард переместил ее в руках, чтобы открыть двери. 
- Все будет хорошо, - пробормотал он, на удивление осторожно укладывая ее на постель. Белла поморщилась, когда Эдвард максимально бережно поправил ее руку. 
- Прости, - пробурчал он, поворачиваясь к тумбочке, на которой магическим образом появились бинты. – Сейчас будет больно, - предупредил Эдвард, срывая окровавленную повязку с раны. 
Белла скривилась. В дверях появилась встревоженная Элис. 
- Что случилось? – спросила она, округлившимися глазами смотря на пораненную руку Беллы. 
- Ее поймали Ойлтейлы. Окажи мне любезность и посмотри рану на ее правом бедре. Они ранили ее и туда, но не так тяжело, как в руку. 
Элис подошла к боку Беллы, внезапно научившись промывать раны, несмотря на то, что это для нее было впервые. 
- Я ничего не вижу через ткань. Платье нужно снять, - твердо проговорила служанка. 
Белла пребывала в сознании достаточно для того, чтобы заметить, как побелело обычно серое лицо Эдварда. 
- Что? – практически заикнулся он. 
Элис спокойно повторила. 
- Платье. Его нужно снять. 
- Да. Конечно, - невнятно ответил Эдвард, быстро отведя глаза и сделав движение прочь из комнаты. В любой другой ситуации Белла громко рассмеялась бы. 
- Лорд, мне нужно, чтобы вы придержали ее. Нет времени звать еще одну служанку. 
Белла видела, как он застыл на месте и глубоко вдохнул. Элис собиралась еще что-то сказать, как блеснула вспышка света, и платье Беллы исчезло. Ее тело прикрывало только тонкое нижнее белье. 
- Спасибо, - проворчала Элис, не выказывая даже чуточки изумления способом, которым Эдвард без единого прикосновения избавил Беллу от одежды. 
Пока Элис быстро обрабатывала и бинтовала раненое бедро Беллы, Эдвард вернулся к ее руке, тщательно стараясь смотреть только на эту часть ее тела. 
Белла никогда не видела, чтобы Эдвард так тяжело дышал. Его усталость беспокоила девушку гораздо больше, чем полуобнаженность в его присутствии. Когда он стер выступивший на лбу пот, Элис тихо проговорила: 
- Мой лорд, вы… 
Она замолчала, уловив короткий взгляд Эдварда. 
- Я в порядке. Ойлтейлы просто вымотали меня, - проворчал Эдвард, беря иглу и нить, лежавшие на тумбочке. 
- Вы сами не пострадали? – неуверенно спросила Элис. 
Эдвард покачал головой. 
- Мне просто нужно восстановить энергию, а этот порез требуется немедленно зашить. 
- Что мне делать? – Элис встала рядом с хозяином, ожидая его распоряжений. 
- Крепко держи ее и дай ей вот это выпить. – Эдвард протянул служанке пузырек. – Это поможет справиться с болью. 
Повинуясь Эдварду, Элис дала Белле глотнуть. Конечно же, девушка выпила, хотя на вкус лекарство оказалось отвратительным. 
- Лежи спокойно. – Служанка положила руку на лоб Беллы, но глазами следила за действиями Эдварда. 
- Будет больно. – Это все, что услышала Белла перед тем, как игла вонзилась в ее плоть. Девушка вздрогнула, но потом боль стихла, словно бы ее тело накрывала легкая вуаль. Чем более оцепенелой она становилась, тем больше ею завладевал сон. Разве может лекарство подействовать так быстро? 
- Что ты делаешь? – Белла едва оставалась в сознании, чтобы задать Эдварду вопрос, но все-таки заметила, как он свел брови для большей концентрации. 
- Расслабься, - прошептала Элис. Вуаль увеличилась до такой степени, что Белла провалилась в сон. 
Когда она проснулась, то через окна проникал солнечный свет. Белла пару раз моргнула, размышляя, сколько сейчас времени и сколько она пролежала в постели? 
- Белла? – улыбнулась Элис, сидевшая в кресле в углу. Эдварда нигде не было видно. 
- Сколько времени? – хриплым ото сна голосом спросила Белла, пытаясь сесть. 
- Подожди немного, я скажу Эдварду, что ты проснулась. – Элис улыбнулась и исчезла за дверью. Надувшись из-за того, что все люди вокруг не желают отвечать на ее вопросы, Белла воспользовалась случаем и изучила свою раненую руку. 
Кто-то одел девушку в ночную рубашку и перебинтовал ее конечности. Повязка на правой ноге была простой, зато на руке – толстой и огромной. 
- Тебе лучше? – Белла подпрыгнула, не услышав, как в комнату вошел Эдвард. 
- Все хорошо. – В свою очередь, Белла осмотрела вошедшего. Его, кажется, не задели, но под глазами проявились мешки от истощения. – Где ты научился зашивать раны? – Белла строго посмотрела на Эдварда. 
Он слабо улыбнулся, но видно было, как зажаты мышцы челюсти. 
- В военных лагерях, - слишком быстро ответил он, очевидно, не гордясь этим фактом. 
Белла только кивнула. Она собиралась спрашивать дальше, но отвлеклась. Эдвард сел на край ее постели и с неожиданной нежностью положил себе на колени ее раненую руку. 
- Твои руки теплые, - не смогла не заметить девушка, осмеливаясь посмотреть на него. 
Уголок его рта слегка изогнулся. 
- Я подержал их около огня перед тем, как зайти. 
Белла взорвалась от смеха. Эдвард просто сидел, пока она заливалась истерическим смехом, и на его губах играл намек на улыбку. Какое бы лекарство он не дал ей, очевидно, что одним из побочных эффектов стала потеря вменяемости. 
- Прости, - выдохнула она, вытирая здоровой рукой глаза. Эдвард крепко удерживал больную конечность. Даже его бедра казались теплыми, но на этот счет девушка не стала ничего спрашивать. 
Эдвард дал Белле прийти в себя и продолжил обследование. 
- Ты чувствуешь жжение или режущую боль? – спросил он, осторожно качнув ее локоть. Белла ощутила только легкую оцепенелость, но ничего больше. 
- Нет, - просто ответила она, наслаждаясь видом двух незастегнутых пуговиц на рубашке Эдварда. Хотя кожа горла и груди была знакомого мертвенного цвета, под ней безошибочно угадывались мускулы. Белла задумалась, такая ли она гладкая, как выглядит. 
Когда Эдвард кашлянул, она поспешно перевела взгляд на его лицо. 
- Ты не лжешь мне сейчас? – своим мелодичным голосом спросил он. Прошло несколько секунд, прежде чем Белла догадалась, что ее дразнят. 
Она покачала головой. 
- Когда это я позволяла себе подобное? 
Эдвард фыркнул. 
- Почти постоянно. Думаю, ты наслаждаешься тем, что усложняешь наши жизни. – Его ответ прозвучал фальшиво спокойно, но Белла не пропустила намек на недовольство. Конечно, она же создала такие проблемы, угодив в лапы к Ойлтейлам. 
Белла пожала плечами и ответила: 
- Если бы ты так не разозлился, я бы не сбежала. 
Она удивилась, не получив аналогичного раздраженного ответа. Его губы сжались в тонкую линию. Он молча начал разматывать бинты на руке. 
- Что ты делаешь? – занервничала Белла. 
Он только поднял бровь и кивнул, молчаливо приказывая посмотреть на рану. Белла повиновалась, отметив аккуратно наложенные Эдвардом швы: искусные, красивые и только подчеркивающие красный воспаленный цвет ее кожи. 
Заинтересовавшись тем, что он намерен делать дальше, Белла смотрела, как Эдвард положил свою руку на рану. Ее глаза практически вылезли из орбит, когда его ладонь засветилась. Рот Беллы распахнулся, как только Эдвард убрал руку, оставляя ее предплечье здоровым и неповрежденным. Все следы ранения исчезли, осталась только гладкая кожа. 
Белла еще не успела понять, что происходит, как Эдвард перегнулся через нее и положил руку на бедро. Она уже и забыла, что там тоже осталась царапина, но увидела тот же самый свет. Белла ничего не почувствовала, пока он молча лечил ее, но ей не требовалось снимать бинты, чтобы понять: на ноге тоже не осталось и следа от ранения. 
- Спасибо, - пробормотала Белла, чувствуя себя дурой за то, что грубила ему. Он только улыбнулся и грациозно встал. Белла могла только смотреть на свою вылеченную руку. Магия. 
- Я приношу свои извинения, Белла. – Она резко вскинула голову и посмотрела на Эдварда, не ожидая, что он все еще стоит возле кровати. Тень страдания пересекла его лицо. Выражение Эдварда быстро вернулось к угрюмости, тело напряглось, в взгляд не уходил от ее вылеченной руки. Он выглядел полностью истощенным. Белла задумалась, как сильно магия вытягивала из него силы. Наверное, больше, чем он мог себе позволить. 
- За что? – прошептала она, очень хорошо понимая, о чем он говорит. Но Белла наслаждалась, наблюдая, как сходятся его брови, и представляя, как ее пальцы разглаживают появившуюся складку между ними. 
- Прости за то, что я сказал в кабинете. Мне следовало сдержаться. 
Она только кивнула, не желая вспоминать их разговор. Белла простила его в тот момент, когда Эдвард убил Ойлтейлов, не говоря уже о том, что он сделал это ради нее, но его жестокие слова все еще горели в ее памяти. 
- Ты простишь меня? – он пристально смотрел на нее. Сердце девушки забилось быстрее. Она не могла отвести взгляда от Эдварда. 
Внезапно ощутив нарастающее напряжение между ними, Белла постаралась непринужденно пожать плечами. 
- Возможно, но я могу выставить пару условий. 
Эдвард резко выдохнул, но в его глазах блеснуло веселье. 
- И какие? 
- Я хочу иметь право подниматься наверх. 
Эдвард открыл рот, чтобы запротестовать, но Белла подняла руку и очень удивилась, когда он не произнес ни звука. 
- Я не буду совать нос в чужие дела, просто хочу пользоваться библиотекой. 
Эдвард провел рукой по волосам, возможно, пытаясь понять, есть ли там что-то, что она не должна видеть.
 - Хорошо, - проигрывая, выдохнул он. – Теперь я прощен? 
- Да. 
Эдвард цинично хмыкнул. 
- Спасибо, что даруешь мужчине еще один шанс. – Белла не пропустила горького сарказма в его голосе и облегченно выдохнула, когда Эдвард, наконец, вышел за дверь. 

От автора: я использую слова из гэльского языка, давая имена и названия. Название замка дает намек на его историю. 
Датхейл – ярко окрашенный, красочный. 
Ойлтейл – отвратительный, омерзительный

 

ГЛАВА 6 >>>

Перевод: Amberit

ФОРУМ



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2980-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (13.04.2017) | Автор: перевод: Amberit
Просмотров: 204 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 6
avatar
1
5
Понятно, что Белла хочет домой и пока думает, что там будет лучше, чем с Эдвардом
avatar
0
6
Darya51-52, 1_012
Цитата Darya51-52 ()
Понятно, что Белла хочет домой и пока думает, что там будет лучше, чем с двардом

Хотя там и голодно и холодно, но дом есть дом!
А с Эдвардом Белла не знает чего ожидать! Сплошные тайны.
Дарья, Darya51-52, спасибо, что читаете! fund02016 lovi06015
avatar
0
3
Всем привет!, 1_012
Спасибо Светлане, skov , Нине, Amberit и Диане, Діана22, за то, что мы читаем эту историю! lovi06015 lovi06015 lovi06015
Пожалуйста, не забываем их благодарить! good
Спасибо за понимание! fund02016
avatar
1
2
Огромно , огромно спасибо .
avatar
0
4
Пожалуйста от Светланы и Нины! lovi06032
Цитата prokofieva ()
Она диктует правила ?!

Эдвард предоставляет ей некоторые уступки, он дает ей возможность освоиться на новом месте.
Людмила, prokofieva , спасибо, что читаете! lovi06015 fund02016
avatar
1
1
Она диктует правила ?! Спасибо за перевод и главу .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]