Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Edward Cullen, Dick for Hire. Глава 10.1. Притворные торжества и настоящие семейные встречи
George Thorogood & The Destroyers – Bad to the bone

Притворные торжества и настоящие семейные встречи


Каллен

Бум! Бум! Бум!

Чёртова долбёжка была до смешного громкой.

– Эм, сколько раз тебе говорить, ты неправильно заколачиваешь.

Бах! Бах!

Он прекратил истязать гипсокартоновую стену, над которой работал, и сердито посмотрел на меня. На нём была старая, поношенная футболка с надписью спереди «Строители точно знают, как попасть в точку».

– Что ж, может, мне следует стучать по твоей голове вместо этой стены, Эдди.
– У меня башка крепче, чем ты думаешь, Эм, так тебе до меня не докопаться. – Я сжал ключ-трещотку на дрели, повключав её на повышенных оборотах, в то время как мои брови взметнулись вверх, и улыбнулся.
– А то ли я не знаю, – сказал он, возвращаясь к адски раздражающим ударам.

Бах! Бах! Бах!

Какого хера он так дубасит стену? Все костыли и так загнуты, разве он не заметил этого?

Джазмен сидел за компьютером посреди этой долбаной стройки, по-деревенски голый, за исключением чёртовой ковбойской шляпы на голове, и, печатая, заговорил:

– Полагаю, ничего хорошего это не принесёт, Эдвард.
Бах!
Я прекратил сверлить планку, застигнутый врасплох его замечанием.
– Что? Вчера ты говорил иное, Джаз.

Теперь Элис сидела на его коленях, и он страстно её целовал. Руки парня блуждали по её телу, а сестра запустила пальцы ему в волосы, трясь об его…

Вот хуйня… Не надо мне таких образов.

Джас прекратил и посмотрел на меня, в то время как Элис положила голову на его обнажённое плечо, водя пальцами вверх-вниз и улыбаясь мне.

– Не думаю, что тебе стоит копать под «феррари», чувак, неверная наводка, – произнёс Джас, затем вновь целуя Элис.

Бам! Бам!

Я уже начал что-то говорить, когда папа, в хирургическом халате, вошёл через одну из открытых дверей, подняв руки, точно только что вымыл их. Он стянул маску, только чтобы сказать:

– Он прав, Эдвард. В конце концов, ты не можешь вечно меня избегать, – проговорил он, не сбавляя шага, и прошёл сквозь стену.

На противоположной стороне Свон прислонилась к мелкому брусу, уперев об него ногу, и соблазнительно облизывала леденец на палочке, пялясь на меня, как на съедобное.

И вся в коже.

Бум! Бум!

Я уронил дрель и стал подкрадываться к Свон, когда Элис проорала:

– Эдвард! Берегись!
– Что? – Я рефлекторно повернул голову вверх, видя, что собирается на меня упасть.
Это была Джесс, стоявшая на недоделанной крыше, с разочарованием смотревшая на меня. Внешне она была такой же, какой я видел её в последний раз.
– Джесс? – наморщил я лоб в адском замешательстве.
– Эдвард! – опять окликнула меня Элис.
– Что ты здесь делаешь? – обратился я к Джесс.
Она развернулась и ушла.
– Погоди! – прокричал я.
Снаружи стоял Майк Ньютон с Малдоном, и они смеялись.


– Эдвард!

Бах-бах-бах-бах-бах-бах!

– Знаю, что ты там, Эдвард Энтони Каллен! Открой. Дверь!

Понимание прокралось мне в мозг, и я моргнул.

Джесс.

Бах-бах-бах!

Я откашлялся.

– Иду! – перекатился посмотреть время и грохнулся с дивана.
– Дерьмо. Я не в кровати.
– Эдвард!
– Да, бля, иду я, Элис!
Господи Иисусе.

Я поднялся с пола, облизнул губы, причмокивая в попытке их увлажнить, по пути к двери.
Острая боль пронзила пятку, и, глянув вниз, я увидел засочившуюся кровь.

– Какого хуя, – пробурчал я, затем вспомнив, как вчера швырнул стопку.

Нагнувшись вытащить осколок чёртового стекла из ступни, остаток расстояния я допрыгал на одной ноге и открыл дверь.

Хихиканье Элис всегда раздражало меня, особенно если смеялись за мой счёт. Сегодня меня довели до ручки.

Сестра осмотрела меня с ног до головы, я же упёрся рукой о верх дверного косяка, пока другой чесал бок, и согнул ногу в колене.

– Ты выглядишь… – Она не знала, как закончить, поэтому просто кивнула.
– Какого фига ты припёрлась сюда в такую рань, Элис? – очень недовольно бросил я, ещё не в состоянии полностью разлепить глаза.
Она отпихнула меня в сторону со словами:
– Рань? Эдвард, сейчас час пополудни.
Сестра положила портплед на спинку дивана и стала подбирать разбросанные вещи. Текилы в бутылке осталось на донышке, и толика разочарования, что не допил бухло, кольнула меня.
– Боже, Эдвард… – Элис отнесла бутылку на кухню. – Так ты теперь реагируешь на всё? – Она вылила остатки в раковину.
Внимание, взять сегодня новую бутылку «Патрона».
– Да, в общем-то, – скорее себе, чем сестре, ответил я.

Погодите… Час дня? Дерьмо.

Я глянул на часы, и, чёрт подери, Элис не ошиблась. Не много у меня осталось времени на фигню, которую нужно сделать до вечера.

Надо позвонить Роуз, выяснить, что она узнала о водителе «феррари»; если уж на то пошло – послать раздражающее, с сексуальным подтекстом, сообщение Свон; пересечься с Джазменом насчёт сопоставления информации, выявленной Роуз…

– О чём задумался? – прорвался сквозь мысли голос Элис, вероятно, заметившей мою сердитую мину.
Я окинул её взглядом, затем допрыгал до Т5, нежно откладывая пушку в сторону.
– Ничего, так, рабочие моменты.
Сестра смотрела, как я убирал гитару.
– Ты играл? – носом повела она в сторону инструмента.
– Да, Элис, я всё ещё играю, чтоб ты знала, я не забросил.
Элис, разглядывая лежащие рядом с футляром от гитары бумаги, потянулась к ним.
– Да, но когда ты в последний раз что-то сочинял?
Я перегнулся через кофейный столик и выхватил бумаги до того, как Элис успела их рассмотреть.
– Когда-нибудь слышала поговорку: любопытство не порок, а большое свинство, Элис?
– Какие мы обидчивые… – Девушка вскинула руки, сдаваясь, и сменила тему, улыбнувшись. Надоедливая пикси – вот какое существо твоя младшая сестра. – Твой костюм тут, и тебе стоит надеть чёрные итальянские кожаные туфли, которые я принесла…
Она всё говорила, когда вдруг слово «кожаные» всколыхнуло в памяти образ Свон из моего сна. Я попытался поднапрячь память и выцепить оттуда образ её, прислонившейся к мелкому брусу, облизывавшей леденец на палочке, – в каком цвете она была?
– Долбаная кожа… – пробурчал я.
– Что? – опять хихикнула Элис.
– Пустое.
Элис окончательно сдалась и улыбнулась, затем чмокнула меня в щёку, обнимая.
– Элис, ой, – поддразнил я. – Не могу… дышать… – Эмоционально сестра всегда восполняла нехватку за всю семью.
Я рассмеялся, когда она отстранилась.
– Увидимся позже, Эдвард.
– Спасибо, Элис, за костюм… и, полагаю, за чёртово пробуждение. – Улыбнулся я, в то время как она просто тряхнула головой, а я закрыл за ней дверь.

Я взлохматил волосы, уставившись на костюм, лежавший на спинке дивана.

Я похромал на кухню, зашвырнув по пути бумаги на стол в столовой. Затем обеззаразил ступню и решить пропылесосить гостиную, удостоверившись, что убрал крохотные осколки, дабы не случилось других инцидентов с кровавыми ступнями. Затем расставил по местам барахло и, удовлетворённый приятной, чистой гостиной, взял костюм и отправился в спальню, чтобы тот отвиселся до вечера.

Когда вернулся обратно, заметил дело Джессики и убрал его в домашнюю картотеку, с минуту задержавшись рукой на папке.

– Пожалел себя один вечерок, и пока что хватит, как считаешь, Каллен?

Приняв душ, я поговорил с Джазменом, голос которого звучал на редкость охуенно счастливым, как по мне, и который сказал, что встретится со мной позже. Я не совсем уловил смысл этого заявления, пока не поехал к Роуз смотреть на её журнал клиентов.

Элис шла с ним на торжествуху.

Угу.

Подъезжая к месту работы Роуз, я увидел уезжающего оттуда Эмметта, что странно, учитывая, что он не работал в этой части города, никогда.

Я решил подождать его в «ванкуише», а потом зашёл внутрь. Одной случайной встречи за эту неделю мне достаточно.

– Роуз, – подошёл я к ней. Она нагнулась над главной стойкой, просматривая чёртов «жёлтый справочник». – Чё ищешь? – поинтересовался я, заглядывая ей через плечо, когда она не заметила меня. И теребила страницу с кучей парикмахерских.
– Куда намылилась? – подзуживал я.
Не отрывая взгляда от поисков чего бы там, чёрт подери, ни было, Роуз показала на гостевой столик с рядом стоящим стулом.
– Журнал клиентов там, Каллен, не церемонься.
Так я и поступил.
Я снял с настенного крючка планшет и стал его пролистывать.
– А день помнишь?
– Нет, не помню этот день, Каллен, на прошлой неделе, – только и сказала она, вырывая клочок бумаги из книги. – Я закрываюсь через десять минут, так что поторопись. – Она облокотилась на стойку, нетерпеливо посматривая на меня.
– Куда-то идёшь, Роуз? – указательным пальцем я вёл вниз по списку проводок.
– Девять минут, Каллен.
Я улыбнулся.
– Ага! – Нашёл. – Дерьмо, там другие номера.
Вот хуйня.
– …На имя «Ар-роу»…
Нет.
– «Шиппинг».

Охуеть, блядь.

М-да. Всевозможные тревоги, колокольчики и грёбаные свистки дали о себе знать, и у меня снова возникло то чувство, как перед убийством Джесс, случившимся у меня прямо перед, чтоб его, носом, и которое я не предвидел. Даже если номерные знаки были другими. Дьявол, значит, у них есть доступ к изготовлению номерных знаков. Что не сложно, если ты пипец какая криминальная шишка и можешь достать даже несуществующие номера.

– Роуз, – тихо начал я, хмурясь. – Ты что-то помнишь об этом парне? Хоть что-нибудь?
Она закрыла глаза и сделала глубокий вдох.
– Ну… я точно уверена в том, что это была женщина.
Бессмыслица какая-то.
– Женщина, ты уверена?
– Да-да, помню я, потому что на ней было какое-то уродское фуфло надето, точно выбрала наряд наугад. Совсем не подходит к езде на «феррари».
– Странно, ладно, как она выглядела? – Может, это просто исполнитель от «Арроу».
Роуз пожала плечами.
– Боюсь соврать. Среднего роста, наверное, грязные светлые волосы, умн, забранные под капюшон куртки, солнцезащитные очки… Она избегала смотреть мне прямо в глаза, не задержалась, просто кинула ключи от машины на стойку и в спешке ушла. Машину забрали после закрытия, так что больше я её не видела. Не знаю, Эдвард, извини.

Я сильно наморщил лоб, пытаясь соотнести своих знакомых с этим описанием, никто не пришёл на ум.

Я переписал инфу на обрывок бумаги и поблагодарил Роуз, засовывая бумагу в карман, делая мысленную пометку навестить долбаную «Арроу шиппинг». Мы вышли вместе, и Роуз заперла мастерскую.

В итоге любопытство одолело меня, так что я решил задать вопрос в лоб:

– Роуз, а что тут ранее делал Эм?
Она не посмотрела на меня.
– Ну ты знаешь, заехал, как и всегда.
Неужели?
– Он заезжает?
Роуз повернула голову, словно искала ключи или прочую фигню, но я не сомневался, что в анфас она бы… краснела?
Не.
– Да, Каллен, пустяки, – с намёком на разочарование проговорила она.
– И… он так ещё не позвал тебя на свидание, а? – пошёл я напролом, собственно, зачем ходить вокруг да около.
Роуз развернулась ко мне, поначалу взъерепененная, что я бросил ей вызов, но затем она вскинула бровь и буднично заговорила:
– Что ж, видишь ли, твой брат – идиот, Каллен.
А то ли я не знаю.
– Ага, удачи тебе с этим, – подмигнул я, на что Роуз ответила: – Не волнуйся, Эдвард, доверься мне… увидимся позже, – улыбнулась она и уехала.

Она уже второй человек, который так мне сегодня говорит. Что, все придут на этот ебаный приём?

Ладно, два пункта из списка на день вычеркнуты. А вот о третьем надо подумать. Я подумал. По пути домой я задавался вопросом, какой хернёй страдает сегодня Свон, что не ответила ни на одно моё сегодняшнее сообщение.

Я о том, это ж, бля, грубо, верно?

– Написать или не написать Свон – вот в чём вопрос, – пробурчал я, стоя на светофоре.

Группа офицеров вышла из «Бараньей головы», с Майком Ньютоном в числе которых.

Он смеялся и шутил, словно был одним из них, но нутро подсказывало мне обратное. Точно пипец какое блестящее яблоко на верхушке груды таких завянувших яблок, откусив от которого, чувствуешь гниль.

Такова натура Ньютона, быть ебано прогнившим яблоком, а мне – фермером, которому необходимо выполоть сорняк.

Нужно лишь покопать и, блядь, выяснить, какого хера он задумал.

Хотя не сегодня.

Загорелся зелёный свет, и я плавно убрал телефон в карман куртки.

Фиг с ним. Припасу остроумные фразочки с сексуальным подтекстом на потом.

К тому времени как я оделся и собрался, понял, что вот-вот, по-модному припозднюсь, пиздец как припозднюсь.

Мне-то похрен, но если я приеду, а Свон уже смоется, то смс-переписки придётся пропустить и подловить девушку у её дома.

Я взял кольт, ключи и пошёл из дома.

Что? Кольт это вам как карта Виза, никогда без него не выхожу из дома.

Я притормозил у «Хэй-Адамс», и парковщик двенадцати лет на вид взял мои ключи. Я протянул ему половину пятидесятидолларовой банкноты, на что он вскинул бровь.

– Получишь вторую вдобавок к обычным чаевым, если ни одной царапинки на ней не будет, когда я заберу. Усёк?

Он кивнул и засунул купюру в карман рубашки, отвозя мою машину. Я оглядел отель, глубоко затянулся воздухом и направился, как надеялся, на вечер без мучений.

Знаю, принимаем, чтоб его, желаемое за действительное.

Бальный зал, снятый под эту хератень, был огромен, а от количества людей, честно говоря, я обалдел. Чего ради мэр так расстарался? Пресса? Реклама? Сочувствие из жалости?

А последнее самое оно.

– Эдвард!

О. Ура. Эмметт тут.

Я кивнул, когда он подошёл ко мне, держа в руке выпивку, словно поджидал меня.

Конечно, он ждал меня.

Элис не сильно отстала от него, Джаспер держался сбоку. Элис приоделась в платье цвета шампанского, собственного покроя, длиной до середины лодыжки с кружевной хернёй на подоле. Как обычно, сестра выглядела безупречно. На Джаспере одежды было больше, чем за всё наше с ним знакомство, – джинсы, простая белая рубашка с галстуком-шнурком и орнаментальным зажимом и ботинки в тон.

С виду они напоминали давно женатую пару. Беру слова обратно – давно женатыми могли быть кто угодно, а эти ребята выглядели как давно женатая счастливая пара.

Мне вообще-то даже пришлось им улыбнуться.

Просканировав взглядом помещение, Свон я не обнаружил.

– Хорошо выглядишь, Эдвард. Что за повод? – прогудел Эмметт, дразня меня. Клянусь, иногда казалось, что не имели мы разногласий, и я не мог, чёрт дери, удержаться от едкого замечания.
– Я тут инкогнито, Эм. Делаю вид, что мне похуй. Как получается?
Он рассмеялся.
– Сильно лажаешь, – брат протянул мне пиво, которое я осушил за один присест.
– Расслабься, – прыснул я со смеху, хотя Эмметт ни хуя не понимал собственного вопроса.
– Скажи, что ты не клюнул на закрытие этого дела, Эм, – подколол я.
Он отпил пива, сглотнул, затем сказав:
– Ты же знаешь, что я ведусь на систему, Эдвард.

Говорил он как робот, отчего мне захотелось сказать: «Отведи меня к своему вожаку», и подёргать ручонками, как та жестяная коробочка из «Затерянных в космосе», только отчасти я боялся, что так оно и случится, и Эдвард Каллен, которого вы знаете и пиздец как любите, заменят на степфордского Эдварда вкупе с «да, сэр», «будет исполнено» и «мой зад к вашим услугам».

Так что я просто сказал:

– Кое-что никогда не меняется, да, Эм.
Он закатил глаза и снова отглотнул пива, игнорируя меня.
Я кивнул Джасперу.
– Мужик? А тебя чего занесло на эту показовщину?
Его рука не покидала талию Элис, пока он с обожанием смотрел на мою сестру.
– Твоя сестра весьма убедительна, – с жаром прозвенел голос друга. Элис ухмыльнулась ему, а я подыскивал остроту в ответ, когда за спиной прозвучал знакомый голос.
– Эдвард.
Я воззрился на Эмметта.
– Ты разболтал отцу? – одними губами обратился я к нему.
Он улыбнулся, словно ребёнок, спалившийся за чертовски неподобающим занятием.
– Что не так? – беззвучно вопросил он.
Кичливый хрен.
– Мне нужно ещё выпить, – бросил я брату, на что он лишь рассмеялся, наставив на меня палец пистолетом, затем развернулся и пошёл за нашим пивом.

Я закатил глаза, мельком поймав пристальный взгляд Элис, которая одарила меня своим фирменно грёбаным «веди себя прилично» взглядом, потом отвернувшись поприветствовать моих родителей.

Какая тут неловкость, учитывая, что в последний раз мы варварски разругались и облили друг друга ведром дерьма, которое теперь не смыть во веки веков. Так что первый я поздоровался с мамой.

– Привет, мам… пап, – кивнул я отцу, затем наклонился поцеловать мамину щёку. Она схватила меня в крепкие объятия. Фишка Элис. – Мам, – заныл я, когда она не отпускала меня.
– Не могу сдержаться, Эдвард, ты не звонишь, не заходишь… Не передавай нам Элис новости, я бы всё время пребывала в неведении, жив ты или мёртв.
Я искоса посмотрел на отца, который отвернулся.
Да, папа, ты молодец.
– Извини, мам, – я снова поцеловал её, отодвигаясь, на душе стало гадко.
– Поздравляю, Эдвард, – влез папа, даже в кругу семьи держась профессионально. – Где твоя подруга? Белла, верно? – Когда он назвал её так, это на минутку сбило меня с толку, а затем я вспомнил, откуда он был с ней знаком.
– Без понятия, – ответил я, игноря вопрос. – Знаешь, тебе не обязательно было приходить сюда, мэр всё равно будет лгать мне с три короба.
– Эдвард, пожалуйста, следи за речью, – пожурила меня мама.
Боже мой, вечер явно задался.
– Прости за ЧВ, мам, – подмигнул я, и она улыбнулась в ответ, но окинула взглядом, говорившим, что устроить мне тёмную, в случае необходимости, ей по силам.

Вероятно, она была охуенно права.

Эмметт вернулся и вручил мне пиво.

Слава тебе Господи.

Только я поднёс бутылку к губам, желая заглотить алкоголь, как брат присвистнул, уставившись на парадные двери, как оленёнок на свет фар, – я опустил пиво, проследив за его взглядом…

– Святые… – заговорил я.
– Ебать. Меня, – закончил Эмметт.
Свон и Роуз прибыли. Намарафеченные.
– Эм, – сглотнул я.
– Да? – Никто из нас не в силах был оторвать взгляд от двух только что вошедших прекрасных женщин.
– Нам понадобится лодка побольше.
– Дело говоришь, братец. – Мы чокнулись бутылками, отпивая.

Свон выглядела охуенно… дьявольски – у меня даже слова не подбирались для описания. Как она уложила волосы в высокую причёску, со свисающими женственными курчавыми штучками, а её макияж… ух ты, и каблуки идеальной высоты для её роста. И даже не начинайте об этом чёртовом платье… Иисусе, как этот цвет на ней…

– Идеален, – прошептал я.
Кровь забурлила, сердце замолотилось в груди. А я не понимал, какого хрена со мной происходит.
– Сынок? – Чересчур заботливый голос отца вклинился в мою фантазию о Свон, и это меня рассердило. Так что холодным, выверенным тоном я бросил ему:
– Что?
– Я лишь интересовался, как поживает твой друг Сет. Как ты вообще его повстречал?
Я мотнул головой, хмурясь, вынужденно отводя взгляд от Свон и её «нагни и выеби меня прямо сейчас в кладовке этого танцевального зала» платья, отвечая:
– Он просто бездомный пацан, пап, вляпался в проблемы, полагаю, сейчас он в порядке. Надеюсь, пока мы говорим, принимает верное решение.
Я отхлебнул пива, задаваясь вопросом, смылся ли Сет с сотней, которую я дал ему на задание, или же в воскресение я увижу его в большей боли и страданиях.
Я улыбнулся, обдумывая мои планы на этого парня.
– Бездомный? Он опасен? – забеспокоилась мама. Не удивляйтесь, в большинстве случаев она просто преувеличивала.
– Едва ли, мам, – закатил я глаза. – Он хороший ребёнок, просто нуждается в том, о ком бы можно было позаботиться, – закончил я предложение, укоризненно смотря на отца, который смущал меня взглядом.
– Наверное, он как многие дети в эти дни, не распознаёт чью-то… заботу.
Не углубляйся в это, пап.
– Ну, возможно, когда кое-кому не плевать, им следует на словах подтвердить это, потому что иногда, совершенно дурацкое поведение неверно истолковывается, ну я не знаю, как придурковатость.

Я чувствовал, что мы опять возвращаемся к исходной точке разговора, той самой, где цивилизованные манеры покинули нас, и мы начали мутузить друг друга. Карлайл стиснул челюсть, а я сильнее сжал пиво в руке.

Элис схватила меня за руку прежде, чем кто-либо из нас продолжил разговор.

– Эдвард, мне нужно выпить, пошли со мной.
Она потянула меня в сторону, в то время как мы буравили друг друга взглядами, желая, чтобы другой сдался; Джаспер встал с другого бока, положа руку мне на плечо.
– Чувак…
– Да. Верно. Мам, чего-нибудь хочешь?
– Мне ничего, дорогой, спасибо.

Она успокаивающе гладила руку отца, что-то тихо ему наговаривая, и я не удержался от мысли, а, что ж, такое заставило его отклониться от темы.

Я ушёл с Элис и Джаспером, оставив папу и маму с Эмметтом, невольно чувствуя себя Югом в борьбе с Севером в Гражданской войне, где мне было не выстоять против них.

Никогда не сдавайся, Каллен. Живи, учись, люби.

– Эдвард, тебе нужно найти способ избавиться от этой привычной ненависти, которую, похоже, ты испытываешь к отцу.
Ненависть?
– Элис, я не точу на него зуб, я просто… ненавижу его тактику. Его штучки со мной не прокатывают, и он, блядь, этого не терпит.

Сестра покачала головой, улыбнувшись, зная, насколько упёрт я во мнении об отце, а затем подпихнула меня локтём к стоящему впереди пустому столику.

Свон стояла в очереди у бара, к которому мы направлялись, и меня в который раз от злости отвлекла её офигенно потрясающая фигура. Полностью оголённая, беззащитная шея звала меня, как бы приговаривая: «Подойди, поцелуй, пососи тут… так»

Я фыркнул и тряхнул головой, присматриваясь к наряду напарницы. Работу Элис я узнаю везде. Наклонившись к сестре, я прошептал:

– Полагаю, сейчас тайная операция, которую ты проворачивала ранее, окончена. Твоё платье, не так ли? – я кивнул в сторону Свон.
Сестра лишь рассмеялась и похлопала меня по спине.
– Всё нормально, Эдвард, под образом греческой богини скрывается та же Белла.

Точно греческая охуенная богиня. Точнее – Афро-чтоб-её-дита.

Элис оставила меня, как и Джаспер, и я мысленно выругался, вместе с тем благодаря их за коварные планы, шагая к Свон и припоминая отличительные черты Афродиты, чтобы занять разум и избежать мыслей, которые могли бы упечь нас обоих за решётку.

Великолепная, идеальная, вечно молодая – есть. Сексуальная привлекательность, ослепительная красота – есть.

Почти полностью Белла стояла спиной ко мне, разговаривая с копом, строящим из себя невесть кого, но я видел незаинтересованность девушки. Чопорный вид, натянутый смех. Он даже близко не напоминал тот весёлый, опупенно несдерживаемый ржач, слышанный мной в тот вечер в офисе.

В моих, чёрт подери, руках, уёбок.

Я подошёл, вклинился плечом между ними, опёршись рукой о барную стойку и повернулся к брюнетке, насовсем лишая копа общения, без права приблизиться к Свон.

Бедный ублюдок.

Я потрогал пальцем один из красновато-коричневых завитков, смотря, как тот обматывается вокруг пальца, и заговорил с Беллой.

– Эдди-младшенький недоволен вашим вчерашним пренебрежением, мисс Свон. Думаю, вы его обидели, – ухмыльнулся я, находя взглядом её глаза. Девушка закусила губу, краснея и окидывая меня взглядом с головы до ног, заставляя забыть о разговоре с отцом, произошедшем пару минут назад.

Каким отцом?

Мурашки побежали по рукам Свон, где я пальцами слегка дотронулся до её кожи, поигрывая волосами.

– Купить тебе выпить? – вернул локон к остальным.
Свон закатила глаза, улыбаясь.
– Это бесплатный бар, Каллен.
Голос приобрёл манящие нотки, приводя Эдди-младшенького в состояние полной боевой готовности.
– Э, прощу прощения? – вмешался коп позади меня. Я не обратил внимания на этого осла и продолжил донимать Свон. Каламбурим, друзья.
– Сладкое, гадкое свидание, – подвигал я бровями.
– О, у нас теперь свидание? – подыграла мне Свон. – Не припоминаю, чтобы ты приглашал меня на такое.
– Может, ты и была бы приглашена, если бы ответила на мои сообщения… – напомнил я, уголком рта ухмыляясь сексуальной выскочке.
– Каллен, если бы ты пригласил меня на свидание своими доказанными способностями отправлять сообщения, мне, наверное, пришлось бы выследить тебя и надрать зад.
Надоеда позади меня откашлялся. Может, я даже повернул немного голову в сильном раздражении, но больше никак не удостоил того внимания.
– Свон, я очень сомневаюсь, что ты можешь отметелить меня, – засмеялся я.
– Да неужели… – удивилась она. – Это вызов, Каллен?
Хм-м-м.
– А ты хочешь этого, Свон?
Боксировать со Свон, мягко выражаясь, явно будет интересно. Я точно осуществлю это.
Девушка игриво сузила глаза:
– Возможно.
Господи, как же охуенно она пахла, что мне хотелось взять её на руки, перекинуть через плечо и отнести наверх в чёртову комнату, где раз и навсегда распрощаться с платьем, побуждающим трахнуть.
Да пошло оно, это платье, да пошло оно.
– Э-эй, – сказал тот коп.
Я уже упоминал, как невъебенно ненавижу вмешательства?
Я поднёс палец к Свон, нахмурил брови, немного выпятив подбородок, она кивнула, когда я повернулся к парню.
– Да? – типо заинтересованный в том, что он может сказать, спросил я.
Шучу – да срал я крысами на то, что этот придурок хотел сказать.
– Ты вообще-то испортил момент, чувак, – тоном знатока произнёс он, кивая на Свон, как будто имел на неё права и хрень в таком духе, поскольку ему посчастливилось, блядь, стоять рядом с ней.
Идиот.
– О. Секундочку. Ух ты, хм-м-м-м, прости за это… вот, – я вытащил бумажник, достал десятку, которую вложил в руку наглеца. – Почему бы тебе не взять деньги и дать чаевые какого-нибудь милому официанту, чтобы тот посторожил гардеробную с минуток пять, пока ты выправишь свой момент сам, жуир.
С улыбкой я пихнул парня, чтобы тот шёл на все четыре стороны, и развернулся как раз в тот момент, когда бармен спросил:
– Могу я вам что-нибудь принести?
На что я сообщил ему:
– «Патрон сильвер Маргарита», со льдом, без соли для леди, и стопку такого же мне.
Я принялся было вновь докучивать Свон, но сейчас она наморщила лоб и приоткрыла рот.
Я посмеялся над девушкой.
– Что, Свон? Я ж грёбаный частный детектив, и обращаю внимание на подобную фигню.
– Да ну? А что пьёт тот парень? – она кивнула в сторону копа в углу помещения. Я взглянул на него, затем на Свон.
– Да как-то насрать мне на него, – чуть серьёзнее ответил я.
– О? – усмехнулась она. – И почему же так?
Всё так же опираясь на барную стойку, я немного наклонился прошептать ей на ухо:
– Потому что он, вероятно, не пахнет так же хорошо, как ты, и я точно уверен, что он не делает лучший минет на этом континенте.
Я выпрямился, в то время как бармен принёс наши напитки, и положил двадцатку в банку.
– Спасибо, сэр, – поблагодарил он лёгким кивком головы.
Я взял выпивку и знаком показал Свон вести. Она пунцовела и покусывала чёртову нижнюю губу, отчего я широко улыбнулся ей.
– Свон, тут скоро восстание начнётся, если ты не сдвинешь попку с места.
Она наконец-то очнулась, двинулась в путь и столкнулась нос к носу с Карлайлом.
– Белла, – улыбаясь, поприветствовал он её.
Она ответила улыбкой, слегка удивлённая встрече с ним.
– Привет, Карлайл.
– Ох уж это соседство, – пробурчал я.
– Что ты сказал, сынок?
– Ничего, – фальшиво улыбнулся я отцу.
Мама подцепила рукой меня под локоть и представилась Свон.
– Я Эсме, дорогая. Слышала, ты работаешь с Эдвардом?
– Работала… мам, работала со мной, а долбаный… – Эсме вперилась в меня взглядом. – Прости, мэр закрыл дело до того, как мы вычислили пое… что случилось.
Свон раздражилась и хотела было возразить, как…
– Йо! Эдвард! – проорал Эмметт, подходя с Роуз под руку. – У нас есть столик?
– Нет, Эм… У на-а-ас ничего нет… Я лишь…
– Белла! – окликнула её Элис, тоже подошедшая к нам с Джаспером.
Господи Иисусе! Что, блядь, у нас вся семейка в сборе? Или что?
– Выглядишь безупречно, – Элис чмокнула в щёку Свон.
– Я же говорила, – поддакнула Роуз.
– Мам, ты уже познакомилась с Беллой, верно? Ну разве не красавица? Обожаю, как на ней смотрится этот цвет, а ты, Эдвард?
Завралась, к тому же Элис знала ответ.
– Элис… – предупреждающе начала Свон. Видите? У неё эта херь уже в печёнках сидит.

Я осушил стопку и задался вопросом, сколько отвалить чаевых бармену за целую бутылку текилы, когда взглядом выцепил Джазмена, который на другом конце зала помахал мне бутылкой «Патрона», предварительно стыренного.

Верно подмечено, друг мой.

Я улыбнулся и кивнул, проталкиваясь сквозь толпу, грозясь в любую долбаную минуту выдохнуть последний воздух из лёгких, и поставил стопки на ближайший круглый столик.

Я выдвинул Свон стул, вызвав ещё один странный взгляд в свой адрес. И всё же она усадила попку, а я подвинул ей стул, затем садясь сам.

Опускаясь на стул, я нагнулся к Свон.

– Ты хочешь знать, что делаешь с Эдди-младшеньким сейчас, Свон?
Она глянула вниз, туда, где обитал Эдди-младший, затем посмотрела мне в лицо и повторила мой вопрос:
– А ты знаешь, что Эдди-младшенький делает со мной, Каллен? – подняла бровь, одаривая меня чертовски сексуальной улыбкой, которую я только видел.
Ну да, конечно, понимаю.
Я сел, улыбаясь девушке, затем добавив:
– Кстати, об этом грёбаном цвете? Он создан для тебя.
На этот раз она промолчала. На вид – сконфужена.

Я старался прочесть её мысли, когда увидел парочку, которая сама по себе в последнее время выбешивала меня, но вместе меня от них воротило.

Ньютон с мэром стояли как раз за нашим столиком, предположительно тусуясь. Их общение навело меня на мысль: что-то назревает. Они переговаривались, и я уловил обрывок разговора перед тем, как их голоса потонули в гуле толпы.

– Пусть так и будет, – говорил мэр, на что Ньютон ответил: – Не подведу, сэр, Малдон… – Затем всё стихло.

Блядь.

Я рассматривал вариант переключиться в режим детектива и тайно следить за этим дуэтом какое-то время с целью получения больше деталей относительно их отношений, когда отец отвлёк меня.

– Итак! – хлопнул он в ладоши. – Расскажи нам об этом деле, Эдвард. Эмметт говорит, лейтенанта восхитило, как вы двое сработались над этим делом.
Выражение на его лице мне очень захотелось окрестить «гордостью», пока он не добавил:
– Думаю, замечательно, что ты вновь на прицеле департамента полиции округа Колумбия. Может, ты даже сможешь выбить себе место в полиции, если…
Оба на, опять эта мною любимая заезженная «ты недостаточно хорош» пластинка.
– Отец, не надо, – предупредил я.
Этот разговор требует ещё выпивки. К счастью, Джазмен сидел слева от меня, и я схватил бутылку, наливая стопку до краёв.
Карлайл вопросительно вскинул руки.
– Не надо что? – он почти рассмеялся. – Я просто не понимаю, почему бы не поднапрячься, чтобы вернуться в колею…
– Я уже в колее, пап. Только не в твоей.
– Ну, – самодовольно заявил он, – если мне не изменяет память, это было твоим путём.
– Ситуация изменилась, пап, – монотонно ответил я, не желая показывать ему, что он нашёл слабое место.
– Но она не изменилась для твоего брата… – Нет, ему надо подколоть меня насчёт Эма, который занимался любимым делом, и меня, типо, «неудачника».
– Не переношу его лизоблюдство.
Эм постарался беспечно рассмеяться, но я уловил подтекст.
– Брось, Эдвард, мы же немало переловили с поличным этих детективов идиотов, а теперь ты… – Он заметил выражение на лице Свон, и мне пришлось повернуть голову и вникнуть, что я упускаю.
Я посмеялся в кулак, потому что обычно этот взгляд предназначался мне. «Ты, блядь совсем с катушек съехал?». Приятно, что для разнообразия он был направлён не на меня.
– Без обид, Беллз, но будет тебе… то есть я…
– О, проехали, Эм, – саркастично вскинула она брови, попивая «Маргариту». – До тех пор, пока ты не оскорблён тем фактом, что мы зарабатываем в пять раз больше, чем ты, в должности офицера полиции. – Улыбнулась она, и я рассмеялся вместе с остальными.
– Чёрт, Беллз, без ножа режешь. Но для ясности… – Он обвёл нас взглядом. – Кое-кто скоро станет просто детективом. – Брат отсалютовал ей пивом, на что Свон подняла бокал, и затем они выпили.

Если я сейчас это скажу… Знаете, пошло оно на хер. Всё равно не важно.

Внутри же сердце колотилось, как бешеное. То ли от дикой злости на отца и Эма, то ли от ощущения привилегированности, данным мне Свон, защищающую мою… нашу профессию.

Эмметт действительно не знал, когда стоит закрыть тему, как и сейчас, поскольку добавил:

– Серьёзно, Эдвард, по успеваемости ты был вторым в группе…
– Только для тебя, Эм? – подметил я, вытягивая руку с рюмкой в его сторону, затем опрокидывая её в себя.
На меня вытаращились. Все смотрели на меня, на Эма. Даже отец пялился. А мне было плевать, и хотелось просто свалить отсюда на хуй. Вообще-то, я не требовал этого события.
– А то и третьим, – тихо ответил Эмметт, наклонив бутылку в мою сторону и отпивая.
– Что ты, блядь, только что сказал? – встал я, прекрасно осознавая смысл его слов и желая узреть, как ему хватило нахальства повторить эту поебень.
Элис решила погасить конфликт.
– Парни. Уймитесь.
– Мы все тоскуем по ней, Эдвард, – продолжил Эмметт.
– Эмметт… – пригрозила мама.
Тошнота подбиралась к горлу. Я не позволю брату опять перевести стрелки на меня.
– Чушь собачья, Эм. Не надо потчевать меня этим дерьмом. Если бы ты скучал по ней, то, блядь, не предал бы её память, встав на сторону её чёртовых убийц.
А теперь, оттолкнув стул, на ноги поднялся он.
– Согласно чьему мнению? Эдвард? Твоему и твоих извращённых теорий заговоров?
Роуз внимательно наблюдала за ним, и несколько столиков с гостями стали озираться на нас, когда брат обошёл стол, когда Джазмен встал между нами, положа руку на грудь Эмметта в останавливающем жесте.
– Это слишком далеко зашло, мужик, – обратился к нему Джас, на что тот воззрился него, вопрошая:
– А ты кто такой?
– Ты даже не захочешь знать, – ответил он. Наши с Эмметтом взгляды встретились вновь.
– Всё в порядке, Джазмен, – теряя самообладание, отозвался я, вполне готовый к прилюдной перебранке со старшим братцем в танцевальном зале.
Неизвестно сколько мы сверлили друг друга взглядом, груди вздымались и опускались от, без сомнения, фонтанирующего от нас адреналина. Затем я услышал голос мамы.
– Эдвард, – спокойно позвала она, как обычно, пытаясь меня успокоить, но, честно говоря, слишком поздно.
– Мам, слушай, извини, но это херня, и ты это знаешь. Мы уже говорили об этом.
– Говорили? – подал голос отец. Эсме промолчала.
Прости, мам.
Я прям кожей чувствовал взгляд Свон на себе. Хотя на неё не смотрел, не хотел видеть её лицо, жалость, которую она, вероятно, испытывала, или замешательство, которые я никак не хотел объяснять.
– Парни, – опять заявила о себе Элис.
– Да вы оба придурки. Что неудивительно, однако тут вечеринка, – добавила Роуз.
Эмметт уловил намёк и отступился, вероятно, пытаясь впечатлить отца или Роуз, или их обоих, и решил сесть за стол. Он поставил стул ровно, став прежним болтуном.
– Я одного не понимаю, почему нужно ударяться в крайности, Эдвард, ты бы уже давно стал бы детективом, не став…
– Так и быть! – оборвал я брата. – Думаю, с меня хватит речей на тему «Эдвард Каллен, это могло быть твоей жизнью»… – я рывком отодвинул стул, подхватил бутылку текилы и ушёл из-за стола.
– Всем приятного вечера, потому что Эдвард… – я отпил из горла… – покидает здание, – закончил я, салютуя им бутылкой и удаляясь. А они так и сидели, несомненно, разражаясь на тему, как я сделал бы кучу всего другого в жизни, если бы да кабы.

Нате долбаный четвертак, позвоните, кому не всё равно.

С хмурой рожей я пересёк чёртов зал, нечёткие воспоминания моих последних разговоров с Эмметтом о Джесс перед моим уходом из Академии то и дело врывались в сознание.

Я нашёл укромный уголок, рядом с раздвижными дверями, ведущими во внутренний дворик. Решил, что снаружи сейчас самое то в это грёбаное время и толчком распахнул двери, выходя на свежий воздух.

Закрыл глаза, вдыхая. Пипец как холодно было в это время суток, но воздух приятно холодил лёгкие. Точно раскрывая их.

Голос Эмметта, в ночь, когда я принял окончательное решение покинуть Академию, зазвучал в голове:

– Да ты должен верить в систему, бро. Полицейское управление округа Колумбия знает своё дело.
– Довериться им?! Эм, Джесс мертва. Это не несчастный случай.
– Может, и так, может, и нет, но не нам сомневаться в судопроизводстве, мужик, может, если ты напишешь свою версию для оправдания…
– Оправ… – истерил я. – Оправдания?! Эм, мы говорим о Джесс. Как ты можешь сиднем сидеть и говорить им, что она ошиблась. Куда подевалась наше следование интуиции, противодействие грёбаной системе и искоренению плохих парней?
Он задумчиво пожал плечами.
– Иногда мы должны делать то, что неправильно, согласно нашей интуиции, чтобы оно отплатило нам в долгосрочной перспективе. Мир не идеален, но ты должен кому-то доверять. Доверься мне.
– Что ж, вот и выплыла твоя офигенская натура наружу, не так ли, Эм, – бросил я, затем пораженчески взмахнул руками. – Пошёл я отсюда.
Он положил руку мне на плечо, как по команде, не давая мне сдвинуться с места.
– Ты не можешь уйти, Эдвард… мы вместе в этом деле, помнишь?
– Я не могу поддерживать полицию, которая закрывает глаза на того, кто отдал за них жизнь, даже не будучи в их рядах, пытаясь делать свою работу, которую, по-видимому, эти уёбки делать не в состоянии.


На тот момент у брата не нашлось подходящих слов, так что он смотрел, как я молча собираю вещи и покидаю общежитие за день до выпуска, оставляя его со своей пиздато идеальной полицией, в целиком ёбнутом городе.

Вернувшись в настоящее, я прислонился к перилам, ведшим во дворик, и хорошенько отхлебнул «Патрона» – жидкость обожгла мне горло, глаза заслезились, как вдруг позади меня раздался тихий голос.

– Как считаешь, не рановато для «пьяного угара в стиле Каллена»?
Я сглотнул яд, не оборачиваясь. Её голос утешал, а затем рука легла мне на предплечье, и отчасти это отождествилось у меня с тем, как мама влияла на папу.
Я тихо рассмеялся:
– И когда же, по-твоему, уместное время для «беспробудного угара в стиле Каллена», Свон?
Подойдя, Свон встала рядом со мной, тоже прислоняясь к перилам. Она заметно дрожала, растирая руки, согреваясь, – я снял пиджак, набросив ей на плечи. Она схватила его, кутаясь в ткань.
– Спасибо. – Свон взяла у меня бутылку и мастерски залила в себя текилу. Отняв тару ото рта, она облизнула губы, искренне смотря мне в глаза. – Слушай, Каллен…

Знал я этот тон. Который приведёт к серьёзному разговору о моей семье, Джесс и фигне, которую я ни в какую не хотел обсуждать вотпрямщас.

Повернувшись к Свон, я уставился в её глаза, насупливая брови, и хотелось мне только одного: расцеловать эти пухлые губы. Смачно. И может, трахнуть её в кладовке.

Дерьмо, хуета хует и ебать меня.

Раз кладовочные перепихоны, наверное, оскорбительны в действии, то я решил её поцеловать.

Медленно забрал у девушки текилу и поставил на землю.

Пока моё тело возвращалось в вертикальное положение, взгляд путешествовал по ней, от ебучих туфель, благодаря которым проступали мышцы в икрах, до виднеющейся кожи над коленями, которую мне до смерти хотелось сжать, чтобы Свон дёрнулась и опять рассмеялась; до талии, идеально умещающейся в моей руке, вздымающихся грудей, шеи, манящей меня, молящей о поцелуях и посасываниях…

Доберусь до тебя позже.

Я приложил ладонь к щёке Свон, большим пальцем мня её губы.



Источник: http://robsten.ru/forum/63-2003-9
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (31.08.2014) | Автор: перевела Rara-avis
Просмотров: 696 | Комментарии: 6 | Теги: Edward Cullen, Dick for Hire | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 6
avatar
1
5
Да что, они к Эдварду пристали, у каждого свой путь - он взрослый мужчина.................. 12 Эмм такой кретин, он же его брат - ................ ...............родная кровь:piar03:  Еще и разошелся о Джесс подколол его этим................ hell Хотя бы, его мать его понимает.............. good а Джас молодец встал в защиту Эд...................  И Белла пришла сюда - как кстати :good:, а сейчас она даст ему себя...........!!!!!!! lubov
avatar
0
6
В общем, самое то для развития истории. fund02002
avatar
1
3
Я влюбилась в этот фанфик, можно меня в печенюшки lovi06032
avatar
0
4
Кондитерской у меня нет, но я буду иметь тебя в виду. JC_flirt
avatar
1
1
спасибо за продолжение!
Каллен как всегда в своем репертуаре)
не понимаю Карлайла и Эммета - Эдвард давно принял решение о смене работы, принял не просто так, неужели нельзя за столько времени с этим смириться???
avatar
1
2
Люди не принимают наши изменения, поскольку мы меняемся не так, как хотят они.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]