Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 31, часть II

=PoF =

Изабелла глянула на часы и закатила глаза.

Проклятье, полчетвертого утра.

Какого черта она придумала?

Она окончательно свихнулась. Это единственное объяснение. И тот факт, что она четыре часа кряду проговорила с очень вдохновляющей и убедительной Нана Бу. Они говорили, говорили и говорили, пока наконец Изабелла не поддалась на уговоры бабушки выйти из этого жалкого сопливого состояния и бороться за желаемое.

Едва начав рассказывать Нане Бу о Каллене и тех зарождающихся между ними отношениях, Изабеллу было не остановить. Она поведала ей о его досрочном освобождении, об уроках в стенах библиотеки, прогулке в Центральном парке, поцелуе, о вести, что он оказался ее спасителем – и с каждым произнесенным словом ей становилось только лучше. И хотя Изабелла утаила несколько интимные детали касаемо Питера и бизнеса, она объяснила, какие отношения сложились между двумя мужчинами и как ей неловко находиться посреди них.

Закончив, Изабелла почувствовала себя разоблаченной и лишенной сил после долгого разговора. Одно дело разговаривать о Каллене с Леей – игривая беседа девушки с ее лучшей подругой сквозила весельем и беззаботностью, но разговор с бабушкой заставил Изабеллу почувствовать некое очищение, ясность; и с каждым разом выражая вслух свои чувства к Каллену, она ощущала, что биение сердце становится все сильнее и сильнее.

Сказать, что Нана Бу была удивлена, услышав об обстоятельствах и мужчине, похитившем сердце Изабеллы, - это ничего не сказать. Но будучи пожилой, хоть и романтичной особой, и отчаянно желая снова увидеть свет в жизни внучки, Нана Бу обещала поддержать решение Изабеллы и в любую минуту оказаться с ней рядом – дошло даже того, что она пригласила их обоих в Чикаго на День благодарения.

«Я хочу познакомиться с человеком, спасшим моей внучке жизнь», - уверенно и со слезами на глазах сказала она.

Изабелла сомневалась, что они с Калленом перешли на ступень «знакомства с родителями», но пообещала подумать над этим. Она даже выразить не могла, сколь много значила для нее поддержка и вера Наны Бу. Словами передать невозможно.

- Только пообещай мне, что постараешься поговорить со своей матерью, Изабелла, - сказала она. – Ты не обязана все ей рассказывать – просто начните прокладывать мостики друг к другу.

- Обещаю, - согласилась Изабелла. Это было наименьшим, что она могла сделать для своей любимой бабушки.

Лифт резко остановился, и Изабелла открыла стальную дверь. Она на миг замерла, взглянув на коридор, ведущий к двери, в которую ей предстояло постучать. Она чувствовала, как ее прежде окрепшее сердце внезапно нервно сбилось с ритма, но она была полна решимости пережить это дерьмо. Она не имеет права валяться дома, плакать по мужчине, который ни хрена не понимает, когда дело доходит до чувств и сердечных признаний. Черта с два.

Она – Изабелла Свон, которая кому угодно задницу надерет.

Гордо вздернув голову и сглотнув нервный комок в горле, она целеустремленно подошла к двери и трижды в нее постучала. Музыка не прекращала играть, теперь все же потише, но никаких других звуков из-за двери не поступало. Изабелла понятия не имела, испытывать ей облегчение или страх.

Может, они в постели?..

Изабелла сжала челюсть и кулаком снова вдарила в дверь.

- Минуту! Черт возьми, три часа утра!

Именно этот голос Изабелла услышала в телефоне сегодняшним вечером, прежние эмоции снова принялись раздирать ее сердце на части. Она на секунду прикрыла глаза, услышав, как лязгают замки, и заставила себя остаться на месте, когда дверь начала открываться.

Лицо, показавшееся ей, было незнакомо и душераздирающе прекрасно. Сердце разбилось, потому что Изабелла поняла, что перед стоявшей напротив нее женщиной Каллен не смог бы устоять. Эта высокая блондинка обладала лицом и телом, просящимися на обложку "Vogue” или "Sports Illustrated”. Она источала сексуальность и уверенность и, вместе с тем, гнев и совершенное недоверие.

- Что? – крикнула она, изогнув бровь. – Леди, надеюсь, кто-нибудь помер или сейчас помирает. Я уже уснула. Какого черта вам надо?

Изабелла заморгала при виде стоявшей перед ней статной женщины и выдохнула через нос.

- Каллен. Он здесь?

Женщина сощурила глаза.

- А что? Вы кто такая?

- Он здесь? – невозмутимо повторила Изабелла. – Мне необходимо с ним поговорить.

Кристально голубые глаза медленно прошлись по Изабелле, заставляя ее беспокойно переступать с ноги на ногу, после чего вновь воззрились на лицо Изабеллы.

- Вы – это она, да? – спросила она с таким подтекстом, от которого и меньшую женщину можно было бы испепелить дотла.

- Она? – непонимающе переспросила Изабелла, легонько встряхнув головой. – Вы не могли бы уточнить?

- О, мне не сложно будет уточнить, - угрожающе заявила блондинка, открыв дверь пошире и начиная подступать к Изабелле. – Я так уточню, что твоя шлюховатая чертова задница полетит отсюда через весь гребаный остров.

Изабелла  вытаращила глаза и в защиту выставила перед собой ладони.

- Черт возьми, вы о чем?

- О тебе!  - рыкнула в ответ супермодель-телохранитель. – Ты училка, верно? Белла, не так ли? Училка, которая относится к чувствам людей, как к дерьму? Училка, из-за которой Эдвард нажрался до ебаного бесчувствия!

К тому времени, когда она закончила свою напыщенную речь, голос ее звучал чрезвычайно громко, а великолепное лицо кипело от злости. Изабелла даже не успела ответить, прежде чем блондинка придвинулась к ней, возвышаясь над Изабеллой.

- Как ты могла? – прошипела она, ткнув длинным указательным пальцем Изабелле в грудь. – Как ты могла так с ним обойтись? Причинить ему такую боль? Ты хоть представляешь, с чем мне сегодня пришлось столкнуться?

- Я… я… - запиналась Изабелла, продолжая пятиться, пока не уперлась в дальнюю стену коридора.

- Ты глупая эгоистичная сука, которой на него насрать, правда?

- Нет! – выкрикнула Изабелла, когда женщина схватила ее за отвороты джинсовой куртки. – Отвали! Мне не насрать на него… пожалуйста… я потому и пришла сюда!

- РОЗАЛИ!

Обе женщины на мгновение замерли, после чего Розали медленно повернула голову вправо. Изабелла, громко дыша, вывернулась, увидев мужчину, от рева которого содержимое желудка чуть не вывернуло наизнанку. Однако, вырваться она не могла, потому что хватка Розали не ослабевала. Может, эта женщина и казалась изящной и хрупкой, но вместе с тем была и чертовски сильной.

- Какого хрена здесь происходит?

Изабелла тяжело задышала, услышав по полу коридора поступь босых ног, а затем возле них появился и сам Каллен с обнаженной грудью, взъерошенный и кажущийся всклокоченным от того факта, что сюда пришла Изабелла. Он был прекрасен. В горле у Изабеллы пересохло, только она увидела, как расширились его глаза, а затем затуманились  той же ненавистью, которую она увидела в них до того, как вышла из своей квартиры.

Каллен несколько раз открыл и закрыл рот, но недвусмысленно посмотрел на Розали.

- Отпусти ее, Роуз, - сказал он. Лицо его хранило строгое и сонное выражение, и Изабелла учуяла в его дыхании запах алкоголя, а от тела – запах сигарет.

- Хрен ли, - ответила Розали и повернула голову к Изабелле, глаза ее полыхнули огнем. – Суке нужно надрать задницу.

- И не тебе предстоит это делать, - твердо заявил Каллен.

Розали с изумлением перевела на него взгляд.

- Ты мне мозг ебешь, что ли?

Каллен шумно выдохнул. Изабелла заметила, что он вновь и вновь переводит взгляд с Розали на нее и обратно. Он медленно, почти виновато, покачал головой.

- Отпусти ее.

- Каллен, как ты можешь?.. После всего, что ты сегодня мне расска…

- Мне плевать, что я рассказал, Роуз, просто отпусти ее уже! - Каллен закрыл глаза и сжал пальцами переносицу; грудь его тяжело вздымалась.

Розали выглядела почти такой же потрясенной, как должна была, по идее, выглядеть Изабелла. Откашлявшись, дабы продемонстрировать крайнее недовольство словами Каллена, Розали отпустила куртку Изабеллы и с негодованием посмотрела на нее. Изабелла провела ладонями, стараясь выглядеть чуточку презентабельнее и намеренно отводя глаза и от Каллена, и от Розали.

- Что ты здесь делаешь, Белла? – с нулевой интонацией буркнул Каллен.

Изабелла подняла на него взгляд, чувствуя, как пересохло в горле, и облизала губы.

- Я хотела с тобой поговорить.

- В три гребаных утра? – Розали язвительно рассмеялась, скрестив на груди руки.

- Роуз, - пробормотал Каллен, одарив ее строгим взглядом. Он вновь обернулся к Изабелле и с раздражением пожал плечами. – По поводу? Мы уже все друг другу сказали.

Изабелла покачала головой и нахмурилась.

- Ты не дал мне ни шанса. Я даже половины, чего хотела, сегодня тебе не сказала.

Розали ухмыльнулась и явственно пугающим шагом приблизилась к Изабелле.

- Вот же стерва, да ты не заслуживаешь и…

- Блядь, да я не с тобой разговариваю! – заорала Изабелла на Розали, чувствуя припадок гнева. Какого хрена?..

Розали, пребывая в чистейшем шоке, дважды моргнула под острым как кинжал взглядом Изабеллы, но не успела она сделать еще шаг к ней и ответить в том же духе, как Каллен схватил ее за плечо и удержал на месте.

- Розали, - предупредил он. – Отступи.

Розали, как оказалось, была чертовски рассержена, чтобы даже заговорить или возразить, пока Калелн не предложил Изабелле зайти и подождать его в квартире.

- Что! – взвизгнула она. – Каллен, ты растерял остатки хренова ума?

- Нет, - решительно ответил он. Не сводя взгляда с Розали, он продолжил: - Белла, зайди, я приду через секунду.

Несмотря на то, что Изабеллу окрылило его предложение, реакция Розали снова остудила ее пыл. Что такого рассказал Каллен, что его «сестра» теперь так взбесилась? Она всегда подобным образом вставала на его защиту? Не так Изабелла представляла себе встречу с родственниками Каллена – пусть и не кровными. Что с Джейком, что с Розали – хорошего впечатления она на них не произвела. Блядь. Не так уж сильно и хотелось. Но блядь.

Она прокралась в квартиру, в то время как Каллен и Розали продолжали свою тихо-горячую перепалку, и неловко замерла возле барной стойки. Хоть она и прикрыла за собой дверь, но оказалось, что осталась небольшая щелочка, в результате чего до нее доносились разъяренные шептания из коридора.

- Какого хрена ты творишь? – прошипела Розали. – После всего, что она сегодня сделала? После всего, что ты рассказал?

- Я знаю, что делать, Роуз, - измученным голосом возразил Каллен.

- Чушь собачья, - запротестовала она. – Ты вообще ни хера не понимаешь. Как можно ей доверять после того, как она уперлась к Питеру? Ты сказал ей о своих чувствах, а она все равно пошла туда. Что это говорит о ней?

На мгновение повисла тишина, и Розали продолжила:

- Это говорит мне о том, что ей доверять нельзя, Каллен. Ты не можешь ей доверять. Мне по хрен, кто или что она для тебя.

Был слышен вздох, а затем неровный стук босых ног по коридору. Изабелла почувствовала, как замирает сердце. Розали понятия не имела, о чем толкует, черт ее подери. Изабелла разговаривала с Питером, чтобы защитить Каллена, а не для того, что убить его доверие. Розали понятия не имела о чувствах Изабеллы к Каллену, она не знала о них, и от этой мысли кровь Изабеллы закипела в жилах. Конечно, она счастлива, раз есть кому защитить Каллена, но, блин, неужели она не могла замереть и просто сначала выслушать доводы?

На секунду Изабелла задумалась, а как бы отреагировали Лея и Джейми, будь она на месте Каллена. Она вздохнула и провела рукой по волосам. Нет, они вели бы себя так же. На самом деле Розали, наверное, по сравнению с Леей казалась бы ручным домашним зверьком.

Шепот в коридоре приглушился настолько, что Изабелла ничего не могла расслышать. Она прислонилась к ближайшей стене и потерла руками лицо. Может, не такая уж это и хорошая идея? Может, бабушка была неправа?

Нет. Нана Бу права. Изабелла должна сражаться за то, чего хочет. А хотела она Каллена.

Размышления Изабеллы оказались прерваны сильным ударом открывающейся двери, которой предшествовал ворох бормочущих проклятий и светлых волос. Розали даже не взглянула на Изабеллу, подлетев к дивану, подхватив сумку и куртку, лежавшие на стуле, и просунула ноги в пару темных теннисных туфель.

Замерев возле дверей, она обернулась и презрительно усмехнулась, глядя на Изабеллу.

- Снова причинишь ему боль – и я тебя убью. – Несмотря на чрезмерное желание расхохотаться над сценическим мастерством блондинки, Изабелла знала, что Розали за свои слова отвечает.

В дверном проеме, который Розали выставила на полное обозрение, Изабелла увидела, как Каллен притянул подругу в крепкие объятия, что-то шепнул возле ее плеча и нежно поцеловал в щеку, словно извиняясь. Изабелла тут же раскаялась из-за своих мыслей о том, что он может предать ее, переспав с другой.

От этих вьющихся у нее в голове мыслей ей было ничуть не лучше, чем от обвинений Каллена в том, что она трахается с Питером. Изабелла исподтишка продолжала наблюдать за парой. В языке тел Каллена и Розали не было ни намека на сексуальный подтекст. Они обнялись и поцеловались как брат с сестрой, и, видимо, спорили и не соглашались друг с другом так же.

Розали впилась в Изабеллу взглядом, сжала руку Каллена и ушла. Каллен той же самой рукой пробежался по волосам, поскреб живот и затопал в квартиру. Не спуская глаз с Изабеллы, он закрыл дверь и прислонился к ней, скрестив на груди руки.

Словно вечность Каллен и Изабелла просто разглядывали друг друга: оба были сердиты, смущены, отчаянно желали дотронуться друг до друга.

Каллену очень не хотелось признавать то облечение, что нашло на него, когда он ее увидел. Он был охрененно озадачен, когда, потащив свою пьяную бесполезную задницу в кровать, услышал громкие голоса и обнаружил Розали, припиравшую его Беллу к стене. Несмотря на всю любовь к Розали и благодарность к ее стремлению защитить его чувства, от ее угроз Белле он весь вскипел. Да, Белла, возможно, и причинила ему невиданную до сей поры боль, но будь он проклят, если кто-нибудь может причинить боль ей.

- Итак, - произнес он, безразлично приподняв и опустив правое плечо, - для чего ты пришла, Белла?

Она засунула руки в карманы джинсов и сглотнула. Она казалась испуганной, и, как бы это ни огорчало Каллена, виду он не подал.

- Я хотела с тобой поговорить, - объяснила она. – Понимаю, что уже поздно, но до утра ждать не смогла. Я должна рассказать тебе все именно сейчас.

- Зачем? – поморщившись, спросил он.

- Потому что мне тошно от того, как мы расстались сегодня днем. Мне тошно, что мы произнесли друг другу то, чего не собирались и…

- Нет, - нахально перебил ее он.

Изабелла замолкла и в смятении нахмурилась.

- Что – нет?

- Я сказал то, что подразумевал. Я отвечаю за каждое сказанное тебе слово.

Лицо Изабеллы измученно передернулось.

- Ты ошибаешься, Каллен.

- Не смей говорить, что я ошибаюсь, Белла, - прорычал он. – Ты сделала выбор. Ты ушла. Не говори, что мне делать или что подразумевать… просто… не надо.

Услышав слова Каллена, Изабелла почувствовала, как медленно начинает закипать.

- Значит, ты уверен в том, что я… трахаюсь с Питером?

Каллен ощутил, как напрягаются его кулаки, зажатые подмышками, а легкие жутко сжимаются в груди – в точности, как и тогда, когда Белла впервые произнесла эти слова. Он убьет говнюка, если тот даже волоска на ее голове коснулся, не говоря уж о том, если он зашел слишком далеко. Всего лишь при мысли об этом Каллена замутило и преисполнило гнева, убийственного и непомерного. Вот в чем состояла главная причина, почему в течение последних десяти часов он старался забыться с бутылкой виски.

Он сделал бы это, даже не будь здесь Розали. Он бы и нюхнул дорожку кокса…

Каллен расправил плечи и приподнял подбородок, спокойно глядя на стоявшую на другом конце комнаты Беллу.

- Ну, убежала ты чертовски быстро, знаешь, да? Так что мне пофигу, Белла, - солгал он. – Ты ничего мне не должна - так же, как и я - тебе.

Но для него это было безвкусным враньем. Ему не было пофигу. На самом деле он очень беспокоился – в этом-то и проблема. Он слишком увяз, и это сжигало его дотла. Снова пришло время защищаться. И если эта направленная на Беллу ложь заставит ее отдалиться от него и его разбитого сердца, то он готов.

Изабелла продолжала молчать, сдерживая поток слез, криков и поднимавшейся в ней  злобы. Она встретилась с темно-зеленым взглядом Каллена и покачала головой.

- Я тебе не верю, - прошептала она.

Каллен досадливо нахмурился и затряс головой.

- Чему ты не веришь?

- Что тебе пофигу. – Она сделала паузу и осторожно шагнула к нему. – Ты взволнован… и это пугает тебя до смерти.

- Все равно, - продолжил спорить Каллен, опустив руки и метнувшись мимо нее на кухню.

Он вытащил из шкафа большой стакан и наполнил его в раковине холодной водой. Ему следует успокоиться и передохнуть. Его бесило, что она так хорошо его знает. Его бесило, что она волновалась столь сильно, раз пришла посреди ночи к нему домой. И его бесило, что он безумно сильно хотел обнять ее.

Да разве подобное возможно? Выходя из своей квартиры и направившись к этому придурку, она практически распотрошила его. Почему она до сих пор ему дорога?

- Потому что я тебе дорога, - ответила Изабелла. Похоже, Каллен сказал это вслух.

Он с грохотом кинул стакан в раковину, ухватившись за ее края.

- И что, если так, Белла? – не поворачиваясь к ней, сказал он. – А? Что, если ты мне дорога? Тебе-то все равно на меня и мои чувства.

Изабелла нахмурилась.

- Каллен, конечно, ты тоже мне дорог! Я… Как ты можешь так думать?

- Как я могу? – повторил Каллен, резко развернувшись и впившись взглядом в свою Персик. – Ты ушла к нему, Белла! Бросила меня и пошла к нему! Ты выслушала все, что я тебе о нем рассказывал, и бросила мне всю эту хрень в лицо! Так что не веди себя так, будто переживаешь, Белла!

Изабелла переплела руки и расстроенно покачала головой.

- Ты совсем меня не понимаешь, да?

- Яснее некуда! – рявкнул в ответ Каллен.

- Я сделала это ради тебя! – выкрикнула Изабелла, чувствуя, как из глаз потекли слезы.

Каллен язвительно расхохотался.

- Ради меня? Ну да, конечно, Белла.

- Господи, да ты только послушай себя! – озлобленно воскликнула Изабелла. – Как ты не понимаешь? Как ты не видишь, что я сделала это, чтобы защитить тебя, чтобы Питер не смог тебе навредить? Ты упрямый слепой идиот!

Каллен, притворно соглашаясь, приподнял брови.

- Возможно, Белла, но я понимаю различие между правильным и неправильным. Так вот ты, черт возьми, поступила неправильно!

Он оттолкнулся от раковины и зашагал в гостиную, где подхватил пачку Мальборо и быстро зажег сигарету. По-прежнему стоя спиной к Белле, он выдохнул дым и закрыл глаза от умиротворяющего действия никотина.

Он услышал ее приближающиеся к нему шаги и мгновенно напрягся.

- Я поступила правильно, - пробормотала она. – Я делала это ради тебя… ради нас.

- Хрень собачья, - проворчал он.

- Блядь, Каллен, - в гневе завопила Изабелла. – А ты бы что предпочел, а? Чтобы он вошел ко мне в квартиру и увидел нас вместе?

Каллен обернулся к Белле так быстро, что она чуть отпрянула назад. Наклонившись к ней, чтобы его нос находился в паре дюймов от ее лица, он выплюнул:

- Я предпочел бы, Белла, сам спуститься в лобби, пока мое лицо и пальцы покрывал бы аромат твоей киски, и заставить его почувствовать запах этой хрени, чтобы он знал, кому ты принадлежишь!

Изабелла охнула, вытаращив глаза. Она понятия не имела, потрясена она или возбуждена от того, что сказал Каллен. Она громко сглотнула комок в горле, опустив взгляд на его красивые губы, которые доставляли ей несметное удовольствие до тех пор, пока их идиллию не прервал Питер.

Каллен заметил ее взгляд и в ответ облизал губы.

- Это… это было бы крайне глупой идеей, - буркнула Изабелла, яро заморгав, чтобы стряхнуть нахлынувшее на нее желание.

- Теперь уже никогда это не узнаем, не так ли? – ответил Каллен, старательно уворачиваясь от прописанной на ее лице страсти.

Не доверяя своему контролю, он резко выпрямился и попятился назад. Да, ему было больно, он ошалел от усталости и злости на нее, но, блядская он рожа, тело Беллы по-прежнему действовало на него словно амброзия. Его тянуло к ней – вот почему ему было так чертовски неприятно, когда она оставила его стоять в ее квартире, словно тупоголового болвана. Он пробыл там еще минут пятнадцать, после чего наконец  заставил себя двинуть ногами и уйти.

Он находился в полном оцепенении, которое постепенно за день сменилось разъяренным облаком негодования и жаждой отмщения. Нажравшись как последняя скотина, он позвонил Розали и умолял ее помочь ему, прежде чем у него возникнет желание вдохнуть носом дорожку кокса, что лежала на его журнальном столике. Влетев с криками к нему в квартиру, она выбила из него все дерьмо и погнала его потную бухую задницу в душ.

Он вспомнил, как звонил Белле с телефона Розали, потому что его мобильник она отобрала сразу же, как он выкрикнул угрозу позвонить Питеру. Он разговаривал с ней? Будь он проклят, но вспомнить не может.

- Жаль, что ты так и не понял, Каллен, - прошептала, стоя позади него, Белла. – Я действительно поступила так ради тебя. Я сделала это, потому что… Я не выживу, если он узнает… о нас и воспользуется этим против тебя.

Каллен поморщился и затушил сигарету о пепельницу.

- Ты сам говорил об этом, Каллен, - продолжила она. – Ты говорил, что он так и сделает, и… Я не могу позволить ему так тебе навредить.

Каллен почувствовал, как по привычке, когда Белла находилась рядом с ним, сжимается его сердце. Он потер грудь кончиками пальцев и глубоко вздохнул, пытаясь унять боль.

- Белла, ты уверена, что это единственный повод для твоего беспокойства? – уничижительным тоном спросил он и медленно повернул голову, удивленно приподняв бровь, когда увидел, что она присела на краешек дивана.

- О чем ты? – спросила она, не поднимая взгляда со своих ног. Она казалась расстроенной, и Каллен начал чувствовать себя виноватым за свое козлиное поведение. Поборов эти эмоции, он раздраженно вздохнул.

- Я о том… ты можешь не волноваться по поводу меня? – Каллен взмахнул рукой, указав на нее. – Ты ведь потеряешь работу, да? Твоя семья обнаружит, что ты трахалась с бывшим уголовником. Если и Питер узнает, то раскидистой радуги и солнышка тебе не светит.

Изабелла кивнула и усмехнулась.

- И все же я здесь. – Свирепо сверкнув глазами, она посмотрела на него. – И не говори о наших отношениях, как о простом трахе. Этим они не ограничиваются, и ты это знаешь, несмотря на то что ты, упрямая жопа, не хочешь сего признавать.

Каллен с обидой пожал плечами. Ему нечего было ответить. Конечно, он знал, что их отношения были гораздо выше. Их чувства были выше. Он ощущал это каждый раз, когда они касались друг друга, целовались, когда он входил в ее узкое, горячее тело. Аромат и ощущение ее кожи сводили его с ума, и находиться в одной с ней комнате без возможности коснуться стало самой сладкой пыткой, которая встречалась на жизненном пути Каллена.

- Каллен, мне важна моя работа, - мягко сказала Изабелла, чувствуя, как стекают по щекам слезинки. – Но ты важнее. Важнее твое досрочное освобождение, важнее, что твой ебанутый кузен может заставить тебя отказаться от доли в компании, потому что ты «трахаешься» со своей училкой.

Каллен вздрогнул от тех слов, которыми она воспользовалась, и почувствовал, как броня, которую в течение всего дня заново пытался собрать воедино, снова скрипит и гнется под натиском ее слов. Белла и так лишила ее прочности. Если бы Каллен позволил ей продолжить, то через несколько секунд уже валялся бы у нее в ногах. Он обернул вокруг себя руки, бесстыдно хватаясь за ее остатки.

Неужели она правда сделала это ради него? Неужели она действительно думала лишь о нем одном, несмотря на то, что он сказал ей такие ужасные слова?

- Моя семья… - Она замолчала. – Моя бабушка из Чикаго. К которой я ездила на годовщину смерти отца. Сегодня вечером она мне позвонила… Я не разговаривала с ней довольно долго. А теперь все ей рассказала, Каллен.

Каллен с подозрением нахмурился.

- Все? – резко охрипшим голосом откликнулся он.

Изабелла кивнула.

- Да.

Каллен подавил странное ощущение невероятной легкости.

- Зачем?

Изабелла сложила руки на коленях и опустила на них взгляд.

- Потому что мне было очень больно. Потому что мне надо было с кем-то поговорить, и потому что она спросила. Я хотела быть с тобой, Каллен, и… потому рассказала ей.

Каллен пихнул руки в карманы. Онемев от неожиданности, он стоял, уставившись на прелестное создание, перевернувшее его жизнь вверх гребаными тормашками. Что он мог сказать в ответ? Розали – единственная, кто знал о его отношениях с Беллой. И то потому, что в течение целого дня он проклинал ее, желая ей и ее лучшему дружку Питеру самых ужасных вещей. Имел он их в виду или нет – не столь существенно. Он говорил об этом, а значит имел в виду.

Пока он валялся с бутылкой виски, Белла призналась своей семье. Да. Полный он идиот.

Он откашлялся, продолжив:

- Ты хотела быть со мной? – Потирая ладонь о бицепс другой руки, он задал вопрос: – А сейчас нет?

- А это важно?

Каллен посмотрел себе под ноги и вздохнул.

- Думаю, нет.

- Я знаю, что твой характер – реальная проблема, а ты, Каллен, чертовски упрям, - объяснила Белла. – Но я справлюсь с этим дерьмом.

Каллен уставился на нее непоколебимым взглядом. Она видела, как напрягся при ее словах его шершавый подбородок, но ее то не напугало.

- Вот с чем я не справлюсь – так это с твоими обвинениями, что я «вертихвостка», в миг забывшая обо всех к тебе чувствах, чтобы поебаться с твоим кузеном.

- Не в этом дело, Белла! – взорвался от расстройства Каллен при промелькнувшей у него перед глазами картины, упомянутой Беллой. – Дело не в тебе! А в нем! Он хочет тебя. Хочет так охуенно сильно, а я знаю, на что он способен.

Изабелла встала и ткнула пальцем в его направлении.

- Именно о том я и твержу. Как ты не понимаешь, что все, что он мне говорит, - ничто иное, как хренова чушь? Как ты не понимаешь, через что я сегодня прошла? Я призналась ему, что не могу с ним встречаться. Мне пришлось вывалить на него кучу глупой лжи в оправдание, когда единственное, чего мне хотелось, - это закричать ему в лицо, что я с тобой! Мне пришлось притвориться, будто мне нравится находиться с ним в одном помещении, когда я знаю, каким  в действительности монстром он является и сколько вреда тебе причинил.

Каллен провел дрожащими руками по волосам и прикусил изнутри щеку, лишь бы не разразиться еще большим количеством яда в сторону кузена.

- Каллен, я не идиотка, а твое предположение, что я так легко отвернусь от тебя и раздвину перед ним ноги, причиняет мне больше боли, чем ты подозреваешь!

- Не надо, - прорычал Каллен, делая предупредительный шаг в ее сторону. – Не говори эту хуйню.

- Почему? – спросила Изабелла, беспомощно хлопнув руками по бедрам. – Ты ведь так и считаешь, верно? Ты думаешь, он убедит меня в том, что ты никчёмный преступник, и я упаду прямиком ему в объятия, ведь так?

- Он того и хочет! – взревел Каллен, сверкая глазами.

- Но того не хочу я! – столь же громко заорала Изабелла.

Каллен уставился на ее пышущее от злости лицо и заморгал. Кровь шумела у него в ушах, а сердце будто пропускало каждый третий удар.

Он медленно выпрямился и глубоко вздохнул.

- Тогда чего ты хочешь, Белла? – тихо спросил он.

Изабелла продолжала молчать, стирая с подбородка сердитые слезы.

- Чего ты хочешь? – повторил он.

Изабелла выдохнула, ее плечики резко опустились вниз. Вдруг она ощутила себя совершенно обессиленной, разбитой и ничтожно маленькой.

- Я лишь… тебя хочу, Каллен, - выпалила она. – Со дня, когда ты зашел ко мне в класс, я хотела лишь этого.

Каллен начал ослаблять свою хватку на той броне, что от и до покрывала каждый дюйм его тела, в то время как она продолжала говорить.

- Я хочу, чтобы ты перестал отталкивать меня всякий раз, когда напуган или ревнуешь. Мне тоже страшно. Я хочу, чтобы ты перестал убегать от меня, чтобы ты, напротив, разговаривал со мной, потому что мне страшно даже помыслить о том, что между нами есть тайны. Я хочу, чтобы ты доверился мне и понял: сегодняшний мой поступок был ради нас. Потому что я хочу, чтобы у нас все получилось. – Она сделала глубокий вздох. – И я хочу, чтобы ты… чтобы…

- Чего, Белла?

- Хочу, чтобы ты забрал обратно те слова, что сказал перед моим уходом, хочу знать, что ты сожалеешь о них, потому что если не так… то я не знаю, как… как мы сможем жить дальше.

На пошатывающихся ногах Каллен отошел от Изабеллы и прислонился к стене. Сморщившись, он сделал длинный выдох и почесал занывший висок.

Она хотела всего этого. Хотела от него. С ним. Черт бы его подрал.

На долю секунды Каллен почувствовал себя неопытным юнцом. Ему не понравилось это ощущение, но, во имя всего святого, он отчаянно пытался дать ей все, чего она хочет. Просто его гордость никак не могла съебаться.

- Так вот чего ты хочешь, да? – спросил он, потирая ладонью затылок.

Изабелла кивнула, устремляя взгляд в пол.

- Да, хочу. – Она вздохнула и, стараясь прийти в себя, закрыла лицо ладонями.

Каллен увидел, как дрожат ее плечики от еле сдерживаемых ею рыданий. Она казалась измученной, сломленной и хрупкой – прилагательные, которыми он бы никогда не стал описывать свою Персик. Она была сильной, упрямой и уверенной в себе личностью. Осознание того, что выглядит она так по его вине, болезненно ужалило Каллена.

Он сломил ее дух.

- Белла, - не в силах сдвинуться с места, прошептал он. – Я… Я просто…

Она взглянула на него большими уставшими глазами, ожидая, что он продолжит.

Он выдохнул и потер тыльной стороной пальцев щетину на своем подбородке.

- Наверное, нам стоит поспать. Я… блин, ты выглядишь совсем измотанной… - Он умолк, увидев, как вытянулось ее лицо, а глаза закрылись.

- Ладно, - прошептала она, натянув куртку на свое худенькое тельце. – Я… уйду, а ты спи. – Она отвернулась от него и направилась через квартиру к двери.

- Белла, подожди, - окликнул он, стремительно помчавшись за ней вслед.

Он не контролировал эту хрень. Притяжение.

Когда она повернулась к нему, он резко замер.

- Останься, - ласково произнес он, чувствуя, как остатки брони с лязгом падают на пол. – Не уходи домой… в таком… просто…

- Каллен, я не могу, - выдохнула она. – Я не могу остаться, спать у тебя, обманываться. Я не могу в мгновение ока все позабыть…

- Нет, - подняв ладони вверх, перебил он. – Я хочу, чтобы ты просто осталась. Дерьмо, я… я хочу, чтобы ты осталась… здесь… со мной. Только… ты и я. Безо всякой херни.

Изабелла осторожно глянула на него и затрясла головой.

- Я буду спать на чертовом диване, - предложил он, махнув в сторону мебели. – А ты ляжешь на мою кровать.

- Я не могу спать на твоей…

- Персик, серьезно… просто ложись в мою гребаную постель, - взволнованно простонал он.

Вполне возможно, в его просьбе прозвучал намек на мольбу, но Каллен даже не стал ломать над этим голову. Он заметил, как на губах Беллы появляется легкая улыбка, и вопросительно наклонил голову.

- Что?

- Ничего, ты… хм, Персиком меня назвал, - тихо промолвила она.

Каллен тут же понял, что только что вырвалось из его рта. Он пожал плечами.

- Ну, я назвал тебя так, как и должен был, Белла. Ты – моя Персик.

Изабелла задумчиво кивнула и прикусила нижнюю губу.

- Итак, - выдохнул Каллен, - ты останешься?

Изабелла смотрела на него, казалось, не один час, после чего медленно моргнула и кивнула.

- Хорошо.

- Хорошо, - с облегчением вздохнул Каллен, чувствуя, как в ту же секунду волнение отпустило его тело. – Спасибо… То есть, хорошо, - промычал он, нервно хрустнув пальцами. – Ты… тебе нужно что-нибудь? Выпьешь?

Изабелла посмотрела на кухню.

- Если можно, воды.

Каллен поспешил на кухню, где забренчал стаканами, наливая воду. Он осторожно протянул стакан Белле, нежно взглянув на нее. Изабелла старалась не замечать мольбу о прощении, что виднелась по краям его широких зрачков. Этого недостаточно, если только она не услышит от него тех же слов. Он должен научиться общаться с ней, иначе их отношения просто-напросто обречены. Сердце ее будет разбито, но, если он не будет идти ей навстречу, ей придется уйти от него. Это меньшее, что он может сделать.

Каллен жестом пригласил ее в свою комнату и, после того как поставил свой стакан на столике возле дивана, прошел за ней. На диване, послужившей Розали самодельной кроватью, еще лежали простыни, но ему нужна была подушка.

Изабелла положила сумочку на край кровати Каллена и поставила стакан на тумбочку. Она сняла куртку, видя, как Каллен берет свою любимую подушку – ту, на которой спала Белла, когда оставалась у него на ночь. Он стрельнул на нее взглядом, когда она сняла обувь и носки и принялась расстегивать джинсы.

- Хочешь, дам тебе футболку для сна? – внезапно охрипшим от похоти голосом спросил он, наблюдая за тем, как замерли ее пальцы, двинувшись к кромке топика.

- Нет, не надо. Спасибо, - ответила она, снимая рубашку и оставаясь в маленькой белой маечке, демонстрирующей ее соблазнительную розовую кожу. Каллен не заметил лямок лифчика, отчего наказание стало еще мучительнее.

Он прижал к груди подушку, вдавливая пальцы в мягкую ткань и вспоминая, какой нежной является кожа Беллы. Эту нежность мог перебить лишь ее вкус. Внизу живота и на шее она была чертовски сладкой, но вот губы казались еще восхитительнее.

Как леденец.

Блядь.

Он неспешно обошел кровать, остановившись буквально в двух шагах от Изабеллы. Она посмотрела на него, приподняв правый уголок рта.

- Не замерзнешь? – спросила она.

- Нет, конечно, - быстро ответил Каллен, взмахнув рукой. – Бывало и хуже.

Они уставились друг на друга, каждый чувствовал, как напряжение из-за боли и расстройства меняется на тепло и желание. Медленно, но верно эти чувства становились все интенсивнее – да так, что стены спальни могли бы воспламениться.

Каллен передвинулся к ней поближе и провел указательным пальцем по левому запястью Беллы. Он услышал, как она охнула, и зачарованно уставился на ее грудь, вздымающуюся под тонкой тканью майки. Атмосфера между ними накалилась до предела, и на одно короткое мгновение Каллен подумал, что она сейчас его поцелует.

Христа ради, как же он хотел, чтобы она его поцеловала.

Но она этого не сделала.

Напротив, она резко сглотнула и на полшага отошла от него.

- Спокойной ночи, Каллен, - тихо сказала она.

Каллен моргнул, несмотря на испытываемое желание, и лениво кивнул.

- Спокойной, Белла, - ответил он.

Он кротко ей улыбнулся и вышел из спальни, тихо закрыв за собой дверь. На секунду он прислонился к ней спиной, презирая возникшее между ними отчуждение – и физическое, и эмоциональное. Несколько раз постучав головой о дверное полотно, он поплелся к дивану и, раздраженный своим поведением, бросил подушку.

- Полудурок ты, Каллен, - процедил он сквозь зубы, дергая себя за волосы. – Первоклассный идиот.

Он плюхнулся на диван, сжимая в руке пачку сигарет и, откинувшись на спинку, зажег одну папиросу и сердито нахмурился, глядя в потолок. Он знал, как ему все исправить. Белла подсказала. Ему нужно было лишь извиниться и опровергнуть те слова, коими он охарактеризовал ее отношения с Питером. Но в тот момент он всерьез верил в них. Он был адски рассержен на нее. На себя. На то, как напортачил.

Его мозг затуманился от уязвленного самолюбия и диких инстинктов пещерного мужика, а изо рта вылетела ебаная туча мерзкой хрени, которая разорвала бы Беллу на части. Он это понимал. Его раненое сердце хотело в отместку причинить ей боль, но он должен был побороть те слова и свои действия. От выражения ее лица, когда он обозвал ее вертихвосткой, волосы на затылке дыбом встали. Она была опустошена – это и так ясно. Разумеется, Каллен понимал, что она таковой вовсе не является, но, черт его дери, был не в состоянии справиться с собой.

Когда дело касалось Беллы, это было невозможно.

Он выдохнул дым в сторону лампы и прикрыл глаза. Она здесь. Его Белла здесь, лежит в его постели. Рукой, держащей сигарету, он потер обнаженную грудь, а другой накрылся шерстяным одеялом.

Докуривая остатки сигареты, Каллен задумался, в какую сторону теперь свернут их отношения. Она приехала к нему. Приехала и тем самым показала, что готова сражаться за то, чего хочет. А хотела она его, и при одной только мысли об этом грудь Каллена наполнилась каким-то теплым и сильным чувством, а по хребту, однако, пробежали мурашки.

Она была права, утверждая, что он боится.

Вот почему он отрицал глубокие чувства, обуревающие его всякий раз, когда он находился в ее компании. Вот почему он отстранялся от нее своими словами, броней и эгоизмом. Он не хотел снова испытывать боль и замешательство, кои ощущал на протяжении последних двенадцати часов.

Боялся? Да он, вашу мать, онемел.

Он боялся, что она снова причинит ему ту же боль, что сегодня. И неважно, намеренно она это сделает или нет. Он боялся, что обязательно будут вмешиваться никчемные и назойливые людишки, пытаясь разлучить их. Боялся, что ее семья скажет, что он полный урод и не подходит ей, а однажды утром она проснется и поймет, что они были абсолютно правы.

Но более всего он боялся, что в конечном счете разочарует ее.

Как разочаровал только что, не попросив прощения.

Но что случится, если он так и не сделает этого? Она уедет, и он не станет винить ее. Он бы попросил ее не уезжать, но понимал, что так она поступит правильно. Вот почему он был не состоянии отпустить ее. Эгоистичный ублюдок в нем просто не мог дать ей уйти. Пусть еще на одну ночь она останется с ним. В груди болезненно сжалось сердце при мысли о том, что он теряет ее. Он клялся, что не потеряет, что удержит ее до тех пор, пока будет с ней.

Он просто обязан просить прощения.

Каллен вздохнул и кинул окурок в пепельницу. Просунув руки под подушку, закрыл глаза, пытаясь очистить голову от мыслей.

«Утро вечера мудренее, - подумал он. – Утром все будет отлично».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-157
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (08.05.2013)
Просмотров: 2655 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/57
Всего комментариев: 121 2 »
0
12  
  Да Белла первой пришла мирится, а Розали прямо набросилась если бы, не Эдвард; да он принял ее, но ей пришлось опровергнуть его
домыслы пока он не убедился, пришло время спать   

11  
  Эдька реально идиота кусок....
Ну вот как он мог так сомневаться...
Хорошо, что белка решила взять эту проблему в свои руки.... lovi06032

10  
  Каллен,ты меня малость разочаровал 4

9  
  Вот ведь упертый баран - так и не извинился! aq Наговорить девушке гадостей - это пожалуйста! А забрать свои слова обратно, потому что 100% не прав - так это утро вечера мудренее!..... Так бы и дала ему промеж глаз asmile410
Белка в этой ситуации повела себя намного лучше, чем он.
Спасибо за продолжение! good

8  
  Спасибо за главу! Каллен так и не извинился...

7  
  Ну, что ж. Это не то, чего я ожидала.

6  
  Спасибо за продолжение! Розали, как тигрица, за своего друга! По видимому, он на самом деле ей как брат!

5  
  А наша Изабелла гораздо сильнее духом, а еще - слабый пол... fund02016

4  
  Эдвард будь мужиком! все таки если бы они признались друг другу все было бы намного легче.
спасибо! lovi06032

3  
  Розали какая-то дикая, понятно, что она его любит и хочет защитить, но такая бурная реакция на постороннего ей человека это идиотизм.
Белла права, слишком грубо он ее оскорбил, чтобы про такое просто забыть, вариантов у него не много, извинится.
Спасибо за перевод JC_flirt

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]