Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 33, часть II

Он и Белла удивленно и с волнением застыли, едва его имя громким взволнованным гулом повисло в воздухе. Каллен медленно и нерешительно повернулся, но с облегчением выдохнул, увидев знакомое лицо. Он отпустил Беллу, напоследок ободрительно сжав ее в объятиях, и улыбнулся подошедшей рыжеволосой девушке.

- Таня. – Он улыбнулся, когда она потянулась к нему. Она выглядела так же, как и в последнюю их встречу: по-готически сексуально и чуточку устрашающе. Они обнялись, и она быстро поцеловала его в щеку. Серебряные колечки на ее нижней губе коснулись его рта.

- Давненько не виделись, - сказала она, пробегая рукой по своим вьющимся волосам, и висевшие на ее запястье браслеты забренчали в такт движению. – Слышала, ты в тюрьме был.

Каллен кивнул и закатил глаза.

- Да. Вышел пару месяцев назад. А ты как? По-прежнему обводишь чернилами татушки на копчиках?

Он рассмеялся, когда она игриво стукнула кулачком по его руке.

- Иди нафиг, - захохотала она. – Ты не особо возражал, когда я татуировала твое тело!

Каллен улыбнулся и кивнул.

- Точно. Потому что ты фантастически рисуешь.

- Да ладно, - саркастично ответила Таня, поморщив пирсингованный носик. – Ты с Джейком? Его задницу я тоже век не видала.

- Гм… нет, - ответил Каллен. Он повернулся, увидев Беллу, выглядевшую так, словно она находилась несколько не в своей тарелке, и аккуратно взял ее за руку, подтащив к себе. – Я здесь со своей…

Блядь, и как, черт возьми, ему обозначить ее? Моя Персик. Моя Белла. Моя женщина. Девушка моей мечты. Лучший секс за всю мою жизнь. Моя учительница?

Он взметнул руку к волосам и прокашлялся. Чертова херня.

- С… моей… подругой, Беллой Свон. Белла, это Таня. Несколько лет назад она сделала несколько моих татуировок.

Белла улыбнулась Тане и протянула руку.

- Приятно познакомиться, - произнесла она. Каллен заметил, как она напряглась, говоря эти слова.

- Мне тоже, - с широкой улыбкой ответила Таня, оценивающим взглядом смотря на Беллу. – У тебя есть татуировки?

Белла покачала головой.

- Плохо, - со всей серьезностью заявила Таня, скрестив на груди татуированные руки. – С татушками ты бы классно выглядела.

Каллен фыркнул и посмотрел на Беллу с выражением «я же тебе говорил».

- Может, когда-нибудь, - игриво прищурившись на Каллена, предложила Белла.

- Ну, надумаешь – звони, - сказала Таня, вручив Белле белую визитку с названием салона и номером телефона. – Хотела бы стать твоей первой. – Каллен ухмыльнулся тону Тани и покачал головой.

- До встречи, Каллен, - пропела Таня, поцеловав его в щеку еще раз и обняв. – Ты знаешь, где я, если захочешь большего. – Подмигнув ему, она исчезла в палатке.

Он улыбнулся ей вслед. Чертова Таня. Остается верна себе. Он посмотрел на Беллу, которая устремила взгляд на площадку, задумчиво перебирая в руке визитку.

- Не хочешь поддаться искушению? – спросил он, заправив выбившиеся прядки волос ей за ухо.

- Нет. Мне и так хорошо, - тихо ответила она. – Теперь мы можем идти?

Каллен чуть нахмурился, но кивнул.

- Конечно, малыш. Ты в порядке?

- Да, - ответила она, засунув карточку в карман. – Просто хочу побыть с тобой наедине. Ты не против?

Каллен наклонился и ласково ее поцеловал.

- Белла, я только за. – Он взял ее за руку. – Давай выбираться отсюда.

=PoF =

К тому времени, когда они вернулись домой, облака сгустились и потемнели, предвещая грозу. Небеса развезлись над их головами, и на их головы хлынул дождь. Каллен и Белла побежали, выкрикивая смешные проклятия и опасно поскользнувшись на крыльце перед входной дверью. Едва они ворвались в дом, вспыхнула молния, и Белла испуганно взвизгнула, отчего Каллен громко расхохотался. Белла продемонстрировала ему неприличный жест и принялась снимать мокрую одежду. С ее волос на лицо стекали капли воды.

- Пойду переоденусь, - сказала она, стягивая насквозь промокший блейзер и скидывая с ног ботинки.

- И я, - пошевелив бровями, сказал Каллен, включая свет и отопление.

Белла не ответила, быстро взбежав вверх по лестнице. Несколько озадаченный Каллен последовал за ней, предварительно разжигая камин в гостиной. Когда он вошел в спальню, она находилась в ванной. Каллен чувствовал: что-то не так. С тех пор, как они покинули съезд, она была сама не своя. Невозможность поговорить с ней, пока они ехали на Кале домой, стала для него занозой в заднице.

Он задумался, пытаясь вспомнить, что могло послужить причиной ее молчания. Дерьмо. Она была расстроена из-за того, что он обозначил ее в качестве своей подруги? Он зарылся руками в волосах. Господи, как же легко поставить парня в гребаное затруднительное положение. Что, черт возьми, ему следовало сказать Тане? Он понятия не имел, как хотела именовать себя Белла и хотела ли вообще. Подруга? Он поежился. Это дерьмо звучало просто непозволительно.

Не сводя взволнованного взгляда с дверей ванной, он снял с себя джинсы, рубашку и футболку и, подсушив волосы полотенцем, переоделся в привычные ему серые штаны и темно-синюю толстовку NYPD. Какая ирония. (NYPD  - бренд одежды, но аббревиатура также расшифровывается как New York City Police Department - Департамент полиции города Нью-Йорк)

Несколько мгновений спустя появилась Белла почти в точно таком же обмундировании. Услышав смешок Каллена, она подняла на него глаза.

- Мы сочетаемся, - заявил он. – Но, вынужден признать, ты выглядишь на хренову кучу ебанутостей сексуальнее меня.

- Не уверена, - ответила она, бросив влажную одежду в сумку. Каллен посмотрел на нее и вздохнул. Она казалась подавленной, а с этим дерьмом он смириться не мог.

- Я тут подумал, - сказал он, подходя к ней. – В гостиной горит камин, у меня до абсурдности большущий выбор ДВД, большую часть из которых ты даже не захочешь смотреть. – Он улыбнулся, увидев улыбку и на ее лице. – Хочешь, просто посмотрим телик возле камина?

Она посмотрела на него и положила ладонь на его щеку.

- Великолепная идея.

Он обвил руками ее талию и согнул коленки, чтобы их глаза оказались на одном уровне.

- Что-то тебя беспокоит? Ты выглядишь… расстроенной.

Уголки ее губ дернулись, как будто она хотела что-то сказать, но лишь тепло ему улыбнулась.

- Все нормально. Просто немного устала.

Каллена она этим не убедила, и он почувствовал, как пробегает по его спине холодок раздражения.

- Это не… то есть… ты ведь, правда, сказала бы мне, если бы что-то пошло не так?

На долю секунды она замерла, но после медленно кивнула. Каллен облизал губы, обуздывая желание докопаться до истины. Он знал, что тем дело не кончается, но он обязан доверять ей – пусть скажет тогда, когда будет готова. Его это охуенно бесило, но был ли у него выбор? Он не хотел отталкивать ее, тем более тогда, когда они так хорошо проводили время.

Они спустились вниз и пошли на кухню, где Каллен достал два бокала и бутылку красного вина. На часах было чуть меньше половины седьмого, но тучи и гроза, бушевавшие на улице, превратили небо в цвет мокрого асфальта. Белла стояла возле стеклянной двери, пока Каллен разливал вино по бокалам.

- Люблю слушать дождь и ветер, сидя в теплом и уютном доме, - тихо призналась она под грохочущий над их головами гром.

Каллен протянул ей бокал и взглянул на бурлящее море.

- Я тоже, - сознался и он, сделав глоток. – Мы частенько делали так с бабушкой.

Белла посмотрела на него теплым взглядом.

- Да? – Каллен поднял голову, изогнув в ответ брови. Голос Беллы стал мрачным и хриплым. – Мы с папой тоже.

- Летом грозы здесь адски сумасшедшие, - с легкой улыбкой добавил Каллен. Он указал бокалом в сторону террасы. – Мы с бабушкой сидели на ступеньках и наблюдали за погодой, подсчитывая время между каждой вспышкой и каждым ударом грома.

Он вздохнул.

- Если это случалось ночью, мы лежали в ее кровати и делали то же самое. Я знал, что она поможет мне унять свои страхи.

Он почувствовал, как окутало его тело спокойствие, когда Белла наклонилась к нему и поцеловала его в грудь поверх толстовки.

- Помогало?

Он посмотрел на нее и поцеловал в лоб.

- Да, - ответил он, не отнимая губ от ее нежной кожи. – Всякий раз.

Вытащив из полочек и холодильника хуеву тучу закусок и перекуса, Белла села на диван, пока Каллен возился с ДВД-плеером. Белла громко рассмеялась, увидев продемонстрированный Калленом диск, который им предстоит смотреть. Битлджус.

- Поверить не могу, что у тебя есть этот фильм! – воскликнула она, когда он сел и положил ее ноги себе на колени. – Лузер, - промямлила она, засунув в рот соленый кренделек.

- Бля, да он же клевый, - отрезал он, нажимая на пульте «плэй». – Уймись.

Фильм и Битлджус в исполнении Майкла Китона приводили Каллена в восторг, но все, что могла поделать Изабелла, это просто наблюдать за ним. Она видела, как вырывается наружу его детская сторона с каждым фыркающим смешком или закатыванием глаз, когда глупые шутки начинали сыпаться все чаще и быстрее. Он пил, ел и курил, держа сигарету в левой руке, и казался невероятно счастливым, спокойным, беззаботным, не снимая с ее колена свою правую руку и лаская его подушечкой большого пальца.

Единение, связывавшее их сегодня, изумило Изабеллу и заставило серьезно задуматься. Она была сбита с толку его многозначительным подарком и тем, чем он решил с ней поделиться. Он с гораздо большей непринужденностью, чем прежде, рассказывал о своем детстве, о приключившемся с ним в тюрьме. Мысленно воспроизводя заново этот день, Изабелла поняла, что он остался тем же самым мужчиной, в которого она влюбилась, только став с ней более спокойным, нежным, игривым – готовым открыться ей. Его доверие и честность стали самым прекрасным переживанием в ее жизни, и сердце ее горело от желания признаться ему. Она провела взглядом по мужественному профилю Каллена и почувствовала мощь той волны чувств, что испытывала к нему. Я люблю тебя.

Слишком рано, Изабелла. Ты отпугнешь его.

В дополнение к этому у Изабеллы имелся маленький вопрос касаемо сексуальной татуированной и пирсингованной козы по имени Таня и нелепого заикания Каллена, пытающегося подобрать подходящее слово, чтобы описать его отношения с Изабеллой. Им необходимо обсудить это – и чем раньше, тем лучше. Нет, Изабелла не сердилась на него, отнюдь. Она знала, что, окажись на его месте, сама с большим трудом смогла бы найти слова, которыми можно было бы описать то, что он для нее значит. Но кокетливые подшучивания между ним и Таней отчетливо свидетельствовали о сексуальном прошлом Каллена и том эффекте, что он оказывал на женщин.

Честное слово, сучки глазами трахали его до умопомрачения, прогуливаясь мимо машин и байков. Изабелла продолжала напоминать себе, что он с ней, что это ее рука, просунутая в его задний карман, неоновым сигналом вспыхивала каждой: «отъебись». Ее чертовски шокировала эта притязательность, а ревность, что она ощущала на кончике языка, стала новым, нежелательным и совершенно неконтролируемым чувством. Она ревновала к Тане, к их общему с Калленом прошлому – в независимости от того, что у них было. Сражалась с неуместными картинками, вспыхивающими у нее перед глазами с участием их обоих.

Она понимала, как это все нелепо, но ничего не могла поделать со своим сознанием. Ревность стала новым переживанием для Изабеллы, и ей это не понравилось. Ни капельки.

- О чем ты так крепко задумалась? – спросил Каллен, не отводя взгляда от экрана телевизора и забрасывая в рот арахис.

- Ни о чем, - быстро ответила она, высыпав горстку Принглс.

- Врунишка, - ухмыльнулся Каллен. Он перевернулся на диване, сев лицом к ней. – Что стряслось?

Изабелла покачала головой и безразлично пожала плечами, что заставило Каллена улыбнуться еще шире.

- Ты же знаешь, что я найду способ заставить тебя говорить, - пригрозил он, сексуально и озорно сверкнув глазами.

Он поставил на журнальный столик бокал и, словно хищник, встал на колени, раздвигая ее ноги и задирая на ее животе толстовку до груди. С ухмылкой склонился и коснулся нежным поцелуем кожи над пупком. Изабелла охнула от ощущения его мягких губ и провела правой рукой по его густым волосам. Он по-кошачьи прижался к ее руке, продолжая ласково ее целовать.

Его руки поползли вдоль ее тела, медленно касаясь и лаская мозолистыми пальцами, как будто она была драгоценной хрупкой вазой. Она прикрыла глаза.

- Люблю, когда ты касаешься меня руками или губами, - призналась Изабелла с придыханием.

- Ммм, - промычал Каллен, прижавшись ртом к ее животу. – Так сильно, что ты расскажешь мне, какого хрена произошло с тобой после нашего возвращения?

Изабелла улыбнулась ему и облизала губы, когда он продвинулся вверх по ее телу, испещряя его поцелуями.

- Откуда ты знаешь Таню? – быстро спросила она с пунцовыми от смущения и злости на саму себя щеками.

Каллен замер, коснулся еще одним поцелуем ее груди и положил на нее подбородок. На его лице виднелось некоторое замешательство, но затем в зеленых радужках зажегся огонек понимания.

- Мы с Джейком познакомились с ней еще в детстве. Ее отец был одним из лучших татуировщиков. Таня выучилась этому ремеслу у него. Мы гуляли летом, напивались, веселились до усрачки. И все. После смерти отца Таня унаследовала его дело. Она сделала мне несколько татуировок, но недооценивает себя, потому что она потрясный, просто офигительный художник.

Изабелла выдавила из себя улыбку и вымолвила тихое «о», увидев, как Каллен резко взметнул голову с ее живота, когда она глубоко вздохнула.

- Белла, - расстроенно простонал он, передвинувшись так, чтобы лечь между ее ног и облокотиться на предплечья по обе стороны от ее головы. – Что с тобой? Поговори со мной, малыш. – Внезапно его лицо перекосилось, и он охнул. – Тебе же весело сегодня было?

- Конечно! – с чувством тут же вскричала Изабелла, вытаращив глаза. – Было супер, мне понравилось, и я с таким наслаждением провела с тобой время, но…

Каллен внимательно посмотрел на нее, поигрывая кончиками ее волос, разметавшихся на диванных подушках.

- Но что? – спросил он.

Изабелла сглотнула и поморщилась от внезапного вербального ступора. Просто спроси, черт тебя подери!

- Вы с Таней… когда-нибудь… хм, были вместе?

Сбитый с толку, Каллен приподнял брови.

- Таня… и я? – переспросил он. – Были ли мы вместе?

Изабелла поерзала.

- Д-да.

Она была охрененски потрясена, когда он взорвался смехом и, уткнувшись лицом ей в плечо, продолжил фыркать и дрожать. Изабелла тут же рассердилась и, ругнувшись, со всей силы спихнула его с себя. Она встала с дивана, поправила толстовку и с досадой откинула волосы назад.

- Не смейся надо мной! – закричала она, но Каллен, теперь сидевший на диване, не смог унять смешки и хихиканья.

- Белла, я не над тобой смеюсь, - сквозь смех сказал он. – Я смеюсь над полнейшей гребаной нелепостью того, что ты только что сказала!

Изабелла нахмурилась и скрестила на груди руки.

- И что такого чертовски смешного ты услышал? – спросила она, чувствуя, как в эпических пропорциях растет ее ревность. – Она целовала тебя, обнимала, предлагала «большее», и я офигенно уверена, что она не имела в виду…

- Таня – лесбиянка, Белла! – вскричал Каллен с широченной улыбкой, разведя руки в стороны.

Изабелла так и застыла, обличительно ткнув пальцем в пространство между ними.

- Что?

Каллен залез обратно на диван и вздохнул.

- Таня – лесбиянка, - напоследок хихикнув, повторил он. – Ей не нравятся члены. Она любит киски.

Ну и с чего бы мне не чувствовать себя ебаной идиоткой?

- А, - пробормотала она. Изабелла быстро опустила руку, пихнув обе ладошки в передний кармашек толстовки. Внезапно она захотела как ребенок натянуть на голову капюшон и спрятаться.

- Белла, - усмехнулся Каллен, пододвинувшись задницей к краю дивана. – Таня глазела на тебя как на херов кусок мяса. Она интересовалась тобой – не мной. – Он скользнул взглядом по ее телу. – Бля, не могу винить ее в этом. Ты только полюбуйся собой.

Белла переступала с ноги на ногу под пристальным взглядом Каллен. Он испытывал стыд за то, что смеялся и рассердил ее, но, блядское дерьмо, он чертовски возбудился только при мысли о том, что она отреагировала так на поведение Тани. Все, он официально извращенец. Ему только хотелось бы спросить…

- Белла, - прорычал он. – Ты что, правда ревновала?

Пожалуйста, скажи «да»! Пожалуйста, скажи «да»!

Она опустила подбородок, зарываясь пальцами в ворс ковра.

- Я… просто была…

- Белла? – с дерзкой интонацией в голосе пропел Каллен.

- Хорошо, да! – взорвалась Белла. – Я ревновала. Вот. Я сказала это!

Она хлопнула руками по бедрам, чувствуя, как вырываются из нее признания.

- Я охуенно ревновала. Меня бесило, что она касается тебя, целует или флиртует.

Она не останавливалась даже для того, чтобы перевести дух.

- Мне пофиг, лесбиянка она или нет. Она лапала тебя, и мне это не понравилось, меня это вымораживало, потому что ты… Мой! Только мне можно трогать тебя, целовать и трахать. Никому другому! Мой!

Каллен так и сел, широко раскрыв рот, уверенный, что своим твердым, как камень, членом вполне бы мог остановить гребаный грузовой поезд. Никогда в своей жизни он не слышал настолько эротичных, сердитых, страстных слов. С похотливым стоном он откинулся на спинку дивана, гордо демонстрируя внушительную выпуклость, скрытую за штанами.

- Блядь, Белла, - прохрипел он, на секунду плотно зажмурившись. – Ты понятия не имеешь, что… блин, малыш, повтори эту хрень.

Белла удивленно вытаращилась на него,  жадно глазея на показавшийся бугор.

- Что?

- Повтори, что я твой, - ответил он, медленно просовывая руку в штаны и обхватив свой член. – Скажи. Еще. Раз.

Он увидел промелькнувшую искру желания в ее глазах, заставившую его член нетерпеливо задергаться в кулаке.

- Ты мой, - промурлыкала она. Каллен рыкнул и стал сильнее тискать член. – Только мой. – Она обольстительно приподняла бровь, наблюдая за движениями его руки. – Руки убрал, - приказала она.

На мгновение Каллен замер, но подчинился приказу, вытащив руку из штанов. Этого властного учительского тона было достаточно, чтобы он тут же, на этом сраном месте, кончил. В паху напряглось только от одной интонации. Блядь, жарковато тут.

- Снимай футболку, - решительно заявила она.

Каллен судорожно стянул чертову шмотку через голову, да так быстро, что чуть не сорвал себе уши. С голой грудью он сел, тяжело дыша при виде волнующего создания перед собой, готового сделать с ним все, что, черт его дери, ей было угодно. Он издал гортанный стон, когда она тоже сняла с себя толстовку, обнажив свою грудь и торчащие соски, жаждущие его губ.

- Красивая, - бормотнул он. Он прижал руки к бедрам и поерзал на месте.

- Сегодня вечером ты мой, - прошептала она, проводя рукой по животу.

Каллен облизнулся.

- Ты выполняешь все, что я говорю. Понял?

- Понял.

- Отлично.

Он глубоко вздохнул и увидел, как она направилась к нему. Она источала сексуальность и грацию, а цвет ее нежной алебастровой кожи под тусклым освещением заставил его захотеть облизать ее с головы до охуительных пальчиков ног. Его грудь и живот вновь переполнила та безмятежность, появившаяся еще вчерашним днем. Он бесстыдно поддался ей и откинул голову назад, когда Белла медленно уселась ему на талию и обрушилась на него с поцелуями. Он простонал. Блядь, он очень громко стонал, пока их губы касались, кусали и нападали друг на друга.

Забери меня. Возьми меня. Я твой.

Он улыбнулся, едва она схватила его за не унимающиеся руки и закинула их ему за голову, прижав к подголовнику дивана.

- И не трогать, - предупредила она, восхитительно крутанув бедрами поверх его твердого члена.

- Господи, - прошипел он, переплетая ее пальцы со своими.

Немыслимо было ощущение ее обнаженной груди напротив его. Ее соски вычерчивали по его коже невидимые линии, словно обозначая свою собственность, а ее губы каждым движением языка и посасыванием заявляли на него права. Он приподнял бедра, прижимаясь членом к ее теплу, и прорычал, когда она в наказание куснула его за нижнюю губу.

- Веди себя хорошо, - прошептала она.

- Я хочу тебя, - выдохнул он, проводя языком по ее шее.

- И ты возьмешь меня, но сначала это сделаю я. – Белла закинула его руки на спинку дивана. – Не распускай руки.

Она поцеловала его напоследок, после чего попятилась и встала на полу на колени, разместившись между его ногами.

- Приподнимись.

Боженька всемилостивый.

Каллен оторвал задницу от дивана, чтобы Белла смогла стянуть с него штаны. Она спустила их до лодыжек и отбросила в сторону. Встав на колени между его ногами, она провела кончиком пальца по боковой стороне члена, отчего тот чертовски задрожал.

- Дерьмо, - пробормотал Каллен, сжимая руки в кулаки и отчаянно желая коснуться ее – хоть где-нибудь, черт возьми.

- Это, - мурлыкнула она, выдохнув теплый воздух на влажную головку члена, - мое.

- Боже.

- Скажи, Каллен, кому принадлежит твой член?

- Тебе, - простонал он, и она коснулась язычком разреза. Он выгнул спину. – Блядь, блядь. Тебе, Персик. Пожалуйста.

С хитрой улыбкой, источающей власть, Белла взяла в руку его член и приняла всю его длину в свой горячий влажный рот.

- Охуеть, бля! – выкрикнул Каллен, запрокинув назад голову, плотно зажмурившись и сцепив зубы с такой силой, что заныла вся челюсть. – Ох, господи!

Ротик Беллы полностью обхватывал его сладкими божественными губами и языком, ласкающим и соблазняющим его член так, как никто и никогда с ним не делал. Рай. Охеренный рай. Он прошипел и зарычал, едва она с силой стала отсасывать ему, втягивая его член в рот, и простонал, когда зубками она прошлась по всей его пульсирующей длине.

- Белла, как хорошо. Блядь, это так… еблански приятно. – Неверующий смешок вырвался из его груди, когда она принялась сосать сильнее, влажнее, глубже. Вид ее приоткрытых вокруг него розовых губ сводил его с ума, колдуя над его оргазмом, словно гребаный фокусник.

- Твой ротик, детка… ах… ты такая красивая со своим ртом на моем члене. Черт.

Он стал задыхаться, как только она увеличила скорость, мучая его своими губами, расслабляя горло, чтобы принять еще больше, прижимаясь носом к волосам возле основания его члена.

- Белла… м… я уже близок, милая.

Его сердце колотилось в груди как бешеное, лоб стал влажным от пота, а пальцами он щипал кожу на диване, крепко и изо всех сил держась за него. Ему хотелось просто зарыться пальцами в ее волосах, но он помнил правила. Он ненавидел правила. Он охуенно любил ненавидеть правила. Белла смерила его взглядом темных великолепных глаз, побуждая его к экстазу, требуя его от него, и все, что он смог сделать, - это подчиниться.

Когда он опустил на нее взгляд, тепло пробежало от его члена к мошонке, пробралось в живот.

- Блядь.

Она обхватила еще крепче своей хрупкой ручкой, начиная ласкать ту часть, которая не умещалась во рту. Бедра Каллена напряглись.

- Проклятье, Белла!

Она хмыкнула, касаясь его яичек, ладошкой обхватив их и стискивая так, как ему хотелось. Каллен неестественно выпрямился, дернувшись вверх бедрами.

- М, да, да.

Она обвела головку языком и простонала, почувствовав, как он задергался в ее рту.

- Сейчас…

Она стала отсасывать еще сильнее, стала стонать громче. О блядь, как же хорошо.

- Белла… Белла… черт… черт…

Едва кончик члена коснулся задней стенки глотки… бляблябля… и Каллен взревел, испытав оргазм. Пульсирующая волна удовольствия хлынула к его бедрам, что завращались, пока струйка за струйкой его спермы устремлялась в ее совершенное горло. Он задыхался, стонал, хватал ртом воздух, пока все его тело дрожало от экстаза, пока он, нарушив правила, держался за ее лицо, успокаиваясь в ее невероятном ротике.

Лениво лизнув его напоследок, она отодвинулась и откинулась назад, улыбаясь, как ребенок в Рождество. Она вытерла пальцем губы и взяла бокал вина. Сделав маленький глоток, не отводила взгляда от Каллена, который пытался совладать с дыханием.

- Клянусь богом, - охнул он, закрывая словно налитые свинцом веки. – Ты… - Он покачал головой, признаваясь: - Белла, твоему ротику надо дать чертову премию или еще какую-нибудь хрень.

Она рассмеялась и поставила бокал.

- Чемпионская премия имени Каллена в разряде по члену?

Каллен расхохотался и потер лицо руками.

- Малыш, что-то вроде этого, да. – Он с изумлением посмотрел на нее и очертил кончиками пальцев ее губы. – Спасибо. Было чудно.

- Пожалуйста, - ответила она.

Мимо Каллена не прошло, как она потирает бедра, как покусывает зубками нижнюю губу.

- Теперь твоя очередь? – спросил он, спускаясь рукой с ее губ на правую грудь и перебирая ее напряженный сосок. Она тихонько простонала, закрывая глаза.

- Господи, Каллен, хочу трахнуть тебя, - прошептала она, посылая искры страсти по обмякшему члену Каллена. – Хочу показать тебе… хочу… хочу  оттрахать тебя.

Срань господня.

Каллен сглотнул и со свистом втянул в рот воздух.

- Боже, Белла, я тоже хочу, - прорычал он, перекатывая между большим и указательным пальцами ее сосок. Он мельком глянул на свой член, желая, чтобы он наконец ожил.

Как ни странно, высосала она из него все соки.

- Но тебе, наверное, придется дать мне минутку, - поморщился он.

- Нет, - заявила уверенно Белла, резко открывая глаза. Внезапно она встала и с силой стянула с себя штаны, лужицей упавшие возле ее ног.

- Господи боже, - прохныкал Каллен, немного припугнутый обнаженной властной богиней, возвышающейся над ним. Он затрепетал.

- Если не могу трахнуть твой член, - сказала она, снова забираясь на него. Она нагнулась к его уху и языком щелкнула по мочке. – Придется трахнуть твои пальцы.

Каллен улыбнулся, когда она стала целовать его. Он обхватил руками ее бедра и усадил на себя, чтобы его пах терся о ее киску. Она уже влажная.

- Дерьмо. Тебе понравилось отсасывать мне, Персик?

- О да, - ответила она, взявшись за его правое запястье и увлекая его между своими бедрами. – На вкус ты просто офигительно чудесен. Почувствуй, как мне понравилось.

Три его пальца с легкостью исчезли между губками ее киски, и они оба в унисон простонали. Свет в доме замерцал. На улице еще бушевал шторм, посылая электрические заряды по телу Каллена и Беллы. Он обвел пальцем клитор и запустил в нее кончик среднего пальца. Горячая. Влажная. Потрясающая.

- Черт, - прошептала она, запрокинув голову, и Каллен провел языком по ее горлу. – Дай мне пальцы, Каллен, дай мне почувствовать их.

Задержав дыхание, Каллен подчинился ее просьбе, войдя в нее двумя пальцами медленно и глубоко. Господи, она просто прекрасна. Ее киска обхватила его пальцы, втягивая их, как и ее ротик делал с его членом, и у Каллена чуть крышу не сорвало.

- Двигайся со мной, малыш, - выпалил он на одном дыхании, ухватившись за ее бедра. – Трахай мои пальцы.

Белла простонала и начала двигаться. Она сжала пальчиками его плечи, раскачиваясь взад-вперед, делая глубокие вдохи и выдыхая на лицо Каллена теплый и сладкий воздух. Он положил на ее щеку ладонь и притянул к себе, прорычав, как только их губы встретились. На вкус она была отдавала вином, сексом, желанием. Их лбы касались друг друга, пока они задыхались, вдыхая вздохи партнера. Белла прожигала Каллена таким взглядом, какого он прежде никогда не видел.

Ее взгляд был таким пылким, что казалось, будто весь воздух разом покинул комнату.

Не могу дышать.

- Каллен, - отчаянно прошептала она, и дом сотряс громкий удар грома.

- Что, Белла? - спросил он, кружа большим пальцем по ее клитору и заставляя ее двигать бедрами. Но она не ответила. Лишь закрыла глаза и издала глубокий протяжный стон. Каллен посмотрел вниз на свою руку между ее ногами и простонал, увидев, как его пальцы блестят от ее потребности в нем.

- Ты так превосходна, - прошептал он.

Невероятно, но его член, готовый к большему и ставший выделять смазку, согласно запульсировал, снова начиная вставать. Продолжая двигать внутри нее пальцами, Каллен взялся за член и, крепко обхватив Беллу за талию, приподнял ее.

- Впусти меня, - пробормотал он ей в плечо, и она тут же приподнялась, понимая без слов, о чем он просит. В чем нуждается. Он вытащил из нее влажные пальцы и тут же заменил их, вставив головку члена в ее тепло. – О.

- Да, - прошипела Белла, оттолкнувшись на него и принимая его с легкими толчками и медленными вращением таза.

Как уютно. Господи боже, идеально вошел.

Белла держалась за плечи Каллена.

- Ах… ах… черт.

Рычание, вырвавшееся из груди Каллена, поражало своей животностью. Попка Беллы встречалась с его бедрами, кружа над ними, а он водил ладонями по ее талии и бедрам. Прижав кончики пальцев к ее плоти, губами он нашел левый сосок. Всосал его в рот. И простонал, когда она стала двигаться на нем, гладкая и нуждающаяся.

Руками она зарылась в своих волосах и с силой потянула их, заставляя его застонать, прикусив ее плоть.

- Блядь, да, - выкрикнула она.

Каллен никогда не видел Беллу такой. Она была охуенным зрелищем. Контролируя и доминируя, она яростно двигалась на нем, лишая его возможности сделать вдох и заставляя молить о милосердии. Когда она посмотрела на него, что-то странное было в ее взгляде. Какой-то страстный огонек, от которого сердце его ускорило ритм и силу биения. А когда их губы коснулись, огонь между ними стал горячее и ярче. Каллен простонал, сбивчиво бормоча:

- Боже, Белла… Белла, ах, Господи… трахай меня, да, детка…

Белла обхватила его лицо ладонями и поцеловала. Погрузилась языком в его рот в поисках его и с силой всосала его кончик. Каллен обернул руки вокруг ее спины и ворвался в нее, приподнимая с дивана бедра. Она трахала его, и это было невообразимо, но ему нужно было глубже.

- Мой, - вымолвила она, когда он повторил движение. Ласково обвела пальцами его лицо. – Скажи, что ты мой, Каллен.

- Да, Белла.

- Скажи.

- Я твой.

- Блядь.

Каллен схватил ее за попку, помогая ей двигаться и чувствуя, как напрягается его тело снова и снова. Быть в ней – счастье. Быть с ней… блядь, все равно, что оказаться дома. Звук ее хлопающей о него плоти восхищал, и он инстинктивно просунул руку между ними, чертовски яростно начиная гладить ее клитор.

- Да, - выдохнула она, снова целуя его. – Да. Эдв… О боже.

- Да, - простонал он, чувствуя, как начинает сужаться вокруг члена ее киска. – Моя.

Он быстрее зашевелил пальцами, сильнее входя в нее и чувствуя, как струится пот по его животу  и спине, которую Белла царапала ноготками.

- Я твоя, - охнула она, смотря ему в глаза. – Твоя.

Пылкость ее взгляда и страсть в голосе заставили Каллена задрожать. Внезапная догадка осенила его. Все чувствовалось иначе. Их единение чувствовалось иначе. Оно было необузданным, откровенным, лишающим остатков разума, но обступило его со всех сторон. Их безрассудство удушливым веером повисло в воздухе, что Каллен почти мог попробовать его вкус, а Белла обнимала его так крепко, что, казалось, будто его тело вот-вот воспламенится.

- Чувствуешь это? – выдохнула она ему в ухо, продолжая яростно двигаться, отчего глаза Каллена закатывались от удовольствия.

- Да, - ответил он, поцеловав ее влажное плечо. – Чувствую. Проклятье, что это?

Он почувствовал, как она улыбается ему в щеку.

- Это мы, родной. Только ты и я.

Каллен простонал, облизав ее подбородок.

- Я сейчас кончу из-за тебя, - хриплым голосом признался он ей на ушко.

Он пытался сдержаться, изо всех чертовых сил пытался, но ее слова и то, как сжимала его ее киска, превращали каждую его попытку в бесполезную трату времени.

- Я тоже, - простонала она. – Каллен, так приятно тебя чувствовать. Мне так хорошо. – Она снова осела на него.  – Мой, - прошептала она, и их губы снова воссоединились.

- Твой, Персик.

Забери меня всего.

Каллен позволил ей двигаться, теряясь в тех ощущениях, что возбуждало ее тело.

Влажность, жар, колотящееся сердце, чуть ли не вырывающееся из груди.

Стоны, охи, оргазм, уже готовый столкнуть их в забвение.

А потом она закричала, обхватывая его руками и сжимаясь вокруг него.

- Каллен! – Ее бедра двинулись вверх. – Ох, черт, я кончаю!

Да. Я живу ради этого. Кончи на мне. Кончи, пока я в тебе.

- Твой оргазм принадлежит мне, - простонал он.

- Да. – Их губы встретились снова, голодные и влажные. – Твоя, - почти беззвучно пролепетала она. – Я твоя. – Она наклонила бедра, снова опускаясь на него.

- Белла!

- Твоя!

- Блядь, детка.

Шепча и глотая воздух, она крепко обхватила его за шею.

- Сейчас. Сейчас. Ах. Ох.

- Пожалуйста… не могу… - взмолился он, чувствуя, как сильнее напрягается в паху, и его хватка на ней увеличивается в сто крат.

Она прижала его к себе. Их левые щеки соприкасались, пока они продолжали двигаться.

- Вот. Почти.

Но оказалось слишком поздно. Шея Каллен дернулась назад, только оргазм, как ракета, взвился по его телу и покрыл его белым раскаленным жаром.

- Черт возьми! Белла! Охренеть! – Его бедра и член вбивались в ее киску, в то время как руки удерживали подле себя.

- Эдвард! – закричала она, сжимаясь вокруг него, ерзая и дергаясь на его коленях. – Эдвард, господи. Я люблю тебя!

И внезапно, после гигантской озаряющей вспышки и оглушительного раската грома, комната погрузилась в темноту.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (23.06.2013)
Просмотров: 2752 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/56
Всего комментариев: 161 2 »
0
16  
  Действительно Белла преобразилась в собственницу, львицу готовую разорвать любую в клочья, даже касаться его никому не позволено...........................................
А Эдвард настолько впечатлен и полностью в ее власти, о да звезды вспыхнули на небе и разверзлась земля такие влюбленные, что одержимы................. 

Вот Белла взбудораженная и получающая невыносимое удовольствие с Эдвардом не сдержалась признаваясь в ЛЮБВИ............................................

15  
  СПАСИБО! hang1

14  
  И всё же она не сдержалась и в порыве страсти сказала эти слова... girl_wacko girl_wacko girl_wacko girl_wacko

13  
  ох...я еле живая)))

12  
  Вот это перевод! Спасибо!

11  
  Господи.....сума сойти можно hang1 hang1 hang1

10  
  Охренеть! lovi06015

9  
  Боже... охренеть... hang1

8  
  hang1 СПАСИБО!!! good lovi06032

7  
  Спасибо! Сумасшедшая любовь!!! hang1

1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]