Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Hit by Destiny. Глава 10
Глава 10 - Авария.

Повествование Эдварда Калена


Я бодрствовал всего около часа, а денёк уже, оказывается, успел стать дерьмовым.
Я распластался в луже чёртовой грязи. И, блядь, было холодно. Удивительно, что лужа не превратилась в лед, температура явно была ниже нуля. Прекрасное начало дня! Мне нужна грязевая маска? Ни хуя!

- Что за блядство?! - рявкнул я, кипя от злости. Я повернулся, чтобы посмотреть на урода, которому я сейчас с удовольствием наебну. Комок грязи сполз по моей щеке и я зарычал от отвращения.

Посмотрев вверх, я наткнулся на пару карих испуганных глаз.

Забись!

Изабелла "гусыня" Свон. Конечно. Кто же ещё был настолько глуп, чтобы толкнуть меня в лужу? Думаю, это правильно, что она смотрит так испуганно. Её лицо было белее смерти, глаза распахнуты, как у оленя, и она сжимала руку Эммета. Он смотрел на эту ситуацию, словно на шоу, вместо того, чтобы помочь мне подняться.

Вот осел!

Я прищурился, глядя на Гусыню, и приложил все усилия, чтобы взгляд получился просто уничтожающим. По понятным причинам, я не мог навалять ей - она девчонка и дочка шефа полиции, но я мог напугать её до полного безумия.

- Идиотка! Посмотри, что ты сделала! - я заорал на неё, и вся бледность её лица мгновенно исчезла. На нём сменилось множество оттенков красного, и когда ее лицо побагровело, она отвернулась. Думаю, она не поняла, что вцепилась в Эммета, словно от этого зависела её жизнь, потому что глаза у неё просто вылезли из орбит, когда Эммет улыбнулся ей в ответ.

- Пойдешь? - пошутил он.

Она отдернула руку, и я уставился на неё с плохо контролируемой яростью.

- Ты совсем ёбнутая? Мечтаешь сдохнуть? - мой голос совсем понизился, вопрос был уместен, по-моему. Она что, не знала кто я такой? Видимо, нет, потому что, если бы знала, я бы не сидел сейчас в ледяной луже по уши в грязи.
Могу поклясться, в этот миг я видел, как она дрожит.

- Я... Прости, - заикалась она, - прости, я задумалась.

Блядь, она серьезно? Это её объяснение? Она задумалась? Я поднялся и оглядел себя, оценивая ущерб, который она мне причинила. Грязь уже начала застывать на одежде, и я безуспешно пытался отряхнуться. В итоге, я только размазал грязь и испортил джинсы еще больше. Я глубоко задышал и сжал кулаки. Ярость забурлила в моих венах; всё перед глазами стало красным.

Эдвард, не трогай её. Ни при каких обстоятельствах ты не поднимешь кулак и не ударишь её в лицо так, что он увидит звездочки и мультяшные.

Я пытался справиться с гневом, но это было, сука, невозможно. После нескольких глубоких вдохов, я начал постепенно приходить в себя. Медленно повернувшись, я подошел к ней вплотную. Она перестала дышать, когда я посмотрел на неё с безграничной ненавистью.

Черт, Гусыня, бойся...

- Да, вероятно, - выплюнул я, и она слегка вздрогнула, - Ты задумалась о том, какая ты жалкая и никчёмная? И о том, как жаль, что у тебя нет ни друзей, ни парня, который захотел бы трахнуть тебя? И о том, что ты, скорее всего, сдохнешь... в полном одиночестве?
- Эд, да ладно тебе... Она не хотела толкать тебя, - влез Эммет.

Правда, братишка? СЕЙЧАС ты решил вмешаться? И почему ни тогда, когда я лежал мордой в грязи?


- Ты издеваешься? Эта сука убила новые джинсы! - орал я в бешенстве.

- Извини! Я оплачу химчистку! - протараторила Свон, она выпрямилась и смотрела мне прямо в глаза. Этот жест заставил меня фыркнуть.
Она пыталась держаться смело и выглядеть достойно, но глаза выдавали её и то, как она сглатывала, говорило о том, что она сдерживала ёбаные слезы.

Молодчинка, Эдди, ты довёл девчонку до слез. Чувствуешь себя мужиком?


Само собой! Она может считать себя везучей, что я не сделал чего похуже, чтобы довести её до слез. Мне было бы легче её простить, если бы она разрыдалась.

- Химчистку? - фыркнул я, она что, серьезно? - ни одна химчистка в мире не соскребет это дерьмо с этих штанов. И ты не можешь себе этого позволить, как бы там ни было. Эти джинсы стоят в 10 раз больше, чем твоя машина, когда она была новая!

- Хватит, Эд... - попросил Эммет, вздохнув.

Я сделал несколько шагов вперед и с ненавистью уставился на неё. Она глубоко вздохнула, и что-то поменялось в её взгляде. Теперь мне показалось, что она больше не собиралась расплакаться, и это взбесило меня. Она обязана рыдать. Она обязана бояться.

Но она не обязана смотреть на меня так, словно я... Я даже не знаю, какого чёрта она так на меня смотрела.

- Тебе не жить, гусыня, - прошипел я ей в лицо, убеждаясь, что она понимает смысл моих слов; и что я тот, кого надо бояться. - Я убью тебя. Поверь мне, я разрушу все, до единой, частички твоего жалкого существования.
- Прекрати, Эдвард, - сказал Эммет, и я мог услышать, что он был серьезен, когда говорил это. И когда он схватил меня за руку, я просто пошёл за ним. У меня не было времени торчать рядом с этой сукой, тем более я не мог навалять ей, - езжай домой, прими чёртов душ и остынь, твою мать!

Я тащился за ним к машине, но не отрывал своего ненавидящего взгляда от тупой гусыни, пока она не скрылась из поля зрения. Эммет отпустил мою руку, и я достал ключи из кармана.

- Ты поведёшь, - сказал я, - и, Богом клянусь, я тебя кастрирую, если ты...

- Спокойно, брат, - перебил он меня, выхватив ключи моей из руки, - у меня в сумке есть полотенце; можешь сесть на него, тогда ты не испачкаешь свои любимые кожаные сиденья.

- Спасибо, - бросил я.

Я достал полотенце, расстелил на сиденье, и когда я сел, то старался не прикасаться ни к чему в машине. Я даже не пристегнулся, потому что ремень прижмется к моей грязной рубашке и, сука, не останется чистым.

- Блин, братишка, я думал ты собрался ее убить, - заржал Эммет, когда мы отъехали.

- Ей повезло, у нее есть киска между ног, или что-то типа того, - проворчал я.

- Оу? А то, что она дочь шефа полиции - это уже ничего не значит? - он усмехнулся и, непонятно почему, был удивлен.

- Да ладно тебе, я что, выгляжу так, словно могу ударить девчонку? Перестань, я не из таких. - фыркнул я гневно, уставившись на него.

- Знаю, и уверен, что наши предки были бы счастливы услышать это, - сказал он, бросив на меня смеющийся взгляд.

Я усмехнулся и уставился в окно.

Да, я может и не лучшее творение Господа, но разве Эммет только что не поразился тому факту, что я так и не надрал Свон задницу? Словно я когда-нибудь бил девчонку, не важно, какой невероятно раздражающей она была. Свон была чёртовым отходом природы, но я не тот, кто от него избавится. Потому что, если бы я сделал то, что я хотел сделать с ней, я, скорее всего, попал в тюрьму и застрял там на всю оставшуюся жизнь, став чьей-нибудь сукой.

Я много кем могу быть, но не сукой.

Эммет припарковался за домом, а я безмолвно кипел от злости, пока шёл к задней двери. Мама была в гостиной; когда я вошел, она издала странный звук, пытаясь сдержать вырывающийся смех.

- Что... с тобой произошло? - спросила она, сжав плотно губы. Я посмотрел на нее и заметил, как ее плечи слегка подрагивают, пока она продолжала сдерживать улыбку.
- Смейся, сколько хочешь, - проворчал я, - сука толкнула меня в лужу.

- Эдвард, следи за речью, пожалуйста, - отчитала она меня, но этот посыл был утерян, когда она попыталась сохранить серьезное лицо. Я закатил глаза и начал подниматься вверх по лестнице. - Не наследи на ступенях! Я только что закончила уборку!

Я посчитал, что просто обязан слегка топнуть ногой и дать засохшей грязи упасть с моих ботинок. Мама охнула позади меня, а я усмехнулся.

Вот что получаешь, когда смеешься над сыном.


Когда я поднялся к себе в комнату, то постарался не оставлять грязи. Моя комната являлась одним из немногих мест в нашем доме, где мама не убирала, просто потому, что ей не позволялось это делать. Итак, если я не хотел утонуть в грязи, я должен был поддерживать порядок сам. Я снял ботинки перед тем, как войти в комнату, и затем осторожно прошел в ванную.
Грязь подсохла и застыла на моей рубашке и джинсах, поэтому было невозможно пройти по комнате, не рассыпав часть грязи на ковер, не важно как аккуратно я двигался.
В ванной я быстро сбросил одежду в кучу. Меня не заботила грязь в ванной, потому что там её было легче отмыть, чем чёртов ковер в комнате.
Я забрался в душ и открыл его. К счастью, вода быстро нагрелась, и я расслабился. Душ должен занимать пять минут, но, почему-то, в конечном итоге, занимает все тридцать. Я не выходил до тех пор, пока Эммет не заколотил в дверь.

- Ты утонул? Давай, выходи уже! - крикнул он через дверь.

- Иду, - вздохнул я, выходя из душа.

Я обтерся и пнул свою одежду в сторону, собираясь разобраться с ней позже. Обернул полотенце вокруг бедер и вернулся в комнату. Эммет развалился на моей черной кожаной кушетке, листая журнал.

- Мог бы взять свой дерьмовый автомобиль и вернуться, если ты так жаждешь знаний, - сказал я ему и повернулся, чтобы открыть свой шкаф.

- Да, но разве это весело? - спросил он, пожав плечами.

Я усмехнулся и натянул пару чистых джинсов и первую попавшуюся рубашку, не волнуясь, как это выглядит. Я был тем везучим ублюдком, кто мог натянуть черный пластиковый пакет и хорошо выглядеть, поэтому мне не нужно было заботиться о том, что за дерьмо на мне надето, девчонкам я нравился в любом случае.
Когда я был готов, мы спустились вниз, и я заметил, что ступеньки были снова чистыми. Думаю, у мамы не было лишнего времени, чтобы потратить его на уборку дома, и я почти почувствовал себя хреново за то, что раскидал тут грязь. Но это чувство быстро прошло, когда я вспомнил её лицо, когда она меня увидела. Она едва управляла его выражением - это способ унизить, Мама.

Эммет заворчал, когда я выхватил у него ключи, и мне хотелось шлепнуть его за то, что он настолько глуп, что решил, что я позволю ему вести мою машину дважды за один день.

Сука, да ладно. Как будто я бы разрешил вести мою машину если бы не крайняя необходимость.

Люди не уважают Вольво, и вот поэтому он должен считать себя счастливчиком уже потому, что добрался до школы на первом сиденье.
Мы еле успели ко второму уроку, но меня это не волновало. И ничего не значило, если бы мы что-то пропустили. Не то, чтобы я не старался учиться, просто для меня не было проблем с успеваемостью. Я мог пропускать, сколько хотел и продолжал получать "А". Я был ловкий сукин сын. Кто бы мог подумать? И красота и мозги в одном флаконе, понимаете, о чем я...

Денёк затянулся и я особо ни во что не вникал. Я всё ещё негодовал из-за того, как начался мой день. Я понял это позже, когда мы сидели в столовой, и Эммет был в середине рассказа истории, о том, как я принимал грязевые ванны; могу сказать, он был очень воодушевлён, когда безумно жестикулировал и строил смешные рожи.
- ... И я клянусь, он едва не схватил кусок грязи и залепил его ей в лицо, как пятилетний ребёнок! - сказал он, громко смеясь.
- Я этого не сделал, - заявил я просто.
- Не притворяйся, что эта мысль не приходила в твою недалёкую голову, - он продолжал ржать.

Правда в том, что я реально не думал об этом. Все мои мысли были о том, как сдержаться и не врезать ей, что мне даже не пришло в голову залепить в нее грязью. Господи, ну почему я не подумал об этом? Сейчас бы я чувствовал себя намного лучше... око за око и все такое.

- Бедная Изабелла, - вздохнула Элис, - она, должно быть, ужасно себя чувствовала...

- Ага, бедная Гусыня, - издевался я ,- потому что только ей пришлось возвращаться домой, чтобы принять душ и переодеться.

- Ох, прекрати жаловаться, пропустил класс, долбонутик, мне так жаль тебя…, - сказала Розали своим привычным противным тоном.

- Хоть что-то... Мы идем сегодня на вечеринку или как? Кто за рулем? - спросил я, меняя тему.

- Мы с Роуз собирались встретиться с вами там, хотим смотаться перед началом в Порт-Энджелес, - сказала нам Элис.

- Купить выпивку или понадеемся на Ньютона? - спросил Джаспер, для этой темы очень скучающим тоном.

- Возьми немного, - сказал Эммет, кивнув, - не думаю, что буду в настроении для какого-нибудь девчачьего пойла, которое у него наверняка будет... И мне надо напиться, не какой-нибудь бабской шипучки или чего-то подобного, от которого не словишь никакого кайфа.

- Малыш, чтобы ты словил кайф, тебе нужно выпить ванну водки, - проворковала Розали и чмокнула его в щеку, и Эммет оскорбился, перед тем как поцеловал ее в ответ.
Тем не менее, она была права. Эммет был большим парнем, и он был одним из тех немногих людей, я знаю это, который реально умел бухать. Ему требовалось много, чтобы напиться, и я видел его реально пьяным всего два или три раза за всю мою жизнь. И это было одной из немногих вещей, которую Эммет ненавидел; он завидовал «мелким людишкам» ( так он нас прозвал), которым нужно мало, чтобы напиться. Что касается меня, думаю это классно, что он всегда оставался отчасти трезвым, всего лишь немного поддатым, потому что мог возвращаться домой, без риска быть остановленным на каждом перекрестке. Как было однажды с Джаспером.

- Может, мне тогда с вами в Порт-Энджелес? - спросил Джаспер, наклонившись к Элис.

- Конечно, малыш, - улыбнулась Элис, - если ты не будешь против подождать нас, пока мы сделаем маникюр и педикюр, и целых девять ярдов...

Боль отразилась на лице Джаспера, но он все равно натянул улыбку для своей подруги.

- Конечно, без проблем, - сказал он, и было очевидно, что он сдерживал вздох, когда скрючился на своем стуле. Я усмехнулся над этой картиной; спорю, он пожалел, что спросил. Сомневаюсь, что можно хуже провести вечер, чем наблюдать, как твоя подружка занимается ногтями.

Я только подумал открыть рот и предложить ему тоже привести ногти в порядок, чтобы поглумиться над ним, но прозвенел звонок, до того как у меня была возможность произнести хоть слово.

Блядь. Не получил возможности оторваться.

Я неохотно задвинул свой стул и направился к своему шкафчику, перед тем как пойти в класс. Мое настроение безмерно ухудшилось, когда я занял свое место и увидел Изабеллу-мать её - Свон, вошедшую за секунду до звонка. Я уставился на нее, и её щеки тут же покраснели, хотя она даже ещё не взгянула на меня.

- Надеюсь, ты получишь пулю, гусыня грёбаная, - процедил я сквозь зубы. Она даже не вздрогнула, поэтому, думаю, она ничего не слышала, и это к лучшему, а то она могла сказать отцу, что я издеваюсь над ней или еще какое дерьмо.
Я машинально рисовал в своей тетради, не обращая внимания ни на что вокруг, мечтая убраться отсюда и уже выпить, наконец.

- Сексуальное образование.

Я напрягся.

Какого черта мистер Малина только что сказал?

- Сексуальное образование, - теперь он улыбался. - Мы, совместно с высшими школами Порт-Энджелеса и Ла-Пуш, поучаствуем в проекте по сексуальному образованию, который продлится четыре недели. Вы разделитесь на группы по четыре человека и случайным образом вытянете тему из моей шапки тем, на ней и будет базироваться ваш проект. Вы обсудите все в своей группе, и запишите свои заключения и выводы, которые представите через четыре недели, вместе с ребятами из Порт-Энджелеса и Ла-Пуш.
Какой-то чувак начал тупо шутить о личном опыте на полученную тему, и я закатил глаза, когда класс заржал над его фразой. Когда мистер Малина ответил, сказав ему, что школьная политика приветствует воздержание, и что они не поощряют подобное поведение, мне хотелось просто съебаться из этого места. Этот проект подразумевался религиозным, подожди – до – свадьбы, бредом? Потому что, если это так, то я не участвую. Я не собирался проводить четыре недели, занимаясь «промыванием моих мозгов».

- Я готов создать группы; когда я назову ваше имя, то хочу, чтобы вы вышли со своей группой и выбрали тему, и забрали папку со всей информацией по проекту. И перед тем, как кто-то спросит, да, все это очень повлияет на итоговую оценку, - мистер Малина договорил и поднял бумаги со стола и начал называть имена по группам.
- ... Лорен Меллори, Изабелла Свон и Эдвард Каллен...

Дорогой Господь, пожалуйста, скажи мне, что только что не слышал имя Гусыня перед своим.

Я таращился перед собой, словно только что услышал свой смертельный приговор, думаю, так и было. Я сжал из-за всех сил свою ручку, почти сломав ее в руке. Почему у меня было чувство, будто меня преследовала эта девчонка... даже если она ничего не делала?

- Простите? - процедил я сквозь зубы.

- Мистер Кален, вы работаете в группе с Ньютоном, Мэллори и Свон, - ответил этот идиот учитель, проверяя, правильно ли я расслышал в первый раз.

Ебать мою жизнь..

- Могу я попросить сменить группу? - спросил я, пытаясь сохранить ровный голос, но видимо это плохо получалось. Меня это мало волновало.

- Нет, не можете, мистер Каллен, если вы перейдёте, каждый захочет перейти. Все захотят оказаться в группе со своими друзьями, а проект не об этом. Вы добьётесь большего, если поработаете с людьми, с которыми не общаетесь в обычной жизни, - ответил спокойно мистер Малина.

- А что, если я не хочу ничего добиваться? Что делать, если я самодостаточен? И меня не ебёт, что эта долбаная гусыня думает?

- Простите, мистер Каллен, но я считаю, что вы сможете пережить тот факт, что вам придется послушать мисс Гусы... мисс Свон на протяжении следующих недель.

Я слегка улыбнулся над его оговоркой. Это, блядь, символично.

- Да мне ебать, - проворчал я, оттолкнул свой стул и вышел к его столу, где уже стояли Майк и Лорен. Не дожидаясь Гусыню, которая словно прилипла к своему стулу, я опустил руку в дурную кепку и достал нашу тему. Я развернул записку и взглянул на нее.
Они, блядь, пошутили?

- Что нам досталось? - спросил Майк, делая шаг, чтобы приблизиться ко мне - и это блядь, лишнее - приближаться ко мне, если вы меня спросите. Я протянул ему записку и он прочитал ее вслух.

- Настоящая любовь и случайные связи. Обсуждение возможности влюбиться с первого взгляда, а также хороших и плохих аспектов наличия случайных связей. Может ли секс на одну ночь закончиться настоящей любовью, как вы это поймете?

Я взглянул на Свон, она выглядела недовольной темой. И кто мог винить ее? У неё, наверняка, нет никакого опыта в этой области. Откровенно говоря, кто в неё влюбится, особенно с первого взгляда, и кому же, нахер, захочется вступить с ней в случайную связь? Мерзость. Я поджал губы и вернулся на свое место. Тема была просто, блядь, смешной, и теперь я должен провести четыре недели, обсуждая это дерьмо со Свон изо всех возможных людей? Это какая-то ужасная шутка?
Какой будет её вклад в эту тему? Её мысли о настоящей любви основываются на сказках, и она, наверное, ждет своего рыцаря в блестящих серебряных доспехах, который придет и спасёт её от жалкого существования.

Я встряхнул головой, пытаясь выкинуть из головы все мысли о Свон. Можно подумать, она так завладела моими мыслями, что я не мог перестать о ней думать. Алло? Я в этом виноват? Девчонка увалила меня в грязь! И теперь я должен застрять с ней на четыре недели. Само собой, я думал о ней, это естественно, поскольку она становилось неизменной составляющей всех неудачных аспектов моей жизни.

Что я сделал, чтобы заслужить это? Да ничего плохого я никому не делал.


Когда занятия, наконец, закончились, я не мог достаточно быстро добраться до машины. Денек уже начинал заёбывать, и мне было нужно уносить свою задницу отсюда, до того, как станет по-настоящему дерьмово.

Эммет решил пробежаться до дома. Он практиковал это, чтобы держать форму, и я был не против, потому что это означало, что мне не нужно ждать его жалкую задницу на парковке.

Я доехал до дома в рекордный срок, и восхитительный аромат маминой запеканки завладел моим разумом мгновенно, как только я попал внутрь дома. Я последовал за ним на кухню и мама улыбнулась мне от плиты.

- Что? Больше никаких игр в грязи? Почему, Эдвард? Я в шоке, - задиралась она, положив руку на сердце, изображая потрясение.

- Ха, Ха. Очень смешно, - сказал я, открывая холодильник.

- Где твой брат? - спросила она.

- Он решил пробежаться,- ответил я, взяв содовую из холодильника и захлопнув дверцу.
- Oу, я хочу, чтобы он перестал этим заниматься, особенно теперь, когда похолодало и стемнело, он может пораниться... Может попасть под машину в эти дни, - вздохнула она.

- Не переживай, мам, - я рассмеялся, - думаю, тогда он больше повредит машину, чем она его. Он крепкий парень.

- Не шути так, - нахмурилась она.

- Давай, ма, расслабься немного, - улыбнулся я и похлопал её по плечу, прежде, чем подняться к себе в комнату.

Моя грязная обувь все еще стояла там, где я оставил ее утром, напомнив мне об унизительном случае на парковке. Тупая Гусыня. Я даже дома не мог забыть о ней.
Я пошел в ванную и поднял грязную одежду с пола. Джинсы и рубашка были в застывшей одеревенелой грязи, и не было смысла хранить их теперь. Я выбросил кучу в мусорную корзину под столом и сел на свой стул. Я включил свой лэптоп, и моя нога нервно подпрыгивала, пока я ждал, когда он загрузится.

Мне нужен чертов релакс. Весь день был полон испытаний, и я рассчитывал на Джаспера, что он добудет для нас хороший запас выпивки для вечеринки. Если он вернется с ванильной водкой, тогда, я клянусь, я навешаю его заду таких пендюлей, что он может забыть о возможности завести детей с Элис... Или с кем-нибудь еще, к примеру.
И мне нужно трахнуться. Твою мать. Надеюсь, Лорен будет там, и сдержит свое обещание. И конечно, что она напьется достаточно, чтобы согласиться на все, о чем я её попрошу. Не то чтобы мне кто-нибудь в чем-то отказывал, но никогда нельзя быть уверенным, особенно, когда выдается такой гребаный день, как сегодня, с моим тупым везением.

Мне нужно напиться. Мне нужно трахнуться. И если я увижу Изабеллу Свон снова сегодня, то клянусь, я не отвечаю за последствия…


- Ты издеваешься надо мной, твою мать? - простонал я в телефон, и схватился за свои волосы свободной рукой.

- Прости, мужик, но мы здесь застряли, - вздохнул Джаспер, и я мог услышать гнев Розали на заднем фоне.

Джаспер только что сказал мне, что когда они почти собирались уезжать, его дерьмовый автомобиль сломался и не завелся. И само собой, это случилось вечером в пятницу, и не было открытых сервисов, чтобы помочь им, и они не знают, как теперь вернуться из Порт-Энджелеса.

-Твою мать, - вздохнул я, щипнув себя за переносицу, - и что насчет выпивки?

- Мдаа, твоя забота о нас просто душещипательная, Эдвард, - поддел он, - и не переживай о своем долбаном алкоголе, я позаботился об этом. Но ты можешь не получить шанса насладиться им, если не приедешь и, блядь, не заберешь нас.

- Мужик, серьезно? Но мы не вернемся раньше, чем через два часа, и мне нужна моя выпивка раньше, чтобы трахнуться, - я простонал, а он заржал.

- Чувак, если тебе вообще нужна твоя выпивка, приезжай и забирай нас. Конец, блядь, истории. Так что тащи сюда свою задницу, ладно?

- Ненавижу тебя, - вздохнул я, когда схватил ключи от машины и куртку.

- Нет, ты любишь меня, потому что у меня есть выпивка, - заржал он в ответ.

- Да, и это единственная причина. Я позвоню тебе, когда приеду.

Я дал отбой и вышел из комнаты. Может, я должен был просто оставаться в моей чертовой кровати сегодня утром, так как весь мир сговорился против меня, чтобы сделать этот день ещё хуже. Интересно знать, я могу обвинить Свон в этом тоже...
Мои родители стояли у окна в гостиной, разглядывая задний дворик, и наслаждались бокалом красного вина.

- Я поехал забрать Джаспера и девчонок из Порт-Энджелеса, передайте Эммету, когда он вытащит свою задницу из душа, - вздохнул я.

- Веди машину осторожно, на улице темно, - сказала мама с легкой улыбкой на губах.

- Как будто я когда-нибудь рисковал Вольво, ладно, мам, ты же меня знаешь, - я усмехнулся.

Я слышал тихий отцовский смешок позади себя, когда я открыл дверь и вышел на холод.

Мать не шутила, когда говорила о темени за окном. Все небо затянуло тучами, полный мрак, ни одной звезды. Движение вниз по нашему проезду, через лес, оказалось полным дерьмом. И хоть я знал каждую извилину и поворот дороги наизусть, я продолжал вести непривычно медленно, чтобы выехать на дорогу без столкновений.
Дорога блестела черным льдом, но я уже знал об этом, когда возвращался из школы, и был готов; и эта машина была волшебной на льду, поэтому я не волновался.
Я выбрал старую дорогу к шоссе, так как она была ближайшей от нашего дома.
Было, пиздец, как темно, и фары были не так эффективны, как хотелось бы. Но это не важно, поскольку дорога была заброшенной, никто больше не пользовался ...

Это еще что за херня?

Что-то мерцало вдали, и я прищурился, чтобы разглядеть, что это было.

Дорожный знак? Нет…машина? Нет…олень? Оно двигалось…

Я притормозил, но немного, и чем ближе я подъезжал, тем лучше виднелся багажник красного фургона.
Вдруг в поле зрения появилась человеческая фигура прямо перед моей машиной, и хотя это было в нескольких ярдах от меня, я ударил по тормозам, чтобы избежать столкновения.
Это оказалось моей наибольшей ошибкой, и началом худшего события этого дня.
Машина попала в зону льда и ее начало уводить в сторону. Я испугался и с силой схватился за руль, поворачивая его влево, пытаясь вывернуть занос в другую сторону. После секундной борьбы я, наконец, начал контролировать ситуацию и справился с управлением.
Когда я посмотрел перед собой, то понял, что фигура снова оказалась перед моей машиной, и я был в доле секунды от столкновения с ней. И в этот момент я узнал ее.

Твою мать.

Глаза Свон были распахнуты от шока; она застыла на месте, и было чувство, словно она смотрела прямо на меня, думаю это невозможно, она должна быть ослепленной светом фар.
Вдруг, все стало двигаться словно на замедленной скорости, и я мог разглядеть ее лицо. Ее бледная кожа сияла в ярком свете фар, и ее рот был открыт в безмолвном «ох»... когда, внезапно, все стало двигаться, кажется, на двойной скорости. Свон ударилась о ветровое стекло с такой силой, что оно треснуло, когда ее тело скатилось на капот, и, так как машина продолжала двигаться, она попала под нее, и я почувствовал легкий толчок, когда проехал по ней.

Душераздирающий крик раздался в ночи, когда я еще раз ударил по тормозам, и машина, пройдя юзом, остановилась. До этого мне не приходило в голову, что крик, который я слышал, издавала не Свон, а я. Визг колес должен был заглушить остальные звуки, издаваемые ею.

На ватных ногах, я, спотыкаясь, вылетел из машины, помчался за нее и встал замертво, когда достиг тела. Задние фонари моей машины бросали жуткий красный отблеск на место происшествия, и этого света было достаточно, чтобы я разглядел ее. Меня затошнило от увиденного зрелища, и я согнулся пополам, когда меня вывернуло наизнанку.
Не знаю, как я сумел, но как-то я вытащил телефон и набрал номер. Какой номер? Не знаю. Мне все равно. Мне просто нужно было позвонить.

Кому-нибудь.


- Алло?

- Пап..., - прошептал я, и было похоже, что слово произнес не я. Я чувствовал себя, как-будто внутри пузыря, а мой голос звучал снаружи... это нормально?? Всё моё тело так яростно сотрясалось, что я опустился на колени прямо на ледяную дорогу.

- Эдвард? Это ты? - спросил изумленно отец.

Я взглянул на Свон, и заметил темную лужу, расползавшуюся вокруг нее, жуткий свет задних фар усугублял вид крови...

- Здесь кровь повсюду, пап! Я не знаю, что произошло! Здесь ебаная кровь повсюду! - закричал я. Мое горло сжалось и я начал задыхаться.

Это не хорошо. Это не хорошо. Это, блядь, совсем не хорошо.


- Что произошло? Где ты? С тобой все в порядке? - его тревога нарастала.
- Думаю, она мертва, отец, кровь повсюду, - теперь я всхлипывал, пряча лицо в свободную руку. Это уже не я сидел там на земле. Потому что я никогда не плакал, и я никогда никого не сбивал своей машиной. И…это так хуево…

- Сын! Где ты? Что случилось? - спросил он снова, доведенный до отчаяния.

- На старой дороге, ведущей к шоссе.., в нескольких милях от не ..., - прохрипел я.

- Я еду, - сказал он. На заднем фоне я слышал мамин вопрос " Что происходит?", и как он велит ей оставаться дома и обещает позвонить позже. Я слышал, как он открыл дверь, и направился к своей машине.

- Что случилось? Ты ранен? - спросил он снова и я покачал головой, даже не подумав, что он не видит меня.

- Нет, я не ранен..., - прошептал я, не в силах повысить голос хоть немного. Я был истощен. - Я уже ехал забрать их…, когда я... она вылетела из ниоткуда, отец, я не видел ее. Я пытался притормозить, но машина катилась по льду и я потерял управление... Я, твою мать, сбил ее, пап…, и здесь кровь повсюду...
Я слышал, как двигатель его машины заработал на заднем плане.

- Ты позвонил в больницу? - спросил он.

- Нет…, я сначала позвонил тебе, - пробормотал я.

- Тогда я позвоню в больницу и попрошу отправить реанимацию. Старая дорога говоришь?

- Ага...

- Я отключаюсь, хорошо? Нужно позвонить в больницу, и я буду с тобой через несколько минут, хорошо? Давай, держись и ничего не делай без меня.

- Ладно...

- Хорошо, скоро увидимся сынок, - сказал он перед тем, как повесить трубку.

Я продолжал держать телефон в руке и пытался не смотреть на тело. Тело. Может мне не надо ее так называть? Словно она больше не гребаный человек.
Я попытался усмехнуться, но лишь издал сдавленный всхлип. Кого я пытаюсь здесь обмануть? Я и раньше её за человека не считал, так вот почему начинаю сейчас, только из-за того, что её сбила моя машина...

Я только что сбил гусыню.

От одной только мысли мои глаза наполнились слезами и предали меня, когда скользнули по её телу. Ее глаза были закрыты, и я не видел, чтобы ее грудь двигалась, значит, я даже не был уверен, жива она или уже нет...
И тогда мои собственные слова всплыли в памяти, чтобы добить мою задницу.

"Тебе не жить, гусыня. Я убью тебя. Поверь мне, я разрушу все, до единой частички, твоего жалкого существования."

Значит, я не лгал ей сегодня утром. И теперь, я, вероятно, попаду в тюрьму за непреднамеренное убийство или еще за какое дерьмо, где я стану чей-нибудь сукой и моя жизнь превратится в чертовы руины. Все потому, что я переехал гусыню, мать ее....
Ее нога была согнута неестественным образом, и я почувствовал, как желчь подступила к горлу.
Я протянул дрожащую руку и убрал пропитанную кровью прядь волос с ее лица.
Она выглядела такой умиротворенной, словно она спала, и ее губы были изогнуты в необычную линию, словно она улыбалась...
Я поднялся и начал расхаживать взад-вперед по пустынной дороге. Шок, вероятно, полностью завладел мной, и мой разум медленно отключался. Меня здесь больше не было. Только мое тело шагало по дороге. А сознание было где-то еще. Где-то в безопасности. Это было то, с чем я не мог справиться.

Я, блядь, убил человека!

Все решат, что я сделал это намеренно. Это, блядь, известный факт, что я ненавидел ее. Моя ненависть не могла укрыться ни от кого. Все знали, и довольно многие слышали, как я угрожал ей. Все поверят, что случай с падением и проект на биологии, довели меня до ручки и побудили меня убить её...

Никто не поверит в несчастный случай. Все знают мой нрав.


Сейчас, я думаю, что наконец-то могу ответить на свой вопрос, который задавал себе целый день: может этот день стать еще хуже?

Да, может.

Это случилось в тот момент, когда я стал убийцей.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-685-14
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Балдуся (24.10.2011)
Просмотров: 4272 | Комментарии: 28 | Рейтинг: 5.0/43
Всего комментариев: 281 2 3 »
0
28   [Материал]
  чему удивляться, если глава называется "Авария" и читателей готовили к этому исподлволь

0
27   [Материал]
  Какой ужас 12 12 12

0
26   [Материал]
  cray У него конечно шок , но его отношение к происшедшему поражает . Понятно в такой момент все думают только о себе , но как же пострадавшая ? И не важно , как он к ней относился , важно то что случилось и не понятно по чьей вине . Возможно по воле судьбы . Или так и должно было произойти . Спасибо большое .

25   [Материал]
  Шок и слезы. Жалко Беллу. Она ничего такого не заслужила. Мысли и наши слова материальны... Эдвард в этом убедился и теперь будет расплачиваться за ошибку всю жизнь,не сомневаюсь в этом. Спасибо за главу!

24   [Материал]
  Ужас какой-то! cray
Белла и так-то никому была не нужна, а теперь еще и в аварию попала...

23   [Материал]
  Гад, только о себе любимом беспокоится

22   [Материал]
  Эдвард просто конченый эгоист,думает только о себе.Даже в такой страшной ситуации,он думает о своей шкуре и заднице,а не о Белле.И зачем было оскорблять ее перед всем классом.Черт,за что он так с ней 4

21   [Материал]
  cray cray cray меня саму мутило пока я читала 12

20   [Материал]
  4 4 4

19   [Материал]
  жестоко 12

1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]