Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 63.
«Формальный» День рождения Эммета проходит довольно спокойно. Приезжают несколько дальних родственников, имена которых я в жизни не вспомню, но чьё холодное отношение к себе чувствую отчётливо. Стараясь не попадаться им на глаза, я скрываюсь в кухне, готовя различные напитки и закуски.

Эсме усмехается, когда видит, что я слишком долго нарезаю огурец.

– Они – скучные люди, – признаёт она. – Большая часть семьи – аристократы, и они чувствуют, что обязаны быть здесь. К счастью, они редко когда остаются более чем на два часа. Если честно, я вообще удивлена, что они приехали.

Она права и перед ужином дом снова пустеет. Как только они уехали, Эммет сбегает с крыльца и делает колесо во дворе, явно показывая своё счастье. Оставшись в кухне наедине с Эсме, я заставляю себя говорить.

– Кажется, я им не понравилась.

Услышав мой голос, Эсме не может скрыть своё удовольствие. Она откладывает кухонное полотенце, которое держала в руках и поворачивается ко мне.

– Они никогда не понимали, почему мы приняли Джаспера и Розали, и не понимают, почему мы взяли к себе такую девушку, как ты. К счастью, мне не нужно объяснять им причины. Пусть тебя не беспокоит, что они думают.

– Все они – твоя семья? – спрашиваю я.

– Семья Карлайла живёт очень далеко. Ты вообще знала, что он с Аляски?

Я качаю головой. Понятия не имела. Мои щёки краснеют, когда я понимаю, что даже не интересовалась историей этой семьи.

Словно прочитав мои мысли, Эсме машет рукой.

– Тебе и кроме этого было о чём подумать. Семья Карлайла не приезжает даже к нему на День рождения.

– Они не в дружеских отношениях? – осторожно спрашиваю я.

Эсме тихо вздыхает и грустно улыбается.

– Я им очень сильно не нравилась и они никак не могли понять, как Карлайл может работать в маленькой больнице провинциального города. Они думали, что он создан для более великих дел.

– Почему ты им не нравилась? – Я понимаю, что не должна задавать подобные вопросы, но по каким-то причинам, просто не могу остановиться.

– Им казалось, что Карлайла привлекают во мне только мои деньги.

Её слова заставляют меня нахмуриться, и Эсме снова улыбается.

– Они бы предпочли, чтобы он женился на той, кто так же умна, как и он, на женщине, которая смогла бы сделать себе карьеру, добиться чего-то в жизни. А жена-домохозяйка их не впечатляет.

Она снова берёт кухонное полотенце и начинает вытирать тарелки, которые не вошли в посудомоечную машину. Протирая раковину, я обдумываю её слова.

– В школе не учат состраданию. – Слова вырываются из меня, прежде чем я понимаю, что сказала их, и в груди сильно начинает биться сердце. Эсме крепко обнимает меня и, поцеловав в висок, продолжает протирать посуду.

Я со смехом выдыхаю и качаю головой. Я всего лишь сказала правду.

Когда мы заканчиваем прибираться в кухне, заходит Эммет. Он обнимет Эсме, обвив её маленькое тело своими огромными ручищами, и приподнимает её с пола.

– Спасибо за всё, мама.

Он наклоняется и Эсме целует его в щёку.

– Не за что, дорогой.

Он широко улыбается и, выйдя из кухни, кричит своим братьям:

– Эдди, Джас, хотите погонять мяч на улице?

– Если у тебя есть какие-то вопросы о нашей семье, не стесняйся спрашивать, – подойдя к холодильнику, говорит Эсме. – Будешь что-нибудь пить?

Судя по тому, как она смотрит на меня, я понимаю, что она ждёт от меня словесного ответа, поэтому сглотнув, я говорю:

– Я бы выпила чай, если это не слишком большая проблема.

– Тогда, чай, – просто говорит Эсме. Спустя несколько минут, держа в руках чашки с чаем, мы идём в гостиную. Элис, Розали и Карлайл смотрят какое-то кулинарное шоу. Атмосфера уютная, и я без колебаний устраиваюсь в большом кресле, наслаждаясь спокойствием.

– Я проголодалась, – спустя какое-то время говорит Элис. – Что на ужин?

– Как насчёт того, чтобы ты и Роуз приготовили что-то сегодня вечером? – спрашивает Эсме.

– Что? Нет, – недовольно отвечает Розали.

– Розали, – предупреждает Карлайл, а Эсме продолжает настаивать на своём.

– Белла готовит почти каждый день и никогда не жалуется. Один раз можно и вам.

– Но Белла умеет готовить и ей это нравится, – бормочет Розали.

– Сейчас самый подходящий момент начать учиться, – говорит Эсме, не принимая её аргумент.

– Но я не хочу, – не уступает Розали. Я никогда не видела её такой. Как правило, она намного спокойнее. Мой взгляд постоянно порхает к Карлайлу. По своему опыту я знаю, что такое поведение не допускалось никогда.

Я хочу предложить приготовить самой, потому что в этом нет абсолютно никакой проблемы, но когда Карлайл встречает мой взгляд, по-доброму глядя на меня, он еле заметно качает головой.

– Я тоже не хочу, – отвечает Эсме, в её голосе слышатся все более требовательные нотки. – Это значит, что каждый раз, когда у меня нет желания готовить, у нас не будет ужина?

Не в силах придумать остроумный ответ, Розали фыркает и складывает руки на груди.

– Я всё равно не хочу.

Эсме вздыхает и потирает лицо.

– Почему каждый раз, когда я прошу одну из вас приготовить ужин, это заканчивается таким спором?

– Может, тебе стоит просить нас заранее, а не сообщать об этом за пять минут до того, как нужно начинать, – бормочет Розали.

– Я очень хорошо помню, что не один год назад ты обещала, что будешь готовить нам каждое воскресенье, если получишь BMW, который так сильно хотела.

Щёки Розали краснеют, и она опускает голову.

– Карлайл, – продолжает Эсме, – что мы сделали не так? Почему наши дети настолько неблагодарны?

– Это не так! – быстро отвечает Розали.

– Ты уверена, Розали? Потому что ведёшь себя сейчас как непослушный ребёнок, – строго говорит Эсме. – Кулинарная книга в ящике рядом с плитой.

– Чёрт, – вздохнув, говорит Розали, но всё равно встаёт. – Элис, пойдём.

Качая головой, Элис следует за Розали в кухню.

– Мы можем просто приготовить блины.

– Пожалуйста, в ужин должны быть включены, по крайней мере, три группы продуктов питания, – вслед им кричит Эсме.

– Значит блины с беконом и фрукты, – весело кричит ей в ответ Элис и Карлайл смеётся.

Спустя два часа мы наслаждаемся очень вкусным ужином – толстыми блинами с большим количеством фруктов и других начинок. Розали, так долго отказывавшаяся готовить, не может скрыть своей гордости из-за того, что накормила всех нас.

Эдвард и Джаспер вызываются убрать со стола, после чего присоединяются к нам в гостиной, где все мы смотрим фильм. Но мне тяжело сосредоточиться на сюжете, потому что каждый раз, когда я оглядываюсь на Эдварда, вижу, что он смотрит на меня. И он даже не пытается это скрыть. Я смущённо улыбаюсь и вновь смотрю на экран, чувствуя, как краснеет моё лицо под его интенсивным пристальным взглядом.

Раньше мне было безумно неприятно, если кто-то так смотрел на меня. Но сейчас всё совсем иначе. Я упиваюсь осознанием того, что, по-видимому, я достаточно привлекательна, чтобы на меня хотелось смотреть. Я застенчиво заправляю за ухо прядь волос и кусаю губы.

— Чувак, телевизор там, – неожиданно говорит Эммет, и все смеются, когда Эдвард слегка бьёт его по руке.

Предполагаю, что наша связь с Эдвардом больше ни для кого не является секретом. Это должно бы обеспокоить меня, но я понимаю, что никто нас за это не осуждает. На самом деле, есть все признаки, которые указывают на противоположное.

Когда я смотрю на Эдварда, он встречает мой взгляд, и мы оба улыбаемся.
 
~О~


Выпускной состоится в следующую пятницу, и школа просто гудит о предстоящем празднике. Темой этого года является «Гламур», и я постоянно ловлю обрывки разговора. Сплетни сложно пропустить, даже если никто не делиться ими со мной. У меня есть уши, и я слышу, о чём говорят другие. К тому же Розали и Элис обсуждают то, что слышали от других и, даже если мне нечего добавить, всё равно включают меня в разговор.

Лорен, как все говорят, купила золотистое платье.

– Значит, она не купила то зелёное платье, которое тогда забрала у тебя, – глядя на меня, во время обеда говорит Розали. – Это хорошо, потому что на ней оно бы выглядело просто ужасно.

Мы сидим в переполненном кафетерии – из-за непрекращающегося дождя людей здесь сегодня больше, чем обычно. Джаспер и Эммет всё ещё стоят в очереди. Эдварда я не видела, и мне интересно, где он.

Лорен так и не заплатила за химчистку. Эсме отлично отстирала мой свитер и попыталась убедить Эварда, что это была случайность, и что Лорен больше не сделает ничего подобного.

Я же в этом совсем не уверена. Мне не нравится то, что она сделала, но я категорически против любой формы насилия. И совсем не хочу заставлять кого-то платить. К тому же скорей всего, это ещё больше мне навредит. Лучше просто обо всём забыть, хоть Эдвард со мной и не согласен.

– Надеюсь, что сегодня придёт наш заказ, – говорит Элис, вернув меня обратно в реальность. Поскольку они не смогли найти в магазине то, что им нравится, а на поездку в Сиэтл времени уже нет, они заказали платья в интернете.

Розали кивает.

– Кстати, не верится, что можно было придумать такую тему. Я имею в виду, разве выпускной бал не должен изначально быть гламурным?

– Ну, по крайней мере, благодаря этому платье найти довольно легко, – говорит Элис. – Думаю, они были не очень счастливы, когда в прошлом году люди пришли на выпускной в джинсах. – Заметив мой вопросительный взгляд, она уточняет. – Тема выпускного в прошлом году была – «Грубый и надёжный». Тот, кто придумал это, должно быть находился под кайфом.

– Вы не поверите, что только что произошло, – стонет Эдвард, плюхнувшись на стул рядом со мной.

Элис удивлённо смотрит на него.

– Что, опять?

– Да, – кивнув, отвечает Эдвард. – За какого идиота она меня принимает?

– Посмотрите, во что она одета, – шокировано шепчет Розали. Я следую за направлением её взгляда и вижу явно расстроенную, но гордо шествующую Лорен. На ней розовый топ с таким глубоким декольте, что я удивлена, что не могу увидеть её пупок.

Эдвард качает головой, что-то бормочет и смотрит в сторону. Бросив вызов собственному страху, я успокаивающе кладу руку поверх его руки. Он смотрит на меня и улыбается, после чего тянется ко мне и заправляет за ухо прядь волос. Я почти незаметно автоматически вздрагиваю.

– У тебя всё хорошо сегодня?

Я киваю, смущённо улыбаясь, но вздрагиваю когда слышу – «Какого чёрта!», доносящееся из другой стороны кафетерия. Посмотрев в направлении голоса, я вижу Лорен, которая широко раскрыв рот, переводит взгляд с меня на Эдварда.

Вот чёрт.

Эдвард просто пожимает плечами и поворачивается к Лорен спиной, немного сдвинувшись так, чтобы закрыть меня от её взгляда. Он сжимает мою руку.

– Хочешь, позже позанимаемся вместе? Скоро экзамены.

Я киваю, удивленная тем, как он может не обращать внимания на реакцию Лорен. Она явно в бешенстве. Эдвард бросает взгляд через плечо в её направлении, и его движение заставляет меня посмотреть на неё. Дико жестикулируя, она разговаривает со своими друзьями.

– Мне плевать на неё, – вновь повернувшись ко мне, говорит Эдвард. – Я уже несколько раз говорил ей «нет».

Мне очень хочется спросить, собирается ли он идти на выпускной, но я не могу говорить в переполненном зале. Эдвард снова сжимает мою руку.

– Поговорим потом? – спрашивает он в тот же момент, когда звенит звонок. Я киваю, и мы вместе идём на урок биологии.

Школьные дни под конец учебного года стали напряжёнными, но явно не благодаря урокам биологии. Когда мистер Бэннер закатывает в комнату доисторический телевизор, весь класс громко стонет. Игнорируя протесты, он выключает свет, и мы смотрим видео о ДНК, доминантных и рецессивных генах.

– Понятно, у Лорен в основном рецессивные гены, – шепчет Эдвард мне на ухо и, не сдержавшись, я фыркаю, обратив на себя внимание нескольких учеников, в том числе и Майка. Опустив голову, я пытаюсь избежать их взглядов и, кусая губы, молча хихикаю.

Когда я встречаюсь взглядом с Эдвардом, его глаза сверкают.

После того как в прошлую субботу я заснула у него на руках, находясь с ним, чувствую себя совсем иначе. Словно был нарушен ментальный блок и сейчас вместо того чтобы держать дистанцию, я предпочитаю находиться рядом. Словно почувствовав это, Эдвард придвигает свой стул ближе к моему. Мне кажется, что я могу ощутить тепло его тела, и мне безумно хочется сдвинуться ещё немного и прильнуть к нему.

Никогда не думала, что смогу чувствовать подобное.

После биологии я тащусь на физкультуру. Я до сих пор почти ничего не могу делать из-за своего больного запястья, хоть опухоль почти полностью спала. Я печатаю предисловие к моему реферату и делаю заметки о вопросах, которые всё ещё хочу задать Эммету. После этого смотрю из окна и жду, когда прозвенит звонок.

Путь домой преграждён деревом, упавшим через дорогу. Полицейский, в котором я узнаю шерифа Свона, подойдя к нашей машине, говорит нам, как лучше всего объехать упавший ствол. Несколько мужчин уже работают над тем, чтобы убрать его с дороги. Идёт сильный дождь, все они промокли и мне жаль их.

– Думаю, в Финиксе не было столько дождя, ведь так, Белла? – с заднего сиденья спрашивает Джаспер.

Бросив на него взгляд через плечо, я качаю головой.

– Интересно, чтобы было, если бы здесь почти всегда светило солнце.

– Ты был бы похож не на альбиноса, а на настоящего серфингиста, – шутит Эдвард.

– Ха-ха, – улыбается Джаспер. – И где у нас планируется летний отдых?

– Хороший вопрос. Я не знаю. Думаю, мама и папа ждут, когда Роуз и Эм решат, поедут они с нами или нет.

Летний отдых? Летом они устраивают себе отпуск? И куда поедут? Мне разрешат поехать? А хочу ли я?

– Белла, – тихо говорит Эдвард, когда мы останавливаемся у последнего светофора, прежде, чем выехать из Форкса и отправиться домой. Я смотрю на него и вижу его мягкую улыбку. – Не переживай так.

Я стараюсь выдохнуть часть напряжённости и оставить свои вопросы на потом. Да, я уже разговаривала при других, но сделать это снова не так легко как может показаться. Кроме того, разговор об отпуске не является неотложным. С этим можно подождать.

После ужина Эдвард приглашает меня в свою комнату, чтобы мы смогли вместе позаниматься уроками. Игнорируя взгляды остальных, я вслед за ним поднимаюсь по лестнице. Мы начинаем с биологии. На прошлой неделе мы сдали наш реферат, и всё ещё ждём оценок. Прямо сейчас нам нужно ответить на некоторые вопросы о генах.

И я застреваю. Я не знаю, какой цвет волос у моего отца, не знаю каков цвет его глаз. Я не смогу выполнить это домашнее задание, и моё горло сдавливает, так как эти вопросы заставляют меня думать о своём прошлом.

– Что случилось? – спрашивает Эдвард, когда видит, что моя тетрадь по-прежнему пуста.

Я на миг закрываю глаза и качаю головой.

– Я не смогу это сделать.

– Что? Почему нет?

Я смотрю на него и в его глазах вижу боль, которая, видимо, является отражением моей.

– Я не знаю, кто мой отец, Эдвард.

Его лицо бледнеет, а затем наполняется состраданием.

– Мне жаль, что тебе пришлось через столько пройти. Но не беспокойся о задании. Завтра мы сможем объяснить мистеру Бэннеру, почему ты не можешь его сделать. Мама даже напишет записку, если это поможет тебе почувствовать себя лучше.

Я со вздохом киваю. Эдвард отодвигает от себя учебники и, встав, идёт к своей стереосистеме.

– С меня на сегодня достаточно. Какую музыку ты бы хотела послушать?

Я пожимаю плечами.

– Тебе решать.

Он просматривает свои компакт-диски и, спустя несколько мгновений, мягкие тона «Лунного света» Клода Дебюсси наполняют комнату. Я улыбаюсь и позволяю музыке воскресить в моей памяти тёплые воспоминания о матери и гамаке.

Эдвард подходит ко мне и протягивает руку. Когда я принимаю её, он осторожно, помня о моём травмированном запястье, поднимает меня на ноги и, положив мою левую руку себе на плечо, обнимает меня за талию.

Увидев мой растерянный взгляд, он слегка посмеивается.

– Потанцуешь со мной?

Неожиданно занервничав, я с трудом сглатываю. Я никогда не танцевала и уверена, что полностью облажаюсь. Эдвард предпочитает игнорировать моё беспокойство и очень медленно ведёт меня через комнату, успев даже несколько раз меня развернуть.

– Я не умею танцевать, – тихо говорю я, когда словно не замечая этого, Эдвард продолжает двигаться.

– Конечно, умеешь. Просто позволь мне тебя вести. – Он сжимает меня немного крепче, чтобы я смогла ощутить, каким путём он хочет следовать. Тем не менее, я двигаюсь медленно и неуверенно, и когда мелодия заканчивается, с облегчением отстраняюсь.

Эдвард смотрит на меня с выражением, которое мне не понять, но затем улыбается.

– Тогда, посмотрим фильм?

– Нам завтра в школу, – говорю я еле слышно.

Он пожимает плечами.

– Я никому не скажу, что мы засиделись допоздна.

Его предложение заманчиво, но я не могу рисковать, вызывая недовольство Карлайла или Эсме.

Когда я поворачиваюсь, чтобы оставить его комнату, чувствую, как его тёплая рука обхватывает моё запястье.

– Подожди, – говорит он. – Прости.

– За что?

– Я не хотел подталкивать тебя, прости. Просто… Боже, я ничего не могу с собой поделать. Просто хочу побыть с тобой немного дольше.

Выражение его лица – открытое. Своим взглядом и словами он показывает мне свою уязвимость. Понимая, что я необходима и желанна – по правильным причинам – я чувствую, как волна нежности разливается у меня в груди.

Должно быть, он видит что-то в моём взгляде, потому что улыбается.

– Иди сюда, – тихо говорит он и, не колеблясь, я сразу подхожу к нему. И вздыхаю, когда его руки обвиваются вокруг меня, и даже осмеливаюсь положить голову ему на грудь.

Он издаёт удовлетворённый звук, и я слегка улыбаюсь.

– Знаешь, я никогда не думала, что мы дойдём до этой точки, – тихо говорю я. – Никогда не думала, что когда-нибудь мне будет удобно в чьих-то объятиях.

Эдвард тихо посмеивается.

– Ты помнишь, как мы впервые встретились? Я хотел обнять тебя, а ты безумно испугалась.

Я вспоминаю ту ночь, и хоть была тогда в панике, очень чётко помню каждую деталь.

– Ты просто пытался помочь, – шепчу я. – Теперь я это понимаю.

– Верно. Я не знал, что делать.

– Я думала, ты возненавидишь меня.

Он нежно сжимает меня.

– Почему я должен был тебя возненавидеть?

– Я без разрешения надела твой свитер. Разбила стакан. Слишком много всего для первого впечатления.

– Я пытался пошутить, – тихо говорит он. – Я понятия не имел, что ты так отреагируешь. Я ненавидел себя за то, что так сильно тебя напугал.

– Правда?

Немного отстранившись, он заглядывает в мои глаза.

– Конечно, правда. Каждый раз, когда я делал что-то такое, что заставляло тебя насторожиться, что-то ломалось у меня внутри. Помнишь, когда ты упала и ударилась головой? Я отнёс тебя и уложил на кровать. Но не думаю, что ты это помнишь.

Я смущённо опускаю взгляд.

– Я помню. Помню, как прислушивалась к биению твоего сердца. Это успокаивало меня.

Я практически чувствую его улыбку, когда он вновь привлекает меня к себе.

– Я рад, что ты, кажется, нашла здесь своё место, – шепчет он в мои волосы. – Я имею в виду, мне ненавистно то, что случилось с тобой раньше, но я рад, что теперь ты живёшь с нами.

– Странно думать, что если бы у меня была нормальная жизнь, я бы никогда ни с кем из вас не встретилась.

– Разве ты не злишься иногда? – осторожно спрашивает он. – Я имею в виду злость на то, что произошло? Ведь всё это так несправедливо по отношению к тебе. Я знаю, что это делает со мной, а я всего лишь зритель.

Я вздыхаю, нуждаясь во времени, чтобы обдумать его вопрос.

– Иногда я думаю об этом. Но злиться бесполезно. Это ничего не изменит.

– Интересно… его арестовали? Твоего приёмного отца?

Моё дыхание останавливается.

– Нет, я так не думаю. Я не хочу давать показания.

Эдвард ничего не говорит, просто сжимает меня сильнее.

– Возможно, со временем? Разве ты не почувствуешь себя лучше, если он окажется за решёткой за всё то, что сделал?

Дрожь проходит по всему моему телу и Эдвард это замечает.

– Тсс. Я не хочу тебя расстраивать.

– Наверное, мне всё же придётся об этом подумать. Просто… трудно решиться заставить его заплатить за содеянное. В течение очень долгого времени я верила, что всё это – моя вина.

Эдвард явно колеблется, после чего снова говорит.

– Ведь дело не только в Стефане, правда? Ты уже говорила, что кое-что произошло до того, как ты начала жить с ним.

– Ты имеешь в виду мою маму?

Ещё минута молчания.

– Что произошло, когда она уехала? Разве тогда ты сразу начала жить со своим приёмным отцом?

Я хмурюсь, понимая, что он ничего не знает. Когда я пытаюсь говорить, моё горло сжимается, и я прячу лицо на груди Эдварда.

– Нет… Я осталась с Лораном. Ну, с бывшим сожителем моей мамы.

– Он не был хорошим человеком, ведь так?

В его голосе так отчётливо слышится сострадание, что моя защита в одно мгновение рушится и незваный всхлип вырывается из моего горла. Нет, Лоран не был хорошим человеком.

– Тсс, – снова говорит он, мягко покачивая нас. – Прости. Я не хотел расстраивать тебя.

– Он сказал, что я виновата в том, что она ушла, – сквозь рыдания говорю я. Не хочу плакать, но чем отчаяннее пытаюсь сдержать слёзы, тем сложнее мне это даётся.

Я чувствую себя обнажённой, уязвимой, поскольку оголилась ещё одна хорошо скрываемая часть моей истории. Мне ненавистно, что Эдвард видит меня плачущей, заикающейся, слабой. Жалкой. Когда я пытаюсь отстраниться, он не отпускает меня и вместо того чтобы почувствовать себя в клетке, мне кажется, что я нахожусь в коконе. Желанная. В безопасности.

– Это не твоя вина. Как это могло быть твоей виной? Тебе было всего лишь семь.

– Я пыталась быть хорошей девочкой, – говорю я срывающимся голосом – из-за непрекращающихся рыданий мои слова почти не разобрать. – Я пыталась, правда…

Я едва замечаю, как Эдвард ведёт меня к своей кровати и, опустившись посреди неё на колени, привлекает меня к себе.

– Конечно, ты пыталась, – говорит он, поглаживая мои волосы. – Это не твоя вина, Белла.

– Тогда почему это произошло?

В его голосе, когда он отвечает, слышится боль.

– Я не знаю.

Ничего другого он и не может сказать, и я могу только плакать.

– Я так боялась, что вы возненавидите меня, когда я стану жить с вами, – шепчу я, толком не уверенная, хочу ли, чтобы Эдвард услышал мои слова. Но он слышит и, на миг замерев, притягивает меня ближе к себе.

– Возненавидеть тебя? Как мы могли тебя возненавидеть?

– Я некрасивая, глупая, я ничего не могу сделать правильно. – Преграды больше нет, и теперь я не могу остановиться. – Сука. Шлюха. Они говорили, что я всё это заслужила. Всё по моей вине. Никто никогда не полюбит меня.

– Тсс.

– Я так старалась быть лучше… – Я больше не могу продолжать говорить – мои рыдания выворачивают меня наизнанку. Эдвард прижимает меня к себе. Он тянется к чему-то, но я слишком далеко зашла, чтобы беспокоиться. В любом случае это не занимает слишком много времени и вскоре его рука снова обвивает меня, держа в безопасности.

– Не отпускай меня, пожалуйста, – умоляю я, выразив желание, которое все эти годы носила в своём сердце.

– Я не отпущу, – уверенно говорит он. – Я никогда тебя не отпущу.

Слышится стук, после чего открывается дверь.

– Что случилось? – голос Эсме.

Я замираю, пытаясь выпутаться из объятий Эдварда.

– Нет, – шепчет он. – Я отослал ей сообщение, попросил прийти сюда. Тсс, всё хорошо.

– Эдвард? – неуверенно спрашивает Эсме.

– Она думала, что мы возненавидим её, – тихо, хрипловатым голосом говорит он. – Она думала, что никогда не сможет стать любимой.

Дрожь проходит через всё моё тело, когда он пересказывает то, что вырвалось из глубины моей души. Спустя мгновение, Эсме садится на кровать позади меня, её руки обвивают моё тело, а голос слышится возле моего уха.

– Никогда, Белла. Мы любим тебя. Мы полюбили тебя даже прежде, чем увидели. В тот самый миг, когда нам позвонила Рене, мы уже знали, что ты будешь жить с нами. И что мы покажем тебе, на что должна быть похожа настоящая семья.

– Мне было так страшно. – Похоже, словно кто-то другой говорит эти слова, но голос – тихий и грубый – определённо мой.

– Ох, милая, – тихо говорит Эсме. – Конечно. А кому бы не было?

Я могу только плакать, рыдания, кажется, выворачивают даже пальцы моих ног. Боль, которую я скрывала в течение такого долгого времени, вышла на поверхность и я ничего не могу сделать.

– Что здесь происходит? – с порога звучит голос Розали. – Всё в порядке?

– Просто очистительные слёзы, – поглаживая мои волосы, нежно говорит Эсме.

– Тогда необходимы объятия, – решительно говорит Розали и, спустя несколько мгновений, падает на матрас слева от меня и обнимает всех нас.

Я не слышу шагов в комнате, но несколько минут спустя вижу справа от себя Элис. Краем глаза я замечаю, что по её щекам катятся слёзы и, шмыгнув, она опирается щекой о моё плечо.

Мы сидим так долгое время и, наконец, мои рыдания начинают стихать. С опозданием я понимаю, что даже не переживала о том, что они подумают обо мне, что никакой мысленный голос не шептал, что я не должна показывать свою слабость, что я жалкая, если так сильно плачу.

Я глубоко вздыхаю, из меня вырывается последний всхлип и остальные, посмеиваясь, медленно освобождают меня из своих объятий.

– Чувствуешь себя лучше? – спрашивает Розали, заставив меня встретить её взгляд.

Я киваю и неуверенно улыбаюсь ей. Она улыбается в ответ.

– Иногда просто необходимо выплакаться, правильно?

– Конечно, – говорит Элис, сидя с другой стороны от меня.

– Мы тебя любим, Белла. Не сомневайся в этом. – Я слегка поворачиваюсь, чтобы увидеть в глазах Эсме материнскую любовь.

– Спасибо, – шепчу я, и она улыбается. Я не могу ответить тем же, и думаю, что она это понимает. Может, со временем, когда я стану лучше понимать что значит это понятие, которое было чуждо мне большую часть жизни, я смогу выразить его словами и знать, что это на самом деле так. Я действительно привязана ко всем членам этой семьи, но чувствую, что не вправе говорить «Я тебя люблю».

Я подавляю вздох. Всё так сложно.

– Почему групповые объятия проходят без меня? – неожиданно позади меня слышится громкий бас Эммета. Я автоматически вздрагиваю, и Эдвард немного сильнее сжимает меня.

– Потому что ты всегда в центре внимания, Эммет. Прости, что говорю тебе это, но вселенная не вращается вокруг тебя, – невозмутимо говорит Розали.

– О, нет, ещё как вращается. Просто учёные ещё не смогли это доказать, – небрежно отвечает он, и даже я улыбаюсь, несмотря на своё хрупкое настроение. – Но, – продолжает он, – если здесь происходят групповые объятия, я хочу быть их частью.

– Эммет, – тихо, предостерегающе говорит Элис.

– Нет, – говорит он, явно понимая, что она пытается ему сказать. Он обходит вокруг кровати и, опустившись на колени рядом с Эдвардом, эффективно отталкивает его. – Я ждал этого момента с октября, а вы все знаете, что терпение – не мой конёк. Ну что, Белла, может большой брат обнять свою сестрёнку или как?

Он широко разводит руки, сознательно ещё больше отталкивая Эдварда. Он дурашливо улыбается, показывая ямочки на щёках, и внезапно я понимаю, что он действительно этого хотел. Но долго сдерживался лишь потому, что не хотел меня напугать.

Глубоко вздохнув, я встаю на колени и позволяю его рукам поглотить меня. Он большой, нет – огромный, и чуть не выдавливает воздух из моих лёгких. Но я не боюсь. Это совсем по-другому, чем когда Эдвард обнимает меня, и часть моего и без того перегруженного разума видимо всё же понимает, что всё хорошо.

– Иисусе, – бормочу я, подавленная его размерами, силой и новизной ощущений.

– Это очень мило, но лучше называй меня Эмметом, – говорит он в мои волосы, после чего отпускает.

До меня доносятся тихие смешки, и когда я снова сажусь, уже не находясь в чьих-либо объятиях, то чувствую себя более связанной со всеми ними, чем когда-либо прежде.

Затем снизу до нас доносится голос Джаспера.

– Где вы все?

— Мы здесь, – кричит ему Эммет, заставив меня вздрогнуть от силы его голоса. – Обнимаем Беллу.

– Что? – отвечает Джаспер, уже поднимаясь на третий этаж.

– Кажется, каждый хочет получить свою долю, – улыбается Розали, когда Джаспер входит в комнату.

– Ах, групповые объятия? – подойдя к кровати, говорит Джаспер.

Я смотрю на его доброе расслабленное лицо, и когда он улыбается мне, улыбаюсь в ответ. Вместо того, чтобы потребовать для себя свою часть объятий, он садится между Эсме и Элис и помещает руку на моё плечо.

– Добро пожаловать домой.


Источник: http://robsten.ru/forum/73-1397-159#1200289
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (16.07.2014)
Просмотров: 1424 | Комментарии: 53 | Рейтинг: 5.0/66
Всего комментариев: 531 2 3 4 5 6 »
avatar
0
53
Ох, эти высокомерные и черствые родичи Карл да, неприязненно воспринимает Беллу оу сама она избегает их но тут, Эсме ей оказывает соучастие..............................................
Еще она, поделилась о их отношениях с ними и ох, Эмм поблагодарил мать ну с братьями, пошел на улицу поиграть 
да, Э устроила чаепитие с Беллой            
Надо же, Эсме припомнила ее же обещание хм вынудила все же, готовить Розали и получилось великолепно ох, Эдвард все также любуется ею да ей, приятно хоть она смущена............................................
У всех в школе ажиотаж, они в подготовке к торжеству эта стерва Л будет в другом наряде нежели собралась, да как Розали и отметила оу, она не возместила ущерб ох зато, Э/Б разделили романтичные/нежные мгновения хм, несмотря на Л..........................................................
Да Эдварда, раскован/откровенен с Беллой на людях ну они, на уроке присутствуют при показе материала о ДНК и снова, ОН оказывает ей поддержку..................................................................
Оу она с материалом, вместо физры разобралась еще ОН, обещает позже поговорить ну а, Каленны обсуждают предстоящий отдых и она, озадаченна снова однако Эдвард, развеивает ее опасения..........................................................
Как печально, воистину Белла ведь не знает св/отца оу, Эдвард мгновенно ощущает ее страдания и предлагает решение после чего, ОН утомленный ее с собой увлекая еще, намерен мелодию послушать ох вдруг, пожелав станцевать.............................................. 
Белла все еще, огорчена ох подавлена, ОН осознавая ее состояние оу, с нею восседая выслушав сам высказывается да, Эдвард Эсме призвал ну а, остальные сами появившись ей свою соучастие оказали........................................................................
avatar
0
52
Ох ты ж блин cray
avatar
0
51
cray cray cray cray Срыв Белочки читался тяжело как всегда...
Но она меняется всё же.. и это радует...
Спасибо большое за проду.... good
avatar
0
50
cray cray спасибо за главу lovi06032
avatar
0
49
Очень эмоционально... трогательно... и безумно  душещипательно... слезы на глазах, а на лице улыбка!!!
Спасибо!!!
avatar
0
48
Обнимашки))) Спасибо за главу)
avatar
47
Спасибо!!!!!! lovi06015 Такая замечательная глава kisssss
avatar
46
Такая горько-сладкая глава... Эмоции просто через край!
Спасибо большое за продолжение! lovi06032
avatar
45
Любовь творит чудеса))
avatar
44
Спасибо за главу очень эмоциональная good lovi06032
1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-53
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]