Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 61.
Когда Шивон начинает говорить о письме, которое я послала ей в эти выходные, то мне приходится постараться, чтобы вернуться к ощущениям того утра.

Я написала ей сразу после приснившегося мне кошмара, но до того, как в течение долгого времени просидела с Эдвардом, говоря о том, о чём раньше ни с кем не смела поделиться.

И он не осудил, не отстранился и не насмехался.

Шивон говорит о моём страхе быть отвергнутой и поднимает несколько других тем, но мне кажется, что это не имеет ко мне никакого отношения. Я просто хочу проводить с Эдвардом как можно больше времени и, судя по разговору Карлайла и Эсме, который я подслушала, вероятно, этого также хочет и он.

И кажется, они совсем не против.

К моему удивлению мой психотерапевт заканчивает нашу встречу предложением видеться вместо двух раз в неделю, один. На меня накатывает облегчение, ведь мне не придётся так часто беспокоить других членов семьи, которым приходится возить меня в Порт-Анджелес. Также это значит, что у меня появится больше свободного времени, которое я смогу посвятить тому, что мне нравится, по крайней мере, как только заживёт моя дурацкая рука.

Мы договариваемся, что в следующую пятницу я скажу ей, в какой день недели я предпочитаю встречаться с ней.

– Ты хорошо справляешься, Белла, – говорит Шивон, когда провожает меня до двери своего кабинета. – Я вижу в тебе замечательные изменения. Продолжай в том же духе.

Эдвард встречает меня в пустом зале ожидания, и когда я вхожу, улыбается, встретив мой взгляд.

– Я знаю, что погода ужасная, но может, мы пройдёмся по торговому центру, чтобы выбрать подарок на день рождения Эммета?

Я смотрю на часы. Если мы это сделаем, то опоздаем на ужин.

– Я так же надеюсь, что возможно, ты захочешь посидеть со мной в кафе.

Мои щёки вспыхивают.

– Хочешь сказать, ты приглашаешь меня на свидание?

Откинув голову назад, он восхитительно смеётся. Затем снова смотрит на меня и, взяв мою руку, слегка её сжимает.

– Это от многого зависит. Если я скажу «да», ты всё равно пойдёшь?

Я кусаю губу, но всё же улыбаюсь. Внезапно засмущавшись, я отвожу от него взгляд. Большим пальцем Эдвард поглаживает тыльную сторону моей ладони.

– Скажи «да», – уговаривает он.

Я смотрю на него, и по какой-то причине что-то скручивается в моём желудке, когда я вздыхаю, чтобы сказать.

– Да.

Он торжествующе улыбается и тянет меня вперёд.

– На тот случай, если ты не заметила, ты только что говорила на публике, – говорит Эдвард, глядя на меня.

О, Боже! Неужели я это сделала?

Он снова смеётся, и мы бежим через дорогу в торговый центр, который, к счастью, имеет крышу. Я пытаюсь протянуть пальцы через влажные волосы, но всё заканчивается тем, что застреваю в спутанных локонах. Должно быть, я выгляжу ужасно, но когда смотрю на Эдварда, вижу, что его волосы также прилипли ко лбу, а лицо совсем мокрое от дождя.

– Добро пожаловать в самый дождливый район США, – говорит он с усмешкой. – Ладно, что же мы купим Эммету?

Я знаю, что он упоминал о новом спортивном инвентаре, но когда пытаюсь сказать об этом, у меня ничего не получается и я снова молчу.

Чёрт.

– Всё нормально, – успокаивает меня Эдвард. – Напиши на своём телефоне.

Я печатаю то, что не смогла сказать, и он соглашается с моей идеей, поэтому мы отправляемся в самый близкий магазин спорттоваров. Мы даже находим то, что можно было бы подарить Эммету, и хоть меня такие вещи не вдохновляют, Эдвард заверяет, что получив такое, его старший брат будет очень счастлив.

Позвонив домой и сообщив, что мы опоздаем, Эдвард ведёт меня в уютное кафе. Атмосфера внутри прекрасна и то, как размещены столики, даёт посетителям немного уединения. Эдвард находит для нас место в конце зала и, когда я опускаюсь на стул, снимает с себя пальто и садится напротив.

– Ты в порядке? Потому что мне бы хотелось, чтобы ты смогла здесь поесть.

Мне хочется рассмеяться на его замечание, но никакого звука не выходит. Чёрт. Интересно, могла бы я сейчас говорить, если бы он не упомянул, что я говорила на публике? Не знаю.

Я не понимаю, почему молчание или способность говорить не является моим добровольным выбором. Я думала, что как только мой голос вернётся, я смогу свободно управлять им.

Официантка приносит нам меню и, после нашего выбора, Эдвард делает заказ. Когда женщина снова уходит, он смотрит на меня с весёлым блеском в глазах.

– Ты выглядишь так, словно собираешься противостоять испанской инквизиции.

Он вновь заставляет меня рассмеяться, и я отворачиваюсь, избегая его пытливого взгляда.

– Просто всё это очень ново для меня.

А затем на моём лице расплывается широкая улыбка. Я сделала это, я снова говорила. Очевидно, я могу это делать, когда достаточно отвлечена. Это приносит облегчение, но также и пугает, так как я наивно полагала, что буду иметь больше контроля.

Но если я смогла сейчас что-то сказать, возможно, смогу сделать это снова.

– Спасибо, что привёл меня сюда, – пытаюсь выговорить я, и у меня получается, а произнесённые слова звучат намного мягче, чем я ожидала.

Он посмеивается.

– Ты что, шутишь? Я делаю это исключительно для своего удовольствия.

Я более внимательно присматриваюсь к нему и понимаю, что он шутит. Не соглашаясь с ним и слегка улыбаясь, я качаю головой.

Его неугасающая улыбка превращается в смех и, протянув руку через стол, он накрывает ею мои руки и слегка их сжимает.

– Ладно. Первый вопрос. Твой любимый цвет?

Моя улыбка становится шире, когда я понимаю, что он продолжает шутить по поводу испанской инквизиции и испытываю огромное облегчение, когда, наконец, осознаю, что он действительно хочет быть здесь со мной.

– Синий или зелёный, – спокойно отвечаю я.

– Правда? Просто ты всегда предпочитаешь чёрные и тёмные цвета.

Я опускаю взгляд.

– Чёрный помогает не выделяться.

Он снова сжимает мою руку, без слов сообщая, что услышал меня.

– Любимая книга?

– Много. Почти все книги Стивена Кинга, «Гордость и предубеждение», «Коралина в стране кошмаров», «Автостопом по галактике».

– Боже, я обожаю эту книгу. Как там написано? Жидкость, почти, но не совсем, совершенно не похожая на чай?

Я улыбаюсь и киваю.

– Но ответ – 42.

– Конечно, – серьёзно отвечает он. – Вопрос, однако, остаётся.

Я улыбаюсь, но когда возвращается официантка, выражение моего лица вновь становится серьёзным. Мы выбрали простой ужин – фирменные блюда безо всяких излишеств.

Мясо настолько мягкое, что практически тает на моём языке, и я даже на мгновенье закрываю глаза, чтобы насладиться насыщенным вкусом. Я пытаюсь определить наличие специй, но не могу. Просто потрясающе.

– Вкусно? – спрашивает Эдвард, и я могу только кивнуть, так как мой рот слишком полон для ответа. – Я могу попробовать?

Когда я снова киваю, он просто наклоняется вперёд и ждёт, и мне нужна секунда, чтобы понять, что он хочет, чтобы я покормила его. В продолжение прошлого воскресенья, когда он кормил меня кусочком кекса.

Я подношу вилку к его рту и, обхватив её губами, он, жуя, одобрительно стонет.

– Очень вкусно.

Он возвращает жест, и я позволяю ему покормить меня с его вилки. Его лазанья также восхитительна на вкус. Мне нужно будет запомнить название этого кафе, чтобы в будущем сюда вернуться.

Эдвард улыбается, и как бы мне не хотелось злиться на него, потому что он явно чувствует себя победителем, я не могу не улыбнуться. Он рушит мои стены, и огромные куски, кажется, отпадают каждый день.

После ужина, когда мы возвращаемся к машине, начинается ещё более сильный дождь. Эдварду приходится ехать на медленной скорости, и он просит меня написать Эсме сообщение с предупреждением, что из-за погоды мы приедем позже.

Та лёгкость, с которой он общается с матерью, заставляет меня осознать всю важность того, чтобы рассказать другим о том, что делаешь. Эдвард не боится наказания, из-за того что приедет домой поздно. Вместо этого он сделал всё для того, чтобы его мама не волновалась, когда он не вернётся в ожидаемое время.

Звенящая тишина давит мне на уши, когда в гараже Эдвард выключает двигатель.

– Давай пока подарки оставим в машине. Завтра после школы мы сможем забрать их, и Эммет ничего не увидит. Думаю, будет лучше спрятать их в твоей комнате. Он не осмелится войти туда, чтобы посмотреть.

Я моргаю.

– Он может прийти к тебе и начать искать подарки?

Эдвард улыбается и пожимает плечами.

– Не думаю, что он когда-нибудь вырастет.

Эдвард выходит из машины и, последовав его примеру, я чуть не сталкиваюсь с ним в полутёмном гараже, когда он внезапно останавливается и поворачивается.

Он пристально смотрит на меня, не улыбаясь, но намёк на улыбку виден в его глазах. И опять это странное ощущение, что он хочет меня поцеловать, и снова я не уверена, готова ли я к этому, даже если хочу. Спустя несколько секунд Эдвадрд вздыхает и, улыбнувшись, наклоняется, чтобы поцеловать меня в лоб.

Моё сердце пропускает удар, когда его губы касаются моей кожи, а затем начинает бешено стучать в груди. Мои руки по собственной воле поднимаются, чтобы для поддержки ухватиться за его плечи и с поразительной ясностью я чувствую, как его руки обхватывают мою талию.

Мы стоим так в течение минуты, наши лица очень близки, мы держим друг друга, когда его губы задерживаются на участке кожи выше моих бровей. Затем он снова вздыхает и, отстранившись, открывает дверь и вперёд меня выходит из гаража.

У меня остаётся ощущение лёгкости, но сквозь него просачивается смятение. Мне действительно показалось, что он хотел поцеловать меня. Так почему он этого не сделал?

И снова моё сердце замирает, но на этот раз вовсе не из-за приятного опыта.

А что, если я была не права? Что, если я всё это время ошибалась, и я не нравлюсь Эдварду так, как он начинает нравиться мне? Что, если мы хотим совсем разного?

Я думала, худшее, что может произойти – это то, что он захочет большего, чем я, но теперь, после всего того, что мы пережили, я понимаю, что мне будет очень больно, если он не хочет, чтобы наши отношения переросли во что-то большее, чем дружба.

~О~


Знаю, моя логика ошибочна. Эдвард не раз мне говорил, что любит меня больше, чем друга, да и его слова и действия никогда не подразумевали, что он всего лишь хочет быть хорошим для меня. Чёрт, он даже сказал, что приглашает меня на свидание, когда вчера повёл в ресторан.

Тем не менее, мои мысли не покидают меня, а страх быть отвергнутой мешает обо всём его расспросить.

Всё так сложно.

В среду мне очень скучно в школе и, вздыхая, я смотрю в окно, но всё что вижу – завесу дождя. Он ни на миг не прекращался со вчерашнего вечера. И как бы мы не бежали после уроков к машине, всё равно до нитки промокаем – с зонтиками или нет.

Вернувшись домой, Эдвард сразу идёт к своему роялю, а Джаспер уговаривает меня поиграть с ним в видеоигру. Но я отвлечена и делаю глупые ошибки. Джаспер замечает это.

– Запястье болит? – с беспокойством спрашивает он.

Я качаю головой, избегая его взгляда, и смотрю через плечо – в том направлении, где играет Эдвард.

Джаспер понимающе улыбается и поворачивается к телевизору.

– Если ты не хочешь играть, всё в порядке.

Я не хочу его разочаровывать – я ненавижу кого-то подводить. Но, в любом случае, пришло время начать готовить ужин, а это, как правило, является для меня хорошим отвлечением. Кроме того, думаю, мне нужно обсудить с Эсме предложение Шивон.

Когда я захожу в кухню, Эсме уже там и как всегда встречает меня с тёплой улыбкой.

– Я думала сегодня вечером приготовить суп и салат из макарон, – сообщает она мне.

Я согласно киваю, а затем роюсь в ящике в поисках блокнота и ручки. Я пишу, что Шивон предложила сократить занятия до одного раза в неделю. И вдруг понимаю, что также это значит, что Эсме и Карлайл будут тратить на меня меньше денег.

– Это хорошая новость, верно? – спрашивает Эсме и посмеивается, глядя на моё лицо, хоть я и не знаю, как сейчас выгляжу. – И в какой день недели ты хотела бы ездить?

Я пожимаю плечами, давая понять, что не знаю. И неосознанно замечаю, что фортепианная музыка прекратилась.

– Может, Шивон согласится на любой другой день недели? Или она сказала, что это обязательно должны быть вторник или пятница?

– Что происходит? – зайдя в кухню, спрашивает Эдвард. Он сразу подходит к холодильнику, ища, чем можно перекусить.

– О, Эдвард, не стоит этого делать, мы скоро будем ужинать, – говорит Эсме.

Эдвард смотрит на свою мать, пожимает плечами и достаёт из холодильника яблоко.

– Я голоден.

– Тогда яблоко не поможет. Оно только разожжет твой аппетит. Ты мне сам не раз об этом говорил.

Эдвард ухмыляется.

– Тогда я смогу съесть больше вашего вкуснейшего ужина. Ладно, так что не так с терапией Беллы?

– Не будь таким любопытным, – упрекает его Эсме, но в её голосе слышится веселье. Иногда кажется, что в глазах своей матери Эдвард просто не может сделать что-то плохое.

– Ладно, теперь она будет ездить раз в неделю, и мы пытаемся решить, в какой день будет удобней.

Эдвард смотрит на меня, цвет его зелёных глаз настолько ярок, что это шокирует меня.

– И что вы решили? – спрашивает он.

– Мы ещё не определились.

– Конечно, вторник. Вторая половина пятницы должна быть свободна.

Эсме переводит взгляд с Эдварда на меня.

– Но я не могу возить тебя по вторникам.

– Я могу, – с лёгкостью отвечает Эдвард.

– Ты не против? – спрашивает Эсме.

Отвечая, Эдвард смотрит на меня.

– Нет, конечно нет.

Краем глаза я отчётливо вижу, как Эсме пытается побороть свою улыбку.

– Тогда ладно.

Эдвард улыбается и, откусив от яблока, подмигивает мне и выходит из кухни.

Произошедшее лишь добавляет пунктик к моей растерянности относительно того, чего хочет он, и чего хочу я. Думаю, что мне нужно обязательно поговорить с ним об этом.

Подавив вздох, я вновь поворачиваюсь к Эсме, чтобы помочь ей готовить.

После ужина Эммет задерживается, чтобы помочь убрать со стола. Мне некомфортно, когда он так близко, хоть я уже знаю, что он очень хороший парень.

– Тааак, Белла, – говорит он, когда я включаю посудомоечную машину. Лёгкий гул заполняет кухню. Я поворачиваюсь и смотрю на его гигантское тело, но, взглянув на его лицо, еле сдерживаюсь от смеха.

Он что-то задумал – я могу сказать это по блеску в его глазах.

– Ты уже купила мне подарок на День рожденье?

О, Эдвард предупреждал меня. Подарки Эммета спрятаны в шкафчике под раковиной в моей ванной. Я надеюсь, что если он решит совершить набег в мою комнату в поисках своих подарков, в ванную он зайти не осмелится.

Я киваю, отвечая на его вопрос.

Он улыбается и прислоняется к кухонной стойке.

– Отлично. И что это?

Я с улыбкой качаю головой. Ему нужно просто подождать, в своё время он сам всё увидит.

– Ты не хочешь мне говорить? Может, хотя бы намекнёшь?

Нет.

Сделав вид, что обиделся, он очаровательно выпячивает нижнюю губу.

– Ну, хоть один намёк? Одно слово, пять букв?

Я тихо смеюсь, увидев выражение его лица – ямочки на щёках и щенячьи глаза, когда он пытается выудить из меня нужную информацию. Тем не менее, я качаю головой. Он может подождать.

Он снова обижается.

– А где спрятаны подарки? В комнате Эдварда?

Хм, я не хочу лгать, но так же не хочу, чтобы он знал, где они находятся. К моему удивлению, мне на помощь приходит Джаспер.

– Эммет, тебе исполняется девятнадцать. Разве ты не староват для этого дерьма?

– Вовсе нет, – торжественно утверждает он.

Я в замешательстве моргаю. Девятнадцать?

– Я оставался на второй год, – объясняет Эммет. – Я не всегда был сосредоточен, пытаясь добиться лучших результатов.

Джаспер фыркает.

– Можно подумать, что сейчас ты сосредоточен.

– Полностью, – с притворной искренностью отвечает Эммет. – Просто легко отвлекаюсь.

Джаспер откидывает голову назад и смеётся.

– Я буду удивлён, если ты сразу сдашь все свои экзамены.

– Вера, братан, – отвечает Эммет. – Мне поможет вера.

–И помощь Беллы по тригонометрии, – подмигивая мне, добавляет Джаспер.

– И это тоже, если она не против. – Взгляд Эммета останавливается на мне, и я киваю. На самом деле тригонометрия поможет мне отвлечься.

– Супер, – улыбается он. – Поэтому, что ты мне подаришь на День рождение?

– Эммет! – одновременно с Джаспером слышатся голоса Элис и Розали.

Он смеётся и выходит из кухни.

– Я всё равно узнаю, – обещает он. – Я вытяну это из Эдварда. Вот увидите.

~О~


В четверг мой учитель по тригонометрии просит меня остаться после урока, и я задерживаюсь, привлекая к себе взгляды Элис и остальных.

– Белла, твои результаты по тригонометрии безупречны. Если хочешь, в следующем году можешь заниматься по продвинутому курсу. Хочешь? Возможно, это даст тебе своего рода вызов.

Он должен видеть мои колебания. Продвинутый курс несёт в себе лишнее внимание, которого я совсем не хочу.

– Подумай об этом. Я могу устроить это для тебя. Вот письмо для твоих опекунов.

Он протягивает мне конверт, и я кладу его в свой рюкзак. Когда он отпускает меня, я спешу выйти из класса. Не смотря ни на что мне нелегко оставаться наедине с учителем.

Наступает время большой перемены. Больше никто не забирает меня у дверей класса – в кафетерий я уже давно хожу сама. Я погружена в свои мысли и замечаю идущую мне навстречу Лорен позже, чем следовало.

Она оживлённо разговаривает со своей подругой и совсем не смотрит куда идёт. Я отхожу в сторону, пропуская её, но поравнявшись со мной, она взмахивает рукой, в которой держит стаканчик с газировкой. Её рука врезается в мою грудь, напиток выплёскивается и обливает меня липкой жидкостью.

– Какого хрена? – визжит Лорен, глядя на несколько капель колы на своей блузке. – Не видишь, куда идёшь?

Я не могу ответить и смотрю на неё в ужасе. Именно Лорен столкнулась со мной, но такие люди как она довели до совершенства способность обвинять в чём-то других. Она или не замечает или игнорирует тот факт, что я залита её напитком.

Если она потребует, чтобы я заплатила за него, надеюсь, у меня хватит мужества ей отказать. Потому что на этот раз, я абсолютно уверена, что моей вины в произошедшем нет.

Некоторые ученики остановились и теперь смотрят на нас. Я слышу шёпот, и слова «тупая девчонка» доносятся до моих ушей. Как мне удаётся не покраснеть, я не знаю, но стою на своём. Лорен глумится надо мной, затем кудахчет, вернее, издаёт странный звук, безумно похожий на этот и уходит.

Я захожу в уборную, где отчаянно пытаюсь очистить свой свитер, но конечно, у меня ничего не получается. Когда я снова выхожу в коридор, мой свитер выглядит грязным, жидкость просочилась через ткань, и я чувствую, что влажной стала даже моя футболка.

Как только я захожу в кафетерий, ко мне подбегает Элис.

– Что случилось? – спрашивает она, указывая на пятна на одежде.

Я пожимаю плечами. Это не важно, ведь так? Лорен ненавидит меня, и я тоже её не люблю. Я почти уверена, что она столкнулась со мной не специально, и может, мне стоило быть более осторожной, но сейчас я уже ничего не могу исправить.

После Элис ко мне подходит Эдвард, его взгляд отражает беспокойство.

– Что случилось? – спрашивает он, повторяя вопрос Элис.

– Я видела, как в неё врезалась Лорен, – справа от меня слышится тихий голос Анджелы. – Всё содержимое её стаканчика с колой вылилось на Беллу.

В потемневших глазах Элис вспыхивает гнев.

– Вот же грёбаная сука. Я убью её.

– Она не специально, – быстро говорит Анджела. – Это действительно была случайность, хотя она, возможно, могла бы уладить всё намного лучше.

– Думаю, она не извинилась? – нахмурившись, говорит Эдвард.

К нам подходят и остальные, и теперь я в окружении моих приёмных братьев и сестёр, которые выглядят расстроенными из-за того, что со мной сделала Лорен. Ощущение, что я являюсь полноценной частью их семьи, теплом разливается в моей груди.

– Нет, не извинилась, – говорит Анджела. – Мне жаль, Белла. Она действительно была не права.

– Хочешь что-нибудь съесть или попить? Давай, я возьму тебе что-нибудь, – говорит Розали. Она тянет за собой Эммета, и я вижу, как говоря ему что-то, она оживлённо жестикулирует.

– Нужно переодеть тебя в сухой свитер, – говорит Элис. – Но у меня с собой только спортивный костюм.

Я отрицательно качаю головой. Всё нормально, на самом деле. Я буду жить.

Эдвард хмурится и открывает рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент к нам подходит Лорен.

– Ты знаешь, что только что сделала твоя сестра? – говорит она ему, широко, словно недоверчиво раскрыв глаза. – Она врезалась прямо в меня. А теперь посмотри, у меня пятна на моей новой кофточке. – Она указывает на невидимые пятна, подозрительно близко к её груди.

В самом деле?

– Ты должен сказать ей, чтобы она смотрела по сторонам.

Эдвард вскидывает брови, и моя спина напрягается от злости, которую я вижу в его глазах.

– Лорен, думаю, это тебе нужно проверить свои глаза. Насколько я знаю, именно ты столкнулась с Беллой, и именно её одежда вся мокрая от твоих действий. Я прослежу, чтобы ты оплатила химчистку.

В его словах лёд, и Лорен заметно потрясена его жестким отказом. Она напрягается на мгновение, после чего, фыркнув, уходит.

Джаспер хлопает Эдварда по плечу.

– Молодец, братан. Теперь будем надеяться, что она отстанет от тебя.

Эдвард смущённо улыбается.

– Будем надеяться. – Затем его взгляд останавливается на мне. – Нужно решить эту проблему. – Не задумываясь, он снимает с себя свой любимый свитер. Тот, который я носила в свой первый вечер у Калленов. Он протягивает его мне.

– Иди переоденься.

Я потрясённо моргаю и показываю на его голые руки. Разве он не замёрзнет?

– Я буду жить. А теперь иди.

Его слова не терпят никаких возражений, и я снова иду к ближайшей уборной, где запираюсь в кабинке. Глубоко вздохнув, я снимаю с себя промокшую одежду и натягиваю через голову свитер Эдварда. Он всё ещё хранит тепло его тела и пахнет им.

О, Боже.

Я закрываю глаза и вдыхаю. Его запах делает со мной что-то необъяснимое. Он так потряс меня в первый день моего пребывания у Калленов, и так же действует на меня и сейчас.

И вот теперь я буду окутана им, по крайней мере, в течение двух часов.

На уроке биологии я постоянно нюхаю свитер, до тех пор, пока не замечаю, что Эдвард внимательно смотрит на меня. Я сильно краснею и прячу лицо в руках.

Он просто посмеивается, а в его глазах светится нежность.

Этот взгляд напоминает мне о моём беспокойстве, и я сразу же беру себя в руки. Я не уверена, что он хочет того же, что и я. Я должна быть осторожной.

Домой я еду с ним, Джаспером и Элис. Когда мы паркуемся в гараже, Элис и Джаспер, взяв машину Эсме, сразу уезжают, чтобы отправиться в Порт-Анджелес и купить подарок Эммету.

После того как они отбывают, Эдвард выходит из машины и я следую за ним. Мои мысли в полном беспорядке.

Эдвард останавливается и резко поворачивается, и я снова чуть не сталкиваюсь с ним.

– Что случилось, – говорит он, и это даже не вопрос.

Застуканная врасплох его наблюдательностью, я суетливо натягиваю на руки слишком длинные рукава свитера Эдварда.

– Белла, – ещё тише говорит он. – Когда ты поймёшь, что всегда можешь поговорить со мной?

Я вздыхаю и слегка вздрагиваю, когда он обхватывает ладонями моё лицо.

И вот снова. Подходящий момент.

Он не раздражён, по крайней мере, я этого не вижу. Он хочет знать, почему я снова закрываюсь, и на его месте, я бы тоже хотела знать. Но просто очень трудно об этом сказать.

– Хм, – удаётся выдать мне из себя. Блестяще.

Он ждёт, кажется, с терпением святого, всё ещё держа моё лицо в своих руках.

Когда я молчу, он уговаривает меня.

– Продолжай. Пожалуйста.

Нахмурившись, я облизываю губы в попытке избавиться от неожиданной сухости во рту. Мои руки безвольно висят по сторонам. Но я поднимаю их и вновь начинаю заламывать, но наталкиваюсь на твёрдый пресс Эдварда. Словно по собственной инициативе, мои руки остаются там, наслаждаясь контактом лишь через тонкий слой его футболки.

– Я, хм. – Мда…

Он слегка улыбается мне и кивает, прося продолжить.

Его присутствие здесь противоречит всем моим сомнениям. Но всё же…

Чёрт!

– Ты… – нет, не так.

Хм.

– Почему ты не хочешь меня поцеловать?

Я не… неужели я это сказала?

О, Господи, позволь мне исчезнуть в отверстие в земле и умереть.

Глаза Эдварда расширяются, после чего он откидывает голову назад и смеётся. Облегчённо смеётся, но я не знаю, потому ли что я не права, или права. Нахмурившись, я жду, когда он снова посмотрит на меня.

Когда он вновь обращает на меня свой взгляд, то в его глазах светится веселье, а его руки всё ещё обхватывают моё лицо. Затем он становится более серьёзным.

– Поверь мне, я хочу, – честно отвечает он. – Но я не думаю, что ты к этому готова.

Судорожный вздох покидает мои лёгкие после его признания. Он хочет. Это означает, что он хочет больше, чем дружеские отношения, верно? Как замечательно, что страх, что он хочет большего, чем я могу ему дать, просто исчез. Я просто хочу быть рядом с ним, и теперь я уверена, что он также хочет этого – по какой-то странной причине, которую я никогда не смогу понять.

Он думает, что я не готова.

Он прав.

Он понимает.

– Ты прав.

Он мягко улыбается, и на секунду мне кажется, что он в любом случае собирается это сделать. Звуки, доносящиеся из дома, ломают напряжённость между нами. Эдвард моргает, затем говорит:

– Приятно слышать. Я рад, что ты можешь говорить со мной об этом. Знаешь, чтобы понять всё, мне нужна твоя помощь. Я не смогу справиться в одиночку.

Я краснею от его слов, мои щёки пылают в его руках.

Он смеётся, а затем притягивает меня к себе в абсолютно естественном движении, полностью обнимая меня, а я прячу лицо у него на груди. После того как первоначальный шок стихает, я могу обнять его в ответ, и даже немного сжать, чтобы дать понять, насколько мне это нравится.

Он вздыхает в мои волосы и слегка покачивает нас из стороны в сторону.

Как же безумно приятно мне находиться в его объятиях.


Источник: http://robsten.ru/forum/73-1397-156
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (02.07.2014)
Просмотров: 1380 | Комментарии: 43 | Рейтинг: 5.0/68
Всего комментариев: 431 2 3 4 5 »
avatar
0
43
fund02016 good lovi06015
avatar
0
42
Оу Белла вся взволнованна и трепетает, от открывшихся чувств к Эдварду да, ей приходится приложить усилия дабы, вникнуть в разговор с Ш, после с нею на последущ/ сеанс уговорилась................................................... 
И встречает, сияющего счастьем Эдварда оу ОН, сумел ее очаровав на поездку в ТЦ, еще побыть с ним в кафе согласится ну еще ему, выяснить удалось посредством СМС о подарке       
Эдвард конечно, мать предупредил ох они романтичный ужин, вдвоем да трогательно-нежно отнесясь, провели и еще, откровенно выговорились.....................................................
ОН ее об сокрытии от Эмм, ох с нею обговорил и еще Э/Б разделили исключительно-взбудораженное мгновение ну Джас, старался увлечь игрой но увы, она не в состоянии............................................  
ОН проникновенно-захватывающее сыграл и Белла с Эсме обсудила было, оу Эдвард войдя с матерью озорничая, да готов отвезти...................................................................... 
Эмм здоровяк, упорно вызнать пытался и она, стойко держалась ох, Джас выручил да, в школе Беллу за выдающиеся знания отметил учитель оу, она отвлечена ну снова, тупая/противная стерва Л с подругами, невежественно обошлась хм Элис, негодует                    
Вот Анжела и разоблачила ее ох, Эдвард мгновенно ей выговорил да, Джасс одобрил еще ОН, Беллу благоволя/бережно отнесясь, позаботился.............................................. 
И Каллены отъехали по делам, да они наедине остались ох, Белла высказалась начистоту оу ОН, приняв окружил ее своей настоящей ЛЮБОВЬЮ........................................................................ 
avatar
0
41
girl_blush2 girl_wacko dance4
avatar
39
Вопрос о поцелуе это не какой-то шаг , а прямо рывок в их отношениях. Спасибо. fund02016 girl_wacko hang1 lovi06032
avatar
38
просто очаровательно))) спасибо за главу) ну ребята тебя обязаны поцеловаться)))
avatar
37
если бы не история с Джесс можно было бы подумать что Эдвард девственник .....
avatar
40
Он - девственник. И хоть с Джесс он встречался, до постели так и не дошло  JC_flirt
avatar
36
О,милое дитя!Ты уже на прямом путь выздоровления!
Спасибо за главу!
avatar
35
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
34
Радостно за этих двоих!
Контактов всё больше и больше!
И они дарят Белле наслаждение и защищенность!
Скоро девочка расцветет!
Спасибо за чудесную главу!
(Улыбалась, читая главу, как Эсме, наверное, радуюсь за ребят....)
avatar
33
Аааааах, как романтично))
Спасибо за главу)))
1-10 11-20 21-30 31-40 41-42
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]