Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 66. Часть 1
– Ты пойдёшь со мной на бал?

На мгновение кажется, что время просто замерло. Он пригласил меня на бал. Что означает: он либо хочет пойти со мной из жалости, либо на самом деле хочет быть там со мной.

К настоящему времени я уже вполне уверена, что причина в последнем. Но мне нужно убедиться.

– Это не из жалости?

Эдвард закатывает глаза, выглядя раздражённым.

– Я даже не собираюсь на это отвечать.

Я кусаю губу, чтобы сдержать свою радость. Он хочет пойти со мной на выпускной бал. И, несмотря на то, что одна только мысль об этом до безумия пугает меня, желание быть нормальной пересиливает всё. А танцы на выпускном, определённо считаются «нормальными», ведь так?

– Да.

Его глаза расширяются.

– Да?

Я улыбаюсь его искреннему счастью.

– Да.

Он закрывает глаза и улыбается так широко, что, кажется, я вижу все его зубы.

– Она сказала «да», – говорит он, перекатившись на спину и закрыв лицо руками.

Я улыбаюсь его счастью. И тоже чувствую себя счастливой. Если бы я знала, что моё согласие принесёт ему столько радости, то не колебалась бы ни секунды.

– Но я не ношу платья, – говорю я, вновь став серьёзной. По многим причинам только одна эта мысль вызывает во мне дрожь.

Усмехнувшись, он вновь поворачивается ко мне.

– И я не ношу. Просто, чтобы ты знала.

Для того чтобы помочь мне, Эдвард пытается отнестись несерьёзно к ситуации, и я благодарна ему за это. Я встречаю его взгляд и знаю, что он понимает меня.

– Не могу поверить, что ты сказала «да», – тихо говорит он, снова проведя пальцем по линии моей челюсти. Его прикосновения больше не кажутся мне чуждыми, и я даже начинаю ожидать их – в хорошем смысле. Трепет, который я чувствую, когда он касается меня, больше нельзя назвать страхом.

– Я тоже, – отвечаю я.

– Не делай этого из-за меня, – говорит он и его глаза встречаются с моими. – Я хочу, чтобы ты пошла, потому что хочешь сама, а не потому, что стремишься сделать меня счастливым.

– Я хочу, – говорю я. Моя нижняя губы исчезает между зубами, когда я произношу эти слова. По иронии судьбы именно Эдвард сейчас не испытывает уверенности, и я, как могу, успокаиваю его. Я не хочу лгать, несмотря на то, что скорей всего пошла бы только для того, чтобы угодить ему. – Я хочу быть нормальной. Отойти от всей этой неразберихи. Может, выпускной бал – хороший способ начать?

Эдвард нежно улыбается.

– Может быть. Ты просто удивительная, ты это знаешь?

Что?

– Я совсем не такая.

Он пожимает плечами.

– Я думаю, что такая. И буду придерживаться этого мнения.

– Я перестану говорить, если ты будешь заставлять меня чувствовать себя неловко, – заявляю я, интересуясь, откуда у меня взялось столько мужества, чтобы так свободно с ним говорить.

Он смеётся – красивый смех наполняет комнату. Затем в его глазах появляется дьявольский огонёк, и он поднимает свои руки вверх.

– Ты удивительная, – заключает он.

Мне его не переубедить. Несмотря на то, что именно он – удивительный.

~О~


После моего срыва у Шивон всё изменилось. Это была тяжёлая неделя, наполненная преследующими меня воспоминаниями, которые поднимали на поверхность все мои эмоции. Мне понадобилось несколько дней, а затем появилась Эсме.

Боже, Эсме.

Я всё ей рассказала. Начав с самого начала. Рассказала о трейлере, в котором пахло плесенью, и который казался слишком тесным, несмотря на то, что я сама была ещё малышкой. Рассказала о матери, о том, что у неё были каштановые волосы и нежный голос. По крайней мере, когда она говорила со мной. О Лоране, которого я встретила, когда в одну глухую ночь мать забрала меня с собой.

Лоран никогда не любил меня. Я быстро поняла, что лучше не стоит попадаться ему на глаза. Что старалась и делать. Рядом с ним моя мать тоже изменилась. Всё стало более мрачным, более болезненным и напряжённым. Я попыталась рассказать своей матери, что делал со мной Лоран, что он щипал меня, бил и лапал, приходя по ночам в мою комнату. Мама разозлилась. В камине лежала кочерга, и она была раскалённой. Я подняла руки, чтобы оградиться от удара. Шрам, который остался, изуродовал мою ладонь. Он стал напоминанием, что я никогда не должна об этом говорить.

Поэтому я замолчала. Наблюдала, как мать бросает меня, уезжая на красном автомобиле, как оставляет меня с Лораном. Я боялась его, и он это знал. Использовал это.

Я рассказала Эсме немного о том, что со мной происходило. Семь лет, в течение которых я была наедине с ним, сократила до одного-двух предложений. Игры разума. Разнообразные угрозы. Избиения. Когда у меня впервые пошли месячные, начались изнасилования.

Теперь я могу назвать это изнасилованием. Несмотря на то, что понятие «секс» для меня абсолютно чуждо, я понимаю, что то, что происходило – неправильно. Я – жертва. Слова Шивон оказались правдой, чистой, как алмаз. Они разрушили мою логику.

Это не моя вина. Правда. Моей вины там не было.

Теперь я это понимаю.

Лорана арестовали за мошенничество. Социальные службы поместили меня в какой-то временный приют, а спустя неделю или две отправили в семью Стефана. Там никогда не задумывались о причинах моего молчания. Они думали, что это связано с шоком от потери моего воспитателя и потери дома. Они не могли даже предположить, что происходило за закрытыми дверьми моего прежнего дома.

Поначалу у Стефана всё было довольно хорошо. Насилия совсем немного – намного меньше, чем я ожидала. Но затем всё стало хуже, и Ирина стала срываться на нас. Она просто обезумела. Я, как могла, пыталась не обращать внимания на её приступы, но затем её забрали в психушку. Социальная служба быстро нашла Хайди и Питеру – моим приемным брату и сестре – новую семью, но моя очередь никак не подходила.

Наедине со Стефаном история повторилась. Именно тогда я решила, что причина во мне. Разве иначе могло бы такое произойти?

Я убежала, когда он попытался убить меня. Потому что, как бы я ненавидела свою жизнь, не хотела, чтобы она заканчивалась. Может, в глубине души я знала, что где-то меня ждёт что-то очень хорошее. Или, может, независимо от того, сколько дерьма в вашей жизни, инстинкт самосохранения всегда берёт вверх. Я не знаю.

Я знаю лишь, что благодаря тому, что убежала, сейчас я нахожусь здесь. В семье Калленов. Они приняли меня, несмотря на мои шрамы, панические атаки и прочее. С их бесконечным терпением, заботой и, конечно же, любовью, они показали мне, на что может быть похожа жизнь.

И вот я здесь. И теперь, когда я всё рассказала Эсме, то чувствую себя лёгкой как пушинка. Конечно, я пыталась сдерживать свои эмоции. Понадобятся годы, если не вся оставшаяся жизнь, чтобы пережить всё это и правильно осознать. Наверное, я никогда не смогу полностью справиться со своим прошлым. Но впервые я чувствую, что у меня появился шанс зажить нормальной жизнью. Я побывала в аду и вернулась обратно. Дважды. И я всё ещё здесь.

Думаю, что пришло время позвонить Рене.

Я нахожу Эсме в гостиной, где она смотрит кулинарное шоу. Пекари делают свадебные торты и их творения настолько красивы, что очень грустно понимать, что вскоре они будут съедены.

– Это похоже на то, что ты можешь делать с марципаном, – с улыбкой взглянув на меня, говорит Эсме. – Хотя твои цветы выглядят более реалистичными, чем те, которыми они украсили свои торты.

– Всё дело в глазури, – отвечаю я и сажусь рядом с ней, когда она в приглашающем жесте начинает поглаживать диван. – С глазурью можно сделать так, что цветы будут выглядеть как настоящие.

Мой голос всё ещё хриплый. Я начинаю думать, что он навсегда останется таким. Как и моя не до конца внятная речь, если только я не начну ходить к логопеду.

– Может, ты хотела бы в качестве профессии выбрать кулинарию? – нежно спрашивает она. – У тебя это хорошо получается.

Я смотрю в её теплые глаза и приветливое лицо. По сути дела, она стала для меня матерью. Несмотря на то, что довольно скоро мне исполнится восемнадцать, с ней я могу чувствовать себя маленькой девочкой, которая ни за что не несёт ответственности.

– Я даже никогда не думала над тем, чем хочу заниматься в будущем. Всегда предполагала, что это будет что-то такое… ну, где я смогу находиться подальше от людей. Ну, знаешь, чтобы было поменьше взаимодействий.

– Но теперь ты можешь делать что угодно. Если ты примешь решение в течение лета, то даже сможешь подобрать нужные предметы в школе, чтобы это пошло на пользу твоему будущему образованию.

– Думаю, что я хочу заниматься писательством. Правда, понятия не имею, как. Даже не знаю, смогу ли. – Вау, не думаю, что когда-либо говорила с кем-нибудь об этом. Но после прошедшей недели разговаривать с Эсме стало намного легче. Где-то по пути, она стала не врагом, а союзником.

Нет, это не правда. Она никогда не была моим врагом. В течение очень долгого времени я просто боялась положиться на неё. Любовь и доверие, в конце концов, могут быть очень непостоянными.

– Мне всегда нравилось проводить своего рода исследования. Может, у меня получилось бы писать статьи для журналов? Связываться с людьми через электронную почту.

– Думаю, у тебя получится, – говорит она. – Но теперь ты можешь и созваниваться с людьми.

Кстати, о звонке…

– Я хотела бы позвонить Рене, – вырывается из меня. – Если ты не против. Я имею в виду, я знаю, что это будет стоить денег… Но можно мне, пожалуйста, воспользоваться телефоном?

Эсме смеётся, но я чувствую в её смехе одобрение и понимаю, что она смеётся не надо мной, а над моей дурацкой неуверенностью.

– Дорогая, тебе даже не нужно спрашивать. Ты знаешь её номер?

Я понимаю, что нет.

– Я сейчас принесу тебе его. Можешь остаться здесь или пойти к себе, если тебе хочется немного уединения. – Она встаёт, чтобы взять в библиотеке адресную книгу, и когда возвращается, то пролистывает её. – Ах, вот и Рене. – Эсме кладёт адресную книгу на мои колени и вкладывает в руку телефон. – Удачи. Она будет безумно рада услышать твой голос.

Так же как и я её.

Сделав несколько глубоких вдохов и пытаясь набраться мужества, я набираю номер телефона Рене. Но не нажимаю кнопку вызова. Эсме с любопытством смотрит на меня, но в её глазах я вижу искреннее понимание.

Когда мы слышим доносящиеся из гаража голоса Джаспера и Эммета, Эсме решает за меня.

– Иди наверх. Там тихо. Удачи.

Я киваю, не в силах вымолвить ни слова и, прижимая телефон к груди, быстро поднимаюсь по лестнице.

Насколько странно, что в своей жизни я никогда ни кому не звонила? Оказавшись в своей комнате, я сажусь на кровать, затем на пол и, наконец, выбираю кресло-качалку. Я так сильно нервничаю, что почти решаю не звонить. Но в электронных письмах Рене всё чаще проскальзывает беспокойство, и я очень, очень хочу услышать её голос.

Вцепившись в стёганое одеяло, которое она подарила мне, я нажимаю «позвонить».

Бесконечные гудки. Может, она обедает. Может, её нет дома. Или, может, я просто звоню в неподходящее время. Возможно, мне стоит просто повесить трубку, пока…

– Дуайер.

Её голос, даже искажённый огромным расстоянием, кажется неуверенным.

– Алло? Карлайл, это ты?

Нет, хочу сказать я. Это я, Белла. Ты меня помнишь?

– Алло? – после короткой паузы снова спрашивает она.

Паника сдавливает моё горло, когда я понимаю, что не в состоянии вымолвить ни слова. Она сейчас повесит трубку, и я не использую свой шанс.

Молчание затягивается, единственное, что я слышу, неясный тихий шум.

Затем…

– Белла?

Непрошеные слёзы катятся по моим щекам.

– Всё в порядке, – говорит Рене, и тон её голоса меняется. – Всё в порядке?

Сделай это, говорю я себе. Просто возьми себя в руки, и сделай это.

Боже, на самом деле всё совсем не так, как я себе представляла.

– Да, – более хриплым голосом, чем обычно отвечаю я. Прочистив горло, я пробую ещё раз. – Да.

И вновь воцаряется тишина, но она не кажется неловкой. Рене полностью потеряла дар речи.

– Рене? – осторожно спрашиваю я, когда она молчит дольше, чем я ожидала. – Ты всё ещё здесь?

– Я здесь, – отвечает она и её голос срывается. – Прости, просто я действительно поражена.

Она плачет. Это я заставила её плакать.

– Не плачь, – говорю я.

–Это счастливые слёзы, – быстро поясняет она. – Боже, ты даже не представляешь, как я счастлива слышать твой голос.

Она улыбается, я слышу это в её голосе. И тоже улыбаюсь, потому что она счастлива.

– Как твои дела? На самом деле?

Я прикусываю губу. Я надеялась пропустить эту часть разговора.

– А как у тебя? – вместо того, чтобы ответить, спрашиваю я.

– У меня всё отлично. В конце лета я выхожу замуж.

– Поздравляю, – говорю я. – Ты, должно быть, очень счастлива.

– Я была бы намного счастливее, если бы ты смогла приехать ко мне на свадьбу.

Теперь дар речи теряю я. Снова.

– Ты получишь официальное приглашение, но, может, могла бы обсудить это с Карлайлом и Эсме? Я уверена, что они отпустят тебя. И я очень хотела бы увидеть тебя снова.

– Да, – отвечаю я. Боже, одна только просьба использовать телефон стала для меня огромным шагом. Но просить, чтобы они позволили мне отправиться в другой конец страны? Не знаю, смогу ли я сделать это, ведь достаточно пользуюсь их добротой, разве не так?

Прекрати, говорит новый, нежный голос в моей голове. Не сомневайся так сильно в них или в себе. Просто спроси их.

– Скажи мне, как ты, – говорит Рене, и её голос становится мягче. – Что заставило тебя начать говорить?

Она правильно понимает моё молчание.

– Не очень приятная ситуация?

– У меня был кризис, – шепчу я. – Было нелегко.

– О, дорогая, ну конечно. Но ты делаешь огромные успехи. Остальные знают, что ты говоришь?

Я автоматически киваю, но затем понимаю, что она не может видеть меня.

– Да. Они были очень счастливы.

– Могу себе представить. Боже, как бы я хотела присутствовать при этом. Я очень рада, что ты позвонила мне.

– На этой неделе я всё рассказала Эсме.

– Это хорошо. И показывает твою силу.

– Я устала быть сильной, – говорю я так тихо, что даже не уверена, что Рене слышит меня. Почему-то по телефону легче признаваться в своих слабостях. – Мне кажется, что всю свою жизнь я пыталась оставаться сильной и теперь очень устала, но не могу позволить себе потерять бдительность, иначе просто сломаюсь.

Рене, раздумывая, недолго молчит.

– Думаешь, ненадолго расслабиться – это так плохо? Все нуждаются в перерыве. Я уверена, что семья Калленов полностью поняла бы тебя.

Я отрицательно качаю головой, несмотря на то, что она моего движения не видит.

– Дело не в этом. Скорее похоже на то, что я боюсь. Что если вдруг соглашусь на это, больше не смогу вернуться к себе прежней.

Рене издаёт сочувствующий звук.

– Такое уже случалось?

– Нет.

– Значит, нет никаких оснований предполагать, что это произойдёт сейчас, верно?

– Возможно, ты права. – Но всё равно страшно. Она это понимает?

– Тебе нужно отдохнуть. Устроить для себя своего рода праздник. Ты можешь поговорить об этом с Эсме? Или хочешь, чтобы это сделала я?

– Не могу. Приближается конец учебного года, а на этой неделе я даже не была в школе. И скоро выпускной бал.

Конечно, она сразу останавливается на самом интересном.

– Выпускной бал? Тебя кто-нибудь пригласил?

Я улыбаюсь.

– Эдвард.

– И ты сказала «да»?

– Я сказала «да».

– Замечательно. И ты хочешь пойти, верно? Я ведь правильно тебя поняла? – Порой она говорит как мать, а не как мой бывший психотерапевт. Я смотрю на своё запястье, где по-прежнему надёжно завязан красный браслет. Сегодня я не надела повязку, так что браслет виден.

– Я… да. Я хочу пойти.

— Я очень рада, что Эдвард пригласил тебя, – нежным голосом говорит Рене.

– Когда я сказала «да», он был счастливее, чем я сама.

В её смехе слышится понимание.

– Думаю, что прогресс в ваших отношениях очевиден?

Я краснею.

– Возможно.

Она снова смеётся, на этот раз более тихо.

– Просто отлично. Послушай, когда ты позвонила, я как раз собиралась обедать. Я не хочу так быстро заканчивать разговор, но мой обед остывает.

– Что ты приготовила? – спрашиваю я, не столько из любопытства, сколько желая слышать её голос хоть немного дольше.

– Мидии.

Всё моё тело содрогается от рвотного рефлекса. Если и есть что-то, от чего я могу блевать, так это мидии.

– Приятного аппетита, – говорю я, но мой голос меня придаёт.

Она хихикает.

– Спасибо. Звони мне в любое время, ладно? И может, я смогу позвонить тебе?

– Да. Спасибо, что поговорила со мной.

– Спасибо тебе, – отвечает Рене.

Когда телефонный разговор подошёл к концу, я долго сижу в кресле-качалке, поглаживая одеяло и кончиками пальцем чувствуя узор на ткани. Я говорила с Рене. Как замечательно!

И она выходит замуж. Я пытаюсь представить её в свадебном платье, но просто не могу. Рене слишком практична, чтобы надеть белое платье. Или она всё же его наденет?

Я бы хотела поехать, но ужасно боюсь спросить об этом Эсме. Дорога туда будет стоить очень много денег, и хоть я с лёгкостью могла бы отправиться одна, сомневаюсь, что они мне позволят.

Ну, думаю, по крайней мере, я могу подождать, когда придёт свадебное приглашение. Их реакция должна дать мне понять, безопасно ли спрашивать у них разрешение или нет.

Довольная тем, что приняла разумное решение, я сама себе киваю и встаю с кресла, чтобы отнести телефон обратно вниз.

– Поговорила с ней? – широко улыбаясь, спрашивает меня Эсме.

Я киваю, поставив трубку телефона в зарядное устройство.

– Как всё прошло?

– Хорошо, – отвечаю я, по какой-то причине смущаясь вдаваться в детали.

– Я рада, – говорит Эсме, ничуть не обидевшись. – Ты можешь использовать телефон в любое время, когда захочешь.

– Спасибо, – бормочу я, не зная, что мне делать дальше. Я могла бы вновь подняться к себе и сесть за уроки, но меня пугает только мысль об этом. Я пропустила целую неделю, к тому же чувствую себя безумно уставшей и полностью лишившейся сил. И с опаской понимаю, как много мне придётся наверстать.

В этот момент по лестнице спускается Эдвард и приветствует меня тёплым взглядом и улыбкой, которая, как мне кажется, предназначена только мне.

Вполне возможно, что так оно и есть.

Он идёт к своему роялю и мгновение спустя нежные звуки наполняют гостиную.

– Я люблю, когда он играет, – тихо говорит Эсме. – Сделать тебе фруктовый коктейль?

Когда мы с Эсме были на пляже, я рассказала ей немного больше из своей истории. Я рассказала ей, что моё молчание, отказ от еды и сна были для меня механизмами приспособления, способами управлять своей жизнью, которая, как мне казалось, давным-давно вышла из моего контроля. Эсме полностью поняла меня, не осудила и не отчитала за это.

Мы сидели на поваленном стволе дерева в той крошечной бухте, и когда я встала, то почувствовала настолько сильное головокружение, что упала на колени. Эсме правильно поняла, что причина мой слабости в том, что в течение долгого времени я очень плохо питалась. Именно тогда и там она заставила меня пообещать, что я приложу все усилия, чтобы, по крайней мере, получить все нужные для меня элементы питания, даже если я не хочу много есть.

Мне казалось, что она почувствовала моё подспудное желание оставаться очень худой. Такое худое тело как у меня, совсем не привлекательно, я это знаю. И это именно то, что мне нужно. К тому же голод дополнял то ощущение пустоты, которое я испытывала большую часть моей жизни. С чего мне вдруг утешать себя едой, когда у меня не было ни единого повода пожалеть себя?

Конечно, медленно, но верно, моя прошлая логика рушится. И Эсме помогает мне, не заставляя есть больше чем обычно, но готовя для меня что-то вкусное – то, что просто насыщено калориями. Ведь именно они так необходимы моему телу.

И Бог знает, что это намного лучше, чем та жидкая еда из пакетиков, которую мне приходилось принимать, когда я только приехала сюда.

Я следую за Эсме в кухню и смотрю, как она наливает мне большой стакан вкусного коктейля, который приготовила. В него она добавляет большое количество белка, но я не протестую, когда она протягивает мне стакан.

Она открывает кухонный ящик, где хранит поваренные книги и просит меня посидеть с ней и поискать новые блюда, которые мы могли бы приготовить.

Вот одно из многого, что мне так нравится в Эсме. Она образцовая консервативная мама, но в то же время никогда не будет скучной, готовя одну и ту же еду по много раз. Вместо этого она постоянно удивляет семью чем-то новым.

Таким образом, мои дети не будут перебирать еду, – однажды пояснила она мне.

Мы решаем остановиться на рыбных блюдах, и Эсме очень долго рассматривает рецепт с мидиями. Я полностью напрягаюсь. Как такое возможно? Ведь я даже не вспоминала о мидиях целый год, а сегодня уже столкнулась с ними дважды?

– Ты когда-нибудь пробовала их? – спрашивает Эсме, так неожиданно подняв на меня взгляд, что я не успеваю убрать со своего лица следы отвращения.

Упс. Довольно опасно о таком рассказывать. Что, если она использует эту информацию против меня?

Но она смеётся.

– Ты не любишь мидии?

Я не могу не скривиться. Я ненавижу их. Просто ненавижу. Лоран заставлял меня их есть, зная, что один лишь вид вызывает у меня тошноту. Конечно, если бы меня вырвало, мне бы пришлось это съесть также.

Пытаясь отвлечься от неприятных воспоминаний, я осторожно заглядываю в глаза Эсме. Её взгляд – ясный и открытый и в нём нет ни тени злорадства.

– Если ты так сильно их не любишь, значит, не будешь есть. Кроме того, ты не одна такая в этом доме. Джаспер тоже их ненавидит, – говорит она в тот момент, когда Джаспер заходит в кухню и заглядывает в холодильник.

– Ненавижу что? – спрашивает он, поворачиваясь к нам с бутылкой воды.

– Мидии, – с огоньком в глазах отвечает Эсме.

Его лицо бледнеет.

– Ты ведь не собираешься их готовить, правда? Потому что иначе, чтобы ты знала, меня просто не будет здесь.

Эсме смеётся. Затем поворачивается ко мне.

– Я редко их готовлю. Один лишь запах вызывает у Джаспера неприятные чувства.

– Не могу представить, как эту гадость можно есть, – содрогнувшись, говорит Джаспер. – Боже.

– Белла тоже их не любит, – говорит Эсме.

– Класс, у меня появилась союзница. Скажи, ведь они ужасны на вкус, правда?

Я улыбаюсь в ответ на его откровенность и киваю.

– Как резина, – говорю я тише, чем предполагала, вероятно, потому, что напрямую ещё с Джаспером никогда не общалась.

Он с энтузиазмом кивает.

– На вкус они как де…

– Джаспер, – предупреждая, перебивает его Эсме.

– Дешёвая рыба, – с серьёзным лицом договаривает он. – А ты думала, я собирался сказать, как дерьмо?

– Джаспер! – предупреждает Эсме, но её тело трясётся от смеха.

Он усмехается и подмигивает мне, затем отпивает от бутылки.

– Ну и когда ты планируешь кипятить эти существа? Мне нужно знать, чтобы держаться подальше от дома.

– Пока не планирую. Я просто смотрела возможные новые рецепты.

– Я люблю макароны с сёмгой, – говорит он мечтательным тоном. – С густым сливочным соусом.

– Я могу их приготовить, – говорю я, прежде чем успеваю остановить себя. – Но у нас нет сёмги.

– В резервации есть отличный рыбный ларёк, – говорит Джаспер. Его взгляд останавливается на матери. – Пожалуйста?

Эсме вздыхает, но улыбается.

–Хорошо? Поедешь со мной, Белла?

Я киваю, но почти передумываю, когда Джаспер заявляет, что хочет поехать вместе с нами. Однако, когда мы едем в резервацию и Эме сидит за рулём своей машины, я понимаю, что не смотря на то, что из всех Каленнов с Джаспером я взаимодействовала меньше всего, он всё ещё просто обычный парень с вполне нормальным поведением.

И бояться его, никаких причин у меня нет.


Источник: http://robsten.ru/forum/73-1397-162
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (27.08.2014)
Просмотров: 1365 | Комментарии: 35 | Рейтинг: 4.9/57
Всего комментариев: 351 2 3 4 »
avatar
0
35
Замечательно да, Белла воистину умница взяла и отвечает взаимностью на предложения Эдварда, ох ОН бесконечно счастлив ей превознося..............................................
Оу она, полностью обнажила душу Эсме о несчастье/безумстве с нею и Л/С изверги/маньяки/зомби едва, не уничтожили всю ее кабы не Рене с Калленами................................................ 
Да выразила, необходимость поделится с Рене и Эсме с радостью, согласилась оу с нею, она выговорилась начистоту/честно ну еще, позже с Эсме пересказала...................................................................... ..
Великолепно и трепетно, Эдвард одаривая Беллу улыбкой с благоволящим взглядом еще ох, сыграл мелодию да Эсме подсобит, ну вскрывается одно с Джасом общее но у них, возникает нужда съездить с собою, забирают ее......................................................................... 
avatar
0
34
Очень хочеться поцелуя на балу...и Элис сделает Беллу принцессой ...Хочеться каплю сказки в ужастной яви для Беллы.Мерси за главу
avatar
0
33
Класс... Теперь Белочка потихонечку начинает общение со всеми...
Уже и с Джаззи общается)))
Спасибо за проду good
avatar
0
32
Еще одно открытие - Джаспер нормальный парень и его не надо бояться! И разговор с Рене, и согласие пойти на бал!!!
Неужели все налаживается в жизни девочки?!
avatar
0
31
Ура! Белла согласилась пойти с Эдвардом на бал! Надеюсь, все будет хорошо, Элис постарается и Белла будет настоящей принцессой на этом балу!
avatar
0
30
Спасибо за главу good hang1
avatar
0
29
Спасибо за очередную главу! :-)
avatar
0
28
Ура!!!! Белла, Джас самый нормальный парень))) Спасибо за главу)))
avatar
0
27
Спасибо за главу!
Радостно за Беллу!
avatar
0
26
Спасибо  lovi06032
1-10 11-20 21-30 31-35
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]