Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерзанная/TORN. Глава 71.
Я узнаю запах, прежде чем открываю глаза. Это – дом Лорана. Я не знаю, какой сегодня день, но знаю, что моя мама бросила меня три дня назад.

У меня болит рука и живот. Я ничего не ела, только несколько конфет, которые нашла после того как уехала мама. Лоран говорит, что я должна готовить сама, но я не знаю, как включить плиту. Я не могу спросить его. Я пыталась, но с моих губ не сорвалось не единого слова.

Думаю, уезжая, моя мама забрала с собой и мой голос. Она велела мне никогда не говорить об этом – и вот я больше не могу говорить.

Мне страшно.

Сегодня в школе мисс Нэн спросила меня, всё ли у меня в порядке. Возможно потому, что с того дня как уехала мама, на мне всё те же самые вещи. Вся моя другая одежда грязная или влажная.

Вчера я попыталась использовать стиральную машинку, но сделала это неправильно. Лоран ударил меня за то, что я настолько глупая и даже не знаю таких простых вещей. Он причинил мне сильную боль, и теперь я не могу сидеть. А одежда, которую я хотела постирать, влажная и я не знаю, как её высушить.

Как же мне хочется, чтобы здесь была мама.

~О~


Я с трудом просыпаюсь, заставляя себя открыть глаза и осмотреть комнату, которая стала моей в течение нескольких месяцев. Светлая, чистая, из окон которой видно много зелени. Прошлым вечером я не зашторивала окна, надеясь, что свет поможет мне удержать сны на расстоянии.

В последнее время каждая ночь приносит всё новые воспоминания – и мне это совсем не нравится.

По крайней мере, экзамены позади. Сегодня первый понедельник каникул и думаю, что уже позднее утро. Видимо потому, что школа Форкса совсем небольшая, установленные здесь порядки немного отличаются от других школ. И у младших учеников и у старших экзамены проходят одновременно.

И никто, кажется, не возражает.

В конце этой недели Розали и Эммет получат свой диплом, и они оба без конца говорят об этом. Розали, при желании, могла и не сдавать экзамены, поскольку очень хорошо учится, но Эммету необходимо было через всё это пройти и она, поддерживая его, сдаёт экзамены вместе с ним.

Я восхищаюсь этим. Поначалу трудно разглядеть, насколько они на самом деле близки. Но возможно я стала более чувствительной и теперь ясно вижу их связь. Сдержанное отношение Розали – лишь способ держать незнакомых людей на расстоянии. После можно увидеть её хорошие стороны. Она поразительно заботливая и излучает тепло.

Уж я-то знаю. Она оказала мне не самый тёплый приём, когда я только приехала сюда. Тем не менее, теперь я чувствую, что Розали стала мне намного ближе Элис. Розали никогда не нянчтся со мной, и я ей за это благодарна.

Я поворачиваюсь на другой бок и потягиваюсь, мои мышцы дрожат от внезапной деятельности. Кто знал, что наступит день, когда я смогу спать столько, сколько захочу.

Кто знал, что однажды летние каникулы станут чем-то таким, чего я буду с нетерпением ждать.

Интересно, как себя чувствует Розали. Я так переживала за неё из-за того, что она решилась рассказать всё родителям. И как бы я ни хотела, не могла пообещать ей, что они не будут на неё злиться. И хоть я верила, что они, вероятно, не станут её винить, голос внутри меня заявлял, что это может случиться. Розали пошла на это без моего обещания, что всё будет хорошо, и я так восхищаюсь ею за это.

Карлайл и Эсме не злились. Да, они были расстроены, встревожены и испытывали боль. Но несли в себе лишь поддержку, по крайней мере, так я думала, пока Карлайл в ярости не вскочил с дивана. Вот тогда я встала между ним и Розали, не совсем осознавая, что именно делаю. Но он выглядел таким злым – я не могла позволить ему причинить ей боль. Я бы боролась, если бы он попытался. Она не виновата в том, что случилось.

Когда я отступила, то после долгих уговоров Розали смогла посмотреть на ситуацию со стороны. Я, наконец, поняла, что он злился не на неё, а на мужчин, которые причинили ей боль. Я даже не могу представить, на что это может быть похоже, когда ты загнана в угол сразу несколькими мужчинами. По крайней мере, когда он один, всё в определённой мере предсказуемо. По моему телу проходит дрожь, когда я представляю на себе несколько чужих рук.

Боже.

Я заставляю себя не думать об этом и фокусируюсь на вчерашних событиях. Они простили её и очень долго разговаривали, даже после того как я ушла, предоставив им немного уединения.

Позже ко мне подошёл Эммет, чтобы поблагодарить за то, что я помогала Розали. Ошеломлённая, я просто смотрела на него, пока поняв, что я не собираюсь ничего отвечать, он ушёл.

Вместе с зевком исчезает и лицо Эммета перед моим мысленным взором. Я всё ещё чувствую себя немного уставшей, но знаю, что я не единственная, кто плохо спал. Проснувшись посреди ночи после третьего – или четвёртого? – кошмара, я услышала, как с постели встал Карлайл. Минуту спустя он уехал на машине. Я не знаю куда, но вернулся он полтора часа спустя, какое-то время провёл в доме, а затем снова покинул его. Думаю, сейчас он на работе.

Наверное, после всего услышанного ему было трудно заснуть. Возможно, ему необходимо было выйти на свежий воздух.

Интересно, как они с Эсме чувствуют себя, после того как узнали что случилось с Розали. Это должно отличаться от ситуации со мной, потому что я не их ребёнок. Ну, технически Розали тоже, но она живёт в этом доме намного дольше, и когда это произошло, была уже здесь. Предполагаю, они чувствуют бессилие, злость и в то же время грусть. Именно это чувствовала я, когда услышала историю Розали, а ведь она – не моя семья.

Знаю, что должна попытаться спроецировать эти чувства на своей ситуации, но мне очень трудно это сделать. Я бы предпочла меньше думать об этом, но Шивон просит меня анализировать свои эмоции, говоря, что только так я смогу с ними справиться.

Дело в том, что я боюсь гнева, который пузыриться под поверхностью. Он выходит из меня порой в довольно странные моменты, и даже Эсме это заметила. На прошлой неделе, когда я слишком сильно хлопнула дверью и грубо поставила стакан на стол, она сказала: «Если хочешь высвободить немного злой энергии, пожалуйста, делай это за пределами моего дома».

И всё. Никаких выговоров и угроз, лишь просьба выйти на улицу. Это так отличается от того, что было в моей прежней жизни, что на мгновение я была ошеломлена.

Но я не выходила и не набрасывалась на деревья. Хотя сама идея найти способ избавиться от энергии мне нравится. На прошлой неделе, во время сеанса терапии Шивон предложила мне то же самое, и завтра мне нужно будет рассказать ей о том, что я придумала. После этого мы не будем видеться в течение очень долгого времени, так что эту встречу мне нужно использовать максимально.

Не позволяя себе глубже погрузиться в эти мысли, я встаю с постели, иду в душ и одеваюсь.

Эсме завтракает вместе с Элис и Джаспером, до меня доносится вкусный аромат кофе и вафель. Увидев меня, Элис подпрыгивает.

– Хочешь вафли на завтрак? Я приготовила их сама.

– И они лишь немного подгорели, – с ухмылкой добавляет Джаспер.

Элис недовольно бьёт его по плечу, после чего вновь смотрит на меня с надеждой.

– Конечно, – говорю я, мой голос всё ещё грубоват после сна и приложенных для разговора на публике усилий.

Как только я сажусь за стол с порцией вафель, которую, как я понимаю, доесть не смогу, хоть и уверяю Элис, что на самом деле всё очень вкусно, Джаспер двигает по столу небольшую брошюру. Эсме берёт её и начинает читать.

– Я хочу туда поехать, – заявляет Джаспер.

На обложке брошюры я могу прочитать «'Sol Duc Hot Springs» (п.п – палаточный лагерь в Национальном Олимпийском парке).

– О, да, можно? – спрашивает Элис.

– Никаких ночёвок, – сразу же велит Эсме. – Вы можете поехать, но вернётесь в тот же день.

– Но, мама… – начинает Элис, однако строгий взгляд Эсме заставляет её замолчать.

– Когда вам будет восемнадцать, тогда, пожалуйста, арендуйте любой коттедж, который захотите. Но до тех пор, единственное место, где вы можете провести ночь – этот дом.

– Боже, это просто смешно, – нахмурившись, говорит Элис. – Можно выйти замуж в семнадцать лет, и никто ничего не подумает, а тут нужно ждать совершеннолетия.

– Ждать осталось недолго, – говорит Джаспер, заправив за ухо прядь коротких волос Элис.

– Или мы можем сейчас пожениться, – с искоркой в глазах говорит Элис.

– Не смей даже думать об этом, – говорит Эсме, не отрывая взгляда от брошюры. – И ваша идея кажется привлекательной. Может, другие тоже захотят поехать.

– Никакого уединения, – шепчет Джаспер, потягивая свой напиток.

Эсме смеётся.

– Вы вообще понимаете, насколько там будет многолюдно во время летних каникул?

Элис закатывает глаза, а Джаспер пожимает плечами. Затем он встаёт, чтобы поставить свою тарелку в мойку и уходит, сказав, что собирается проверить, проснулся ли Эммет.

Элис смотрит на меня.

– Ты бы хотела поехать?

Я в шоке. Чтобы я поехала на горячие источники? Она серьёзно?

– Не смотри на меня так, – нахмурившись, говорит она. – Я просто спросила.

Я отрицательно качаю головой.

– Нет. – Я отвожу взгляд, смущаясь от одной только этой мысли. – Купальники.

– Из-за твоих шрамов? – напрямую спрашивает меня Элис.

– Элис, – предупреждающе говорит Эсме и внимательно смотрит на меня.

– Да, – выдавливаю из себя я, по какой-то причине ценя прямолинейность Элис. Также я не хочу носить купальник, потому что он ничего не скрывает, но не могу об этом говорить.

– А если поедут только девушки? – спрашивает она.

Я качаю головой и улыбаюсь, в надежде успокоить её.

– Вы езжайте. Уверена, что вам понравится.

Элис кусает нижнюю губу и кивает.

– Но нам всё равно нужно пройтись по магазинам. Мне нужен новый купальник, а тебе летняя одежда.

Я сразу качаю головой. Нет, она мне не нужна.

– Нужна, и ты поедешь, – отвечает Эсме на моё молчаливое несогласие тоном, не оставляющим места для обсуждения.

Я хочу зарычать на неё, и абсолютно этим потрясена. Откуда это взялось? В шоке от своей реакции, я ставлю тарелку в посудомоечную машину и иду в сад. Мне нужно подышать свежим воздухом.

Я иду через двор, стараясь оставаться за оранжереей, чтобы никто не смог увидеть меня из дома. Я никогда не думала, что смогу разозлиться на Эсме. Я безумно хочу извиниться перед ней, несмотря на то, что ничего не сказала и не сделала.

Но этот гнев просто кипит под гладью моего спокойствия.

Как я могу хотеть наброситься на неё, когда она не сделала ничего, чтобы заслужить мой гнев? Она всегда была добра ко мне, и я хочу, чтобы она смогла почувствовать мою благодарность. Кроме того, она права. Мне действительно нужна одежда. Просто я ненавижу ходить по магазинам.

Возможно, это из-за того, что мне велят делать то, что мне не нравится. Всю жизнь мной кто-то командовал. Но это тоже кажется неправдоподобным. Я прекрасно знаю, что справляюсь намного лучше, когда мне чётко говорят, что нужно делать.

Я должна быть осторожной. Тот спор, который несколько недель назад был у нас с Эдвардом, всё ещё беспокоит меня. Он говорит, что понимает и не винит меня в том, что я кричала на него, но я просто не знаю, откуда это взялось. Я послушная, никогда не устраиваю скандалы. Ну, хорошо, иногда я срывалась на Лоране или Стефане, но только для того, чтобы спровоцировать их, потому что мне были невыносимы их угрозы и игры.

Но не здесь. Я старалась следовать всем правилам. Тем не менее, всё, что я хочу сделать в последнее время – это воспротивиться всему. Что мне сказал Эдвард? «Ты разозлилась на меня, потому что доверяешь мне настолько, чтобы чувствовать себя так».

Тогда я не поняла, что он имел в виду, но думаю, что теперь понимаю. Я доверяю ему достаточно, чтобы знать, что могу разозлиться при нём, повысить на него свой голос и не иметь при этом никаких ужасных последствий. Я бы не стала кричать на Карлайла, опасаясь того, что это обернётся против меня. Я не хочу провоцировать его. Так неужели я настолько доверяю Эдварду?

Ну, об этом стоит подумать. Я имею в виду, что это неплохая мысль.

Но этот гнев… О, Боже. Мне это не нравится. Он словно вибрирует под моей кожей, заставляя меня испытывать зуд. Мой взгляд останавливается на длинной подъездной дорожке, и до того, как я полностью осознаю, что делаю, мои ноги уже двигаются. Я иду, затем бегу трусцой в сторону грунтовой дороги. Когда я оказываюсь там, мои ноги начинают передвигаться быстрее и я бегу так быстро, как могу.

Спустя несколько минут мои мышцы начинают гореть, но меня это не волнует. Проходит ещё немного времени и я тяжело дышу, но мне нравится боль, которую я чувствую в своём горле и лёгких. Я заставляю себя бежать дальше, двигаться быстрее, наслаждаясь напряжением мышц и прохладным ветерком на своём лице.

Добежав до середины грунтовой дороги и полностью запыхавшись, я останавливаюсь. Задыхаясь, я судорожно глотаю воздух – моё сердце бьётся так быстро, что я слышу его стук в своих ушах. Мои ноги горят, их сводит судорогой после внезапного напряжения, но мне плевать. Мне это нравится.

Короткая, но взрывная пробежка избавила меня от лишней энергии, которая приносила столько беспокойства и мои мысли хоть немного прояснились. Отдышавшись и почувствовав, что вновь способна передвигаться, я иду назад к дому.

Я всё ещё скрываюсь позади оранжереи, но теперь, после того как немного успокоилась, наслаждаюсь пребыванием на улице. Может, в конце концов, я должна спросить Эсме о водительских правах. Было бы хорошо иметь возможность выезжать куда-то самостоятельно.

Порхающая бабочка привлекает моё внимание, и я слежу за ней взглядом. Всего несколько дней назад в этом саду за бабочкой гонялся Саймон. Его невинность, когда он бегал за ней, казалась покоряющей. Он уже исцелился после того насилия, которое перенёс.

Когда он подбежал ко мне, в поисках объятий, а затем снова умчался прочь, я поняла, что у него есть то, чего у меня никогда не будет – настоящий шанс исцелиться. Я знаю, что независимо от того, что я делаю, я никогда не смогу избавиться от теней своего прошлого. А он сможет, потому что ещё очень мал.

Но не это заставило меня почувствовать грусть, хоть и понадобилось время, чтобы понять истинную причину. Я люблю детей. Очень. Мне нравится их невинность. Мне нравится, что они никогда не судят меня, как никогда не ждут, что начнут судить их. Мне нравится, что они воспринимают мир как одно большое чудо.

Я бы хотела иметь детей, но знаю, что этого никогда не случится. После того через что я прошла, я не смогу стать хорошей матерью. К тому же, не думаю, что буду доверять какому-то мужчине настолько, что позволю ему быть отцом моего ребёнка.

Даже Эдварду, – шепчет моё злобное подсознание, и эта мысль удручает.

Мне не стоит засорять свою голову тем, что я не должна решать прямо сейчас. Для начала мне нужно наладить свою жизнь, и только после этого я могу позволить себе хотя бы подумать о том, чтобы подарить этому миру новую жизнь.

Конечно, чтобы забеременеть, как правило, нужно заниматься сексом, а это… нет. Нет.

Даже с Эдвардом.



Ведь так?

Хм.

– Белла.

Я так резко оборачиваюсь, что чуть не теряю равновесие, и наблюдаю позади себя Эдварда. Увидев его сразу после того как я подумала о чём-то… таком… я сильно краснею и пытаясь скрыть своё смущение, подношу руки к лицу.

Глядя на меня в замешательстве, он смеётся.

– Что не так?

Я качаю головой, глядя на него сквозь пальцы и не показывая своё лицо.

Он разводит мои руки в стороны.

– Скажи.

Я встречаю его взгляд, и образы того как он касается меня предстают перед моим мысленным взором. Я несколько раз моргаю, чтобы сосредоточиться на реальности.

– Ничего.

Эдвард широко улыбается.

– Ну вот, а я уже решил, что ты мечтала о том, как бы поцеловать меня, – говорит он, дразня, после чего подходит чуть ближе. – Потому что я именно об этом и думал.

Очень нежно, убедившись в том, что я вижу, как поднимаются его руки, он обхватывает моё лицо своими ладонями. Это действие, одно из множества других показывает, насколько внимателен он на самом деле. Я всё ещё не могу поверить, что мы действительно встречаемся. И что мне так нравятся его прикосновения.

Он наклоняется, и я приподнимаю своё лицо, чтобы дать ему знать, что я совсем не против его поцелуев. После того раза на поляне мы делали это всего несколько раз. Эдвард, кажется, предпочитает продвигаться медленно и я, конечно, не собираюсь жаловаться на это.

Я также рада тому, что он взял на себя ведущую роль. Если мне покажется, что он действует слишком быстро, я могу сказать ему, и он сразу же останавливается. Всегда. Мне даже не приходится произносить наше стоп-слово. Если я колеблюсь, он отступает. Это помогает.

Поток моих мыслей сразу останавливается, когда губы Эдварда касаются моих. Его грудь задевает мою, поскольку он подходит ближе, но я не чувствую себя стеснённой. Вместо этого я испытываю внезапное и странное желание быть как можно ближе к нему и, прежде чем успеваю всё обдумать, моё тело поддаётся вперёд.

В ответ руки Эдварда обнимают меня и прижимают ближе к его телу, а он приоткрывает свой рот. Никакого языка, просто очень нежные, осторожные поцелуи. Спустя какое-то время страх и напряжённость исчезают, и я расслабляюсь в его руках, позволяя ему вести. На миг открыв глаза, я вижу, что его глаза закрыты. Его брови, зачастую нахмуренные из-за беспокойства, теперь полностью расслаблены. Я закрываю глаза и позволяю себе просто чувствовать.

Спустя несколько мгновений, или часов – я не знаю – он снова отстраняется и счастливо вздыхает. Я чуть не визжу, когда он вдруг приподнимает меня и начинает кружить. Мои руки лежат на его плечах, и подозреваю, что моя улыбка так же ярка, как и его.

– Я рад, что нашёл тебя, – говорит он, поставив меня на ноги и заправляя за ухо прядь моих волос.

– Ты просто ждал, когда я войду в твою дверь, – дразню его я, и Эдвард откидывает голову назад и смеётся. Мне нравится вызывать его смех.

Он наклоняется и целует меня снова, после чего отступает.

– Хочешь посмотреть фильм?

Я смотрю на него.

– Сейчас утро понедельника.

Он счастливо улыбается и поживает плечами.

– Ну и что? У нас каникулы. Мы можем делать всё, что захотим. Кроме того, скоро пойдёт дождь.

Он кивает на небо и, проследив за его взглядом, я вижу надвигающиеся тёмные тучи.

Не думаю, что когда-нибудь привыкну к здешней погоде.

– Какой фильм? – спрашиваю я, и Эдвард улыбается.

– Я уверен, что мы сможем найти что-то такое, что оба захотим посмотреть. – Как только мы начинаем идти в сторону дома, Эдвард меняет тему разговора. – Почему ты вообще была на улице?

Моё настроение в одно мгновение меняется.

– Просто так.

– Ты – ужасная лгунья.

– Я не хочу об этом говорить, – уточняю я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал менее резко.

Он на мгновение задумывается.

– Но ты можешь поговорить об этом с Шивон?

Я киваю.

– Хорошо, – говорит Эдвард. – Только не грусти.

– Прости, – автоматически отвечаю я.

– Я не ради твоих извинений тебе это сказал.

– Прости.

Дойдя до крыльца дома, он останавливается и смотрит на меня.

– Привет.

И вот таким простым словом он возвращает меня в реальность и вновь успокаивает меня. Я стараюсь улыбнуться, и Эдвард касается моей руки.

– Я хочу комедию, – говорит он.

Мы поднимаемся по лестнице, но когда я встаю на ступеньки, ведущие на третий этаж, Эдвард меня останавливает.

– Куда ты идёшь?

– В твою комнату? – в замешательстве спрашиваю я.

Он качает головой.

– В моей комнате беспорядок.

– А в моей нет дивана.

Его брови выгибаются, словно он бросает мне вызов.

– И что? В ней есть кровать.

Моё сердце забывает, как нужно биться, когда я понимаю, что он имеет в виду. Эдвард улыбается и протягивает руку.

– Пойдём, хватит беспокоиться.

Спустя несколько минут, мы устраиваемся в моей комнате. Дверь закрыта, так как Розали, судя по всему ещё спит. Она, должно быть, опустошена после вчерашнего.

И я прекрасно понимаю, что это дерьмовый повод для того, чтобы закрыть дверь, поскольку Розали этажом выше меня.

Эдвард ложится на кровать, головой опираясь о спинку кровати. Я всё ещё полусижу, не совсем уверенная, что мне стоит ложиться. Всё кажется слишком реальным, слишком неожиданным. Думаю, что я хочу этого, но в то же время впечатление такое, что всё во мне борется с этим. Вряд ли нормально чувствовать себя так.

Эдвард смотрит на меня и качает головой. Он включает фильм, но затем встаёт с кровати и подходит к её изножью. Прежде чем я понимаю, что он собирается делать, он хватает меня за лодыжки и тянет вниз, из-за чего я оказываюсь лежащей на спине.

Я резко втягиваю в себя воздух, а моё сердце готово выскочить из груди. Эдвард ухмыляется и, вернувшись к своей стороне кровати, садится на край. Я смотрю на него, ощущая себя щенком, лежащим вверх брюхом. Уязвимой.

Эдвард наклоняется и, взяв мою руку в свою, сжимает её.

– Если ты предпочитаешь сидеть, то я не против.

Я не хочу бояться, – думаю я и запоздало понимаю, что прошептала эти слова.

Он слегка улыбается.

– Можно мне лечь с тобой?

Я сглатываю, затем киваю. В конце концов, это не впервые. Мы уже делали это прежде. Он спал возле меня. И мне тогда понравилось, кроме окончания того опыта. Да, я понимала, что он не может управлять реакцией своего тела, но сталкиваться с этим мне слишком тяжело. Конечно, он – парень, и именно так бывает у всех парней.

Но вовсе не значит, что мне это должно нравиться.

– Ты снова напряжена, – ложась, укоряет он меня, без сомнения заметив, как я слежу взглядом за каждым его движением. Успокаивая меня, он очень нежно перебирает мои волосы.

Я ложусь на бок, лицом к Эдварду. Начинается фильм, но мне плевать. Очень неуверенно, я поднимаю руку и, обхватив ладонью его красивое лицо, смотрю прямо в его глаза. Кончики моих пальцев ласкают его щёку, затем волосы, и уголки его губ слегка приподнимаются в улыбке. Эдвард поворачивает голову и целует мою ладонь.

– Иди сюда, – тихо говорит он, в безошибочном приглашении открывая свои объятия.

Колеблясь, я придвигаюсь ближе к нему, его руки обхватывают меня, и я полностью укутана его тёплыми объятиями. Тихий звук наслаждения вырывается из меня, когда, словно мы делали это тысячи раз, наши ноги переплетаются. Моя голова идеально вмещается под подбородком Эдварда и его сильные руки притягивают меня ближе. Я вдыхаю его запах, слышу устойчивое биение сердца в его груди и всё, о чём могу думать... о, Боже.

Одна его рука исчезает в моих волосах, и это ощущение посылает мурашки вниз по моему позвоночнику. Я подавляю смешок, но Эдвард всё равно это замечает.

– Что? Щекотно?

Я качаю головой и прижимаюсь к нему ещё ближе. Сейчас я хочу хоть ненадолго забыть об окружающем меня мире и просто лежать в его объятиях. Я никогда не думала, что это может быть таким приятным, успокаивающим.

Мы лежим так в течение нескольких долгих минут и, судя по напряжению в своих руках, могу сказать, что обнимаю Эдварда так же крепко, как и он меня. Невысказанные чувства зависают в воздухе.

Когда в фильме начинает разворачиваться сюжет, я, наконец, немного поворачиваюсь, чтобы через плечо посмотреть на экран. Этот фильм я уже смотрела прежде. Неудивительно, что он показался мне знакомым.

– Давай посмотрим, – тихо говорит Эдвард, нежно толкая моё плечо, чтобы я перевернулась на другой бок.

Мне приходится постараться, чтобы побороть своё естественное защитное желание никогда ни к кому не поворачиваться спиной, но я это делаю. Эдвард придвигается ближе и обнимает меня за талию. Опираясь головой о согнутую в локте руку, он может смотреть фильм через моё плечо.

Первые двадцать минут, или примерно столько, я не осознаю ничего из того, что происходит на экране. Эдвард так близко ко мне, что я чувствую через одежду тепло его тела. Он кажется расслабленным, и я удивляюсь, как у него это получается. Я не могу избавиться от нервозности, которая скручивает узлы в моём животе.

Надеясь хоть немного избавиться от напряженности, я глубоко вздыхаю и сильно смущаюсь, когда, выдавая моё душевное состояние, вздох выходит с дрожью.

Эдвард смеётся.

– Ты знаешь, я тоже нервничаю.

– Но ты, похоже, не так напряжён, – тихо говорю я.

– Не пойми меня неправильно, но думаю, это потому, что я знаю, что ничего не произойдёт. А ты же чего-то боишься.

Он прав, и мы оба это знаем. Тем не менее, его заявление помогает мне немного расслабиться. Он не планирует ничего и ничего не ожидает. Это хорошо, ведь так?

– Ммм, – бормочет Эдвард, придвигая меня ближе. – Вот так мне больше нравится.

Я хочу спросить его, не будет ли он разочарован, если ничего не произойдёт, но понимаю, что не могу это сделать, когда он так близко. Вместо этого я пытаюсь сосредоточиться на фильме.

Однако всё что я осознаю – это то, что он позади меня, и неожиданное ощущение безопасности из-за этого. Его тело, кажется, идеально соответствует моему. И когда Эдвард сдвигается немного, приближаясь ко мне ещё ближе, я от удовольствия закрываю глаза.

Я наконец-то могу оценить чудо этой ситуации. Я мечтала об этом, но так и не смею поверить, что могу наслаждаться подобным, не говоря уже о том, что это на самом деле происходит со мной. Так долго я убеждала себя, что уродлива, запятнана и не стою чьего-либо взгляда. Но вот Эдвард лежит позади меня и обнимает так, что я чувствую направленную на меня его нежность.

И мне это нравится.

Я не знаю как, начиная с этого момента, мы будем двигаться дальше, но сейчас этого достаточно.

Я думаю, что Эдвард уснул, но слышу его смешок в ответ на какую-то реплику в фильме. Его рука лежит на моей талии, и я кладу свою ладонь поверх его, наслаждаясь теплом его кожи.

Под звуки музыки, сопровождающей фильм, укутанная теплом и комфортом, мои глаза медленно закрываются, и я погружаюсь в сон.

Нежное прикосновение к моей шее возвращает меня обратно в реальность. Сделав глубокий вдох, я чувствую, что моё тело всё ещё тяжёлое ото сна. Медленно, словно в замедленной съёмке, я начинаю осознавать, что меня окружает.

Я спала, и понимание этого как пугает, так и удивляет.

Фильм закончился, и вновь и вновь воспроизводится меню. На улице всё ещё светло, но дождь, который предсказывал Эдвард, заливает окна. Я немного замёрзла от того, что долгое время лежала неподвижно, но решаю просто проигнорировать это.

Эдвард всё ещё прижимается к моему телу. Его нос нежно трётся о мой затылок, а большой палец выводит круги на боку. Затем его рука движется и останавливается на моей талии. С лёгким нажимом он заставляет меня перевернуться и лечь на спину.

Медленно, неуверенно, я следую его просьбе. Моё сердце неустанно набирает скорость, а затем, кажется, замирает, когда я встречаю глаза Эдварда. Его взгляд более интенсивен, чем я когда-либо видела.

Опираясь на локоть, он начинает играть с моими волосами. Ласка успокаивает, и я расслабляюсь, глядя на его красивое лицо.

Он облизывает губы, его другая рука всё ещё лежит на моей талии и начинает наклоняться. На секунду мной овладевает паника, но он останавливается, словно почувствовав мои страдания. Он смотрит мне в глаза, и когда я думаю, что должна кивнуть, чтобы дать ему знать, что я в порядке, он продолжает двигаться навстречу моим губам.

Когда он целует меня, его губы тёплые, мягкие и бархатистые, но нерешительные. Моя рука поднимается, словно сама по себе, и останавливается на его груди. Я колеблюсь, сомневаясь в том, что ему нравятся мои прикосновения, но Эдвард накрывает мою ладонь своей, эффективно отвечая на мой невысказанный вопрос.

Под тонким свитером я могу чувствовать биение его сердца, которое бьётся так же отчаянно, как и моё. По какой-то причине это приносит мне облегчение. Я знаю, что всё это ново для меня, но осознавая, что он взволнован, я чувствую себя более непринуждённо.

Его рука оставляет мою и вновь ложится ко мне на талию. Он приоткрывает рот, своими губами уговаривая меня сделать то же самое. Я сжимаю его свитер в кулак, когда его язык слегка касается моего и, выгнув спину, вздрагиваю.

Эдвард смотрит на меня долгим взглядом, изучая мои глаза. Он ничего не говорит, и я этому рада. Затем, после того, что ощущается вечностью, он сглатывает и снова наклоняется. На этот раз, когда его губы касаются моих, я лучше подготовлена.

Неожиданный разряд электричества, кажется, простреливает по всему моему телу, когда Эдвард снова углубляет поцелуй. Моё тело будто тяжелеет, когда осторожно, но уверенно, он поглаживает мой язык своим. Он знает, что делает.

И мне это нравится.

Его чистый запах окружает меня, успокаивая мои измотанные нервы. Его руки остаются нежными, не сжимая и не надавливая, а его тело, хоть и прижимается к моему, но не вминает меня в постель. Он близко, но не давит на меня.

Унизительное хныканье срывается с моих губ – странная смесь любопытства и страха заставляет напрячься мои голосовые связки. Эдвард обнимает меня в ответ, но через секунду отстраняется, чтобы проверить, всё ли со мной в порядке.

Я знаю, что мои глаза широко раскрыты и щёки покраснели, а его глаза блестят так, как я никогда не видела прежде. Моё дыхание учащённое, но, так же как и его. Мой кулак всё ещё сжимает его свитер, но это не беспокоит меня. Это даёт мне возможность притянуть его обратно, и я вижу вспышку его ослепительной улыбки, прежде чем вновь чувствую прикосновение его губ на своих.

Это любовные ласки или петтинг – я читала об этом в книжках, только, может, у нас всё немного спокойней. Я не знаю, сколько прошло времени, но постепенно напряжение покидает меня. Не французские поцелуи так захватывают меня, а близость Эдварда. И то доверие, которое она за собой влечет.

Когда Эдвард, наконец, отстраняется, его губы более красные, чем обычно. Я могу предположить, что мои выглядят точно так же. Мой подбородок немного покалывает от соприкосновения с его щетиной. Эдвард улыбается и выглядит безумно счастливым. Затем он закусывает губу, и я чувствую, что его рука на моей талии осторожно продвигается к краю свитера и скользит под ткань.

Я хочу остановить его, но в то же время не хочу. Я хочу этого контакта и не хочу. Я хочу, чтобы он прикоснулся ко мне и не хочу. Моё дыхание останавливается, и Эдвард смотрит мне в глаза, в поисках разрешения. Когда я не отказываю ему, его рука, невероятно тёплая, находит свой путь под слоями ткани и останавливается на коже моего живота.

На долю секунды мне кажется это удивительным. Но затем я полностью напрягаюсь, и внезапные воспоминания атакуют мой мозг. Холодные как лёд руки Лорана, грубо лапающие меня под одеждой. Его поглаживания и пощипывания. Он всегда оставлял на мне синяки. Руки Стефана были липкими и иногда двигались медленно, словно он на самом деле заботился обо мне.

По горлу поднимается желчь. Видимо, эти воспоминания могут обрушиваться на меня и среди бела дня.

– Белла.

Я извиваюсь, пытаясь уйти от прикосновения, словно моя кожа от него горит. Я всё ещё могу почувствовать неустанное ощупывание и боль, которая неизменно следовала за этим.

– Белла.

В голосе Эдварда звучит настойчивость, и я открываю глаза и, моргая, пытаюсь сосредоточиться. Сразу же я осознаю, что его руки больше не под моим свитером.

– А вот и ты. – Он слабо улыбается.

Я хмурюсь.

– Что случилось?

— Это ты мне скажи. Ты просто на минуту перестала реагировать.

Потирая лицо, я сажусь, стараясь избавиться от тошнотворных воспоминаний о чужих руках на моём теле. Прикрыв лицо руками, я крепко зажмуриваюсь, надеясь, что это поможет мне сдержать слёзы. Когда я снова смотрю на Эдварда, он выглядит удручённым.

– Мне так жаль, Белла. Очевидно, я затронул что-то... мне очень жаль.

– Ты не знал, – говорю я, желая успокоить его. – Чёрт, даже я не знала.

Сев, он смотрит на меня в замешательстве.

– Что ты имеешь в виду?

– Дело в том, что... – я кусаю губы, медля с ответом. – Кажется, будто каждый день всплывают всё новые воспоминания. Я даже не осознавала, что многое забыла.

– Может и не забыла, – тихо говорит он и, наклонившись, прячет лицо в сгибе моей шеи. Его руки обвивают мою талию и спину, даря мне безопасность от волн прошлого, которые пытаются нахлынуть на меня. Когда на мгновение Эдвард сжимает меня крепче, моё дыхание в хорошем смысле перехватывает.

– Может, ты просто подавляла их, потому что они были слишком плохие, – продолжает он. – Я слышал, что подобное бывает.

– Это не худшие воспоминания, вот что странно. Просто случайные вспышки образов.

– Похожие на то, как я прикоснулся к твоей коже, – говорит он, и в его голосе слышится боль.

– Прости.

– Боже, не надо, – говорит Эдвард, на мгновение обняв меня более крепко. – Просто я не хочу, чтобы из-за меня ты переживала подобное. Мы должны найти способ предотвратить это. Конечно, если ты хочешь двигаться вперёд.

Я смотрю на потолок своей комнаты, считая галогенные лампы в люстре.

– Я хочу. Но боюсь.

– Чего ты боишься?

– Что я не смогу, – отвечаю я.

– Ты ведь знаешь, что я никогда не причиню тебе боль, – говорит он после минутного колебания. – Ведь знаешь?

– Дело не только в этом, – пытаюсь я объяснить. – Но я не уверена, что смогу выразить это словами.

– А ты попробуй.

Я надолго задумываюсь, а затем начинаю говорить. О страхе, что окажется, что я ему вовсе не нравлюсь. О глубоком страхе, что я никогда не смогу почувствовать что-то к другому человеку и что не смогу получать удовольствие от нормальных прикосновений. Эдвард не перебивает меня, но позволяет говорить. Он крепко обнимает меня, пока я стараюсь объяснить ему, что чувствовала раньше, когда меня касались без разрешения, описать ощущение ползающих под кожей муравьёв, жжение и зуд, от которого до сих пор никак не могу избавиться.

Я говорю ему о том, как тяжело мне было понимать, что именно произойдёт, но не иметь возможности это остановить. Мой голос срывается, когда я рассказываю о тех ночах, когда меня отсылали в свою комнату пораньше, и у меня появлялись часы и часы, чтобы ожидать того, что должно произойти.

Я так и не смогла к этому привыкнуть.

Он стонет как от боли, когда я раскрываю ему подробности и прячет лицо в сгибе моей шеи, когда я рассказываю ему о том, как морально издевались надо мной.

– Неудивительно, что тебе кажется, будто ты не сможешь сделать всё правильно, – тихо говорит он. – Тебя так много раз убеждали, что ты в любом случае проиграешь.

– Но я хочу измениться, Эдвард, – говорю я, пытаясь найти правильные слова. – Я хочу дать тебе то, чего ты заслуживаешь. Но так боюсь, что ничего не сработает.

Он немного отстраняется и заглядывает в мои глаза.

– Сработает, – говорит он с твёрдой уверенностью. – Потому что мы заставим это сработать.

Я улыбаюсь его убеждённости, и словно что-то происходит между нами и со щелчком становится на место. Эдвард наклоняется и снова целует меня, и на этот раз, я поднимаю руки и погружаюсь пальцами в его волосы. Он удовлетворённо вздыхает и прислоняет лоб к моему.

– Мне очень жаль, что с тобой всё это случилось. Я так хотел бы всё это изменить.

Я не могу придумать надлежащий ответ – не банальный и предсказуемый, поэтому просто смотрю в его глаза и молчу. В конце концов, иногда, многое можно сказать и без слов.


Источник: http://robsten.ru/forum/73-1397-170
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (30.12.2014)
Просмотров: 1420 | Комментарии: 33 | Рейтинг: 4.8/60
Всего комментариев: 331 2 3 4 »
avatar
0
33
Хм воистину, вновь Беллу одолевает жуткое прошлое с психопатом Лор и безумной кукушкой.........................................................
Ох все испытанное ею словно, высвобождается из нее и причиняет невыносимые мучения..............................................................
И ее да, трогают столь нежные и заботливые отношения Э/Р ну, она лишь неверно, восприняла увиденное но все благополучно завершено.....................................................................
Белла вся, переполнена взбунтовавшимися чувствами оу которые, вовсю пагубно влияют на нее.................................................................
Да Элис любезна предложила вкусить ей ну, вздумала поспорить с родителями но, лишь на шоппинг они согласны.........................................................
Вдруг у Беллы, встряска эмоций случилась от настойчивого тона Эсме и она, испуганная сбежала..................................................
Оу она, именно на их поляне, где и принялась осуждать себя но, незаметно Белла, о будущем с Эдвардом мечтать стала...................................... 
Надо же ОН, здесь да хм, только она интим с ним представила ну, а Эдвард сумел ее расслабить и даже поцеловал нежно/трепетно/приятно.......................................................................... ...
ОН дабы, развеять ее с собой на просмотр К пригласил ох, романтично и с любовью, приобняв да касаясь..................................
Еще ОН, с каждым разом продвигался дальше оу, отнесясь с обожанием и осторожно................................................................
Ну Беллу, вновь оторопь взяла да, ОН понял и Э/Б начистоту разобрали гнетущее ее, еще они разделили оу поцелуй в тишине оставаясь........................................................................ ....... 
avatar
0
32
Как же чудесно и сладостно читать про то,как ребята медленно двигаются к прогрессу!!!!такая нежность между ними!!!!
Спасибо большое за продолжение!!!за новую главу!!!
avatar
0
31
Спасибо большое за главу)))
Ура, они по тихонько движутся дальше)))
avatar
0
30
good good
avatar
0
29
Спасибо за главу! good lovi06032
avatar
0
28
Эдвард по прежнему загадка для меня а вот Белла потихоньку расскрывается ...мерси за главу
avatar
0
27
Спасибо.
avatar
0
26
Огромное спасибо за продолжение!
avatar
0
25
Огромное спасибо за продолжение!
avatar
0
24
Спасибо огромное за перевод! С Новым годом!!!  good lovi06032
1-10 11-20 21-30 31-33
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]