Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


КАТАСТРОФА. Глава 14. Раскрывая тайны. Часть 1
EPOV

Я уже бывал в подобной ситуации. Слишком много раз за последние несколько недель, и каждый из них напоминал пытку. Я беспомощно сидел и смотрел, как в моих руках Белла рассыпается на части. Отец взял все под свой контроль: он разговаривал со служащими, одновременно пытаясь нащупать у Беллы пульс и привести ее в чувство. Моя мама кричала в свой мобильный телефон; она никогда и ни на кого не кричала, но сейчас дело касалось Беллы, а она любила ее. Все, что оставалось делать мне, - это прижимать к себе ее безвольное, обмякшее тело и шептать слова любви. Я понимал бесполезность последнего, потому что она не слышала меня, а мне самому они не приносили успокоения, но это все, чем я мог помочь своей любимой. На самом деле - ничем.

Белла вскрикнула и вцепилась в стул, от чего я вздрогнул и попытался перехватить ее руки, чтобы она не навредила себе. Но моя мама преуспела в этом лучше и уже крепко держала кисти Беллы, пытаясь ее успокоить. Белла все время шептала какие-то слова.

Кровь, стекло, машина.

Почему сейчас? Когда у нас все было так хорошо? В последнее время она начала медленно вспоминать многие вещи, и казалось, что прежняя Белла постепенно возвращается ко мне.

Она опять стала выкрикивать какие-то слова, но из-за оркестра разобрать что-то было очень сложно.

Кровь, кольцо, Джеймс.

Я замер. Что происходит в ее голове? Какого хрена всплыл этот мудак?

Но произнеся их, Белла окончательно отключилась.

- Сын, надо унести Беллу отсюда. Она не может здесь оставаться. Твоя мама уже позвонила Джасперу.
- Только не в больницу, - взревел я. – Пожалуйста, пап! Ты же знаешь, что она не справится со всем этим дерьмом, если еще раз окажется там!

- Я понимаю, - кивнул он, - и уже попросил Джаспера приехать прямо к вам домой. Там мы проверим, в каком она состоянии. Но, сын, я не могу обещать тебе, что после этого нам не придется госпитализировать Беллу. Мы сделаем все, чтобы этого избежать.

Я видел, как тревога исказила его красивое лицо. Мой отец переживал, и от осознания этого мое сердце забухало в груди еще сильнее.

- Что с ней? Почему сейчас, когда ей становилось все лучше?

Мама зыркнула в мою сторону, поджав в раздражении губы:

- В самом деле, Эдвард? Ей становилось лучше? Или ты сам себя обманывал, стараясь поверить в это? Белла плохо себя чувствовала, когда вы приехали сюда. У нее болела голова. Ты что, даже не заметил этого?

Что? Белла страдала от боли? Я был совершенно сбит с толку, пытаясь осмыслить то, что только что сказала мне мама, но тревога за Беллу лишала меня способности мыслить здраво. Надо быстрее добраться до дома.

- Как… как плохо себя чувствовала? Она была в порядке, когда мы выходили из дома, - оправдывался я, заикаясь и припоминая, как она играла с моим галстуком.

Я посмотрел на Беллу – она находилась без сознания меньше минуты, но мне казалось, что прошла вечность. Почему она не сказала мне, что у нее болела голова?

- Эдвард, - позвал меня отец, жестом показывая, чтобы я встал, - надо ехать.

Я подхватил Беллу на руки, вынес ее из ложи и направился к роскошной парадной лестнице, устланной мягким ковром. Мы вышли на парковку. Мама укрыла Беллу своей шелковой шалью, пытаясь уберечь ее от ночной прохлады, но оказавшись на свежем воздухе, Белла тут же снова начала бормотать. Я поцеловал ее в лоб, и она немного передвинула голову. Понимала ли она, что это был я? Необходимо, чтобы ее срочно осмотрел Джаспер. Я должен был убедиться, что с ней все в порядке.

Отец подогнал машину, и я аккуратно залез на заднее сиденье, прижимая мою Беллу к себе. Ни за что на свете я не отпущу ее.
~*~*~*~*~


- Головная боль – это хороший знак. У многих пациентов, страдающих амнезией, головная боль становится предвестником того, что память возвращается к ним, - сообщил нам Джаспер после осмотра.

Когда мы добрались до квартиры, Джаспер уже ждал нас. Взглянув на нее, он подтвердил, что она - в сознании, но слишком бледна, пульс прерывистый, а дыхание - учащенное и поверхностное. Он приказал немедленно отнести ее в спальню и продолжил осмотр. Мама убедила меня подождать в гостиной, сказав, что Белле нужно немного личного пространства. Я даже не пытался предположить, какие выводы она себе уже сделала, но ее маленькие комментарии начинали порядком выводить меня из себя. Да что с ними со всеми творится? Я просто волновался за Беллу.

Вернувшись, Джаспер сообщил, что Белла уснула. Сегодня вечером так много всего произошло, так много было сказано, но я все равно ничего не понимал. Мне нужны были ответы.

- Что еще за хреновы головные боли? – взорвался я. – Белла никогда не жаловалась ни на какие головные боли!

Я больше не мог сдерживаться. Мое раздражение начало расти в тот самый момент, как моя мать упрекнула меня в том, что я игнорировал истинное состояние Беллы и обращал внимание только на то, что хотел видеть. Как, черт возьми, она смела судить об этом? С момента аварии я практически ни на минуту не оставлял Беллу. Я видел мою Беллу. Я понимал мою Беллу.

Мои руки сами сжались в кулаки, и я захотел врезать по чему-нибудь, точнее, по кому-нибудь, и точно знал, кому предназначался бы мой удар.

Чарли.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, в наших отношениях наметился большой прогресс. Моя Белла возвращалась ко мне, несмотря на то, что не помнила нас. Мы занимались любовью. В ту ночь меня охватил такой шквал эмоций, что я даже расплакался, осознав, что между нами все было по-прежнему идеально, словно мы никогда не расставались. Это вселяло в меня больше оптимизма, чем любое возвращение памяти, но потом он все испортил. В ту секунду, когда Чарли постучал в эту дверь, он сломал хрупкое душевное равновесии моей девочки, и сейчас я собирался сломать что-нибудь ему, предпочтительно - челюсть.

Моя мама все еще злилась на меня и резко выразила мне свое раздражение:

- Эдвард, хочешь ты в это верить или нет, но Белла мучилась головными болями уже на протяжении нескольких дней. Она сама призналась в этом Джасперу.

Мне хотелось взвыть и проорать им всем, чтобы они убирались ко всем чертям и оставили нас в покое. Все это никак их не касалось. Она - моя невеста, и я помогу ей. Я не хочу, чтобы кто-то вмешивался, потому что это была моя вина, и я сам все исправлю. Я вновь заставлю Беллу почувствовать себя целой.

Мне пришлось сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться и сказать:

- Думаю, что вам лучше уйти. Белле нужен спокойный сон, а если ей что-нибудь понадобится, я буду рядом и позабочусь о ней.

Моя мать выглядела обиженной, ее глаза потускнели, лицо исказила гримаса боли. Я чувствовал себя ужасно виноватым, и единственным желанием было – остаться одному, нырнуть к Белле в кровать, обнять ее и вернуться в наш маленький рай.

Джаспер понял намек и начал собираться, сказав, что заедет завтра утром, чтобы проверить состояние Беллы. Отец хотел что-то сказать, открыл было рот, но тут же закрыл.

- Давай, скажи уже, что хотел! Ты - не из тех, кто держит свое мнение при себе.

Он озадаченно уставился на меня своими холодными голубыми глазами, шокированный моим тоном, моргнул и сказал:

- Сын, не груби, пожалуйста. Белла - не фарфоровая кукла, которую можно починить с помощью капли клея.

Я зарычал. На что он, блядь, намекал? Я прекрасно понимал, что Белла - не кукла, но две схватки за ночь мне было не осилить, так что я просто кивнул ему в ответ. Он обнял маму за тонкую талию и повел к входной двери, бросив через плечо:

- Я взял на себя смелость позвонить Чарли и сообщить ему об инциденте. Полагаю, он скоро будет здесь.

Мне пришлось подавить сердитый возглас перед тем, как за ними закрылась дверь. Моя мать даже не попрощалась со мной. Надо будет обязательно перед ней извиниться позднее. Я ненавидел расстраивать ее, но она мне наговорила такого, что абсолютно не имело для меня смысла, и я был так расстроен, что, видимо, мой внутренний фильтр сломался.

Мне срочно требовалось выпить, и я направился к холодильнику за бутылкой пива. У меня дрожали руки, когда я срывал крышку и делал большой глоток. Приход Чарли избавлял меня от необходимости оставлять Беллу одну, чтобы прибить этого мудака, но так же означал, что мне следовало немного остыть. Белла могла проснуться, если обстановка здесь слишком накалится.

Услышав стук в дверь, я стиснул зубы и направился ее открывать. Мне хотелось сделать ему так же больно, как и он сделал моей Белле, но я должен был покончить с этим делом, так что, открыв дверь, я просто молча пропустил его задницу в квартиру.

Я видел, что Чарли волновался: он смотрел мне прямо в глаза, сдвинув брови так сильно, что они практически сошлись на переносице. Он прокашлялся и спросил:

- Как она?

Я проигнорировал его вопрос и задал свой:

- Чарли, какого хрена ты делаешь? Что за игру ты ведешь?

Ошарашенный таким поворотом событий, он наклонил голову на бок, но буквально через секунду надел свою стандартную маску. Чарли принадлежал к числу тех людей, по лицу которых было невозможно понять, о чем они думают, или что чувствуют.

- Послушай, Эдвард, я держал дистанцию и старался не вмешиваться. Как мы и договаривались, я ничего не стал рассказывать Белле, но она - моя дочь, и я желаю знать, как она себя чувствует и справляется со всем этим. Рене не может приехать, а Белле нужно, чтобы кто-то из родных был с ней рядом.

- У нее есть я, - прошипел я.

Он улыбнулся.

Что? Что в этом смешного?

Алкоголь моментально испарился из моей кровеносной системы, унося с собой то спокойствие, которое я в нем искал. Мужик что, идиот, который не понимает, что его ухмылочки только еще больше заводят меня?!

- Мы все об этом прекрасно знаем, - резко ответил он.

Я с грохотом поставил бутылку с пивом на стол, да так, что пена поднялась к горлышку и перелилась через край, растекаясь по столу. Я зло посмотрел на него и сквозь стиснутые зубы спросил:

- И какого хрена все это значит?

Чарли выдвинул стул и сел, очевидно, и не думая уходить, а наоборот, намереваясь выяснить со мной все до конца.

- Единственным человеком, которому ты разрешал приближаться к Белле последние несколько недель, была Элис, и я знаю, почему ты это сделал. Эдвард, ты не сможешь защитить Беллу, заперев ее здесь. Это неправильно и не способствует ее выздоровлению. Кроме того, Белла нуждается в большем.

Я пытался глубоко дышать, но мне дико хотелось двинуть ему. Как он посмел предположить, что я держу Беллу пленницей в квартире? Это же чушь собачья: мы выбирались отсюда, гуляли, бывали в разных местах, и она встречалась с другими людьми.

Ведь так?

- Эдвард, - продолжил он, - я сделал, как ты просил, но так больше продолжаться не может. Ты обязан все рассказать ей. Белла не должна все время пребывать в неведении. Твои родители согласны со мной. Мы не сумеем помочь ей, если она не будет знать правду.

Я вздохнул, и мой гнев стал утихать. Чарли был прав, не было никакого смысла отрицать это или спорить с ним. Но как ей это сказать?!

Я энергично потер свое лицо и помычал. Я был полностью истощен.

- Чарли, что я должен ей сказать? Я стараюсь дать ей все, в чем она нуждается, все, о чем она просит. Я делаю это, чтобы хоть как-то облегчить для нее всю эту хрень. Я стараюсь вовсе не для себя.

Чарли покачал головой точно так же, как это обычно делал Эмметт. Эта мысль вызвала у меня улыбку.

- Ты не можешь помочь Белле в одиночку. Ей нужны все мы, неважно, помнит она нас или нет. Белла должна знать правду.

Мы с Чарли были в одной лодке. Белла его тоже не помнила. Но ничего не говоря об аварии, я сделал из него монстра, и от этой мысли у меня скрутило желудок.

- Скажи мне, посоветуй, как мне рассказать ей об этом? Сейчас для нее это будет чересчур, я имею в виду, столкнуться со всеми этими проблемами. Я до одури боюсь, что она сломается.

Чарли понимающе кивнул. Он знал, что почувствует его дочь, когда откроется этот ящик Пандоры. Это наверняка серьезно скажется на процессе ее восстановления, следовательно, мы должны открывать ей все осторожно и дозированно. Я сам себе удивлялся: получалось так, что еще несколько минут назад я был готов оторвать Чарли голову, а сейчас соглашался с каждым его словом (п.п.: мы тоже удивляемся, Эдвард, как быстро меняются твои решения 4 ).

Я приложился к пиву, надеясь, что на меня снизойдет прозрение, как это провернуть, и тут Чарли заговорил:

- Эдвард, сейчас у нас нет выбора. В то утро я пришел вовсе не для того, чтобы увидеть Беллу. Я приходил поговорить с тобой, потому что должен был тебе кое-что сообщить.

Он сделал паузу, а мое сердце бросилось вскачь.

- Слушание дела назначено на 20 июня. Мне очень жаль. И чем раньше Белла узнает об этом, тем будет лучше.

Сообщив эти потрясающие новости, Чарли ушел.

20 июня. Блядь, это же мой день рождения!

От этой мысли я со всей силы запустил пустую бутылку в стену, разбив уже второе зеркало за три недели.
~*~*~*~*~*~



Я не мог заснуть. Совсем. Я лежал рядом с Беллой, снова и снова прокручивая события прошедшего дня, и каждый раз приходил к одному и тому же выводу. Я должен рассказать Белле правду.

Она спала так тихо, и я даже начал немного переживать, ведь она часто разговаривала во сне. Когда заглянет Джаспер, надо будет обязательно сказать ему об этом.

- Эдвард?

Я посмотрел на другую сторону кровати и встретился с ее заспанными шоколадными глазами. Белла выглядела очаровательно. Она все еще не пришла в себя спросонья и щурилась, а ее спутавшиеся волосы походили на воронье гнездо. Я потянулся к ее щеке и привычным жестом погладил ее, а она прижалась к моей ладони и, повернув голову, поцеловала ее.

- Привет, - вот и все, что смог выдавить я. Горло сковали переполнявшие меня эмоции. Я не представлял, как справлюсь со всем этим.

- Что случилось? – хрипло спросила она.

Я придвинулся к ней ближе, одновременно притягивая Беллу к себе, ища успокоения в ее теплых объятиях и погружаясь в исходящий от нее клубничный аромат.

Я посмотрел на Беллу, ее глаза заполнились слезами, и соленая влага уже была готова сорваться с ее ресничек.

- Прости меня, - прошептала она.

Какого черта!?

- Белла, родная, за что ты извиняешься?

Она была так печальна. Я еще крепче обнял ее и почувствовал, как она удовлетворенно вздохнула на моей груди. Вот, в чем я сейчас так нуждался – быть к ней как можно ближе! Она была единственным человеком, кто мог мне помочь привести мысли в порядок и успокоить мои нервы. Я люблю ее и сделаю все, что угодно, чтобы ее защитить.

- Я всем испортила вечер, - сказала она тоном потерянного ребёнка.

- Белла, ничего ты не испортила. Я знаю, Джаспер тебе уже сказал, что головные боли могут быть хорошим признаком. Меня больше беспокоит то, что ты не рассказала мне о них.

Она переместилась и легла на меня сверху, как мое персональное Белла-одеяло. Ее подбородок покоился на моем солнечном сплетении, и она смотрела мне прямо в глаза.

- Я не хотела расстраивать тебя. Ты так хорошо заботился обо мне, мне не хотелось, чтобы ты думал, что у нас есть проблемы.

Она пододвинулась выше и нежно поцеловала меня. Я желал углубить поцелуй, чтобы показать, как много она для меня значит, но сначала мне следовало разобраться с главным.

У Беллы же были другие планы. Она усилила интенсивность своих действий, проводя языком по моим губам и пытаясь раскрыть их. Я поддался и сам начал ее жадно целовать. Она простонала и заерзала на мне. Ответом на это стала моя эрекция. Я перевернул нас и, согнув ногу Беллы в колене, закинул ее себе на талию. Теперь мой твердый член уютно устроился у нее между ног, и Белла замурчала в знак одобрения, разрывая наш поцелуй, чтобы посмотреть на меня.

- Эдвард, - просто произнесла она.

В этот момент на меня словно опрокинули ведро со льдом. Какого хрена я делаю? Я должен поговорить с ней, а не кувыркаться в постели. Поэтому я освободился из кольца ее ног и перекатился на спину. Белла в растерянности осталась лежать в той же позе.

- Эдвард, я сделала что-то не так?

Печаль в ее голосе полоснула ножом мне по сердцу. Не важно, что я делал, это все равно ранило ее, а сейчас я собирался только ухудшить ситуацию.

- Детка, нам надо поговорить, - сказал я, занимая вертикальное положение и беря ее за руку. Она была такая маленькая и хрупкая. Мне припомнилась реплика отца про фарфоровую куклу, и я мысленно простонал. Ведь именно так я и воспринимал мою Беллу, именно так обращался с ней. Когда же между нами стало все так сложно? Ведь раньше все происходило совершенно естественно, сейчас же, прежде чем что-то ей сказать, мне приходилось дважды подумать.

Она тоже медленно села и внимательно посмотрела на меня, со страхом в глазах ожидая того, что я ей скажу. Я потянул ее за руку, чтобы притянуть ближе к себе. Мы так и сидели друг напротив друга. У меня разрывалось сердце от вида того, как она уязвлена, и сейчас я собирался сделать ей еще больнее. Я дрожащими руками сжимал ладони Белла, пока по ее щекам катились слезы. Она знала, что что-то было не так.

- Белла, я люблю тебя и прошу, чтобы ты никогда не подвергала этот факт сомнению.

Она кивнула, ее слезы капали на наши сплетенные руки. Меня мутило. Мне хотелось вскочить и убежать, но мы должны были покончить с этим.

- Обещай мне, Белла, - серьезно попросил я.

Она снова кивнула, но все же прошептала: «Я обещаю».

- Любимая, я должен рассказать тебе кое-что о том вечере, когда произошла авария. Что-то, что ты не помнишь, но должна знать.

Белла всхлипнула и опять кивнула. Я мучил ее. Так долго скрывая от нее правду, я только еще больше ухудшил ситуацию по сравнению с тем, какой она была в самом начале. У меня самого навернулись слезы, но я быстро вытер глаза, возвращая ее маленькие ладошки в свои руки. Белла не должна была просить у меня прощения и чувствовать себя виноватой. Я сглотнул ком, стоявший у меня в горле.

- Белла, в тот вечер… - я сделал глубокий вдох, – в тот вечер за рулем была ты.

Она затрясла головой, а я смотрел на нее.

- Нет.

Все ее тело дрожало, слезы ручьями текли по лицу, и я видел, как ее кожа покрылась мурашками.

- Нет!

- Белла, я … - я попытался обхватить ее, но она быстро соскочила с кровати и ринулась вон из спальни, крича:

- Нет! Нет! НЕТ! НЕТ!

Я пытался поймать ее, побежав за ней, пока она неслась через всю квартиру, выкрикивая это «нет». Я должен был закончить мысль, которую хотел донести до нее, но она совершенно потеряла контроль над собой.

- Белла!- кричал ей я, пытаясь поймать и обнять. - Дай мне закончить то, что я собирался тебе сказать. Я должен сказать тебе, что…

Я не закончил. Белла резко развернулась ко мне, ее волосы взметнулись вокруг ее лица, она пребывала в ярости. В ту секунду, когда ее рука оказалась на моей щеке, мое сердце рассыпалось на миллионы мелких осколков. Она дала мне пощечину. Моя Белла залепила мне звонкую пощечину, прежде чем прошипеть:

- Ты - лжец! Эдвард, ты врешь. Ты никому никогда не разрешал водить свою драгоценную машину!

Я был поражен; я не мог пошевелиться. Моя щека горела не только от ее пощечины, но и от осознания того, что она вспомнила еще одни факт обо мне. Я позволил ей, любви всей моей жизни, выбежать из квартиры и не стал преследовать ее, предоставив ей возможность уйти.
~*~


Ladies, после такой главы не могу оставить Вас без лучика надежды. Алина-Кузяка прислала мне эту композицию, которая вполне может стать саундтреком к этому ФФ, музыка к фильму «Duelist» Love Song. Под спойлером мой перевод текста песни, сделанный по переводу с корейского на английский. Надеюсь стихи понравятся Вам так же, как и мелодия. girl_blush2 Желаете обсудить, что будет дальше – жду на форуме




Источник: http://robsten.ru/forum/19-1279-18
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: white (14.03.2013)
Просмотров: 1511 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/20
Всего комментариев: 151 2 »
0
15  
  по мне, всё, что ни делает Эдвард, всё неправильно

0
14  
  И что же такого могло произойти что привело к таким последствиям?  12

13  
  о господи ,прошлого уже не вернешь ,чего так убиваться... 4
спасибо за главу!

12  
  Спасибо, огромное, за такую прекрасную главу!!!))) lovi06015 lovi06015

11  
  делааа... куда же она пошла?спасибо за главу!

10  
  Как же автор медленно выдает нам новую информацию, прямо по капле - с ума чокнешься от ожидания... girl_wacko

9  
  В напряжении ожидаю, когда тайна раскроется и станет известно, из-за чего столько волнений.

8  
  ох, если она так отреагировала на одну фразу, то что же будет когда она узнает, что было дальше?? А похоже, что ничего хорошего дальше не было, учитывая, что будет какой-то суд. да еще и Джеймса все вспоминают, а одно это имя ничего хорошего не предвещает!!! 12
спасибо! так хочется узнать что произошло!!!

7  
  cray cray cray
Как же Эдди тяжело...
Им всем конечно не легко... но он так сильно её любит...
Очень надеюсь, что Белочка остынет...
Спасибо большое за проду good good good good

6  
  Здесь во всей красе у нас стадия отрицания cray

1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]