Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Mind the Gap|О любви на расстоянии. Глава 8
Глава 8. Стаккато*

Лондон, Великобритания
15 февраля 2006 года


Порой я думаю, что Бог действительно ненавидит меня.

Все произошло как на проклятых «американских горках». В одно мгновение я карабкаюсь вверх, все выше и выше, пока почти не касаюсь солнца, а в следующее мгновение я падаю вниз в черную дыру ужаса и вины.

Я не знаю, как долго я здесь просидел. Все вокруг в тумане. Мимо меня спешат люди. Здесь мой отец – когда он приехал? Он говорит с кем-то; они стоят довольно близко, но я не могу услышать их разговор, потому что кровь шумит у меня в ушах, заглушая все остальные звуки.

Я упираюсь локтями в колени, прячу лицо в ладони и закрываю глаза, позволяя темноте окружить меня.

***

Когда я просил Беллу приехать на рождественские каникулы, я не рассчитывал ни на что большее, нежели провести время в компании хорошего друга, человека, с которым мне комфортно. Только когда она уехала, я понял, что она перевернула мой мир вверх дном. Если до этого она была чем-то неосязаемым, просто образом, теперь она была настоящей – из плоти и крови – и я был полностью очарован ею.

В тот момент, когда я поцеловал ее, я пропал. Впоследствии я не мог спать ночами, пытаясь обдумать перспективы. Я был уверен, что мы были не первыми, кто начал отношения на расстоянии, но я просто не мог понять, как заставить их работать, и это доводило меня до безумия.

И было еще одно осложнение.

Викки.

Кое-что в наших отношениях всегда было неладно, но я никогда не мог уловить – что именно. Теперь я точно знал, что они больше мне не подходят; я хотел чего-то другого. Чего-то большего.

И с кем-то другим.

Я не винил ни ее, ни себя; просто я подумал, что после всех этих лет мы так привыкли друг к другу, что, в первую очередь, никогда спрашивали себя – почему мы вместе. И когда я, наконец, задумался над этим, я не нашел ответа. Мне следовало понять после Парижа, что ничего хорошего у нас не получится; я был так глуп, думая, что со мной что-то не так, тогда как на самом деле я просто был не с тем человеком. Белла была права – или, скорее, прав был Омар Хайям – лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Мы не часто виделись с Нового года. Я избегал Викки как чумы; к счастью, ее график был, как всегда, плотным. Мы посетили несколько светских мероприятий, но каждый раз я так напивался, что никакого продолжения быть не могло. Я чувствовал, что она расстроена, но я просто больше не мог этого делать. Я просто не мог. Мне стало казаться, что заняться с ней сексом – своего рода изменить Белле, даже не смотря на то, что, прежде всего, моя девочка не была моей, и я понятия не имел – будет ли когда-нибудь. В то же время это было совершенно неуважительно по отношению к Викки – она заслуживала большего, нежели парень, который сохнет другой женщине. Она была невиновна в том, что мы не смогли влюбиться друг в друга.

У меня заняло много времени набраться смелости, чтобы порвать с ней – я всегда был трусом. И когда, наконец, я сделал это, я выбрал для этого наихудшее время.

Тринадцатого февраля я позвонил Викки и попросил ее встретиться со мной в маленьком кафе на Расселл-сквер.

Я заказал чай. Она заказала минеральную воду и скривила лицо, когда официант сказал, что у них нет «Сан Пеллегрино».

- Что за спешка? Ты не мог подождать до завтра? – спросила она меня с раздражением.

- Мне нужно поговорить с тобой. Я не могу ждать.

- О чем поговорить?

- О нас.

- А что с нами не так?

- Почему мы начали встречаться?

Она застыла и со звоном поставила бокал на стол.

- Мне не нравится то, куда ты клонишь, Эдвард.

- Ответь мне, пожалуйста.

- Потому что мы хорошо проводили время друг с другом. Потому что мы хорошо смотримся вместе. – Она занервничала, говоря это.

- Только поэтому? – тихо спросил я.

- Что ты пытаешься сказать?

- Ты никогда не думала, что чего-то не хватает? – пояснил я.

- Чего, например?

- Например, любви.

Мы сидели в тишине, как показалось, вечность. Она испуганно смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Я никогда не видел ее испуганной, и я тоже был испуган.

- Эдвард, пожалуйста, скажи, что ты не рвешь со мной, - в конце концов, сказала она тихим голосом.

- Послушай, это к лучшему. Ты найдешь себе какого-нибудь хорошего парня…

- Иисусе. Ты рвешь со мной за день до Дня Святого Валентина.

Ее слова звенят у меня в ушах.

***

- Мистер Каллен. - Кто-то похлопывает меня по плечу; я открываю глаза, возвращаясь из своих грез, и поднимаю их вверх. Это мужчина, одетый в белый халат. – Мистер Каллен, я доктор Смит. Мы можем поговорить?

Я продолжаю пристально смотреть на него, все еще слегка дезориентированный, и затем киваю.

- Пожалуйста, пойдемте со мной.

Он выводит меня из комнаты ожидания отделения интенсивной терапии, и мы направляемся к проклятому лифту, словно мне недостаточно хреново. На пятом этаже мы выходим в холл, и он открывает дверь, на которой написано «Психиатрия», своим электронным ключом.

- Пожалуйста, следуйте за мной, мистер Каллен, - говорит он, замечая мою нерешительность.

Я все еще не понимаю, почему мы в психиатрическом отделении, даже когда мы входим, как я предполагаю, в его офис, и он садится за письменный стол и указывает мне на кожаное кресло.

- Хотите чего-нибудь? Воды? Чаю? Кофе?

Я качаю головой.

- Как она? – спрашиваю я; мое горло сжимается от того, что я слишком долго не говорил.

- Сейчас она стабильна. Ваш номер внесен у мисс Тейлор в список экстренных вызовов. Что у Вас с ней за отношения, мистер Каллен?

Я прокашливаюсь.

- Я ее парень. Мм, бывший парень. У нее нет никаких родственников здесь, в Лондоне – полагаю, поэтому она внесла меня в список.

Он молчит и смотрит на меня, встряхивая ручку, зажатую между пальцев, в очень раздражающей манере.

- Дело в том, - медленно произносит он. - Что доза лекарства, которую приняла мисс Тейлор, совершенно явно свидетельствует о том, что ее попытку можно квалифицировать как парасуицид. Вам знаком этот термин?

Я качаю головой. – Нет.

- Парасуицид, мистер Каллен, это действие без настоящего намерения умереть, скорее, для того, чтобы привлечь внимание. - Он пристально смотрит на меня.

Мой мозг слишком уставший, чтобы обработать эту информацию.

- И какого черта это должно означать? – раздраженно спрашиваю я.

- Я полагаю, что таким поведением она пыталась произвести на кого-то впечатление. Можете рассказать мне о Ваших отношениях с мисс Тейлор?

- Мы расстались, - говорю я. - Я порвал с ней. Позавчера. – Я в оцепенении смотрю на него. - Я признаю свою вину; я не отрицаю, что это моя ошибка.

- Мистер Каллен, здесь я бы с Вами не согласился, - говорит он тихо; его лицо профессионально лишено выражения. - Люди иногда расстаются, но это не всегда заканчивается так трагически. - Он продолжает встряхивать свою проклятую ручку. – Моя задача здесь не в том, чтобы обвинить Вас; мне просто нужна Ваша помощь, чтобы прояснить некоторые факты, если Вы не возражаете.

Я слегка киваю. От бессонной ночи у меня зудят глаза, и я принимаюсь тереть их.

- Мисс Тейлор приняла гораздо меньше смертельной дозы, но, к сожалению, под воздействием лекарств состояние ее здоровья ухудшилось. Вы знали, что она страдает от анорексии?

Мои руки безвольно падают на колени и я, моргая, глазею на него.

- Анорексия как расстройство пищевого поведения, - объясняет он.

Иисусе.

Внезапно я вспоминаю прошлое Рождество, когда Викки рвало после ужина… мне следовало заподозрить, что это большее, чем просто диета, чтобы поддерживать худобу для работы. Но я не заподозрил.

- Она не ела, - бормочу я. - Но она всегда была такой… я просто… я не знаю. Она модель; я… я… о Господи. – Я в раздражении пробегаюсь руками сквозь свои грязные волосы.

Он продолжает спрашивать у меня про другие симптомы, которые я мог заметить, но становится ясно, что я просто не смог сложить два и два.

Мой телефон издает чирикающий звук - входящее сообщение, но я игнорирую его.

- Хорошо, мистер Каллен, - наконец, говорит он. - Спасибо Вам за помощь; информация, которую Вы дали нам, очень полезна. - Он встает и бросает на меня осторожный взгляд. - Если Вы чувствуете, что Вам нужно поговорить с кем-то, я могу посоветовать Вам хорошего психотерапевта.

- Нет, спасибо. У меня очень лояльная семья. - Я встаю и поворачиваюсь, чтобы уйти.

- Конечно.

Я останавливаюсь у двери.

- Что будет с Викки? – спрашиваю я.

- Она была переведена сюда, и будет проходить лечение как физическое, так и психологическое.

- Могу я увидеть ее?

- Я не думаю, что это хорошая идея, мистер Каллен. Она все еще без сознания, и когда она очнется, было бы мудро не показывать, что ей удалась попытка привлечь Ваше внимание. - Он смотрит на меня с симпатией. - Идите домой и не беспокойтесь. Мы знаем, как обращаться с такими пациентами.

- Мне необходимо ее увидеть, - настаиваю я. - Могу я просто взглянуть на нее?

Он вздыхает и кивает.

– Пожалуйста, оставайтесь в комнате ожидания. Медсестра позовет Вас.

В коридоре я читаю сообщение от Беллы:

ТЫ В ПОРЯДКЕ?

Я знаю, что мне не следует волновать ее, но я просто не могу заставить себя сказать, что у меня все хорошо. Поэтому я пишу:

Нет.

Что случилось?


И я так опустошен, что отвечаю автоматически, не заботясь о том, какой разрушительный эффект будут иметь мои слова.

Я порвал со своей девушкой. Она наглоталась таблеток.

В конце концов, она заслуживает знать правду.

Когда я возвращаюсь в комнату ожидания, вижу там своего отца.

- Черт возьми, Эдвард, - шипит он. - Как ты мог быть так слеп? Ты, черт возьми, встречался с этой девушкой почти четыре года, и не заметил, что она анорексичка.

- Ты мог бы предупредить меня о том, что у нее проблемы – ты исправлял ей нос, - слабо говорю я в свою защиту.

- Не пытайся свалить на меня вину. Я лечу тысячи людей, и не у всех из них проблемы. Иисусе, я не могу поверить, что ты был таким безответственным и беспечным. Я не знаю, может быть, это моя вина и мне следовало купить тебе собаку, чтобы ты заботился о ней, когда был маленьким…

Он продолжает выговаривать мне, но я так устал, что мой мозг практически отключает звук, и его голос - словно шум на заднем фоне.

- Мистер Каллен.

Мы оба оборачиваемся и видим медсестру, стоящую позади нас.

- Нет, доктор, не Вы, - говорит она ему и переводит взгляд на меня. - Мистер Каллен, сейчас Вы можете увидеть мисс Тейлор. Пойдемте со мной, пожалуйста.

Медсестра ведет меня дальше по коридору и останавливается у палаты с двойными стеклянными дверями.

- Она без сознания. Пожалуйста, не задерживайтесь. Я подожду здесь.

Я киваю и толкаю двери.

В палате слышится раздражающее пиканье. Викки лежит на кровати в центре комнаты, вся покрытая пластиковыми трубками и в тусклом свете ее кожа выглядит такой бледной, почти просвечивающейся. Почему я никогда не замечал, какая она хрупкая? Она всегда была такой полной энергии, такой дикой – полагаю, вот что в первую очередь привлекло меня в ней. А теперь она лежит здесь и выглядит как сломанная фарфоровая кукла.

Я осторожно пробегаюсь пальцами по тыльной стороне ее кисти, лежащей поверх одеяла, покрытой тонкими трубками. Прикасаясь к ней, я ощущаю выпирающие кости.

- Что ты наделала, котенок? – шепчу я, слезы начинают литься из глаз, я моргаю и сглатываю. - Прости меня. Мне так жаль.

***

Папа забирает меня домой. Мы выходим через черный ход, потому что у парадного входа папарацци – я понятия не имею, как они узнали.

- Ты уверен, что не хочешь остаться у нас на какое-то время? – тихо спрашивает он. - Лучше тебе не быть одному.

- Нет, спасибо, - сухо говорю я. - Я заварил кашу – мне ее и расхлебывать.

- Я ничего не знаю о твоей способности справляться со стрессом самостоятельно. - Он смотрит на меня с участием.

- Я справлюсь.

- Просто пообещай мне, что ты позвонишь, если почувствуешь, что не можешь справиться.

- Угу. - Я кладу руку на ручку дверцы машины, затем кое-что вспоминаю и поворачиваюсь к нему. - Пап, ты не мог бы время от времени проверять, как там Викки?

Он нерешительно кивает.

- Конечно. Я говорил с доктором Смитом - она будет подвергаться терапии, поэтому не беспокойся, они, вероятно, заставят ее поверить, что для ее самооценки будет лучше больше не видеться с тобой.

- Поверь мне – это последнее, что меня волнует, - шиплю я сквозь стиснутые зубы и открываю дверцу машины. - Спасибо. Пока.

Я вхожу в свою квартиру и, не снимая пальто и ботинок, иду на кухню, открываю мини-бар и беру бутылку «Джеймисона». Не беспокоясь о том, чтобы найти бокал, я откручиваю крышку и глотаю его прямо из бутылки до тех пор, пока не чувствую, что меня может стошнить, если я не остановлюсь.

Я ставлю бутылку на стойку, стаскиваю пальто и тащусь в постель, чувствуя, что земля колышется под моими ногами. Я падаю лицом на кровать, отключая мир вокруг себя.

Конечно, как только я позволяю черной дыре Вселенной, наконец, поглотить меня целиком, мой мобильный обязательно звонит.

- Ааа, черт, - я издаю стон и поворачиваю свое необычно тяжелое тело на правый бок, чтобы вытащить мобильный из кармана джинсов. Комната кружится вокруг меня, словно карусель.

- Мм… ах… да, - говорю я, прижимая телефон к уху.

- Эдвард, поговори со мной. Поговори со мной, пожалуйста!

- Мм. Белла, - я икаю, - привет.

- Как ты?

Я изо всех сил стараюсь сконцентрироваться, но мне это не удается.

- Я пьян.

- О. Она…

- С ней все будет хорошо. - Я пытаюсь вспомнить мудреное слово, которым врач назвал то, что сделала Викки, но не могу. – Слу-шай, - я снова икаю. Внезапно наступает момент просветления. - Тебе не стоит беспокоиться обо мне. Я недостаточно хорош для тебя.

Сказав это, я вешаю трубку, и телефон выскальзывает из пальцев на подушку.

Конечно же, он немедленно начинает звонить снова. Мне хочется швырнуть его об стену, но внезапно я осознаю, что это новая модель, и охрененно дорогая. Откуда в моем состоянии у меня в голове такие подробности – тайна для меня. Негнущимися пальцами я нащупываю телефон и отвечаю на звонок.

- Да.

- Не смей бросать трубку, когда я тебе звоню! – кричит Белла, так громко и зло, что я вздрагиваю и даже немного трезвею. – Мне по хрену - пьян ты, сломлен, в депрессии, или что бы там ни было. Ты не можешь просто послать меня куда подальше. Не можешь!

Затем ее храбрость заканчивается, и она начинает плакать.

- Разве ты не слышал, что мы навсегда в ответе за тех, кого приручили? – вставляет она тихо в промежутках между рыданиями.

И затем разум окончательно оставляет меня.

- Я приручил тебя? – спрашиваю я.

- А как ты думаешь? – шипит она.

- Я… я… ахх, - я издаю стон. - Сейчас я не в состоянии думать. Дай мне какое-то время. Пожалуйста. - Я делаю огромное усилие, чтобы собраться. - Мне нужно побыть одному. Я позвоню тебе. Я обещаю.

***

Неделю я веду растительный образ жизни, будучи не в состоянии заставить себя выйти на улицу или даже принять душ. Я больше не пью, но, тем не менее, мой мозг находится в оцепенении. В какой-то момент я обнаруживаю себя в гостиной, смотрящим футбол по телевизору, а затем я снова в своей кровати. Моя квартира – это валяющаяся в беспорядке грязная одежда, пустые банки и коробки от пиццы.

Где-то в глубине сознания - случайные мимолетные мысли, большая их часть – о Белле и Викки, пронизанные чувством вины и страха. Иногда я думаю, что хочу забрать свою девочку и сбежать с ней куда-нибудь, где нас никто не найдет. Но затем понимаю, что не могу сделать этого – папа прав – это безответственно, и я не могу рисковать – с ней может случиться что-нибудь плохое из-за моей беспечности.

Я продолжаю принимать звонки от друзей, большинство из которых игнорирую. Я даже получаю сообщение от парня с «Четвертого канала», о том, что он глубоко сожалеет о печальной ситуации в моей личной жизни, и ему будет очень жаль подавать в суд на мою задницу, если я не появлюсь с чем-нибудь к первому марта. Придурок, я забыл, что Джаспер свел меня с этими людьми, и я даже подписал контракт, потому что решил, что проект многообещающий.

Ахх.

Родители звонят каждый день, мама – даже дважды в день. Я говорю им, что я в порядке и что им не нужно приезжать и заботиться обо мне. Тем не менее, я не учел того факта, что у них есть собственный комплект ключей.

- Довольно, - говорит мама. Я пропустил момент, когда она вошла в квартиру – я все еще в постели, или уже там, но в любом случае, полагаю, что сейчас утро. – Здесь уже пахнет, - возмущенно говорит она. Она подходит к окну и отдергивает шторы, яркий свет вынуждает меня зажмуриться и спрятаться под одеяло.

- Эдвард, самое время прекратить купаться в чувстве своей вины и продолжать жить своей жизнью. - Она садится на край кровати.

- Я не могу, - со стоном говорю я из-под одеяла.

- Ты должен. Это не твоя вина, что у нее проблемы.

- Моя вина в том, что я не заметил, что у нее проблемы, - возражаю я.

- Ерунда. Знаешь что? Я сожалею, что все так закончилось, но я рада, что ты, наконец, порвал с ней, потому что она высасывала из тебя жизнь. - Мама сдергивает одеяло с моей головы. - Я не могу и не позволю ей разрушить то, что мы с твоим отцом строили почти двадцать шесть лет. Ты или встаешь и идешь в душ сам, или я оттащу тебя туда. И поверь – у меня хватит сил, чтобы сделать это.

- Иисусе, мам, мне же не пять лет, - я издаю стон и сажусь.

- Да, но ты на черта похож и твоему отцу не следовало позволять тебе оставаться здесь. Очевидно, что ты не справился самостоятельно. Ты идешь или нет?

Поскольку у меня нет выбора, я с рычанием встаю и тащусь в душ. Я стою попеременно под горячими и холодными струями до тех пор, пока более-менее не оживаю, и не чувствую себя значительно менее отвратно. Затем я чищу зубы и избавляюсь от отросшей за неделю щетины. Когда я выхожу из ванной, маме удалось убрать беспорядок и проветрить комнаты.

- Вот теперь ты выглядишь как мой мальчик, - она одобрительно улыбается. - Одевайся – мы идем на обед в город.

И я знаю, что спорить с ней бесполезно.

На улице удивительно тепло и солнце светит очень ярко – я пропустил приход весны?

Мы едим в «Cafe Rouge», и я вообще не голоден, но заказываю улиток, потому что, после недели сухомятки, я – представьте себе - понимаю, что мне нравятся улитки.

- Итак, - говорит мама, - что с девушкой, которая гостила у тебя на Новый год?

Я замираю с вилкой у рта.

- А что с ней?

- О, брось. Карлайл сказал, что она очень милая девушка.

- Мм, да, - я начинаю нарочито медленно жевать.

- Так что ты чувствуешь к ней?

Я давлюсь проклятой улиткой.

– Ну, мам, пожалуйста, - говорю я, прокашливаясь. - Это становится действительно смешным.

- Я просто хочу помочь. И насколько я помню, это ты спрашивал об этом в ноябре.

Я кладу вилку и опускаю голову на локти. Конечно же, она права. Я помню, что беспокоило меня тогда и внезапно думаю о том, что я никогда не был без женщины с тех пор, как стал взрослым, и что теперь мне, вероятно, придется усиленно заниматься спортом.

Я поднимаю глаза и смотрю на маму.

- Она мне нравится, - неуверенно говорю я. - Но теперь я не знаю, как сделать это правильно и я просто не могу обмануть ее надежд. Она… - я делаю паузу, ища поддержки в маминых глазах, - она дорога мне.

И мама начинает сиять.

- Я рада слышать это. Я знала, что что-то было.

- Это ничего не меняет. - Я вздыхаю. Иисусе, я даже не знаю – разговаривает ли еще Белла со мной после того, как я практически послал ее. - Даже если бы она не была так далеко… она такая хрупкая, такая… невинная. - Мне, наконец, удается найти правильное слово. - Я не знаю, как обращаться с ней, поэтому дохожу до того, что веду себя с ней, как бранящийся родитель.

Мама посмеивается.

- Это так мило с твоей стороны. Но она не ребенок, Эдвард, она взрослая женщина. Должно быть, это действительно ее раздражает.

- Да, - я фыркаю. - В любом случае, я понятия не имею, что теперь делать. До Викки это казалось таким простым… - я делаю глубокий вдох и закрываю глаза, пораженный воспоминанием о мертвенно-бледном лице Викки в палате отделения интенсивной терапии. – А теперь я просто боюсь сделать неверное движение. Я клянусь, что не переживу, если хоть что-то подобное снова случится. Я чуть с ума не сошел, когда понял, что у Беллы жар. Слава Богу, там был папа, чтобы помочь.

- Я думаю, тебе не стоит принимать никаких поспешных решений. Просто подожди и позволь событиям развиваться естественным чередом. Я уверена, что удачная возможность представится. - Мама нежно гладит меня по щеке. - Кстати, почему ты не попросишь ее провести лето с нами? Я уверена, что ей понравится Французская Ривьера. - Она подмигивает.

- Ммм. - Тысячи возможностей вырисовываются в моей голове. И опять-таки, я не буду с ней совсем один в случае, если случится что-либо плохое. - Может быть, ты права.

- Я всегда права, - она широко улыбается. - И пошли ей цветы, если ты еще этого не сделал.
Черт, порой я такой болван. Мне следовало самому додуматься до этого. Но лучше поздно, чем никогда.

Я прихожу домой в два пополудни. Первое, что я делаю – открываю интернет, чтобы найти американские фирмы по доставке цветов. Я выбираю белые орхидеи с ярко-розовыми сердцевинами, которые выглядят немного необычно, но мне они кажутся очень красивыми. И также я не могу придумать ничего более изысканного, чем это. Они обходятся мне в бешеную сумму денег, которая увеличивается из-за того, что я не знаю адреса Беллы, только номер ее мобильного, поэтому посыльному придется позвонить ей и спросить – куда доставить цветы. Цена меня не волнует – это самое меньшее, что я могу сделать после номера, который я отколол. Карточка гласит:

Прости меня.

Без подписи – я считаю, что совершенно очевидно, от кого они.

Выполнив это задание, внезапно у меня возникает желание поработать. Я еще раз читаю задание «Четвертого канала»; они хотят, чтобы я написал мрачную тему с вариациями для драматического подросткового телесериала.

Я разогреваюсь, играя прелюдию Рахманинова соль-минор, и на полпути этого произведения внезапно встречаюсь со своей музой. Вдохновение всегда приходит ко мне из классики, что доказывает отсутствие у меня таланта. Но пока люди покупают это, мне плевать.

Я остаюсь за пианино до вечера, настолько поглощенный в процесс, что не чувствую ни усталости, ни голода. К десяти я чувствую, что мои конечности занемели, поэтому встаю со скамейки, потягиваюсь, довольный тем объемом работы, который сделал за один день, и иду на кухню лишь для того, чтобы обнаружить, что здесь чисто и нет ни крошки еды.

- Черт! – шиплю я. - Спасибо, мам.

Мой желудок сжимается при мысли снова заказать пиццу, поэтому я бегу в магазин на углу. После этого я провожу добрые полчаса, вынимая покупки и размышляя, что приготовить, затем решаю, что уже любом случае слишком поздно для настоящего ужина и делаю себе два ломтика тоста, запивая их стаканом молока.

После этого я какое-то время пытаюсь смотреть телевизор, переключая каналы до тех пор, пока не понимаю, что на самом деле я тяну время, потому что мог позвонить Белле час назад. Презирая себя за то, что я такой трус, я открываю свой ноутбук и вхожу в МСН, потому что по неизвестным причинам мне кажется, что это несколько безопаснее, чем звонить ей.
Белла в сети. Где-то в глубине сознания я задаюсь вопросом – сколько человек у нее в списке контактов, и говорит ли она сейчас с кем-нибудь из них – может быть, со своим другом Джейком? Я стискиваю зубы и выбрасываю из головы эту неожиданно болезненную мысль.

У меня занимает вечность написать слово из шести букв и нажать «отправить».

Эдвард: Привет.

Она отвечает немедленно.

Белла: Привет. Спасибо за цветы.

Эдвард: Надеюсь, они тебе нравятся.

Белла: Такая напрасная трата денег – что тут может не нравиться?

О, черт.

Эдвард: Сарказм тебе не идет.

Белла: О, правда? А на что ты рассчитывал – на сердечки и улыбки?

Я решаю сменить тактику.

Эдвард: Знаешь, ты могла бы проявить немного больше сочувствия. Это было трудное для меня время.

Она долго не отвечает.

Белла: Сочувствие? Ты сейчас говоришь о сострадании? Я позвонила тебе, потому что предполагала, что тебе нужна поддержка, а ты просто послал меня как бездомную собаку. И – да, мне жаль. Я искренне сожалею, что твоя девушка-супермодель пыталась покончить жизнь самоубийством.

Что? Что-то ужасно неправильно. Я не помню, чтобы говорил ей, что Викки была супермоделью.

Эдвард: Подожди-ка. Как ты узнала, что она была моделью?

Белла: Я ввела твое имя в «Гугл», Эдвард. Я знала, что у тебя есть девушка, о которой ты даже не потрудился сказать мне, потому что я – никто. В любом случае, почему ты порвал с ней?

Я определенно недооценил свою девочку.

Ну вот, настал час расплаты.

Эдвард: Потому что я не люблю ее и потому что кое-кто сказал мне, что лучше быть одному, чем вместе с кем попало. А теперь давай прекратим сходить с ума и поговорим как два взрослых человека, хорошо?

Не дожидаясь ее ответа, я звоню ей на «Скайп».

Первое, что я замечаю, когда Белла принимает мой звонок, свой букет цветов на тумбочке. Проклятье, он огромный. Я надеюсь, что у нее нет аллергии.

И затем мое сердце начинает неистово биться, потому что я, наконец, вижу ее.

Она выглядит злой и отчасти печальной, но это лишь делает ее еще красивее.

- Привет, - говорю я, убирая раздражающие пряди волос со своего лба.

- Привет, - бормочет она. Явно, что она все еще злится, но ярости больше нет.

- Как ты? – спрашиваю я, неуверенно улыбаясь.

- Прекрасно. Просто отлично. А ты?

- Я вот не очень. Послушай, мне действительно жаль, что я сказал это, но…

- Эдвард, ты заставил меня почувствовать себя такой бесполезной, - перебивает она, свирепо глядя на меня с экрана. - И потом ждать, пока ты позвонишь, не зная, случится ли это вообще. Боже, я за всю жизнь столько не плакала, сколько плачу с тех пор, как с тобой познакомилась.

Мое сердце сжимается.

– Белла, пожалуйста, - молю я. - Позволь мне объяснить. Мне не следовало отталкивать тебя, пьян я был или нет, это непростительно. Просто я… я такой бестолковый. Я не знаю, что мне сейчас делать. Я почти убил ее, Белла. Это испугало меня, испугало до безумия… но знаешь, что пугает меня еще сильнее?

Она смотрит на меня, кусая губу и не дыша в ожидании ответа.

- Ты сказала, что я тебя приручил. Но ты все поняла наоборот, - говорю я, - это ты меня приручила.

***

Лондон, Великобритания
5 июля 2006 года


В душном зале прибытия Хитроу я пробегаю глазами толпу в поисках Беллы. Наконец, я вижу ее – она счастливо улыбается мне, и я замечаю, что в реальности она выглядит худее, чем на экране ноутбука. Может быть, это оптический обман, но я решаю все равно следить за ее питанием, на всякий случай. Она разозлится, но у меня есть мощный союзник в лице моей матери. Я ухмыляюсь.

Люблю женственные формы.

- Привет, - говорит она, улыбаясь. Она выглядит робкой, словно не знает, что со мной делать.

- Привет, - я широко улыбаюсь ей в ответ.

Мне хочется обнять ее и поцеловать.

Но я не делаю этого. Вместо этого я беру ее за руку и крепко сжимаю ее пальцы, пробегаясь своим большим пальцем по ее костяшкам, просто чтобы убедиться, что у меня не галлюцинации и что это действительно моя девочка, из плоти и крови.

- Пойдем, нам на поезд, - говорю я и веду ее на выход.

От автора: Послушайте прелюдию Рахманинова 23/5 соль-минор – она очень сильная. Я сочувствую соседям Эдварда :) http://video.mail.ru/mail/lusia-golodnaja/187/821.html?autoplay=1
_____________________________
*музыкальный штрих, предписывающий исполнять звуки отрывисто, отделяя один от другого паузами

Дорогие читатели, не забывайте благодарить замечательную Елену за перевод. Ждем вас на Форуме!

Источник: http://robsten.ru/forum/96-3141-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (18.05.2019) | Автор: перевод helenforester
Просмотров: 410 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 21
1
19  
  Спасибо за главу!

0
21  
  фея ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!     
Спасибо за интерес к истории!      

1
14  
  Эх, мужики такие беспомощные существа

0
17  
  nastuphechca ,  1_012 
 
Цитата
Эх, мужики такие беспомощные существа

Ищите женщину! При хорошей женщине и мужчина может стать человеком!  fund02002  dance4 
Анастасия, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
13  
  Спасибо за главы! lovi06032

0
16  
  Dark_Paradise  ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!    
Спасибо за интерес к истории!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
12  
  Не совсем понимаю, почему Карлайл обвинил сына в том, что он был не в курсе анорексии Викки?. Если  все эти годы, что они были знакомы Викки всегда была тощей. Эдвард не доктор, мужики вообще не слишком внимательны, тем более отношения у них были какие-то парадно-выходные. Так , на презентации вместе засветиться, в постели иногда встретиться. Они не жили вместе, виделись не часто из-за постоянных разъездов Викки. Откуда он мог это знать. Он просто привык, что она ни когда ничего не ест. Только пьет.

0
15  
  оля1977  ,  1_012 
 
Цитата
Не совсем понимаю, почему Карлайл обвинил сына в том, что он был не в курсе анорексии Викки?. Если  все эти годы, что они были знакомы Викки всегда была тощей.

Карлайл не то, чтобы обвинил Эдварда, он его скорее спросил по-мужски. Если Эдвард глаза закрывал при общении с Викки, то где были его руки? Он гладил только ее ступни ног? Мягче ничего не нашел    JC_flirt   Редкому мужчине нравится костлявая женщина. Худоба это еще ничего. Но худоба при анорексии усиливается. 

Цитата
Эдвард не доктор, мужики вообще не слишком внимательны, тем более отношения у них были какие-то парадно-выходные.

С этим не соглашусь. Мужчина "раздевает" взглядом и видит женщину сразу "без одежды" и сразу определяет подходит она ему, или нет. Это инстинкт продолжения рода. Это срабатывает помимо его. Но у некоторых инстинкт притупляется, как и все остальное. Некоторые женщины комплексуют, что если им придется раздеться, то не разочаруют ли они мужчину. А мужчина уже снял все мерки при взгляде. 
 И какие бы не были у них парадно-выходные отношения  hang1 он с ней спал. Поэтому, Карлайлу и странно, да и мне тоже. Сказать, что это уже была многолетняя привычка, да и безразличие, то тогда я очень понимаю Эсми. 

Цитата
Так , на презентации вместе засветиться, в постели иногда встретиться. Они не жили вместе, виделись не часто из-за постоянных разъездов Викки. Откуда он мог это знать.

Засветиться и встретиться, все это относится к Викки. А Эдвард? Он что все время был в трансе? А знать он мог - НАОЩУПЬ.  

Цитата
Он просто привык, что она ни когда ничего не ест. Только пьет.

Я могу только предположить, что они были глубоко безразличны друг другу. Обитали в разных сферах, и даже в разных мирах. Хорошо, что Белла пробудила его от спячки.
И вот мысль Эдварда в зале прибытия Хитроу:  
" Люблю женственные формы"!  good  
Ольга, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015  lovi06015

1
18  
  "Некоторые женщины комплексуют, что если им придется раздеться, то не разочаруют ли они мужчину". Ну это явно не про Викки, зарабатывающую на жизнь тем, что постоянно фотографируется  для журналов и не только, в одном нижнем белье. Эту девушку практически весь мир видел и в основном в одних трусах и лифчике. Ни кто не заметил, что у нее анорексия, так почему Эдвард -то должен был это заметить.  Потому что он ее , извините , еще и щупает и не только ее ступни? Я не защищаю Эдварда. Они оба были равнодушны друг к другу. И Викки его действительно, наверное,  воспринимала больше как симпатичный и удобный аксессуар, чем как любимого мужчину. Они были удобны друг другу.  Он к ней слетал в Париж. Попытался улучшить отношения. Не вышло. Так чего ж теперь? Зачем она вообще таблеток наглоталась? Чтобы привлечь его внимание? Зачем?. Аксессуар всегда можно сменить. Она девушка видная, общительная. У нее были  сильные чувства к нему? Вряд ли. Скорее задело то, что ЕЕ бросили, да еще и на кануне Дня Св. Валентина. Приятного мало. Согласна. Но не смертельно.

0
20  
  оля1977 , 1_012

Цитата
Эту девушку практически весь мир видел и в основном в одних трусах и лифчике. Ни кто не заметил, что у нее анорексия, так почему Эдвард -то должен был это заметить.  Потому что он ее , извините , еще и щупает и не только ее ступни?


Посмотрела "фото анорексичных моделей", на которых смотрит весь мир, и мне не захотелось такими моделями "украшать" форум.
Жутко смотреть. Срабатывает видимо, стереотип, что модель это вешалка, которую драпируют и одевают для показа. Если такова Викки, то для чего она Эдварду?

Цитата
Он к ней слетал в Париж. Попытался улучшить отношения. Не вышло.


Он решил как-то одухотворить их отношения. Подумал, что дело в нем. Что он недостаточно внимателен к ней. Но ничего не получилось. И дело не в худобе, а в том, что она просто пустое место, без чувств.
Цитата
Зачем она вообще таблеток наглоталась? Чтобы привлечь его внимание? Зачем?. Аксессуар всегда можно сменить.



Врач четко объяснил, чтобы привлечь внимание, чтобы пробудить чувство вины у него. И если бы он пошел к ней, то стал бы вечным пленником, заложником ее желаний. Эсми ясно сказала, что Викки высасывала из него жизнь. А насчет сменить? Не каждый мужчина клюнет на такую женщину.
 
Цитата
Приятного мало. Согласна. Но не смертельно.


Но так она и не собиралась, чтобы было смертельно. Она расчетлива и хитра, хорошо, что врач сразу предупредил, что это хитрая уловка. Подлая можно сказать.
Оля, спасибо за интерес и замечательные комментарии! fund02016 lovi06015 lovi06015 lovi06015

1
7  
  Учудила наша модель... вот ее фраза что они с Эдом хорошо смотрелись для меня все объяснила. Ей важно чтобы у ней все было блестяще и идеально, кукольно. Чувства? Какие чувства она себя показала.
Эдварда можно понять, но по отношению к Белле в этой ситуации он был не прав. Объяснил бы все не на пьяну голову, а то сказал два слова и все сиди жди его.
Ну думаю наши детки в следующий раз подумают чем совершать те или иные поступки) Мы вершители своей судьбы какую дорогу выберешь той дорогой и пойдешь.
Большое спасибо за продолжение lovi06032

0
11  
  Lerca,  :1_012: 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!   
 
Цитата
Учудила наша модель... вот ее фраза что они с Эдом хорошо смотрелись для меня все объяснила.

Верно!  lovi06032 Она привыкла себя видеть "звездой", а Эдварда подобрала, как аксессуар, как мебель,
чтобы хорошо смотрелся рядом    hang1 
Цитата
Ей важно чтобы у ней все было блестяще и идеально, кукольно.
 
Блестяще, на показ  JC_flirt  Ни тебе широты кругозора, ни интеллекта, интересы только в нижнем белье и показах!  hang1 

Цитата
Чувства? Какие чувства она себя показала.
 
Какие чувства?    giri05003  girl_blush2 Она даже таблетки приняла с расчетом, видимо, чтобы из чувства вины Эдвард вернулся к ней. Но попался толковый врач, который посоветовал не посещать ее больше!  good Он повидал, видимо, таких девиц немало. 

Цитата
Эдварда можно понять, но по отношению к Белле в этой ситуации он был не прав. Объяснил бы все не на пьяну голову, а то сказал два слова и все сиди жди его.
 
 Да, Эдварда можно понять, для него это шок. Но, согласна с тобой, по отношению к Белле он был неправ. Понравилась Белла, она тут же дала ему отповедь, когда он позвонил. Она умеет постоять за себя!  lovi06032 

Цитата
Ну думаю наши детки в следующий раз подумают чем совершать те или иные поступки) Мы вершители своей судьбы какую дорогу выберешь той дорогой и пойдешь.
 
 Белла отвела его от Викки, даже не подозревая об этом и тем самым спасла его. Эдвард сразу оценил и ее красоту и ум и чуткое сердце. И нравится, что Белла с ним на равных. Она быстро выдала ему, что не готова мириться с его поведением! 
Лера, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015  lovi06015

1
6  
  Спасибо за главу)

0
10  
  Танюш9954 ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!  
Танюша, спасибо за комментарий!      

1
5  
  Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
9  
  nataliyakubenko76 ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!   
Наталья, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
4  
  Предвкушаю будущее общение Эдварда и Беллы hang1  lovi06015

0
8  
  vkastalskaya ,  1_012 
 
Цитата
Предвкушаю будущее общение Эдварда и Беллы   

Будем надеяться!  fund02016  dance4 
Вика, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
2  
  Спасибо,очень увлекательно.Как понимаю,уже лето и снова приехала к другу на каникулы JC_flirt good

0
3  
  rojpol ,  1_012 
Пожалуйста от Леночки и Светочки!  

Цитата
Как понимаю,уже лето и снова приехала к другу на каникулы  

Верно!  lovi06032 Белла приехала по приглашению мамы Эдварда и конечно, Эдварда. Мама знает своего сына и чувствует, что Белла для него больше, чем друг. 
rojpol , спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015

1
1  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]