Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Best I Ever Did. Глава 1.

- Прекрати, – пробурчал Эдвард.

Я и не подумала прекращать это – шлепать в своих резиновых галошах по небольшим лужицам, что появились, как только февральские снегопады коснулись земли и начали таять.

– Ох, не будь занудой! Я пою под дождем!

- Сейчас не идет дождь, а ты – не поешь, – парировал он.

Я показала ему язык, но так как мы оба ютились под одним зонтиком, я случайно лизнула его щеку.

- И чего ты такой ворчун?

- Я не ворчун, – проворчал он. – Я просто хочу поскорее добраться до кофейни. Я замерзаю.

- Тебе следовало обуть галоши, – заявила я ему.

- Мужчины не носят галош.

- Что ж, ты единственный, кто жалуется на свои влажные штанишки.

- Я покажу тебе влажные штанишки, – пообещал он, а затем ухмыльнулся: плохое настроение как ветром сдуло. Ничто не делает Эдварда счастливее, чем двусмысленные намеки.

Когда мы, наконец, заходим в кофейню, Эм и Элис уже там, обсуждают кино, которое он и Джаспер посмотрели прошлым вечером.

- Так ты говоришь, что «Death Squelch Part Six» круче, чем первые пять частей? – с сомнением спросила Элис.

Эммет кивнул:

- Ага, эти фильмы как вино.

- Становятся лучше с годами? – предположила я, усаживаясь на подлокотник кресла Эдварда.

- Неа. Одно отличное, другое – ужасное, но, в любом случае, кого это заботит? Ты просто собираешься напиться, – ответил он.

- Эй, я слышал, что собираются снять еще один «Крепкий Орешек», – сказал Эдвард Эммету, чьи глаза широко распахнулись от предвкушения.

- Да ну, нафиг, мужик! Серьезно? Это потрясающе! – радовался он, пока Эдвард активно кивал.

- Сколько можно иметь «крепкие орешки»? – пошутила Элис. – Чуваку просто необходимо пойти и снять напряжение, это очевидно.

Я рассмеялась, но улыбка тут же сошла с моего лица, когда я взглянула на Эммета.

- Не оскорбляй Джона МакКлейна! – прорычал он.

- Я просто пошу…

- Не. Оскорбляй. Джона. МакКлейна.

Элис и я – и, вероятно, все женщины, кто хоть раз видел «Крепкий орешек», – закатили глаза.

Телефон Эммета зазвонил, и он ответил на звонок. А затем он неожиданно произнес:

- Ох… Итак, Эдвард, мне... эм... действительно необходим кофе, – его реплика казалась нарочито отрепетированной, слишком неестественной, и это было странно. К тому же, перед ним стояла полная кружка кофе, что делало все это еще более странным.

- Хэй, Эммет? – он обернулся ко мне. – Эта штука прямо перед тобой, с коричневой жидкостью внутри, видишь? Это кофе.

- Эм, ага, но он остыл, и я… – бормотание Эммета прервал звук входящего сообщения на телефоне Эдварда. Тот быстро пробежал взглядом по тексту, и его глаза округлились.

- Холодный кофе – это ужасно, – выпалил Эдвард с той же странной интонацией, что и Эммет мгновенье назад. Его взгляд метнулся ко мне, а затем обратно на Эммета.

- Ужасно, – слишком серьезно согласился Эммет.

- Просто преступление против человечества, – произнесла Элис, подражая ему.

- Пойдем, возьмем чего-нибудь, – добавил Эдвард, и они оба встали.

Элис и я обменялись взглядами, как только они отошли, пребывая в полном замешательстве.

- Почему они так странно ведут себя? – спросила я.

Элис нахмурилась и пожала плечами.

- Понятия не имею. И почему Эдвард просто не мог принести Эммету кофе? – она потянулась к его кружке и быстро отдернула руку. – Чашка горячая. Его кофе все еще горячий!

- Правда? – я обернулась и увидела, что Эдварда и Эммета не было в очереди за кофе. На самом деле, их вообще не было видно. – Да что происходит? Куда они ушли? Думаешь, они планируют что-то к свадьбе? Они не хотят говорить нам, потому что мы расскажем Роуз?

- Что они могут планировать? До свадьбы меньше двух недель, – ответила Элис. – И Роуз будет в ярости, если не будет держать все под полным и абсолютным контролем. Может, женятся Роуз и Эммет, но, на самом деле, это свадьба Роуз и Эсме.

Я рассмеялась и кивнула, соглашаясь.

- Я имею в виду, что могу только надеяться, что она исчерпает себя в этом, прежде чем Эдвард и я… Ну, ты понимаешь… Не важно, – махнув рукой, я замолкла.

Элис ухмыльнулась и притянула меня к себе.

- О-оу, посмотри-ка на нее! Туманные намеки на долгосрочные обязательства с использованием жестикуляции, – она опустила обе руки на грудь в области сердца, делая вид, что вырывает его. – Ты так повзрослела!

Я хмыкнула. Может, и так.

- Я имею в виду, да, наверное… Довольно очевидно, что мы… ага. В смысле… ага. Да… – возможно, я не настолько сильно повзрослела. Не то, чтобы я не верила в Эдварда или в наши отношения. Просто говорить об обязательствах было довольно странно. Как будто мы могли это сглазить. – Эм, да... Не важно…

- Хэй, погоди! Притормози с этими заявлениями о вечной любви, Белла, – сказала она, и я поспешила сменить тему. Повзрослела я или нет, я все еще была самой собой.

- Куда эти двое делись? – спросила я, снова заинтересовавшись Эдвардом и Эмметом, и машинально проверила телефон. Не было никаких сообщений от Эдварда, зато два пропущенных звонка от мамы. Это может подождать.

- Может, они… – внезапно её глаза стали огромными. Что ж, по крайне мере, стали больше, чем обычно. – О, мой Бог. О, мой Бог! О, мой Бог! – воскликнула она, и я замерла, не зная, толи мне броситься бежать от стыда, толи все же поинтересоваться, не случился ли у нее припадок.

- Что? Что?

- Ты и Эдвард! Разве вы не собираетесь вскоре отметить свою первую годовщину?

- О… наверное, – я задумалась, – в смысле, если считать с ночи в канун Дня Святого Валентина, то… Аха, это примерно через две недели, – все еще не понимая, что она подразумевает, ответила я.

- Думаешь… Я имею в виду, тогда это все объясняет. Ты не думаешь, что он что-то планирует?

- Эдвард?

- Ага! Он планирует сюрприз для тебя на вашу первую годовщину! – постановила Элис.

- Что за сюрприз он планирует, если ему понадобилась помощь Эммета? Сомневаюсь, что Эмма волнует наша с Эдвардом годовщина. Это через три дня после его собственной свадьбы.

- Это два дня. Ты так плоха в подсчетах.

- Что?

Элис закатила глаза.

- Эм и Роуз женятся в субботу перед Днем Святого Валентина, а это два, а не три дня перед понедельником, который и является вашей годовщиной.

- Ладно, не важно. Сути не меняет. Чем может Эдвард беспокоить Эммета незадолго до свадьбы?

- Может… – глаза Элис снова округлились. – Может, ему нужен совет о том, как сделать предложение?..

Я чуть не выронила кофе свой.

- Он не сделает предложение, – заявила я ей, и мои слова прозвучали более уверенно, чем я чувствовала себя на самом деле. Он не сделает предложение. Нет. Нет.

Или?

- Почему ты думаешь, что нет? – спросила она.

- Потому что еще даже года не прошло. Мы только что съехались, три месяца назад!

- И?

- Что значит «и»? Это означает, что он не собирается делать предложение! – из меня вырвался смешок, но это было больше похоже на то, что я подавилась.

- Но это же Эдвард! – сказала она, посмеиваясь. – И это вы двое.

Я закатила глаза.

- Несмотря на то, что вы, ребята, так настаиваете на переписанной истории, все это по-прежнему для нас в новинку, – она внимательно посмотрела на меня, критически изучая, что я даже поежилась. – Просто… Я просто не понимаю, почему ты так уверена, что Эдвард не собирается делать предложение?

Я не была уверена, но не хотела говорить об этом Элис, поэтому лишь пожала плечами.

- Еще даже года не прошло.

- Ты так говоришь, будто это имеет значение, – ответила она.

- А почему ты думаешь, что не имеет? Никто не делает предложения, если не прошло даже года.

Она фыркнула, и это был такой громкий и жуткий звук, вылетевший из такого маленького, миленького человека.

- Это не закон, Белла. Это не то же, как «белое не носить, обтягивающее не наде…»

- Потому что это лучший пример того, что можно считать законом.

- Не важно. В смысле, нет никакого установленного графика. Он сделает предложение в подходящее время.

И внезапно я стала почти уверена в том, что Элис права. Потому что для меня и Эдварда время – всегда подходящее.

—|—

Эдвард и Эммет так и не вернулись после их таинственного исчезновения из кофейни, поэтому я сообщила ему в СМС о том, что мы ушли встретиться с Розали в магазине нижнего белья.

Он ответил: *Купи мне подарок*

Я закатила глаза и написала: *Какой размер сорочек ты носишь? И ты предпочитаешь черное кружево или красное?*

*Предпочитаю что-нибудь пастельное, например, нежно-розовое. И возьми в качестве трусиков – шортики, иначе моя фигура напоминает грушу*.

Я начала смеяться, благодарная за то, что мой парень не ждал, что я буду спать в белье, цена которого росла пропорционально уменьшению его размера.

И снова я обнаружила себя в магазине нижнего белья с этими двумя, но на этот раз здесь не было небезызвестной Шиньон [прим. переводчика: Белла нам уже рассказывала о ней в 10 главе]. Я не спеша потягивала шампанское из бокала, сидя в уголке, в то время пока Элис и Роуз выбирали ей свадебное нижнее белье. Было немного странно для меня, если честно, участвовать в этом. Мне не очень хотелось знать, в чем именно Роуз собиралась заняться сексом с Эмметом – он ведь был мне как брат, не говоря уже о том, что Эдвард при этом действительно приходился братом Роуз. И хотя меня это не касалось, я чувствовала, что ему могло бы быть неприятно.

- Что думаешь об этом? – спросила Элис, размахивая передо мной чем-то крошечным.

Я взяла это из её рук и вытянула перед собой.

- Предполагается, что это – нижнее белье? – с сомнением спросила я. – Слишком маленькое и вычурное. Я абсолютно уверена, что точно такого размера были шторы в домике моей мечты для Барби.

Элис рассмеялась и бросила что-то еще на мои колени.

- Помимо белого и кремового, оно так же есть еще в черном и красном цветах.

- И они выглядят, как шторы в домике для Барби, если бы этот домик был борделем, – я скорчила рожу. – В любом случае, разве свадебное белье не должно быть белым? Разве все не должно быть девственным, даже если Роуз распрощалась с ней десять лет назад?

- Заткнись, Белла, – крикнула Роуз из примерочной.

Элис покачала головой и снова обернулась ко мне.

- Я предлагала это для тебя. Для... эм, твоей большой ночи.

Элис была человеческим эквивалентом клока волос, забившихся в сливной трубе: сначала это просто немного раздражает, и вы просто игнорируете это. Но клок все растет и растет, и вот у вас в руках эта жидкая, мерзкая субстанция.

- Давай не будем забегать вперед.

- Нет, но я имею в виду, не будет ли это отличным способом сказать «спасибо»? К тому же, если это будет секс в честь помолвки – это будет подарок для вас двоих, – продолжила она.

- У кого будет секс в честь помолвки? – спросила Розали, выходя из примерочной, к счастью, одетая. Она ответила продавщице, что возьмет ту пару, что была в её руке и опустилась на диван рядом со мной. – Так серьезно, у кого будет секс в честь помолвки? Кроме меня.

- Эдвард собирается сделать предложение! – взволнованно выпалила Элис.

Я сделала глубокий вдох.

- Элис считает, что Эдвард собирается сделать предложение.

- И я когда-нибудь ошибалась с такими вещами? – спросила она с негодованием.

- Много раз, – ответила я, еще до того, как Розали начала составлять список. – Тогда, когда ты думала, что я выйду за Остина, а он изменял мне. Тогда, когда ты думала, что я выйду за Алистара, но он оказался геем. Тот раз, когда ты думала, что я выйду за Стефана, но я ни разу не виделась с ним после нашего второго свидания. Тот раз…

- Ладно, ладно, я поняла, – нахмурившись, буркнула Элис. – Но это же Эдвард и Белла. Все мы знаем, что он сходит с ума по тебе. Если ты подзовешь его и спросишь: «Хей, хочешь, мы поженимся через час?» – он согласится, без вопросов.

Я улыбнулась; было так приятно осознавать, что, вероятно, она права.

Розали снова села на диван.

- Ты ведь нормально отнесешься к этому, Белла?

Роуз спросила меня об этом так спокойно, так взвешенно, что я всерьез задумалась.

- Я не схожу с ума из-за этого... Так что... может быть? Но это все равно ведь брак. Я все еще не вижу в этом большого смысла.

Элис кивнула.

- О, да. Проклятие Рене Хиггинботам-Свон-Ли-Дуаер. Три брака по цене одной рефлексирующей дочери.

Я немного расслабилась. Была большая разница между тем, чтобы болтать на эту тему с Элис и Роуз, и тем, чтобы всерьез обсуждать такое с Эдвардом. Моя настороженность относительно обязательств, к которой он относился весьма понимающе, была столь же велика, как его желание получить от меня все и даже больше, что, в свою очередь, делало его предвзятым. А вот Элис и Роуз принимали все так, как есть; они не пытались бороться с моими неврозами, просто старались понять, как мне с ними жить.

- Все, что я хочу сказать: ты можешь представить себя с кем-нибудь еще, кроме моего брата? Есть ли кто-то лучше для тебя? – спросила Роуз.

Я улыбнулась.

- Конечно, нет. Не думаю, что найдется кто-то лучше, вообще.

- Тогда почему бы не выйти за него замуж? – спросила она. – Вы вдвоем определенно останетесь теми же, что и сейчас. Вы будете жить в той же квартире. Вы будете общаться с теми же людьми. Вы будете делать те же самые вещи. Вам просто нужно будет расписаться в нескольких документах. Тебе даже фамилию не обязательно менять.

И когда она все так разложила по полочкам, это стало казаться самой логичной вещью во всем мире, а не каким-то страшным усилием, с которым я обязательно облажаюсь. Тем не менее, я не знала, готова ли я объявить себя «готовой-к-браку». Так что, я просто улыбнулась и сказала:

- Ты действительно хорошая сестра.

Она улыбнулась в ответ, и это стало тем редким для нас моментом сентиментальности.

- Он был хорошим братом.

- Я тоже помогла! – заскулила Элис, и я рассмеялась.

- Да, Эл, ты тоже помогла. Очень. Спасибо вам, – поблагодарила я.

- Если бы мы были в фильме с Кейт Хадсон, мы бы начали обниматься, прыгать, и визжать как идиотки, пока какая-нибудь приторно-сладенькая попсовая песенка «Спайс Герлс» в стиле «Никогда не будет лучше» играла бы на заднем фоне, – подметила Элис.

Роуз поставила обратно свой почти полный бокал с шампанским.

- Ну, мы не в фильме с Кейт Хадсон.

- И я каждый день благодарю Бога за это, – добавила я.

—|—

Но в жизни никогда не бывает все так просто: ты приняла решение, что готова выйти замуж, и тут же тебе делают предложение. Это стало словно карой за мою постоянную болтовню; теперь я не могла дождаться предложения Эдварда. К тому же, была еще одна незначительная деталь – я не была уверена, собирался ли он вообще его сделать.

Все те вещи, что раньше казались совершенно обычными, я анализировала на наличие маленьких подсказок от него. Я спросила его о странном поведении в кафе вместе с Эмметом, но он лишь отмахнулся и сменил тему, найдя способ отвлечь меня. Все те годы, что я знала его, не было ничего, о чем бы Эдвард мне не сказал, поэтому я сделала вывод, что он собирается удивить меня, сделав предложение, и перестала доставать его по этому поводу.

И вот, однажды вечером, он сказал кое-что, как бы невзначай, но я была уверена, что это совсем не случайно.

- Знаешь, если бы ты вышла за того идиота Джейкоба Блэка, вы могли бы сыграть свадьбу в стиле «Черный Лебедь» [прим. переводчика: дословный перевод фамилий Black – черный, Swan – лебедь, вместе – намек на известный фильм], – сказал он, щелкая телеканалы.

Я прищурила глаза, и, глядя на него, уговаривала себя: «Сохраняй хладнокровие, Белла». Эдвард не был настолько глуп, чтобы начинать делать предложение с упоминания моего бывшего парня.

Или был?

- Почему ты говоришь о Джейке? – спросила я. Разыгрывая дурочку, я продолжила: – Почему ты вообще говоришь о свадьбах?

- Эм, моя сестра и наш лучший друг женятся через десять дней.

- Ага, но почему ты говоришь о моей свадьбе? С Джейком?

Он пожал плечами.

- Да нет особой причины. Просто так. Черный – Лебедь. Я имею в виду, разве это не доказательство, что вам, ребята, никогда не быть…

- Это не доказательство, – фыркнула я, закатив глаза. Я потянула его за руки, прижимаясь к его груди, чтобы оказаться в кольце его объятий. – Это ведь просто фильм с Натали Портман. Про балет. Который ты смотришь каждый раз, когда его показывают.

- И?

- Я уже упоминала, что он про балет?

Он фыркает:

- Не правда. Он о сумасшедших цыпочках, лесбийском сексе и Миле Кунис. Почему бы мне его не смотреть?

- Хорошо, – пробормотала я. – Мы знаем, как сильно ты любишь все эти вещи.

Он медленно кивнул, будто обдумывая мои слова.

- Лесбийский секс… это нормально. Прикольно. Не важно. Это хорошо для лесбиянок. Мила Кунис мне нравится. Но сумасшедшие цыпочки… – он наклонился, проведя ладонью по моему лицу, и поцеловал в щеку, – сумасшедших цыпочек я люблю… – он провел губами по моей щеке, едва касаясь кожи, пока не добрался до моих губ, чтобы пылко поцеловать.

Мы растянулись на диване, и он проник рукой под мое нижнее белье, медленно двигая ею до тех пор, пока я не выдержала и не набросилась на него. К сожалению, я недооценила ширину дивана, и все закончилось падением. Он скатился на пол, а я опустилась сверху.

Из него вырывается «уф»- стон, когда я очутилась на нем, и он кашлянул пару раз.

- Прости! – воскликнула я, бессмысленно пробегаясь руками по его груди в попытке проверить, в порядке ли он. – С тобой все хорошо?

Он закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов, раздувая ноздри. Затем открыл глаза и хмыкнул: «Аха!» – прежде чем притянуть меня к себе и поцеловать, а затем перекатился на спину вместе со мной, заставляя меня взвизгнуть. Он был так хорош в стягивании с меня штанов, что я едва заметила, как он это сделал. Зато я не пропустила того, как он опустился ниже, чтобы поцеловать низ моего живота, и ниже… и ниже.

Мы занимались сексом практически под журнальным столиком, и мне пришлось схватиться за его край, просто чтобы держаться хоть за что-нибудь, потому что я не могла перестать двигаться, даже когда он опустил одну мою ногу вниз для лучшего угла проникновения.

Когда он, в конце концов, попытался сесть, чтобы выйти из меня, то ударился головой об угол столика. Я находилась в таком блаженстве, что даже костей не чувствовала, и меня едва ли беспокоило то, что он просто упал на меня и тут же заснул, находясь в своем самом любимом во всем мире месте – между моих грудей.

В какой-то момент, через несколько часов, он разбудил меня, и мы отправились в кровать. Последней мыслью в моем затуманенном сном мозгу, было то, что он определенно показал мне, насколько любит сумасшедших цыпочек – или, скорее, одну конкретную цыпочку. Но он все еще не сделал предложение.

—|—

Это были странные несколько дней. Не было никакого напряжения между нами, но он все равно не говорил мне, куда они с Эмметом бегали. Очевидно, я не могла сказать ему, что была почти уверена в том, что они выбирали кольцо, или что-то вроде того. Так что, впервые между нами была какая-то недосказанность. Ничего серьезного, и это ничего на самом деле не меняло, но я чувствовала себя почти разочарованной из-за того, что не ощущала себя с Эдвардом свободно. Хотела бы я сказать ему, чтобы он просто забыл про это предложение, но вдруг поймала себя на мысли, что мне бы действительно, действительно хотелось, чтобы он его сделал. Я хотела узнать, что он придумает, какие милые слова скажет. Я желала увидеть улыбку на его лице, когда я отвечу «да», а затем – не важно, как долго придется этого ждать, – увидеть ту же улыбку, когда я выйду за него замуж.

Ровно за неделю до свадьбы Роуз я была застигнута наплывом подобных мыслей в миллионный раз, когда вошла в квартиру, вернувшись с окончательной примерки и подгонки платья подружки невесты. Я услышала звук работающего душа, из чего сделала вывод, что Эдвард был дома. Я уже была готова присоединиться к нему, когда мой телефон зазвонил. Это была моя мама, но я была не слишком настроена с ней разговаривать, так что, просто оставила телефон продолжать звонить, положив его на стол.

И тогда я увидела его.

Ярко-голубой пакет с белым бантом. Даже такая ненавистница всех этих девчачьих штучек, как я, знала, что он был от «Tiffany». Пакет стоял на нашем обеденном столе, прямо рядом с ключами Эдварда.

О. Мой. Бог.

Эдвард собирается сделать предложение сегодня.

—|—

В ту же минуту, как ты закрываешь дверь нашей квартиры, я хватаю тебя за талию и закидываю на свое плечо.

- Эдвард! – взвизгнув, ты начинаешь смеяться. – У меня все еще сумочка на плече… – я останавливаюсь, пока ты стягиваешь ремешок сумки со своего плеча и протягиваешь её мне. Балансируя твой вес на себе, накрыв рукой твою попку, я направляюсь на кухню к столу и оставляю сумку там. – Хорошо, теперь ты можешь продолжить.

Я бросаюсь в спальню, роняю тебя на кровать и, практически, запрыгиваю следом. Ты извиваешься и смеешься, и это действительно один из моих самых любимых звуков, но прямо сейчас я гораздо больше заинтересован в том, чтобы услышать иные любимые звуки, что ты издаешь. Я начинаю задирать твою рубашку, а ты стягиваешь мои штаны.

- Погоди, – говоришь ты.

Но я не жду, я лишь бормочу «что?» на твоей коже, продолжая её целовать. Ты, кажется, не понимаешь, что существует лишь несколько причин, способных заставить меня прекратить касаться тебя.

- Существует ли какая-то специальная поза, в которой нам следует заняться этим?

Я отрываюсь от того местечка на твоей шее, которое только что целовал, и смотрю на тебя.

- Почему должна быть специальная поза?

- Не знаю, – пожав плечами, отвечаешь ты. – Мы только что обручились. Разве это не должно быть, вроде как…

- Обрученный-секс-стиль? – спрашиваю я смеясь.

- Ага!

- А что, существует свадебный-секс-стиль?

- Пф, да! – фыркаешь ты, закатив глаза. – Миссионерская. Это типа правило: ты обязан сделать это в миссионерской позе в первую брачную ночь.

- Не думаю, что это правило.

- Думаю, это так.

- Что ж, после этого разговора я собираюсь убедиться наверняка, что мы не будем делать это по-миссионерски, – возражаю я.

Ты притворяешься, будто дрожишь и нервно кусаешь губу, и это лишь твоя попытка шутливо меня поддразнить, но она заводит меня в любом случае.

- Ох, я выхожу замуж за такого бунтаря!

Я смеюсь:

- Что ж, если это то, что возбуждает тебя…

- Ты возбуждаешь меня, – отвечаешь ты, стягивая с меня рубашку. Мне нравится, как ты это произносишь. – И все же… я чувствую, словно нам следует сделать это по-особенному. Как-то по-другому.

- Например?

- Не знаю… Может, на улице? Мы ведь никогда такого не делали.

- Сейчас февраль.

- Верное замечание… Может быть, с «грязными» разговорчиками? Мы действительно не…

Я накрываю твой рот губами, чтобы остановить.

- Как насчет «без разговоров»? – говорю я, целуя твою грудь, скрытую бюстгальтером, прежде чем сдвинуть кружева носом и поцеловать то же местечко еще раз. Когда ты стонешь, я могу почувствовать вибрации под своими ладонями. Мне нравится, когда ты дрожишь из-за меня.

И наступает долгий период «без разговоров», потому как не существует слов, способных адекватно описать это. Мы прикасаемся и двигаемся, ласкаем и пробуем, и это потрясающе. Как и всегда. Но ты просила меня о чем-то особенном, и потому я должен, по крайней мере, попытаться дать тебе это.

- Не знаю насчет «грязных» разговоров… – говорю я, едва ли понимая, как сформулировал и эти-то слова, двигаясь вперед и назад, отчего ты извиваешься так, что это заставляет меня сходить с ума. – Но как насчет того, что я расскажу тебе о том, что я хочу тебя именно так – всегда, со мной и на мне?..

- Эдвард… – стонешь ты тихо и начинаешь двигать бедрами быстрее.

Думаю, это означает, что тебе нравится, и это лишь подталкивает меня продолжать:

- …И я скажу тебе, что, что бы ты ни попросила меня сделать, я сделаю это. Если ты велишь коснуться тебя здесь… – я скольжу рукой к тому местечку, где ты изнываешь, – …тогда я коснусь тебя здесь. И если ты скажешь мне откинуться назад и двигаться немного быстрее, тогда я сделаю именно это. И даже те вещи, о которых тебе не нужно говорить…

Я подхватываю твою ногу и опускаю её на свое плечо, и это невообразимый угол, максимальный контакт, невероятное воздействие. Я поворачиваю голову и слегка посасываю твою лодыжку, и результат почти мгновенный: ты замираешь на секунду, а затем содрогаешься, выгибаешь спину и вскрикиваешь.

Я действительно люблю заставлять тебя дрожать. И если бы я не сходил сейчас с ума, то осознал бы, что отыскал еще один новый способ.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1371-1#910766
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: DashaZh (08.02.2013) | Автор: DashaZh
Просмотров: 2619 | Комментарии: 28 | Рейтинг: 5.0/55
Всего комментариев: 281 2 3 »
0
28  
  юла-Элис завела подруг не по-детски, а  незачем было это делать, всему своё время!

27  
  СПАСИБО!!! good Явно, что-то не так. Уж точно Эд не стал бы оставлять кольцо на виду!

26  
  какие же они прикольные! Но что-то мне подсказывает, что ни о каком предложение Эдвард и не думал!
Ничё, Белла поможет! fund02002

25  
  Хочется верить, что Элис не ошиблась, хотя в другом случае интересна их реакция

24  
  Прикольно будет, если Эдвард не собирался делать предложение. Надеюсь, это так, интересно будет посмотреть, как он выкрутится. fund02002

23  
  Думаю, что Роуз и Эл подливают масло в огонь))))) lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032

22  
  Спасибо за продолжение!!! Они классные!

21  
  они вернулись... мну так счастлив cray
огромное СПАСИБО за перевод lovi06032

20  
  Эти двое доводят то до смеха, то до дрожи от их нежности.
Спасибо, спасибо, спасибо lovi06032 lovi06032 lovi06032 Эа перевод этой чудесной истории!!
Похоже, что Эд решил решать проблему от обратного. Не идёт на пролом, а медленно изводит Беллу, как бы от нетерпения она сама ему предложение не сделала giri05003 giri05003

19  
  lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032

1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]