Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Dick in Me. Глава 6. Борьба с демонами
Ofenbach vs Nick Waterhouse – Katchi

Борьба с демонами


Каллен

– Папочка! Возьми меня на ручки!
– Отведи меня в парк, папочка!
– Ты сделаешь это для меня, папочка?
– Па-а-апочка! Я только что обделалась!


Фиг мне, а не воскресные эректильные побудочки или секс на кухонном столе. Или у стены там же. Или у стены в душе. Я вскинул бровь.

Что насчёт дел? Я ведь не могу подвергать свою жизнь опасности, имея, ну вы поняли...

Мысли, наводнившие моё сознание, в сочетании со звуками и криками и раздражающими липкими ручонками, которые цеплялись за меня, пока я впадал в кому от страха, услышав, что Свон, моя Свон, может быть...

Щенок уткнулся в меня – блядь, как он почувствует себя, если новый человек прибавит хаоса, в который превратилась моя жизнь? Как такое произошло – снова?

– Каллен!
Я вздрогнул. Слегка.
– Что?
– Ты слышал, что я сказала?
– Да, да, э-э...
И опять морщинка пролегла на моём лбу. Я сглотнул. Шумно.
– Ты...
– ...Сделала тест на беременность на прошлой неделе, – закончила за меня Свон.

Очевидно, мой язык даже ворочаться не хотел, но, честно: вот чё мне, бля, ответить?

Подбоченившаяся Свон мрачно глядела на меня, а я представил её, босоногую, с огромным животом и с обосранными подгузниками на плече. И поёжился.

Она переместила вес с одной ноги на другую, и я выпалил первое, что пришло в голову:
– Я думал, ты на противозачаточных.
Это ж как так можно хмурить лицо? Серьёзно, бля. Свон, которую, казалось, вот-вот удар хватит, сообщила мне:
– Стопроцентную гарантию даёт только воздержание, Эдвард.
Я фыркнул: ну это совсем маньячизм.

Никто не шевелился и пару минут ничего не говорил, а от взгляда Свон мне захотелось поджать яйки.

– Что?

Я что-то упускал. Очень важную подсказку о том, как реагировать на подобные заявления, чтоб кулаком в морду не получить. Опять.

Щенок уставился на меня, будто был в теме, и я одарил его недобрым взглядом, мысленно посылая в ебеня. Свон фукнула, всплеснула руками и зашагала прочь, а я, по правде сказать, оскорбился.

– Что? – раздосадованно бросил я ей вслед.
– Знала ведь, что ты так отреагируешь. Вот что, – спародировала она на мужской манер последнее слово.
Ладно, уела.
– Погоди секундочку.

Я поймал Беллу за руку, но она отпихнула меня, послав взгляд «только коснись, бля, и сдохнешь». Я пораженчески вскинул руки и отстал от неё. Спасибо большое, но свои яйца я люблю целыми и невредимыми. И в двух экземплярах. Да какая на хуй разница.

Я, было, засмеялся, осёкшись, когда Свон резко развернулась, и я немного попятился. На случай, если начнётся махание кулаками. Пронесло, люди, уймитесь.

– В самом деле, Свон, давай взглянем на ситуацию логически, – теперь уже я гоготнул саркастично. – Я не совсем в отцы гожусь, на случай если ты не заметила.
Свон сощурилась, но понимала мою правоту. Итак, вернёмся к делу, а всё потому, что, друзья мои, я продолжил пиздеть:
– Как ребёнок вписывается в наш график? У нас дел до жопы, не говоря о текущем. Где этот недоёбок, наёмный убийца, играет с нами, в то время как у него похищенная девушка, а ещё Малдон, который...
– Эдвард...
– Ебёт... – расхохотался я, всплеснув руками.
Да, бля, я немного истерил. Засудите меня.
– Эдвард.
Я прервал свою безудержную вербальную диарею.
– Что?
– Тест был отрицательным, говнюк ты этакий.
– О.
– И ты лепечешь.
Верно. Мои брови встретились на переносице.
– Извини.

Молчание накрыло нас, а мне, точно последнему кретину, нечем было возразить женщине, которой я уже признался в неподдельной любви и которую считал панацеей от всего. И вот, приплыли... К дуле с маком.

Щенок, явно удостоверившийся в моём дебилизме, глянул на меня и отчалил. В кои-то веки я захотел быть на его месте. Что сказать: дети чертовски щекотливая тема для разговоров. Просто песец полярный и пушистый.

У меня что-то на шее. Я вспотел?

От меня не укрылось, что волосы Беллы... словно их долго ерошили. Понимаете, о чём я? Вредная привычка, друзья мои.

Втянув немного воздуха и надув щёки, я медленно выдохнул, взглядом ища нечто. Что угодно лишь бы сменить тему, раз мы разобрались с этим вопросом.

Тогда меня осенило:
– Так ты… то есть ты хочешь?..

Я сделал финт рукой, пытаясь донести мысль, чтобы при этом мне не пришлось ничего объяснять. Свон лишь скривилась, будто от боли. Я хмыкнул. И смолк. Иисусе.

– Нет, я не хочу... – Свон скопировала мои ранее показанные жесты.
Наверное, чтобы ткнуть меня носом в то, каким полнейшим дураком я выглядел. Сработало. Я облегчённо выдохнул, когда просёк всю хохму этой ситуёвины. Пока моя девушка не продолжила разглагольствовать:
– Всё же однажды я, может... – запнулась она. Внезапно меня замутило. – Я к тому, что, вероятно, я захочу...
Тошнота отошла, а вот желваки заходили у меня.
– И было бы неплохо, не позволяй ты своим проблемам с чувством долга и серьёзными отношениями вести себя так, будто в случае моей беременности разразится катастрофа космических масштабов.
У меня проблемы с... Да пошло оно в задницу!
– Приехали. Нет у меня проблем с серьёзными отношениями и, – махнул я рукой между нами, – сожительством с моей девушкой.
Затем указательными пальцами изобразил квадрат:
– И домом, – закончил я.
Свон фыркнула:
– По-твоему, твой здоровый взгляд на отношения основан на нашем совместном проживании?
Должно быть, она издевается надо мной.
– Анализировать меня, предварительно огорошив той атомной новостью, не совсем честно, Свон.
Она закатила глаза, качнула головой и чуть отвела взгляд в сторону:
– Вот так всегда.
Эта фраза вынудила меня пересечь невидимую черту, которая возникла между нами с начала разговора о детишках.
– Не гони адских лошадей, Свон. Ты хочешь сказать, что я должен быть готов, когда у тебя часики тикнут?
Без наёба.
– Не то чтобы мы обсуждали такой расклад.

Я же прав? Я же прав, верно? Не могу же я постоянно ошибаться? Пожалуй.

Теперь уже я нахмурился – это привлекло внимание Беллы. Вздохнув, она закрыла глаза, бросила «нет» и зашагала к холодильнику. Вытащила оттуда пиво, чпокнула крышку и выхлебала содержимое быстрее, чем липовый чек опустошил бы банк. На заметку: обрюхаченной, фиг бы ей, а не пивко.

Перестав донимать Эдди-младшенького, Свон достала ещё пару банок, сунула одну мне. Похоже, моё изгнание окончилось. Временно.

– Ты в порядке? – поинтересовался я.
В последнее время видок у Свон был неважнецкий. Хотя сейчас я знал причину, это не значило, что мне насрать. Дважды не верно, дамы и господа, это волновало меня – и ещё как.
– Да, – немного неуверенно отозвалась Свон.

Я ничего не мог с этим поделать. Не став давить на Беллу, я поставил пиво на стол. Зашёл к Белле за спину, оплёл руками её талию, положив сцепленные пальцы на живот. Опустив подбородок на плечо Свон, я поцеловал её в щёку.

– Ты расстроена?
Белла чуть выдохнула:
– Я не знаю, что чувствую.
Тон Беллы, язык её тела побудили меня крепче сжать её в объятиях. Что ещё я, засранец этакий, мог сделать?
– Каллен? – позвала Свон.
Я знал, о чём она спрашивала. Ну не мог я контролировать свой член, охотно реагирующий на то, как моя ненаглядная хлещет пиво. Верно?
– Да? – я потёрся о Беллу.
– В самом деле? – обернувшись, Свон наградила меня многозначительным взглядом.

Мы захохотали, прекрасно зная, что Эдди-младшенький настроен серьёзно.

Свон чувствовала себя лучше, когда позже мы подъехали к участку Эмметта, желая нанести Малдону визит и надеясь застигнуть его врасплох информацией, которую я обнаружил в дневнике Кейт.

Полагаю, после «исповеди» на душе полегчает у кого угодно. Хотя бы отчасти.

– Ставлю сотню, что он увильнёт от разговора, – предложила Свон, слезая с мотоцикла.

Она не преминула упомянуть, что если в скором времени я не заберу Элеанор у Роуз, то мы пересядем на её грузовик. Вот вам грёбаный стимул.

Мы не застали Эмметта за его столом, хотя в регистратуре нам сказали, что гражданским не позволено спускаться в спортивный зал. А мы всё равно попёрли. Что-что, но я не баба, которая следует золотому стандарту коррумпированного полицейского участка. Там-то наши пути расходятся. Я ни о чём не сожалею. Я пережил это дерьмо. Частично.

– Здарова, Эм! – выкрикнул я на входе в зал.
Брат дёрнул головой в мою сторону, а Малдон врезал ему прямо в челюсть. Ой. Боже, потом Эм надерёт мне зад. Или попытается.
– Тебе не положено тут находиться, Каллен! – взвился Малдон с боксёрского ринга.
Тем временем Эмметт силился подняться с мата, ругаясь как сапожник. На меня, несомненно.
– А что эта женщина делает в моём зале? – толком ни к кому не обращаясь, возопил лейтенант.
– Ох уж эти ремарки насчёт женщин, – пробурчала Свон.
Как всегда, она права.
– Что? У тебя нет женщин на службе в твоём, – я раскинул руки, словно Моисей, вещающий с горы Синай, – золотом зале?
Я заслужил тихий смешок от моей сообщницы по несчастью – очень надеюсь, что нормальная Свон вернулась. На полную мощь, так как в следующий миг она бросила вызов Малдону. Втихую, но всё же, я позабавился, когда она проговорила:
– Могу уделать вас в любое время.

Она шутки не шутила, хотя удивительно: обычно Свон ладила с Малдоном. Может, она по-прежнему злилась из-за, ну вы понимаете, того разговоре об отпрыске, но поставлю сто к одному на этот поединок.

Лейтенант хохотнул на мою сардоническую реакцию, а Эмметт, наконец, устойчиво стоявший на ногах и убедившийся в целости своей челюсти, спросил:
– В чём дело, братан? – кивнул он Свон и подмигнул: – Привет, Беллз.
Я мотнул головой, проигнорировал его откровенный флирт с моей девушкой. Приглядывая за лейтенантом, и, как самый отчаянный хрен, я тщился не думать о Свон, которая размажет его морду по рингу.
– Ни в чём. Вообще-то мы пришли задать несколько вопросов твоему начальнику, Эм.

По ходу, простонал братец, а Малдон тяжело вздохнул. Знаете, в духе «ну, зарядил!»? Только скорее это был вздох «вот почему я не уволился в прошлом году после того дерьма, а теперь Каллен вызовет меня на ковёр и выставит хреном».

– Что тебе нужно, Каллен? – проговорил Малдон тоном комендор-сержанта, пытаясь замаскировать толику своей нервозности.
Однако меня не проведёшь. Скажу вот что: пот, бусинками выступивший на его уродском рыле, был явно не после боксирования.
– Возможно, нам следует обсудить это наедине, лейтенант, – изо всех сил я старался не улыбаться, ухмыляться или другим образом выдать своё веселье.
Я разыгрывал Малдона, но он не повёлся. Другого я и не ожидал от его по-королевски коррумпированного величества.
– У меня есть идея получше, – подначил тот меня, отхлёбывая витаминной воды.
Эмметт вылупился на меня, потом – на Свон. Она возвела взгляд к потолку, а когда Малдон закончил – оба мотали головой.
– Почему бы нам не посостязаться, Каллен?
Он серьёзно? Только одному богу известно, как я жаждал надрать зад этому чуваку.
– Лейтенант... – заговорил Эмметт, предупреждая своего босса непонятно насчёт чего.
За вмешательство в моё тренировочное время захотелось послать братца в ебеня дальние, но Малдон опередил меня.
– Свободен, сержант, – высокомерно отослал он Эма.
Тот сжал зубы, сдерживая порыв самому вмазать этому гаду.

Сержант – его звание при повышении. Да уж. Мой братец продажный. Грустно, дамы и господа, но что поделать? Он, чёрт подери, мой брат.

Эмметт не хотел покидать ринг, но, сойдя с него, подошёл ко нам со Свон со словами:
– Ты в курсе, что не обязан делать это?
Я поржал над братцем. Ну в самом деле...
– Фу ты, спасибо, Эм. После того как надаю по его несуществующим яйцам, то удостоверюсь и оповещу массы, что был добровольцем.
– Эдвард... – Свон поймала меня за руку, и я подумал, что она попытается остановить меня, но затем она лишь сказала: – У него слабый правый хук.

Ну как не обожать эту женщину? Верно?

Я улыбнулся Белле и снял куртку. Забираясь на ринг, я подумал: как хорошо, что на мне тенниски – ботинки бы не потянули бой.

– Так на что соревнуемся, сэр?

Что?

Это, друзья мои, называется глумление над лгущей, обманывающей, крадущей, получающей бабло от города, хотя нифига не делающей, дичи. Не пытайтесь повторить это дома.

– Как насчёт того, что я одолею твою легендарную задницу, и ты оставишь меня и мой участок в покое.
Малдон проговорил безапелляционно, но, ясень пень, я должен отпарировать. Бля буду, если проиграю поединок. Так легко не сдамся.
– Не староваты ли вы для подобных угроз, сэр? – пожурил я Малдона, тем самым превратив его в разъярённого Кинг-Конга.
– Хорошо. Выигрываешь ты – я ухожу, но если я выиграю, – улыбнулся я, – вы расскажете мне, что знаете о деле Мендеса, чётко и ясно, без всяких туманных отговорок.

Малдон стукнул друг о друга кулаками в перчатках. Эмметт нацепил боксёрские перчатки на мои руки, вставив капу мне в рот, и звонком объявил начало раунда, словно мы Аполло и Рокки в первом бою. (Прим. пер.: Аполло Кид и Рокки Бальбоа – боксёры в фильме «Рокки», роль которого сыграл Сильвестр Сталлоне.)

Я Рокки, а вы на кого, бля, подумали? Дьявол, даже Аполло знал, что ему не одолеть Рокмейстера.

Свон завладело беспокойство, и мне захотелось позлиться. Я на двадцать лет моложе этого мужика, и у меня два чёрных пояса.

Без особого предупреждения Малдон нанёс первый удар, а я всего лишь чуть увернулся влево. Любопытно: Малдон настолько плох или отчего-то валяет дурака? Вероятно, дурит тебя, Каллен.

Я пока что не замахивался на него. Из драк с уёбками я усвоил кое-что ценное: выжди и дай им продемонстрировать свою технику.

Мы немного потанцевали, подпрыгивая и привыкая друг к другу, когда внезапно Малдон ударил вновь, только на этот раз немного ближе, чем мне нравится.

Я ухмыльнулся мудаку, а вы ведь знаете эту поговорку. Летай стрекозой, а жаль пчелой.

Тогда я мельком увидел Свон, грызущую ногти, и невольно задумался о разговоре, предшествующем походу сюда, как некоторое время назад думал, что стану... Долбаным папашей.

Я увидел перед собой Малдона, но, по правде говоря, видел первого встречного-поперечного, чокнутого, прыщавого девственника, который однажды поведёт на свидание мою дочь. Как, возможно, признается ей в любви, как поведёт её на выпускной, купит ей дешёвую бутоньерку, потом немного потанцует прежде, чем скажет, что хочет отвезти её домой. Потом же выяснится, что в его арендованном драндулете кончился бензин, а потом он...

Инстинктивно я замахнулся, врезав Малдону в основание носа – дважды. Он откинул голову назад, окатив пространство вокруг кровью.

Кто-то ахнул: Свон или, чёрт, Эм. Я выжидательно опустил руки, гадая, сдастся ли Малдон, но он отряхнулся и перегруппировался. Такой хренью меня не удивишь – вот я и треснул ему хорошенько.

Я закрыл лицо руками, при следующем ударе Малдон уже не нежничал. Я получил несколько ударов по рёбрам и в бок, но отбился от лейтенанта. Коротко передохнул и нанёс ему несколько последовательных ударов в грудь, следом – удар с поворота справа по башке.

– Ты знал, что Кейт в беде, – кинул я Малдону.
Я стал подначивать его, чтобы на случай моего маловероятного проигрыша выведать хоть что-то.
– Я не знаю, о чём ты говоришь.
Я фукнул на него, опять замахиваясь, но тот отбил удар. Я наклонился к нему:
– Я прочёл её дневник, Малдон.

И сказал так, чтобы услышал только он, и прижал Малдона к верёвкам, а его взгляд выдал его с головой. Малдон определённо говорил с Кейт об этом. Возможно, даже лично.

Особо много времени на размышления у меня не было, когда лейтенант локтем ударил меня в живот, отталкивая от себя, затем вдобавок въехал мне под рёбра.

От удара по голове у меня всё поплыло перед глазами – фиг поймёшь, где верх, где низ, а Малдон всё твердил:
– Как я и сказал, Каллен, я не знаю, о чём ты, бля, говоришь.
Лейтенант отбросил меня в угол, и со мной, вероятно, было бы покончено, не толкай он речугу целую минуту и не сообщи кое-что. Кое-что мной неучтённое. Взяв меня в кольцо, попутно прошептал мне в ухо:
– Как насчёт поговорить о тех фото, что у меня, Каллен. Фото, которые выставляют тебя в очень невыгодном свете...
Он дождался, пока я не посмотрю ему в глаза, а потом договорил:
– Тех фотках, снятых в неких доках. Фотках, на которых ты вручаешь одному моему подчинённому, взбаламученному, крайне напряжённому человеку пистолет...

С минуту я обмозговывал его словесный понос.

Ньютон. Дерьмовый, ебанутый и пиздолюдский кусок... Да будь он проклят!

Малдон улыбнулся моей реакции, напоследок наподдав, и стал отходить в свой угол, считая поединок завершённым. Я решил, что если бы он хотел обнародовать фото, то давно бы это сделал.

Опомнившись, я окликнул Малдона. Только он повернулся ко мне, как я двинул ему по роже. Как можно жёстче и тщательнее. Кичливый уёбок камнем рухнул на мат.

Вытащив капу изо рта, я сплюнул кровь, которая уже потекла на ринг, попутно снимая перчатки.

Нокаутировать лейтенанта я не смог, но тот явно прибалдел.

Хер его знает, что делать с этой инфой. Малдон хватанул меня за латунные яйца, вот только как намеревался «приготовить» их – было вопросом на десять миллионов.

Поднимаясь на ноги, он смачно ругался, но Эмметт дал ему дельный совет:
– Никогда не поворачивайтесь спиной к своему врагу, сэр.

В тот миг я стоял спиной к Малдону, улыбаясь до ушей над словами брата, который, признаться, уже давно был не паинькой с непроницаемым лицом, которого я знал несколько лет. Нынешний Эмметт не даст начальству задирать себя.

Я сообщил брату, что ещё свяжусь с ним, а потом бросил через плечо Малдону:
– До связи, лейтенант.

Как только мы со Свон вышли из участка, я спросил у неё:
– Проголодалась?
Свон сексуально вытаращилась на меня, будто знала, что я замышляю.
– Для человека с ранами, возможно, даже внутренним кровотечением ты необычайно бодр и весел.
Пальцами она прощупала мою губу, вызвав неприятные воспоминания о том, когда меня, бездомного, в последний раз исколошматили. Немного.
– Как я выгляжу? – поиграл я бровями и подмигнул.
Глазом, который ныл не так сильно. Наклонившись, Свон поцеловала меня в уголок рта. Ей явно наскучило изображать из себя недотрогу, а мне – строить умника.
– Секси, – усмехнулась она во все зубы.
Затем мы подошли к «хонде» и направились в одну из моих любимейших бургерных в городе.
– Ты серьёзно? – сказала она, когда мы заехали на парковку.
Мы теперь поменялись местами, что ли?
– Что?
– Ты привёз нас в... – Белла взглянула на вывеску снова, когда я подъехал к очереди на заказы не выходя из машины.
– «У Дика»? На байке?
Очевидно, Свон не видела всей прелести заехать по-быстрому в забегаловку, а затем направиться домой, виляя в пробках по семьдесят второй магистрали с бургерами от Дика в руках.
– О да, у них охуенные бургеры из абердин-ангусской говядины, Свон. Пять лет подряд на первом месте.
Хмурая мина и качание головой были мне ответом.
Улыбнувшись, я хмыкнул, изогнув брови, в попытке отвлечь Свон от желания попиздить меня, в котором она пребывала большую часть дня.
– Когда я давал тебе плохой совет?

Свон вздохнула, опять рассерженная мной, что, судя по всему, стало традицией, начавшись с этой фигни насчёт... малышни.

Мы подъехали к стойке заказа. Когда я закончил со своим заказом, Свон всё ещё скептически пялилась на меня.

– Ну, – я кивком указал ей на микрофон, – скажи оператору, что ты хочешь.

Свон водила губами, а я хихикал над ней, в то время как она искала в меню нечто, что на выходе не напоминало заказ извращенца. Бесподобное зрелище. Будет ништяк, дамы и господа.

Наконец, Свон выбрала и пробубнила в микрофон, пытаясь не гласить на всю округу, при этом вызвав немое удивление у оператора.

– Можете повторить громче, мэм? Извините, я не расслышала вас.
Мэм. Вот умора. У меня подёргивались плечи, и Свон треснула по одному. Ноющему.
– Ой, бля, – я потёр больное место.
Свон нагнулась ближе к микрофону, чтобы девочка-хиппи расслышала её.
– Мне... – замешкалась она.
Я же прикрыл ладонью рот, подавляя хихиканье. И всё равно рассмеялся. Не хотелось, чтобы Свон заметила мой смех.
– Элитный Дик, пожалуйста, номер три, без маринованных огурцов.
Умираю, друзья мои. Я просто помирал со смеху.
– Можете повторить? – попросила оператор-подросток.
Господь милосердный и Небеса сегодня смилостивились надо мной.
Я загоготал: Свон уже не отвертеться.
– Номер три. Элитный Дик. Без огурцов, – громко отчеканила она.
Возникла пауза, а потом оператор повторила:
– Никаких огурцов на вашем элитном Дике? Всё верно?
– Ебать мою жизнь, – буркнула Свон.
Я наконец-то решил дать ей передышку, ответив за неё, когда мы подъехали к кассе.
– Ненавижу тебя, – сказала мне Свон.

Мы выехали на дорогу, но я-то знал, что Свон шутила. Наверное.

Впрочем, я уже вечность как хотел затащить её сюда: «У Дика» бургеры, вкус которых запоминается на всю жизнь. Я обожал их. И очень хорошо знал Дика. Что? Его зовут Ричард.

Как только мы добрались до дома и стали распаковывать еду, щенок, подпрыгивая, пытался утащить кусочек. Я же думал, как в дальнейшем избежать неловких разговоров, когда тренькнула моя мобила. Джаспер.

– Да, – поприветствовал я друга.
Нечасто мы менялись с ним ролями.
– Каллен, у меня хорошие новости.
– Ты нашёл парня, и мы со Свон едем в отпуск?
Джаспер рассмеялся. Вроде как.
– Забавно, но, кажется, я нашёл зацепку для тебя.




Надеюсь, все отлично провели время, отдохнули и набрались сил. ;) Как вам спарринги Каллена и Свон? %) Очень рекомендую послушать музычку к тексту. ;) Представляете его папаней? :D Вашим впечатлениям и отзывам буду рада тут и на форуме. ;)



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2003-25
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (27.09.2017) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 952 | Комментарии: 8 | Теги: детективы Свон и Каллен, беременность Беллы, Эмметт, Бокс | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 8
1
7   [Материал]
  good Спасибо за главку! Ждём продолжения! hang1 На папашу мы не готовы еще 12  girl_wacko

0
8   [Материал]
  Может, не только Эдвард. JC_flirt

1
5   [Материал]
  супер спасибо fund02016  fund02002  giri05003

0
6   [Материал]
  Рада, что нравится. lovi06032

1
3   [Материал]
  Спасибо за главу! good

0
4   [Материал]
  lovi06015 На здоровье. JC_flirt

2
1   [Материал]
  Бедняжка, его чуть удар не хватил , при мысли , что он будет папашей... giri05003

0
2   [Материал]
  Переводчика чуть тоже: это ж такой звездец был бы! hang1 fund02002 12

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]