Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Трилогия: Обучение. Глава 25

Глава двадцать пятая

POV Bella


Встреча перед вечеринкой проходила в городе, в районном Ресурсном центре (п.п. – муниципальный центр профессионального и дополнительного образования). Эдвард сказал, что на встрече будет только часть тех, кто идёт на вечеринку. Сначала состоится что-то вроде лекции по тематике вечеринки, а потом я подпишу кое-какие документы.

– Мы должны гарантировать себе безопасность, – сказал он, объясняя про документы. – Нельзя, чтобы на вечеринку явился любой, кто захочет, с улицы.

Я подумала об Анджеле, ведь она-то и рассказала мне в своё время об Эдварде. Должно быть, это было очень серьёзное нарушение правил.

– Слава богу, что Анджела больше не в Чикаго, – сказал он, будто прочитав мои мысли. – Я бы чувствовал себя крайне дискомфортно, если бы мне пришлось делать ей выговор. Учитывая, что именно это нарушение правил с её стороны и привело тебя ко мне. – Его тон и слова сказали мне, как серьезно он относился к этому и насколько важной считал конфиденциальность.

Незадолго до трёх часов дня мы с Эдвардом подъехали к Ресурсному центру и направились ко входу в здание. Его рука почти невесомо лежала на моей пояснице, направляя меня. Как всегда, его прикосновение успокаивало. Я была радостно взволнована, но всё же немного нервничала. Он, несомненно, ощущал моё волнение.

В дверном проеме в конце небольшого холла стоял мужчина средних лет. Он тепло приветствовал Эдварда и с улыбкой кивнул мне.

«Нормальные, обыкновенные люди», – напомнила я себе. Если бы я увидела этого человека в продуктовом магазине, то не обратила бы особого внимания.

В комнате, куда мы прошли, стоял длинный стол, окружённый стульями. Внутри уже было человек пятнадцать. Я окинула помещение взглядом. Число мужчин и женщин было, вроде бы, одинаковым, хотя, возможно, не все из них были парами.

«Конечно», – подумала я. – «Не обязательно, что у всех будет пара».

В уголке, болтая между собой, стояла группа из трех женщин. Я заметила, как одна из них, блондинка, осмотрела Эдварда с ног до головы. Он, кажется, не обратил на неё внимания, но кивнул и улыбнулся нескольким людям. Почти все, казалось, знали его, но никто не вступал с ним в беседу.

Он выдвинул стул и пододвинул его мне, чтобы я села, и сам устроился рядом. Только тогда я осмотрела комнату более внимательно.

Мужчина, сидевший рядом с пустующим местом во главе стола, оказался охранником из офиса Эдварда – тем самым, что дежурил на выходных, в день нашей ролевой игры. Он встретился со мной взглядом, подмигнул и улыбнулся.

Я, должно быть, издала какой-то звук, потому что Эдвард мягко сжал моё колено под столом. Я взглянула на него, и он покачал головой.

– Не сейчас, – произнёс он одними губами.

Я прикусила внутреннюю часть щеки, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего, но улыбнулась в ответ и снова посмотрела на парня.

Отросшие темные волосы, резкие, чётко очерченные скулы. Сидит, откинувшись на спинку стула, пальцы постукивают по колену, головой кивает, словно в такт слышному лишь ему одному ритму. Рядом никто не сидит, ошейника не видно.

«Доминант», – решила я. – «Несомненно, доминант».

Осознав это и вспомнив о собственной роли, я присмотрелась к нему повнимательнее, пытаясь понять, вызывает ли он у меня интерес. Он был довольно красив: стройное, мускулистое тело, тёмная татуировка, обвивающая правую руку. Однако, глядя на него, я чувствовала себя в точности так, как если бы разглядывала красивую статую или картину, не более. Этот мужчина за столом не зажигал во мне никакой искры, не пробуждал ни желания, ни притяжения.

Зато когда я снова взглянула на Эдварда, всё моё тело отреагировало. Пульс забился быстрее. Взгляд опустился от его глаз к губам, и я задрожала при воспоминании о его поцелуях. Он был единственным, кто взывал и к моей душе, и к моему телу. Никто не мог с ним сравниться.

Несмотря на это я снова взглянула на мужчину за столом и задумалась, не один ли он из тех, чьи имена Эдвард собирался дать мне, когда в начале этого года я расставалась с ним. Он сказал тогда, что не смог никого выбрать, и сейчас я впервые задумалась, почему. Был ли этот темноволосый мужчина жесток? Был ли в его характере какой-то недостаток, делавший его не слишком подходящим доминантом?

Какой-то шум в дальнем конце комнаты привлёк моё внимание, и я, как и все остальные, повернулась туда. Вошла женщина и сразу приковала к себе всеобщее внимание. Даже охранник (жаль, что в тот раз, несколько недель назад, я не посмотрела на его бейдж, сейчас бы знала, как его зовут) сел прямее и полностью сосредоточился.

В её внешности не было ничего необычного. Крупная фигура, неопределённого цвета волосы, живые глаза, грациозные и выразительные движения. Вся она излучала силу и властность.

Спокойным, очень уверенным голосом она представилась, её имя было Сиобан, поприветствовала всех присутствующих и немного рассказала о сегодняшней теме: виды верёвок и их использование.

Довольно быстро я потеряла интерес к обсуждению плюсов и минусов верёвок из естественных и синтетических волокон. В конце концов, эти знания вряд ли когда-нибудь понадобятся мне в жизни. Среди слушателей я заметила ту самую блондинку, которая бросила заинтересованный взгляд на Эдварда, подавлявшего зевоту. Она окинула взглядом нас обоих, я едва заметно улыбнулась ей и переместилась поближе к Эдварду. Его рука снова легла мне на колено, и я вспомнила предыдущие выходные, когда он разыгрывал придуманный и записанный мною сценарий.

Кляп-шарик во рту. Кожаный флоггер, удары которого болезненнее, чем у замшевого. Эдвард берёт меня сзади, жёстко, в быстром темпе, а затем приказывает мне склонить колени и в благодарность поцеловать его ноги.

Круто.

Я неловко поёрзала на стуле.

«Соберись», – сказала я себе и заставила мозг сконцентрироваться на тех многочисленных моментах, которые следовало учитывать при выборе верёвки для того, чтобы кого-нибудь связать. Оказывается, если ты собираешься это сделать, есть масса моментов, которые необходимо учесть. Кто бы мог подумать?

Завершив рассказ, Сиобан ответила на вопросы, а затем отпустила нас. Эдвард встал и отодвинул мой стул.

– Готова заполнить документы? – спросил он.

Я кивнула, он подвёл меня к тому самому темноволосому доминанту, попросил необходимые бумаги и отошёл, оставив меня самостоятельно читать и заполнять их. Я знала, что он сделал это, чтобы показать мне, что у меня есть выбор. Если бы меня там что-то не устроило, мы бы уехали без дальнейших обсуждений.

Я знала, какую информацию мне надо будет внести в документы, поскольку ранее Эдвард рассказал мне, чтó там будет, и мы с ним это обсудили. Там излагались основные правила, и если я была с ними согласна, то на последней странице нужно было поставить подпись. Там же я должна была сообщить, под каким именем хочу участвовать и другую необходимую информацию.

Прочитав и заполнив все бумаги, я отдала их тёмноволосому мужчине, и он просмотрел их, а затем обратился ко мне.

– Добро пожаловать, Белла, – сказал он, и в его глазах вспыхнул веселый огонёк. – Я Лиам.

Я пожала ему руку.

– Привет, Лиам. Рада видеть вас снова.

– Я тоже, – сказал он, продолжая улыбаться.

Я почувствовала, что краснею, и выпалила первое, что пришло мне в голову.

– Кажется, вы дежурили на посту в «Мейсен Индастриз».

– Да, я там работаю, – сказал он. – Но когда мистер Каллен позвонил Госпоже Сиобан, я не мог отказаться.

Я не совсем поняла, что он имел в виду.

– Так значит, дело в том, чтобы сделать одолжение другому доминанту? – спросила я.

Он покачал головой.

– Я не спрашивал Госпожу, в чём дело. Как правило, я её не спрашиваю. – Он рассмеялся. – Если, конечно, я не в настроении подерзить или не хочу, чтобы она меня наказала.

У меня отвисла челюсть.

– Вы покорный?


– Я предпочитаю термин «нижний», – сказал он с улыбкой. – Но, да. Я – сабмиссив.

– О, – сказала я, чувствуя себя немного глупо. – Я не видела. – Я указала на свой ошейник. – Поэтому не поняла.

Он поднял правую руку, и в этот раз я заметила на его запястье кожаную манжету.

– Ошейник – он не всегда на шее. Хотя парочка таких у меня тоже есть.


– А у меня только этот, – сказала я.


Конечно, я знала, что большинство покорных не носят ошейники от Тиффани; я просто думала, что их ошейники будут более заметными.

Идиотка. Вот кем становишься, делая поспешные выводы.

Он пожал плечами, и накачанные мускулы под обтягивающей футболкой стали заметнее.

– Мистер Каллен всегда поступает по-своему.

«Лиам знал об Эдварде намного больше, чем люди обычно знают о работодателе», - с опозданием сообразила я. Мне стало интересно, как же давно они знакомы, и я спросила об этом.

– Я знаю его примерно три года, – сказал он. – Работаю у него год. Он хороший руководитель, есть голова на плечах. Не всякий глава фирмы знает, кто работает у него начальником охраны выходных дней, – он улыбнулся своей ленивой усмешкой, – Ну и он хороший верхний. Я видел его в действии.

– Видели? – спросила я, и мои глаза вылезли на лоб (надеюсь, не слишком).

– Конечно, – сказал он, – С его предыдущей покорной, как же её звали-то…

– Лорен, – напомнила я и задумалась о том, будет ли она на вечеринке.

– Точно, – кивнул Лиам, – Время от времени они что-нибудь демонстрировали.

Эдвард был доминантом уже восемь лет. Он много рассказывал мне о своих предыдущих покорных, и чем он с ними занимался. Я знала, что он был активным членом сообщества: и как наставник, и как участник. Я не чувствовала ревности при мысли о том, что до меня у него были другие женщины. Мне было комфортно знать, что теперь именно я была той, кого он хочет. Отныне и навсегда. В отличие от меня, ни одной из его бывших покорных не было места в его постели, в его уме, в его сердце. В его мечтах.

– Знаете, – сказал Лиам, прерывая мои размышления, – я состою в группе сабмиссивов, которая собирается раз в месяц. Вы бы не хотели придти на нашу следующую встречу?

Мое последнее письменное задание во время визита Эдварда в Китай состояло в том, чтобы подробно описать, какой я вижу себя в роли покорной через пять лет. Я написала, что хотела бы стать преподавателем для сабмиссивов-новичков, примерно так, как Эдвард обучал доминантов. Я хотела помогать им так же, как помогла мне Шарлотта, так что эта группа могла быть для меня полезной.

– С удовольствием. Чем вы там занимаетесь?

Мне было трудно представить себе, как группа сабмиссовов сидит и разговаривает о том, как… ну, в общем, как быть покорными.

Он прислонился к столу и скрестил руки.

– По-всякому бывает, – пожал плечами Лиам, – В последний раз кто-то поделился с остальными рецептом домашней пасты, и мы все попробовали её приготовить.

Мой смех привлек внимание ещё нескольких людей, и даже Эдвард, разговаривавший с блондинкой, приподнял бровь.

– Извините, – сказала я Лиаму. – Чего угодно ожидала, только не этого.

– Да ничего, – сказал он, – Наверное, поначалу это действительно кажется странным, и на самом деле мы обсуждаем и наш образ жизни тоже. Вот, – сказал он, беря со стола листок бумаги и что-то на нём записывая. – Это номер моего телефона. Позвоните мне, и я скажу вам, где и когда.

Я взяла у него листок.

– Спасибо.

– Мне нужно идти, – сказал он, посмотрев мне через плечо; должно быть, Сиобан сделала ему знак подойти к ней. – Увидимся сегодня вечером.

– Обязательно, – сказала я, – Как хорошо, что будет хоть один знакомый человек.

– Ну, – сказал он, и в его глазах промелькнула весёлая искорка, – вряд ли я смогу вас всерьёз поддержать; я буду связан, – он склонился ближе ко мне, – Мы с госпожой будем демонстрировать японский бондаж.

И он ушел. Моё лицо вспыхнуло при мысли о том, сколько его обнажённого тела я смогу увидеть чуть позже.

– Ты готова идти, Изабелла? – спросил Эдвард, подойдя сзади и положив мне руку на плечо.

– Да, Мастер, – сказала я, удивляясь тому, как легко у меня получается произносить это слово. Впрочем, ничего удивительного, в такой-то компании.

– Я видел, как ты разговаривала с Лиамом, – сказал он, – Он очень умный парень. Начальник моей службы безопасности в выходные дни.

Мы двинулись к выходу.

– Я так удивилась, когда его увидела, – ответила я.

– Очень удачно вышло, что Сиобан позволила мне использовать его тогда, – улыбнулся Эдвард.

Я помнила, как вёл себя Лиам в те выходные. Он не сводил глаз с моего лица, не позволяя себе рассматривать другие части моего тела. Даже когда Эдвард и я уходили не в той одежде, в которой вошли, всё, что он сказал, было любезное: «Желаю приятного дня».

– Очень удачно, Мастер, – согласилась я.

– Я совершенно уверен, что Сиобан щедро его вознаградила, – продолжал он. – Я сказал ей, что его поведение было свидетельством того, как хорошо она его воспитывает.

Его слова задели что-то в моей душе.

– Надеюсь, что по моему поведению заметно, как хорошо воспитываете меня вы, Мастер.

– Так и есть, любовь моя, – сказал он, – Сейчас мы вернёмся домой, и там я чудесно вознагражу тебя за то, что ты так храбро настроена перед своей первой вечеринкой.

– Что бы вы ни придумали, Мастер, это будет превосходно, – отозвалась я с улыбкой.

***

Мое вознаграждение состояло в том, что я, привязанная, распластавшись лежала на его столе – колени согнуты, попа на самом краю – а его губы путешествовали по моему телу, постепенно продвигаясь от верхней части тела к нижней. Он лизал и покусывал, ниже, ниже, ещё ниже, и вот, наконец… о да, чёрт возьми, вот тут…

Эдвард поднял голову.

Какого чёрта?

– Ты можешь кончать, когда захочешь, и столько раз, сколько захочешь, – сказал он, и я ощутила тепло его дыхания на своей чувствительной плоти. – Но тебе нельзя шевелиться и издавать любые звуки.

Зло. Этот мужчина – воплощённое зло, абсолютное и совершенное.

И я его люблю.

Я изо всех сил старалась не двигаться, пока его губы, пальцы и язык касались меня. Неспешно и методично он заводил меня, точно зная, что и когда делать и как на это отреагирует моё тело.

Мой первый оргазм медленно сформировался и волной прокатился по мне. Пока что я без труда сохраняла неподвижность. Однако, как бы ни был тих мой оргазм, для Эдварда он не остался незамеченным.

– Да, – прошептал он. – Прекрасно.

Его ласки стали смелее. Он долгими движениями потирал и поглаживал мои соски, грудь, живот, наконец, сконцентрировал внимание на ногах. Давление его рук усилилось, его нос тёрся об мой клитор… о сладчайшие небеса, вот тут… а язык в это время трудился ниже.

По мере того, как приближался мой второй оргазм, сдерживаться становилось всё труднее. Колени готовы были задрожать и задергаться, одновременно мне приходилось изо всех сил удерживать в неподвижности бёдра, в то время как всё, чего мне на самом деле хотелось – это податься ими навстречу его рту. Однако и во второй раз мне удалось остаться неподвижной и не издать ни звука.

– Превосходно, – сказал он, водя носом вверх-вниз по верхней части моих ног, пока моё тело успокаивалось. – Как же отчаянно я хочу трахнуть тебя прямо сейчас.

Он был не единственным, кто желал сейчас этого.

– Но я подожду, – сказал Эдвард. – Мой член будет внутри тебя не раньше, чем закончится вечеринка. И даже тогда – только если ты заслужишь это.

Вот! Говорю же вам: абсолютное и совершенное зло.

***

Это был скромный дом, во многом напоминавший жилище Питера и Шарлотты. Ничего напоказ, никаких внешних атрибутов, позволяющих догадаться о происходящем внутри. Также это было одной из причин, по которой мне пришлось надеть пальто. Эдвард сказал, что невежливо по отношению к хозяевам входить к ним в дом, сверкая голой попой или неприличным костюмом.

Под пальто у меня был наряд, который для меня выбрал Эдвард: красивый черный кружевной корсет. Размер его чашечек был достаточным, чтобы прикрыть соски, хотя тело немного просвечивало сквозь кружево. Маленькие трусики и подвязки были прикрыты короткой юбочкой. Я в жизни не надела бы такую при посторонних, но сегодня вечером с нетерпением ждала момента, когда все её увидят. Эдвард намекнул, что в какой-то момент он, возможно, потребует от меня снять юбку, но я понимала, что даже в этом случае окружающие увидят не намного больше.

Рука Эдварда лежала у меня на пояснице, когда мы подошли к дверям дома и назвали наши имена стоявшему там мужчине. Как только он позволил нам войти внутрь, навстречу вышла женщина, по-видимому, хозяйка дома.

– Привет, Эдвард, – сказала она. Она выглядела так же, как остальные – то есть совершенно обыкновенно. – Как приятно снова видеть тебя. – Она обратила внимание на меня. – Это, должно быть, Белла.

Я обменялась с ней приветствиями, но мне не терпелось взглянуть на остальную часть дома. Я жаждала узнать, что же происходит на игровых вечеринках. Наконец, Эдвард увёл меня от неё, и я смогла увидеть больше. Глаза буквально разбегались, но я усилием воли заставила себя рассматривать всё по очереди.

Первое, что я заметила – все двери были открыты.

– Игры за закрытыми дверями запрещены, – сказал Эдвард. – Если дверь закрыта, значит, комната сейчас свободна, а если в неё зашли, дверь должна быть открыта.

На мой взгляд, в этом правиле был смысл. Оно обеспечивало больше безопасности.

Из ближайшей комнаты доносились негромкие стоны, но Эдвард не спешил идти туда. Мы остались в гостиной; несколько человек подошли, чтобы поговорить с нами, но главной причиной того, что Эдвард медлил, было его желание дать мне привыкнуть и освоиться.

Я увидела пару человек, полностью раздетых, и ещё несколько были к этому близки. Большинство людей были одеты, как Эдвард, в джинсы и футболку, хотя на нескольких женщинах были костюмы вроде моего. Одна была на поводке, который держал мужчина. Она сидела на коленях у его ног и смотрела в пол, пока он разговаривал с кем-то другим.

Не считая стонов, которые постепенно становились всё громче, и костюмов некоторых участников, это выглядело как любая другая вечеринка, которая могла проходить где угодно.

– Вопреки мнению многих, – сказал Эдвард, – вечеринки – это вовсе не массовые оргии. Хотя есть группы и клубы, которые проводят и оргии тоже. Просто лично я этого не люблю.

В группе, где состоял Эдвард, на вечеринках запрещались любые половые акты с проникновением.

– Даже между парами, такими как мы, – объяснял он. – Любой, кто хочет продолжить игру, должен делать это в другое время и в другом месте.

Я почувствовала некоторое облегчение, узнав, что не увижу, как люди занимаются сексом. Ни в сексе, ни в наблюдении за ним нет ничего плохого, но мы были здесь не для этого.

Я посмотрела на Эдварда и слегка погладила его руку – знак, который, как мы заранее договорились, означал, что я была готова двигаться дальше. Он вопросительно приподнял бровь, и я кивнула.

Вместе мы направились в ближайшую комнату, ту самую, откуда доносились женские стоны. Когда мы преодолели небольшую толпу у входа, я увидела её.

Лицом вниз, она полулежала на мягком столе (вроде того, что был в игровой Эдварда), и её шлёпали флоггером. С самого начала я поняла, что это та самая блондинка, что сегодня днём разговаривала с Эдвардом. Ещё тогда я собиралась спросить его, чего она хотела, но так и не собралась. А сейчас, на вечеринке, это было уже не очень удобно.

«Потом спрошу», – решила я.

– Заметь, как она выгибается, – чуть слышно, так что лишь я одна могла его слышать, произнёс Эдвард, стоя за моей спиной, обнимая меня за талию. – Как она без слов умоляет о следующем ударе флоггера. Как жаждет этого её тело.

Наблюдая, как двигается её тело, когда мужчина шлёпает её флоггером, я понимала, о чем говорит Эдвард. Как она передвигалась, как приподнималась. Я наблюдала, как мужчина ходит вокруг неё с плёткой в руке, дразня, мучая и играя с ней. Я с удивлением заметила, что повторяю её движения, прижимаясь к телу Эдварда.

Удивительно было и то, что она, казалось, совсем не обращала внимания на присутствие зрителей – словно нас там и не было. Её как будто не тревожила ни публичная нагота, ни то, что её физически наказывают на глазах других людей. Ее свобода взволновала меня.

Руки Эдварда переместились выше и погладили мои груди по бокам.

– Ты написала в журнале, что хотела бы через пять лет быть наставником, – сказал он. – Всё ещё хочешь?

Мужчина, за которым мы наблюдали, со свистом опустил флоггер на задницу женщины. Раздался звук удара. Клянусь, я почти почувствовала его жаркий след на собственной коже и тут же прижалась спиной к Эдварду.

– Да, Мастер, – сказала я.

– Не хотела бы ты как-нибудь на вечеринке побыть в более активной роли? Чтобы все могли понаблюдать, как я, исполняя твои желания, отшлёпаю тебя? – спросил он. – Хотела бы послужить мне публично?

– Да, Мастер, – сказала я, крепче прижимаясь к нему. Через его джинсы я не могла ощутить эрекцию, но не сомневалась, что она имеется.

– Фантазируешь о публичном обнажении? – спросил он.

Футбольный стадион. Питер и Шарлотта. Библиотека.

Риск быть застуканной усиливал интимное удовольствие.

– Да, Мастер.

И тогда он произнёс, тихо и хрипло:

– Сними юбку.


Перевод - leverina

Редакция - Мэлиан

Дорогие читатели, ждем вас на Форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/73-541-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (18.01.2015) | Автор: перевод leverina
Просмотров: 1372 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 4.9/42
Всего комментариев: 181 2 »
avatar
2
18
Чертов гребаный ад girl_blush2
avatar
1
17
Спасибо за продолжение lovi06032
avatar
1
16
Елки ж зеленые! girl_blush2
Это ж горячее, чем  аду!
Спасибо за долгожданное продолжение!
avatar
0
15
Спасибо
avatar
1
14
Спасибо!
Какой же Эдвард отличный учитель! А Белла рядом с ним все смелее и отровеннее. Они идеальны вместе!
avatar
1
13
Только юбочку 12
avatar
2
12
Спасибо огромное за продолжение.
avatar
1
11
Как медленно он подводит её обучение. Вечеринка единомышленников всегда хорошо в любом хобби, деле. Благодарю
avatar
1
10
И снова на самом интересном месте... fund02002
avatar
0
9
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]