Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ: Глава 8. Горячая и не совсем голая...
Глава 8: Горячая и не совсем голая... 





Волнение охватило Эдварда, пока он ждал за дверью. Между ними существовало что-то, чему невозможно было сопротивляться.

Сердце стучало прямо в ушах, когда он приложил руку к вишневой деревянной двери. Гладкая, ухоженная поверхность, не дающая и намека на то, что за ней скрывается. Такая же, как Белла. Она так контролировала себя: сдержанная и собранная, но внутри кипела страсть, которой Эдвард никогда не встречал. Ее неординарный ум и острый язычок окончательно обезоруживали его. Он покачал головой, изумляясь своему положению.

Шагнул назад, когда дверь распахнулась, и его глаза расширились от удивления. Исчез полированный деловой костюм и элегантное коктейльное платье - они были заменены на рваные джинсовые шорты и неописуемую футболку. Его взгляд упал на ее длинные ноги и медленно прогулялся по всему телу, поднимаясь вверх, не упуская ни миллиметра. Каштановые волосы приподняты и завязаны в некое подобие узла, а на ее хорошеньком носу сидели прямоугольные очки.

Белла облокотилась на дверную раму, скрестив руки и положив одну ногу на другую.

- Хммм. - Ее левая бровь взлетела над оправой очков. – Нагляделся? Или еще посмотришь, - дразня, усмехнулась она. - Я же сказала тебе, что не при параде.

Эдвард сам был одет в повседневную одежду: джинсы и черная футболка с V-образным вырезом, которая слегка облегала его мускулистый торс и освежала воспоминания о том, как играли его мышцы под ее пальцами и какие стоны вырывались из этой груди накануне вечером. На лице уже появилась небольшая щетина, а волосы на голове - в том же совершенном беспорядке. Ей до боли захотелось запустить в них свои руки.

Он положил руку на грудь.

- Хм... – начал он, когда ее глаза прогулялись по нему аналогичным образом.

Белла отошла в сторону и пропустила его внутрь. Он улыбнулся, и ее сердце подпрыгнуло.

- Нагляделась? Или еще посмотришь? - ответил он.

Она тихо засмеялась, когда он прошел мимо нее.

- Хэй, что позволено Юпитеру, не позволено быку.

Он обернулся на нее, пока она закрывала дверь на замок, и смог вдоволь насладиться видом ее стройных бедер, спиной и упругой попкой.

- Что? – переспросил он, когда их глаза встретились.

- О, ничего, - слегка пожала плечами Белла, - Так говорила моя няня, когда я была маленькой. Это означает...

- Да, я знаю, что это значит. - Его зеленые глаза горели, и ее губы дернулись в улыбке.

Эдварду хотелось схватить ее и прижаться к ней губами, но каким-то образом ему удалось не поддаться искушению. Ему было нужно, чтобы она ему доверяла. Он понимал, что только так она ему откроется, и впервые в жизни действительно этого хотел. Ему на самом деле хотелось ее узнать. Эта мысль ошеломила его. Он в недоумении провел рукой по волосам.

Белла направилась обратно на кухню, стрельнув через плечо взглядом, указывающим следовать за ней. Эдвард пошел, но прежде, чем она смогла отойти достаточно далеко от него, его рука потянулась к ее руке и скользнула вниз, пока их пальцы не сплелись. Он нежно потянул ее к себе. Ее свободная рука легла на его твердую грудь.

Белла пыталась скрыть свою дрожь - малейшее его прикосновение прожигало ее, как удар током. Крепкие мышцы его руки немного ее успокоили. Губы Беллы приоткрылись, веки, наоборот, стали слипаться; и Эдвард не мог не заметить, какой эффект на нее производит. Все еще держа ее за руку, он большим пальцем другой руки ласково погладил ее скулу, а затем аккуратно провел по нижней губе.

- Я сказал себе, что не прикоснусь к тебе сегодня вечером, но, кажется, я ничего не могу с собой поделать, - тихо пробормотал Эдвард, осторожно прижавшись лбом к ее лбу. Ее дыхание участилось, а он вдыхал каждый ее вздох. Ему хотелось познать каждый ее нюанс, и желание затопило каждую клеточку его тела, но он сдержал себя. Он привык брать то, что хотел, но на этот раз он хотел взять то... что Белла захочет отдать ему сама.

Тело Беллы задрожало, дыхание стало неровным. Ей хотелось прижаться к нему, почувствовать своим телом твердость его тела, запечатать своими губами его губы и снова испытать сладкую пытку его языка, на которую (она знала) он был способен.

- Мммм... – она невольно подняла свое лицо, давая Эдварду доступ к своим губам, но его губы не коснулись ее. Она закрыла глаза, его горячее дыхание опаляло ее лицо, пока она ждала. - Может быть, я хочу, чтобы ты прикасался ко мне, - прошептала она против своей воли. - Только немного.

Большой палец Эдварда продолжал растирать ее руку, в то время как другая рука притянула ее ближе, и он оставил мягкий влажный поцелуй на уголке ее рта.

- Хорошо. Немного.

Белла была ошеломлена, когда он выпустил ее и внезапно удалился на кухню, оставив растерявшейся и запутавшейся.

- Итак... расскажи мне.

Ее лицо исказилось в притворном ужасе:

- Рассказать тебе что?

- Что угодно. - Он пожал плечами и облокотился на барную стойку рядом с холодильником в дальнем конце кухни. - Все.

Она крутилась у плиты с пастой, стараясь избегать его взгляда.

- Хм, я думаю, что это не такая уж хорошая идея. Ты... ну, ты - это ты, а я...

Его мягкий смех заполнил комнату.

- Да. Я - это я. Я не прошу тебя терять свою идентичность, Белла. Только разделить пищу и твои мысли.

- Да ладно, Эдвард. Мы оба знаем, что тебе наплевать на мои мысли. Но если хочешь знать, я считаю, что прошлая ночь была ошибкой.

Она резала что-то на разделочной доске, стоя спиной к нему. Эдварду не нравилось, что он не мог видеть ее лица, когда она говорила эти слова.

- Я хотел бы говорить с тобой об этом, глядя в лицо. Можешь, посмотреть на меня? - его голос приобрел тон Эдварда Каллена - финансового директора, человека, который внушал страх и уважение, и которому не понравилось то, что он сейчас услышал.

Она бросила что-то в сковороду, зашипело масло, а Белла с грохотом стала мешать другую кастрюлю, а потом повернулась к нему лицом.

- Смотрю, - она вытерла руки о белое полотенце и бросила его в сторону. - Прошлая ночь была хорошей...

- Хорошей? Хммм, я бы использовал не это прилагательное. Но продолжай.

- Мне просто любопытно... чего же ты хочешь от этого?

- Я сказал тебе. Еда и твои мысли. Я пришел сюда не соблазнять тебя, или принуждать к сексу. - Его брови изогнулись, и сексуальная улыбка разлилась по его красивому лицу. - Это, по твоему мнению, случилось прошлой ночью, не так ли?

Она усмехнулась и вернулась к приготовлению пищи, не желая признавать, насколько этот мужчина проник ей под кожу.

- Хм, на самом деле, мне это видится совсем наоборот.

- Туше (ПП: в фехтовании — укол (удар), нанесенный в соответствии с правилами). - Его улыбка стала еще шире. - Так как насчет договора, что мы не заруливаем «туда» сегодня вечером? Мы едим и говорим...

- Прикосновения? (ПП: игра слов, которую не удалось сохранить при переводе, но хотелось донести до читателей, в английском языке эти слова созвучны: туше – «touche», прикосновение – «touch»)

- Только немного, - сказал он с лукавой улыбкой. - Я же уже пообещал. Когда ты узнаешь меня получше, то поймешь, что я всегда держу свое слово.

Она немного съежилась, неуверенная, что подразумевало его обещание: что он будет держать дистанцию или что он хочет быть ближе? Белла вылила душистое масло на пасту, взяла контейнер с пармезаном и насыпала его сверху.

- Хммм, - фыркнула она. - Это еще предстоит выяснить. Хочешь ее [пасту] «одеть»?

- Я думал, что мы договорились о голой, - дразнил Эдвард.

- Да, используй свою фантазию, - парировала она, не пропуская удар, и Эдвард рассмеялся.

Белла была настолько другая - новая, что он не смог оторвать глаз от ее лица, когда она тыльной стороной ладони попыталась убрать с лица выбившуюся прядь.

- Угу. Не дразнитесь, мисс. Я обещал быть хорошим, так что играйте честно, пожалуйста.

Настала очередь Беллы смеяться, ее глаза притворно расширились:

- Что позволено Юпитеру... – напомнила она, ставя перед ним тарелку с пастой, заправленной душистым маслом с чесноком, и миску с легким салатом. - И прекрати глазеть. Ты - хороший, очень хороший. Так что прямо сейчас давай просто поедим, хорошо?

Тело Эдварда отреагировало на ее слова и близость... к ярким воспоминаниям о прошлой ночи, добавился запах ее духов, опаливший его ноздри, когда она села на место слева от него.

Свет в квартире был приглушен, и откуда-то из гостиной играла мягкая джазовая музыка, эхом отражаясь от стен. Эдвард чувствовал себя комфортно, что было достаточно удивительно для него. Тело испытывало некоторое напряжение, но в целом он ощущал себя уютно у Беллы дома. С ней было хорошо разговаривать, и ее легкие подтрунивания даже, в каком-то роде, стимулировали. Эдвард предпочел игнорировать ее комментарии, чтобы снова не поддаться на провокации. Но его глаза украдкой поглядывали на нее, когда она предложила ему хлеба.

- Что? - спросила она, поймав его взгляд на себе.

- Ничего. Я не позволю тебе обмануть меня ни в чем. Ты закончила со своими тестами? Результаты оправдали твои надежды?

Белла покачала головой и почти незаметно пожала плечами.

- Я действительно не могу об этом рассказывать.

Эдвард наморщил лоб, пока накручивал пасту на вилку.

- Это кажется опасным, Белла. Что заставило тебя выбрать такую работу?

Она подняла глаза, чтобы взглянуть на него, и увидела, что он говорил серьезно. Он действительно хотел знать.

- Я хотела помогать людям, которые не могут помочь себе сами, стать голосом для тех, у кого его нет.

Что-то в ее голосе напрягло Эдварда.

- Похоже, есть что-то еще…

- Паста остынет. Мы должны есть, - пробормотала она, но Эдвард уже отправил свою вилку в рот.

- Это вкусно. Кулинария – один из твоих многочисленных талантов?

- Вряд ли. Самое необходимое. Я удивлена, как мы с папой выжили. Хотя это не сложно. Я довольно часто готовлю.

Белла была благодарна, что он сменил тему, и тихо молилась, чтобы он к ней не возвращался.

- И что? - настаивал он. - Почему психология?

- Хм, - колебалась Белла, ковыряясь в своей тарелке. Она никогда не обсуждала это ни с кем, кроме Роуз, да и с той уже много лет назад. - Ну...

Теплая ладонь легла на ее руку, и жар разлился по ее кисти и лицу.

- Все в порядке, если ты не хочешь рассказывать мне, но я, действительно, надеюсь узнать тебя лучше, - сказал он мягко; его рука растирала костяшки ее пальцев.

Что-то в этом мужчине переворачивало все ее внутренности, и тщательно продуманные планы противостояния ему рушились. Вдруг она обнаружила, что хочет открыться ему. «Но как он отреагирует? Может ли она рассказать ему?»

- Ну, это случилось в мой первый год в Северо-Западном [университете], кто-то был... ну, она подверглась нападению на студенческой вечеринке, и это... изменило меня.

Пальцы Эдварда все еще сжимали руку Беллы, он отставил свой бокал к тарелке и обратил все свое внимание на девушку.

- О, мне очень жаль. Это была Роуз?

- Мммм, у-у. - Она покачала головой, а затем остановилась, подняв на него глаза. Его лицо было заинтересованным, внимательным, сосредоточенным.

- Что случилось? - мягко спросил он.

- Мы были в гостях, пили алкоголь, и кто-то подсыпал ей наркотики. - Белла быстро отвела глаза. - Ну, она была изнасилована.

Эдвард погладил ладонями ее запястья.

- О, Боже мой. Я понимаю.

Его прикосновения успокаивали, а его общество, как будто обернуло ее в любимое одеяло.

Белла снова покачала головой и продолжила:

- Э-э, да. Она была слишком напугана, чтобы позвонить в полицию, переживая, что ее друзья и семья будут стыдиться ее, боялась, что они подумают, что в этом была ее вина. Поэтому я захотела научиться помогать людям в подобных ситуациях и получить возможность отправлять таких ублюдков за решетку.

Эдвард молча кивнул и протянул руку, чтобы погладить ее щеку, так же как он гладил ее запястье. «Он так нежен, удивительно». Ей было интересно, понял ли он?

- Эдвард... э-э, расскажи о своих родителях и сестре. Ты вчера говорил только о своем брате.

Стало ясно, что Белла хотела сменить тему, и он почувствовал, как она волнуется. Какие-то мрачные эмоции промелькнули на ее лице, и ему стало больно. Он быстро прочистил горло.

- Мой отец - блестящий бизнесмен, а мама - красивая, заботливая женщина. Она и моя сестра Элис много занимаются благотворительностью, когда не заняты тем, что лезут в мою личную жизнь, - усмехнулся он и вернулся к своей тарелке. - А делают они это часто.

- Я вижу, вы все очень близки. Они живут рядом?

- Мммм, - кивнул Эдвард. - Муж Элис работает в области страхования, и хотя мои родители ездят в длительные путешествия два раза в год, большую часть времени они здесь. И до сих пор живут в доме, который приобрели, когда я учился в средней школе. Он очень красивый. Мой отец много работал, чтобы купить его, и мама идеально его содержит. Он предлагает ей переехать, купить любой дом в любой точке мира, но она и слышать об этом не хочет. Я сказал ей, что у нее теперь есть интернет, чтобы пилить меня c любого расстояния, но она думает, что это шутка.

Белла улыбнулась его чувству юмора, привлеченная мягкостью его голоса и теплом обволакивающей близости.

- Это звучит здорово. Мой папа… - вздохнула она, - я не могу заставить его покинуть Джоплин. Это город моего детства, но я хотела бы видеть отца в другом месте.

- Ты скучаешь по нему, - это был не вопрос, а выражение его понимания.

- Все время.

Белла почти ничего не съела. И это не осталось незамеченным мужчиной рядом с ней. Он мог видеть, как сменялись мысли в ее голове; как хмурятся брови, когда она смотрела на свою вилку, ковыряющую пасту в тарелке.

- Эдвард... что мы делаем...

Откинувшись на спинку стула, он посмотрел на нее.

- Белла, мы отдыхаем и веселимся.

- Это не веселье, - спокойно протянула она. - Что это?

Эдвард не знал, что сказать, удивляясь тому, как эта всегда искрометная женщина, сейчас не могла найти слов.

- Разве, нет?

Потянувшись за вином, она поправила свои очки.

- А, похоже?

Он взял бокал и сосредоточился на водовороте, который он в нем закрутил, затем медленно произнес каждое слово:

- Белла, зачем ты согласилась поужинать со мной второй раз, если тебе не нравится моя компания?

Ее глаза метнулись к его лицу.

- Мне нравится... но...

- Чего ты боишься?

- Ничего! - быстро ответила она и закусила губу. - Я просто реалист, Эдвард.

- Что ты этим пытаешься сказать, Белла? Просто выложи всё.

- Хорошо. Если ты хочешь секса ради секса, я могу пойти на это. Ненадолго. Но если ты хочешь узнать меня, то мы не можем заниматься сексом.

Эдвард отодвинул тарелку и расхохотался:

- Что? Близость только на одном уровне, да? Ты боишься меня, доктор Свон?

- Нет, я реально смотрю на вещи. - Она знала, что лжет самой себе и ему. – Я не разделяю твои принципы. Однако, вопреки здравому смыслу, ты мне очень... нравишься, хотя мои мозги кричат мне, что ты - бабник. Таким образом, если мы хотим доставить друг другу удовольствие на некоторое время - хорошо.

Эдвард остановился, смех в его груди задохнулся.

- Это действительно то, как ты меня видишь? Я думал, что ясно дал тебе все понять.

- Я поняла. После того, как узнала тебя немного лучше, я поняла еще больше. Мне не обязательно соглашаться с твоими взглядами, но я понимаю твою точку зрения, даже если она по-прежнему отличается от моей.

- Чем отличается? Нас тянет друг к другу, мы наслаждаемся нашим временем вместе. Можем мы просто позволить происходить тому, что происходит?

- Нет.

- «Нет» - это не ответ.

- Мы не можем позволить этому случиться. Меня влечет к тебе. Не буду лгать. Ты веселый и очаровательной, и все такое, о чем можно только мечтать, за исключением одной вещи. Ты «не чувствуешь». Назови меня сумасшедшей, но для меня – это слишком.

Она порхала между столовой и кухней, методично убирая со стола и разглагольствуя на ходу. Эдвард был удивлен и загипнотизирован.

- Ты мечтала обо мне, Белла? И я чувствую - я люблю свою собаку.

«Какая счастливая чертова псина».

- Заткнись и сосредоточиться на том, что я говорю.

Эдвард усмехнулся, и большая улыбка растянулась на лице Беллы, хотя она пыталась быть серьезной. Он думал, что она самая красивая, сексуальная женщина, которую он когда-либо видел, несмотря на очки.

Он откашлялся и выпрямился, издеваясь над ней:

- Да, мэм.

- Я не знаю, могу ли я тебе доверять.

Эдвард закрыл рот и посмотрел на нее. Он знал, что еще одно слово, слетевшее с его языка, может разбить их хрупкое соглашение. Белла подняла голову.

- Я знаю, что ты, может быть, просто возишься со мной, чтобы отомстить за смешной совет, который я дала той девушке, порвать с тобой. Но позволь мне заверить тебя, я в этом не виновата... это ты виноват.

- Хорошо. Я виноват, - по-доброму согласился он.

Белла остановилась и оглянулась через плечо, последний раз направляясь на кухню; закатила на него глаза.

- Так вы скажете мне, Эдвард Каллен, какого черта вам надо?

- Хорошо.

На этот раз он сказал мягко, и ее шаги на обратном пути замедлились.

- Хорошо? Так просто?

- Да, хорошо. - Выражение его лица стало насмешливым и веселым. – Давай возьмем вино и пойдем в другую комнату, и я расскажу тебе все, что ты хочешь знать.



* * * * *



Спустя два часа, две бутылки вина и много смеха они оба оказались на больших подушках на полу перед ее диваном, лицом к лицу.

Тихо и аккуратно Эдвард, наконец, протянул руку, чтобы коснуться ее, и убрал непослушную прядь за ухо. Она закрыла глаза, когда костяшки его пальцев очертили ее скулу. Глубоко вздохнула, упиваясь ощущениями. Это было легко, тепло... пронзительно.

- Эдвард... – начала она, когда ее глаза нашли его.

- Тссс... ты сказала, что я могу прикасаться к тебе, немного.

Его ладонь скользнула по ее плечу, а затем, легко сжимая, опустилась по руке. Было темно, только приглушенный свет от экрана телевизора, разливался голубым свечением по комнате. Его глаза стали темнее, напряженно всматриваясь в нее. Возможно, желание залило его взгляд; и она обнаружила, что надеялась на это и... тоже хотела его. Ее тело непроизвольно потянулось к нему.

- Белла... скажи мне, кто это сделал с тобой в колледже, - сказал он мягко, но его тон был требовательным. - Кто посмел надругаться над тобой?

- Откуда ты знаешь... я имею в виду... – Белла заморгала, но он крепко сжал ее в своих объятиях, привлекая еще ближе.

Эдвард слегка пожал плечами и нахмурил брови. Мышцы его челюсти напряженно двигались.

- Я просто знаю. Скажи мне, чтобы я мог убить ублюдка.

Слезы жалили глаза Беллы, заставив их заблестеть. Эдвард не двигался, только растирал ее руку, и наконец, поднес к губам, оставил влажный поцелуй на внутренней стороне запястья.

- Я не могу.

- Нет, можешь. Поверь мне.

Его пальцы продолжали гладить ее руку, поднимаясь к плечу, нежно массируя шею сзади.

- Нет... - покачала она головой. Ее голос сорвался, и по одной слезинке выкатилось из глаз. - Я не могу. Я не знаю, кто это был.

Смятение отразилось на его лице:

- Что? Как это?

- Я же сказала тебе. Я была под воздействием наркотиков. Руфис. (ПП: Ruffies - препарат, запрещенный в США, но в др. странах используется в производстве успокоительных средств, а также в анестезии. Вызывает внезапную усталость, потерю ориентации в пространстве, отсутствие воспоминаний о происшедшем под его воздействием. Часто используется насильниками). Я не помню ничего, кроме того что проснулась в комнате одна, без одежды и...

Эдвард почувствовал, как сжалась его грудь, адский огонь проник под его кожу.

- И?

- И... там была кровь.

Он тяжело вздохнул и прислонился лбом к ее лбу, его руки обхватили ее лицо.

- Мне очень, очень жаль. Тебя нужно боготворить, а не осквернять. Белла... Мне очень жаль.

- Стоп, - прошептала она. – Ты не делал этого. Я тоже сожалею о случившемся, но, по крайней мере, я этого не помню. И если бы этого не произошло, моя жизнь была бы другой, я бы сделала другой выбор. И никому бы не помогла.

Эдвард изучал ее лицо, ища в его выражении то, что означало бы, что она говорила правду. Он молчал, глядя в ее сверкающие карие глаза, а затем снова убрал прядь ее волос за ухо. Белла сжалась от его прикосновений, желая большего, несмотря на то, что ее мозг пытался взять все под контроль.

- После этого я изменилась. Пошла на курсы самообороны, бросилась в учебу и закрылась от всех. Пока не встретила Роуз. Она была такой уверенной в себе, и парни не осмеливались шутить над ней. Она предложила меня присоединиться к музыкальной группе. - Белла остановилась, понимание осенило лицо Эдварда.

- Ах... так все-таки профессионал, - слегка поддразнил он, пытаясь утешить ее и облегчить боль в своей груди.

Ее брови поднялись, она улыбнулась, когда он коснулся ее подбородка кончиками пальцев.

- Вовсе нет. Это было то, что я делала, чтобы получить контроль над мужчинами. Я стала неприкасаемой, если угодно. Поднималась на сцену и превращалась в кого-то другого. Вскоре это, действительно, стала я.

- Что случилось с группой?

- Они до сих пор вместе. Я встречаюсь с ними время от времени.

- Помоги мне понять, почему ты все еще не играешь с ними. Ты так естественна... так хороша, - сказал он тихо.

Рука Беллы, наконец, потянулась к нему, почти против ее воли, и ее пальцы пробежали по его подбородку. Щетина была короткой, но жесткой, и она знала, что если он поцелует ее, то придется принести в жертву нежную кожу своего лица. Это не волновало ее - она хотела этого, выуживая из памяти картинки прошлой ночи, которые заставляли ее тело истекать желанием. Подавляющим желанием. Она прильнула к нему.

- Ммм... Ладно, итак, мы выяснили, что мы оба - хорошие. И с чем мы теперь остались?

Тело Эдварда отреагировало на эти прикосновения и слова, руки скользнули по ее телу, привлекая ее ближе. Он хотел ее. Бессмысленно это отрицать. Она влекла его, как пламя мотылька, и в первый раз в жизни он не боялся, что этот огонь отправит его в небытие.

- С желанием. Острым до боли.

Ответ был прост. Он смотрел ей в глаза, и как только ее горячее сладкое дыхание опалило его лицо, глаза опустились к ее губам. Когда маленький розовый язычок Беллы облизал ее верхнюю губу, он сдался:

- Ууухх...

- Поцелуй меня, - тихо скомандовала она.

- Белла, я пообещал себе, что не сделаю этого сегодня вечером. Более того, я пообещал тебе.

- Как ты сказал прошлым вечером? «Просто легкий привкус?» - напомнила она, их губы сблизились, она потерлась своим носом о его нос.

- Да, и посмотри, чем это закончилось.

- Мммм... - ее голос манил, подчинял его, - ты жалеешь об этом?

- Был бы я здесь, если бы это было так? - Его указательный палец соскользнул вниз по ее красивому лицу. «Так чертовски великолепна».

Белла протянула руку и, сняв свои очки, небрежно бросила их на диван.

- Так не жалей и сейчас.

Они пристально смотрели друг на друга, каждый молча ждал, что другой окажется тем, кто сломает этот момент, или станет тем, кто сдастся. Он хотел так сильно, что не мог протолкнуть воздух в горло. Но колебался слишком долго. Она оттолкнула его и стала подниматься с пола.

- Белла...

- Ради Бога! - пробормотала она, смущаясь, борясь с его руками, которые перехватили ее и не давали ей сбежать. - Хватит! Если я должна заставлять тебя, просто... уходи!

- Черт возьми! Я пытаюсь показать тебе, что дело совсем в другом! - Эдвард быстро утянул ее вниз и прижал к полу своим телом, коленом раздвинув ноги, а руками обхватив голову. Они оба тяжело дышали, когда она ерзала под ним, пытаясь освободиться. - Белла!

Она остановилась, и они посмотрели друг другу в глаза: ее дерзкий взгляд - против его, слегка озадаченного. Белла была смущена тем, что так сильно хотела этого мужчину, что он делал ее такой распутной, и что она была почти готова умолять его взять ее. В поражении она отвернула голову в сторону.

- Теперь, - сказал он серьезно, прижимаясь к ее тазу своими бедрами, не оставляя ей сомнений, что он хотел ее. Она толкнулась ему навстречу. – Ты чувствуешь, как влияешь на меня? Я так чертовски возбужден, я почти на краю. Но пытаюсь показать тебе, что я не тот, за кого ты меня принимаешь. Поэтому, пожалуйста, прекрати свои попытки соблазнить меня. Я всего лишь человек.

Он сказал эти слова, но его рот нашел ее в голодном поцелуе; их тела двигались, создавая трение, которого они оба жаждали. Губы Беллы ожили под его губами, и ее руки судорожно нырнули под ткань его футболки в поисках гладкой кожи и жестких мышц спины. Вскоре звуки из влажных поцелуев и мягких стонов заполнили комнату.

- Это и так достаточно сложно само по себе, - простонал он, прежде чем окунуться в другой глубокий поцелуй. - Если бы я знал, что ты действительно хочешь... – Его губы оторвались от нее, но замешательство от всего происходящего не смогло его остановить, он целовал ее снова и снова.

Дар речи был утрачен - страсть захватила их; они, тяжело дыша, катались по полу, прижимаясь друг к другу. Задели журнальный столик, и пустая бутылка вина с грохотом упала на пол, а затем укатилась к камину.

Эдвард оторвал от нее свой голодный рот и потянул за резинку в ее волосах, освобождая их от узла и позволяя рассыпаться вокруг лица. Ее губы потянулись за ним, и он дал ей то, чего она хотела, потому что сам хотел того же. Опять их языки столкнулись, сплелись, и губы слились с губами. Это было совершенно.

- Боже... Белла. - Его грудь тяжело вздымалась под ее рукой. - Я должен уйти. Сейчас.

Ее ноги обернулись вокруг его пояса в молчаливом протесте, и его бедра ответили ей.

- Я должен идти. Я обещал, что этого не произойдет, но это так чертовски хорошо. - Его губы нашли мягкую кожу у нее за ушком, и его открытый рот обжег ее шею серией поцелуев, а руки обвели горловину ее футболки, а затем опустились и сжали ее острую грудь.

- Эдвард, - выдохнула она его имя, он еле сдержал себя, чтобы не утонуть в ней.

- Боже, ты прекрасна, - простонал он, а затем отпрянул от нее и сел, подтягивая к себе колени, опираясь на них и пытаясь восстановить контроль. Она осталась там, где была, но ее рука ласкала его спину вверх и вниз. Она была не в состоянии остановить себя.

Эдвард глубоко вздохнул, наполнив легкие до предела, обернулся, чтобы посмотреть на нее, а затем взял ее руку в свою, лаская пальцы, когда их глаза встретились. Встав на ноги, он поднял и ее, а затем повел за руку к двери, большой палец его руки не переставал гладить ее руку.

Белла была сбита с толку, растеряна и «голодна». «Эгоистичный сексуальный хищник не хочет ее?» Она не могла решить, вырвать ли свою руку из его руки, или позволить ему держать ее.

Когда они подошли к двери, Эдвард притянул ее к себе, его руки скользнули вокруг нее.

- Скажи мне, чего ты хочешь.

Белла не смотрела на него, застыв в его руках, ее сердце все еще дико стучало в груди.

«Тебя», - кричал ее разум.

- Белла? - Когда она так и не ответила, он одной рукой приподнял ее подбородок, заставляя посмотреть ему в лицо. - Просто скажи, чего ты хочешь, и это твое.

Она открыла рот, но затем быстро закрыла его.

- Я… я не знаю.

«Я хочу, чтобы ты остался. Я хочу, чтобы ты целовал меня. Я хочу наслаждаться твоим телом и не бояться потерять себя в процессе этого».

Ее переполняли эмоции, и она чувствовала, что полностью теряет контроль над собой.

- То, что я хочу, и то, что (я знаю) должно произойти, не одно и то же.

Тонкий хлопок его дорогой футболки дразнил ее чувствительные пальцы, когда она гладила мышцы его живота.

- Ты хочешь, чтобы я ушел отсюда, не оглядываясь, - спросил он тихо, его губы прижались к ее макушке.

Она закрыла глаза, зная, что она должна сказать:

- Да.

- Ты - такая маленькая лгунишка, - сказал он с нежной твердостью. - Я не позволю тебе лишить нас этого, Белла.

- Что «это»? – Она откинула голову назад, ее волосы упали на его руку, которая скользнула по ее спине и легла на шею.

- «Это» удивительно. Просто позволь «этому» случиться. Мы пойдем медленно. Я тебя не трону, пока ты сама меня не попросишь.

- Почему ты делаешь это, Эдвард? Ты сказал мне, что для тебя это непривычная манера поведения с женщинами - так что ты надеешься получить?

- Тебя. Время.

Он соблазнял ее своим бархатным голосом и губами, которые словно бабочки порхали по ее векам, щекам, а затем - по чуть приоткрытым губам, его руки придерживали ее голову, слегка массируя шею.

- Секс?

- Если это должно произойти - да. Я должен завтра лететь в Мадрид, вернусь в пятницу. Смогу я увидеть тебя снова?

- Да. Но у меня шоу.

Отказать ему казалось немыслимым. Ее логика протестовала, но она не могла дать ей голос.

Он притянул ее к себе, и его рот снова завладел ею. Руки Беллы по собственной воле обернулись вокруг его шеи, а пальцы утонули в волосах. Поцелуи были великолепны, они упивались друг другом, пока она не почувствовала упирающуюся в нее твердость, на которую ее тело ответило своим влажным теплом.

- Уууу, - тихо застонала она, разочарованная тем, что он, наконец, оторвался от нее, оставив последний поцелуй на ее шее.

- Детка, сейчас я должен идти, или я не уйду никогда. Итак... Я увижу тебя через пять дней. Держи телефон рядышком.

Он открыл дверь, и ее руки упали с его плеч.

Белла почувствовала себя ошеломленной и покинутой, когда дверь за ним закрылась; прислонилась спиной к холодной древесине, так контрастирующей с теплом его тела.

«Пять дней...»

Она вернулась на кухню и начала убирать остатки еды, забытой за последние три с половиной часа. В ее голове безудержно мчались мысли об Эдварде. Она непроизвольно улыбнулась. Ее разум знал, что он опасен. Более чем опасен. Но, черт побери, он был забавным и сексуальным, и таким невероятным. Смертельным. Конечно, она будет страдать, когда все это закончится, но сейчас она чувствовала себя так хорошо, что это было трудно отрицать.

Домофон в ее квартире зазвонил, вырывая Беллу из размышлений. Она поспешила в коридор, ожидая Эдварда.

- Хэй, уже вернулся? - спросила она с улыбкой.

- Доктор Свон? – прохрипел грубый голос. «Это не Эдвард», - Белла была поражена, мурашки пробежали по ее коже.

- Да, - ответила она в спикерфон, а затем отпустила кнопку для ответа.

- Если вы знаете, что будет для вас хорошо, то сделаете правильный доклад во вторник. Мистер Свенсон поступает разумно с разумными людьми. Мы знаем, где вы живете. И теперь, где живет ваш бойфренд тоже.

Сердце Беллы упало глухо и тяжело; тепло, наполнявшее ее, с рекордной скоростью покидало тело.



____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария


Источник: http://robsten.ru/forum/19-1302-37
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (31.01.2013)
Просмотров: 4514 | Комментарии: 64 | Рейтинг: 4.9/90
Всего комментариев: 641 2 3 ... 6 7 »
0
64   [Материал]
  М-да, прошлое и работа Беллы, брр..

0
63   [Материал]
  пошел он на хер, этот Свенсон! надо Эдварда предупредить

0
62   [Материал]
  Надеюсь Белла сделает правильный выбор и посадит этого ублюдка за решетку asmile410 , а Эдя сможет защитить и себя, и Беллу JC_flirt

0
61   [Материал]
  Спасибо за главу  cwetok01

0
60   [Материал]
  Все у них хорошо , вот только теперь и ей и Эдварду собираются угрожать . Плохо . Эдвард товарищ горячий , прибить может не задумываясь . Может ничего не случится ? Надеюсь . Спасибо большое  4 1_012 4

59   [Материал]
  Началось... 4 вот уроды!!! Управы на них нет! Спасибо!!! good

58   [Материал]
  Конечно, она будет страдать, когда все это закончится, но сейчас она чувствовала себя так хорошо, что это было трудно отрицать. - даже, если придется страдать, зачем отказывать себе в удовольствии сейчас? Зачем? Когда можно жить, а не существовать. Любые эмоции - положительные и отрицательные - заставляют чувствовать себя живым.

Мы знаем, где вы живете. И теперь, где живет ваш бойфренд тоже. - о, да ради всего святого, Эдвард эту шайку-лейку в порошок сотрет.

57   [Материал]
  Ох, ну я же говорила в предыдущей главе, что Дариана ей опасаться не надо, а надо опасаться этого Свенсона. Хотя, я бы посмотрела, что бы он сделал Эду:)
Эд бы скорее сделал из него котлету, ведь связей-то больше у Эда:) А этот... химчистник хренов:)

56   [Материал]
  Спасибо большое за продолжение Захватывает hang1

55   [Материал]
  Как все сложно...
И еще этот мистер Свенсон... Пора наплевать на профессиональную этику и рассказать Эдварду!
Спасибо большое за продолжение!
lovi06032

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-64
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]