Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Wide Awake. Глава 15. Кислая Корица

Chapter 15. Sourly Cinnamon / Кислая Корица


БЕЛЛА

В четверг Эдвард ничего не сказал о щетке.

Когда я добралась до его комнаты, он как обычно ждал меня там. Скучающий, голодный и рисующий свои наброски. Я сидела на его диване и наблюдала, как он ест, пытаясь представить его на завтрашней вечеринке. Мысленно я подобрала прекрасное средство от похмелья. Но я не хотела допытываться, поэтому, когда он закончил есть, мы стали разговаривать о новом альбоме, который он слушал. О чем угодно, только не о вечеринке.

Я была почти обижена, что не смогу быть внизу и наслаждаться его компанией. Но я отбросила прочь чувство горечи, потому что я была той, к кому он придет, как только все закончится. Когда Эдвард, наконец, захлопнул свой этюдник, он выглядел очень уставшим, поэтому я отправилась в ванную, надеясь обнаружить там рядом с его щекой свою.

Я не была до конца уверена, каких именно действий я от него ожидала, но я была рада обнаружить ее там, с довольным видом стоящую рядом с его щеткой. Улыбнувшись этому, я взяла ее и закончила свой вечерний туалет.

Мы как обычно забрались в постель, и, выключив свет, оказались в объятиях друг друга. Я еще не успела допеть даже первый куплет колыбельной, как Эдвард уже спал.

Пятница началась плохо. Когда прозвенел будильник и Эдвард отстранился, я как обычно вылезла из постели и направилась к дивану. Но я ушибла свой палец на ноге об угол кровати. Бормоча под нос ругательства, я пропрыгала на одной ноге остаток пути до дивана за своей сумкой, чем вызвала сонный смешок у Эдварда. Я бросила на него сердитый взгляд.

Это было как предзнаменование на весь мой дальнейший день. Я соскользнула с четвертой ступеньки решетки и приземлилась на спину. Это не было больно. Физически. Хотя моей гордости, безусловно, был нанесен удар. Дома я обожгла запястье, когда готовила бекон для Эсме. Дурацкое мало разбрызгалось во все стороны. Я чувствовала себя преданной.

Собираясь идти в школу с Элис, я ударилась бедром о дверную ручку. Сильно. Я кисло посмотрела на нее и уселась в желтый Порше, понимая, что меня ждет впереди. Это будет один из таких вот отвратительных дней. По пути в школу я даже не смогла насладиться энтузиазмом Эллис по поводу всей этой ситуации с Джаспером. От этого я только раскисла еще больше.

Я провалила контрольную по тригонометрии. Это был мой первый провал. И я рассматривала насмешливую красную «F» весь первый урок. Весь день лил дождь, делая мои ботинки скользкими, а мое состояние отвратительным. Я дважды чуть не споткнулась по пути на второй урок, что говорило о многом, потому что устояла я всего один раз. Когда я проходила мимо Эдварда в школьном дворе, я заметила, что он полностью промок, на нем была скользкая черная кожаная куртка, и мне до смерти хотелось откинуть волосы с его глаз. Он смотрел куда угодно, только не на меня.

В обед я приплелась за наш с Элис столик в своей толстовке, весящей в три раза тяжелее обычного, будучи похожа на мокрую кошку. Плюхнувшись на стул с отвратительным "шмяк", я почувствовала, как она вскинула брови, но я просто открыла свою книгу, даже не посмотрев на нее. Вода капала с моих волос, оставляя маленькие мокрые круги на белых страницах. Я очень хотела, чтобы этот день закончился. Чтобы оказаться в постели Эдварда, сухой, теплой и пахнущей им.

Но когда я пришла на биологию, я поняла, что Вселенная действительно ненавидит меня. Потому что Эдвард уже сидел за лабораторным столом, а я поскользнулась прямо перед ним. Не успела я подойти к столу, как в следующую же секунду мое лицо приземлилось на холодный пол с противным "шмяк". Сначала я не двигалась. Мне оставалось только закрыть глаза, лежа в сделанной мною же луже, пользуясь отведенными мне парой секунд, чтобы попытаться не возненавидеть собственное существование. Все остальные хихикали и смеялись надо мной, но мне было все равно.

Медленно поднявшись с холодного - и теперь уже мокрого - пола, я яростно отбросила с лица мокрые пряди. И быстро взглянула на Эдварда, который, крепко сжав кулаки, яростно смотрел на весь класс. Мое выражение лица немного смягчилось, когда я поняла, что его взбесило, как они все смеются надо мной. Это сделало оставшуюся часть урока терпимой.

Но следом была физкультура. Это было ужасно. Я получила пять ударов разными баскетбольными мечами. Я не знала, как и откуда они летели в меня, но даже не уклонилась от них. Я просто приняла это с мыслью, что если Вселенная увидит, что я смогу принять столько, сколько смогу выдержать, то она оставит меня в покое.

Когда я наконец-то оказалась дома, то поплелась прямо в спальню Элис, сердито уставившись в пол, и пересмотрела двенадцать вариантов ее нарядов для вечеринки.

"Белла!" - взвизгнула она, от чего я поежилась, - "Ты вообще смотришь?!" Я подняла голову достаточно высоко, чтобы увидеть ее черную юбку и короткий топ, в котором она однозначно будет мерзнуть весь вечер, и кивнула. Она рассердилась и вернулась к шкафу, чтобы снова переодеться. Когда она опять обратилась ко мне с вопросом, я предложила ей надеть зеленое платье с последней вечеринки. После этого она оставила меня в покое.

Готовить ужин я уже боялась. Я в ужасе стояла на кухне, в течение двадцати минут осторожно разглядывая плиту. Мне не очень-то нужны были новые ожоги. Я делала бутерброды, пока Элис скакала по всему дому в очередном откровенном наряде. Я не собиралась напоминать ей про зеленый. Она была сама за себя. Ни за что не стала бы испытывать ее моей сегодняшней проклятой удачей.

Когда настало время готовить печенье, я истерически рассмеялась над пустой миской. Действительно, какой ужасный рецепт мог бы стать итогом этого дерьмового дня? Я решила смешать корицу и ничтожно малое количество сахара, и приступила к работе. Взбивая все ингредиенты немного сильнее, чем на самом деле было необходимо. Когда все было готово, я приготовила пять пакетов с печеньем. Я добавила пакет для Джаспера, потому что печенья стали секретным оружием Элис, и потому что я хотела ему понравится. Он был лучшим другом Эдварда, и теперь он знал про меня. Я назвала печенья Кислая Корица.

Когда, наконец, часы показали десять, мы с Элис направились к Калленам. Я взяла свою старую школьную сумку и положила в нее пижаму и ужин для Эдварда. А Элис я сказала, что хочу сделать домашнее задание, пока буду там. Она холодно посмотрела на меня. Ей не понравилась идея делать домашнее задание на вечеринке. Я чуть на фыркнула на это. Элис оказалась возле дома, еще до того, как я успела ступить на тротуар. Уставившись в холодную мокрую сырую землю, я поплелась дальше к сотрясающемуся дому. Я закатила глаза, услышав громкий рэп. Это была настоящая gangsta-вечеринка в Форксе.

Народу было полно. Больше, чем в прошлый раз. Я не знаю, где Эммет нашел их всех, но здесь явно было больше людей, чем обычно приходило на вечеринки в Форксе. Переступив порог, я тут же опустила голову вниз. В фойе небольшая группа людей, направлявшаяся к выходу, громко рассмеялась, проходя мимо меня. Я вжалась в стену, представляя, как эмоциональный срыв мог бы стать вершиной сегодняшнего дня.

Я направилась к лестнице, не поднимая глаз. Скорчившись, я проскользнула вдоль стены гостиной. Но как только я миновала первую ступеньку, я решила воспользоваться свободным пространством и осмотреть оттуда гостиную, с надеждой увидеть Эдварда или Эллис. Я подняла голову и начала разглядывать толпу.

Эммет стоял на диване, рядом с ним было видно скучающую Розали. Он пил залпом какой-то алкоголь из большой бутылки, в то время как небольшая группа людей подбадривала его. Я снова скривилась. В надежде обнаружить копну бронзовых волос, я стала разглядывать дальше.

Сначала я заметила маленькую черную голову Элис, которая шла по направлению к большому столу в дальнем конце комнаты. У нее были такие огромные каблуки, что она была почти одного роста со всеми людьми, мимо которых она проходила. Я следила за ней взглядом, пока она не встретилась с Джаспером. На нем были грязные джинсы и футболка. По нему никогда нельзя было сказать, что он особо забоится о своей внешности. Вне всяких сомнений, Элис намеревалась покончить с этим.

Он широко улыбнулся, протягивая ей красный стакан, который она равнодушно взяла. Мне захотелось фыркнуть. Она пыталась выглядеть так, будто бы пришла на эту вечеринку не ради него. Покачав своей головой, покрытой капюшоном, я продолжила разглядывать толпу.

Недалеко от Джаспера я, наконец, обнаружила ту копну бронзовых волос, которую искала. Эдвард сидел на стуле возле стола, балансируя на его задних ножках. В одной руке он держал выпивку, другую засунул в карман куртки. Он с ухмылкой смотрел на Джаспера и Элис. Я непроизвольно улыбнулась. Он получал какое-то удовольствие от всего этого.

Я стояла там, закусив губу и испытывая желание быть рядом с ним, или надеясь на то, что он заметит мой пристальный взгляд. Но этого так и не произошло. Вместо этого в поле моего зрения появилась девушка. У нее были рыжеватые светлые волосы, дразнящими завитками спускающиеся прямо в декольте. И она плюхнулась ему на колени. Даже через всю комнату я услышала звук, с которым он приземлился на передние ножки.

Вцепившись в перила, я пыталась заставить себя отвести взгляд, но не могла. Я просто стояла и смотрела, пока мои глаза застилало красной пеленой. Ее дурацкие длинные светлые волосы закрывали от меня лицо Эдварда, но я видела, как она запустила свои длинные уродливые пальцы ему в волосы. Мои волосы. С меня было достаточно. Я отвернулась и бросилась вверх по лестнице, споткнувшись о последнюю ступеньку, но даже не почувствовала этого. Проносясь мимо второго этажа, я пыталась сдержать слезы.

Тяжело дыша и все еще с мокрыми от дождя волосами, я поднялась на третий этаж. Порывшись в кармане толстовки в поисках ключа от комнаты Эдварда, я резко вставила его в замок и ворвалась в дверь, захлопывая ее за собой.

Я зарычала, прижав свои кулаки к глазам, и стояла так еще несколько минут, пока внутри у меня все кипело. Опустив кулаки, я осмотрела комнату. Все выглядело так же, как и обычно. Все на своем месте. Кроме меня.

Я сняла сумку с плеча и бросила ее на черный кожаный диван, падая на него с еще одним отвратительным "шмяк". После того, как утих мой первый порыв ярости, я испытала другое чувство. Не горечь. Поражение. Рыжеватая блондинка подходила Эдварду. Она была красивая, сексуальная, уверенная в себе. Полная противоположность мне.

Я провалилась в диван и, откинув голову назад, закрыла глаза. Просто сидела и ждала Эдварда, чтобы я могла получить только то, что могла взять. И пыталась всеми силами не представлять себе, что он мог дать ей.



ЭДВАРД

Чертов Эммент и его тупые гребаные вечеринки. Я сидел возле большого стола с алкоголем, откинувшись на спину и балансируя на стуле. Все, что я хотел – хорошенько надраться хотя бы на одну ночь. Только это и ничего больше. У меня никогда не было возможности по-настоящему напиться. Мне всегда нужно было быть бодрым, я постоянно чересчур боялся перебрать и полностью отдаться этому чувству. Конечно же, я и сейчас не мог насладиться этим. Потому что повсюду были эти чертовы люди.

Мне хотелось пойти в свою комнату и просто, черт побери, расслабиться. Но сегодня вечером собиралась прийти Брэндон, и Джассу нужен был второй пилот. И, к сожалению, этим придурком был именно я. Я посмотрел на него со своего места, и увидел, как он сосредоточенно пялится на входную дверь. Я проследил за его взглядом и обнаружил, что Брэндон наконец-то объявилась. Я ухмыльнулся. Как и всегда, она разоделась вульгарно. Черная мини-юбка и красный топ на бретелях. Она олицетворяла собой грех. Протиснувшись сквозь толпу, она наконец-то добралась до Джаспера и со скучающим видом взяла стакан из его рук. Я ухмыльнулся еще больше и подавил смешок.

Я с умеренным любопытством наблюдал, как разворачиваются события и как Джасс равнодушно оперся на стол. Но как раз тогда, когда я собирался сделать какой-нибудь придирчивый гребаный комментарий в его адрес с одной единственной целью - увидеть, как он смущается перед Брэндон, что-то большое и тяжелое опустилось мне на колени и пригвоздило мой стул обратно к полу.

Я шокировано моргнул несколько раз и сфокусировался на очень широкой улыбке какой-то рыжеватой блондинки. Она уселась прямо на мои гребаные колени. Я опустил свой взгляд вниз на ее очень откровенное декольте и глазел на него чуть дольше положенного, наслаждаясь зрелищем. Она подняла руку и запустила ее мне в волосы.

"Приветик", - промурлыкала она, наклоняясь ближе ко мне, - "Меня зовут Таня", - обольстительно улыбнулась она. Она говорила членораздельно, но я чувствовал запах алкоголя в ее дыхании.

Я выдал свою фирменную кривоватую улыбку и увидел, как ее глаза загорелись. "Привет, Таня. Что за чудесное имя", - мило сказал я, хватая ее за бедро. Она улыбнулась еще шире и еще ближе наклонилась ко мне. Я изменился в лице и впился в нее взглядом. "А теперь отвали от меня нахрен", - прошипел я.

Я ожидал, что она изменится в лице или может даже убежит в слезах, ну или еще какое дерьмо, но она лишь еще шире улыбнулась и продолжила теребить мои волосы, что только разозлило меня еще больше. Не поймите меня неправильно, эта сучка Таня была секси, охрененно секси. Это ее декольте и ноги,.. ноги, по которым я пробежался глазами вниз до моих бедер… Но я знал, чего хочет эта девушка. Все они были одинаковыми. Приходили на вечеринку и искали первого попавшегося милого одинокого парня, в которого можно было вцепиться своими коготками, после того как он набухается до такой степени, чтобы можно было наплевать на все моральные запреты. Это мне, бля, было неинтересно.

Наверное, было бы разумно просто трахнуть ее где-нибудь в ванной или что-то вроде этого. Или, может, дать ей отсосать, просто чтобы немного снять мое напряжение. Забыть про выключатель на час или два. Но все, что я чувствовал, когда она сидела у меня на коленях, это запах приторной гребаной сахарной ваты. И меня тошнило от этого.

Я грубо спихнул ее костлявые бедра со своих коленей. Может быть, слишком, бля, грубо, но мне было насрать. Она споткнулась о мои колени, бросила на меня яростный взгляд и без единого слова поковыляла прочь на своих каблуках. Я недовольно выдохнул и пробежался рукой по волосам, ненавидя ее уже хотя бы за то, что она просто прикоснулась к ним.

Я кинул быстрый взгляд в ту сторону, где в последний раз видел Джаспера, но его там не оказалось. И это дерьмо окончательно вывело меня из себя. Я подумал, что раз Брэндон уже здесь, то моя девочка ждет меня наверху. С этой мыслью я схватил первую попавшуюся бутылку с прозрачной жидкостью и два маленьких стакана и стал пробиваться через толпу к лестнице. В этом доме был только один человек, с которым я хотел напиться. Любой сказал бы, что у моей девочки был дерьмовый день. Она сегодня упала на биологии, и мне пришлось побороть все свои порывы встать и помочь ей подняться с пола.

Я знал, что Белла никогда раньше не напивалась. И меня передернуло от одной только мысли, что она могла впервые надраться в каком-нибудь долбанном доме девичьего братства в колледже или еще каком дерьме. Лучше удовлетворить ее любопытство сейчас, пока я был рядом и мог позаботиться о ней.

Я потащился вверх по лестнице, минуя все двери, которые я тщательно запер накануне, чтобы никто не смог войти в комнаты. Могу себе представить, какое бы лицо было у Папочки К, когда он вошел бы в свой кабинет и нашел там на полу использованный презерватив. Я усмехнулся в тишине пустого холла.

Я добрался до своей двери и дернул дверную ручку, но было заперто. Я ухмыльнулся. Офигенно умная девочка. Я постучал: "Это я", - небрежно произнес я, пытаясь удержать бутылку и стаканы в руках. Когда Белла наконец-то открыла дверь, выражение ее лица подтвердило мои предыдущие мысли. Чертовски дерьмовый день. Пока я закрывал дверь, она направилась к дивану, волоча за собой ноги. Как только она плюхнулась на него, из-под ее толстовки брызнула вода. И я ничего не мог с собой поделать. Я рассмеялся нафиг.

"Бля, Белла", - я покачал головой, направляясь к кровати. - "Пойди переоденься во что-нибудь сухое, черт побери", - я указал на ее сумку на диване, потому что знал, что она принесла с собой пижаму. Я поставил бутылку и стаканы и развернулся к ней с кривоватой улыбкой на лице. "Сегодня мы с тобой напьемся", - ухмыльнулся я.

Ее глаза, спрятанные за ширмой каштановых волос, широко распахнулись. "Я никогда не..." - она затихла и начала нервно теребить свои рукава. Она была такой охрененно милой, когда нервничала.

Я закатил глаза. "Ни фига, Белла," - покачал я головой, - "Я первый тебя поцеловал, я первый тебя и напою". Я ухмыльнулся, стаскивая свою кожаную куртку и бросая ее на кровать. Я развернулся, чтобы еще раз посмотреть на нее на диване. Она покраснела, черт побери. Я опять закатил глаза. Даже простое слово "поцелуй", сказанное в присутствии Беллы, заставило ее покраснеть.

Она нерешительно поднялась с дивана и, захватив свою сумку, пошаркала в ванную, чтобы переодеться в пижаму. Как только за ней закрылась дверь, я снял свою одежду и тоже скользнул в свою пижаму, потому что то дерьмо, которое было на мне одето, все еще пахло гребаной сахарной ватой.

Я слышал, как в ванной включилась вода, и решил, что Белла чистит зубы, из-за чего я снова закатил глаза, потому что все это мятное дерьмо сделает водку на вкус еще хуже. Но это вернуло меня в сегодняшнее утро, когда я вошел в ванную и обнаружил нового обитателя в моем держателе для зубных щеток. Я довольно долго пялился на него, не понимая, почему она оставила ее здесь. Я решил, что она сделала это специально. В том смысле, что вы ведь не станете случайно бросать свою зубную щетку в гребаный держатель. Правильно? Я хотел вернуть ее ей, потому что ее дерьмо в моей комнате доставляло мне дискомфорт, но я заткнулся. Потому что она смотрелась так правильно рядом с моей зеленой щеткой. Вся из себя чертовски маленькая и синяя. Даже наши зубные щетки были воплощением принципа "око за око".

Я тряхнул головой и шлепнулся на кровать, из-за чего стаканы слегка зазвенели, столкнувшись вместе. Я думаю, что, в конце концов, я был рад, что это была всего лишь зубная щетка. Первые признаки тампонов, и от этого дерьма ничего не останется.

Наконец, Белла открыла дверь и вышла в своих синих пижамных штанах и мешковатой белой футболке. Ее волосы были все еще влажными, с них капала вода, и у нее была такой офигенно мрачный вид.
"Заколи свои волосы или сделай с ними еще какое дерьмо - ты тут все зальешь водой", - сказал я, устраивая для нас бутылку и стаканы на кровати. Она остановилась перед диваном и на мгновение беспомощно посмотрела на меня, а потом потянулась к своей сумке и достала что-то, чем можно было заколоть волосы. Своими маленькими ручками и пальчиками она собрала все свои волосы на макушке в небольшой пучок.

На секунду я откровенно уставился на нее, потому что никогда не видел Беллу в моменты, когда бы волосы не закрывали ее лицо и шею. Чертовски бледная. Моя девочка всегда была чертовски бледной. Я тряхнул головой и похлопал по кровати перед собой, приглашая ее этим жестом сесть рядом со мной. Это очень напоминало первый поцелуй, и когда она забралась на кровать и медленно уселась, я заметил, как слабый румянец слегка окрасил ее маленькие щечки. Я тихо усмехнулся.

Она сидела, скрестив ноги и повторяя мою позу. Так же, как и когда мы целовались, но только чуть подальше от меня. Я открыл бутылку, поднял стопку, наполнил до краев и протянул ей, после чего наполнил вторую для себя. Она с сомнением уставилась на стакан с прозрачной жидкостью, принюхалась к ней и сморщила свой маленький носик так, что меня это развеселило еще больше.

"Да, это чертовски отвратительно", - ухмыльнулся я, поднося стопку к губам, ожидая, что она повторит этот жест за мной. Поколебавшись немного, она поднесла свой стакан к губам. "Выдохни, это поможет", - мягко скомандовал я, зная, что зубная паста усилит весь дерьмовый эффект. Она поднесла свою маленькую ручку к носу и зажала его между большим и указательным пальцем. А я рассмеялся в мой гребаный стопарь, но в конечном итоге опрокинул его, выпивая водку одним быстрым глотком.

Белла повторила за мной, опрокинув ее в рот, продолжая при этом зажимать нос, и проглотила все одним махом. Как только водка оказалась у нее внутри, она широко распахнула глаза и наполовину содрогнулась, наполовину поморщилась. Мне снова пришлось рассмеяться, потому что она так и не отпустила свой нос. Когда дрожь прошла, она убрала руку от носа и посмотрела на меня равнодушным взглядом.

"Чувствуешь тепло?" - спросил я, ожидая, когда у нее начнется реакция. Она кивнула и поставила стопку на кровать рядом с моей.

Она положила свои маленькие ручки к себе на колени. "Почему люди вообще пьют это?" - скривилась она, уставившись на бутылку водки между нами, - "Это же отвратительно". Она слегка поежилась, скорее всего, вспоминая ее вкус.

Я сдавленно рассмеялся. "Узнаешь примерно минут через десять", - я ухмыльнулся и стал наливать ей снова. Я бы не позволил, чтобы моя девочка слишком надралась. Всего лишь так, чтобы этого оказалось достаточно и отпугнуло ее от любых будущих экспериментов.

Она опрокинула еще одну стопку, уже легче, чем в предыдущий раз, но все еще зажав нос рукой и еще сильнее выражая отвращение, открыв рот и причмокнув языком от этого дерьмового вкуса. Я налил ей еще пару стопок, но остановился, когда заметил знакомый остекленелый взгляд. Ей потребовалось не очень много. Я выпил вдвое больше ее, а моя девочка просто сидела передо мной, наблюдала и все еще причмокивала языком.

Как только я убедился, что в нашем организме уже достаточно алкоголя для того, чтобы можно было насладиться этим состоянием, я закрыл бутылку и отставил ее на тумбочку вместе со стаканами. Когда я обернулся обратно к Белле, она смотрела прямо на меня слегка затуманенным взглядом и все еще, черт возьми, была мрачной.

"Что теперь?" - спросила она, поигрывая с тканью своих фланелевых пижамных штанов.

Я отодвинулся назад и прислонился к спинке кровати. "Теперь мы просто, бля, расслабимся и будем этим наслаждаться", - пожал плечами я. Белла скривила губы и кивнула, опустив взгляд на свои руки, которые продолжили теребить штаны. Я откинул голову назад на спинку кровати и закрыл глаза, наслаждаясь расслабляющим покалывающим эффектом от алкоголя.

Я услышал, как Белла зашевелилась на кровати. "Ты часто так делаешь?" - прошептала она. Я открыл один глаз и увидел, что она снова поджала свои гребаные колени. Я закатил свой открытый глаз.

"Время от времени, когда долбанный Джасс втягивает меня в это дело", - я повел одним плечом и снова закрыл глаз, чувствуя, как тепло растекается по венам и тело тяжелеет.

Некоторое время мы молчали, просто наслаждаясь эффектом. Еще были слышны громкие басы музыки под нами, от которых дрожали окна во всем доме. Я решил про себя, что ни хрена я не собираюсь помогать завтра Эммету в уборке. Я видел, как Кроули выворачивало в горшок с комнатным растением. Долбанный слабак.

"Я видела тебя с девушкой там внизу", - тихий шепот Беллы оторвал меня от моих мыслей. Я разлепил глаза и увидел, что она снова вернулась в позу лотоса, уставившись на свои переплетенные поверх коленей руки. Ее веки офигенно отяжелели, и я почти ухмыльнулся от того, что моя девочка уже совсем захмелела, перед тем как выдала свой комментарий.

"О", - сказал я, удивившись тому, что она оставалась там внизу так долго. Бля, меня перекосило от воспоминаний об этой сучке с запахом сахарной ваты. "Да. Эм-м-м-м..." - запнулся я, хмуря брови. "Тори", - сказал я и понял, что это не ее имя, - "Нет. Тара?" Я поджал губы и посмотрел в сторону окна, а потом решил, что ни хрена не важно, как ее звали. Поэтому я просто, бля, пожал плечам в ответ на вопрос Беллы.

Она подняла на меня свой взгляд и лениво облизала губы. Я видел, что она уже была почти готова. "Она была довольно хорошенькая", - сказала она тихо и еще не совсем нечленораздельно.

Я фыркнул. "Таких девушек не называют хорошенькими", - заплетающимся языком сказал я, слегка выгибая брови. Я чувствовал себя так охрененно хорошо.

Белла поджала губы и снова посмотрела вниз на свои руки. "А как бы ты ее назвал?" - тихо спросила она, снова комкая свои пижамные штаны.

Я лениво потер лицо рукой, вспоминая блондинку и ее декольте. "Сексуальной. Возбуждающей. Соблазнительной... Легко доступной" - пожал плечами я, припоминая, что вид у нее и правда был довольно неплохой. "Не хорошенькая" - резюмировал я.

Белла посмотрела на меня из-под ресниц, и у меня едва не сбилось дыхание, потому что она выглядела так чертовски по-другому, когда делала дерьмо вроде этого. "А кого бы ты назвал хорошенькой?" - спросила она чуть более заплетающимся языком.

Я поджал губы и поднял бровь. Кого бы я назвал хорошенькой? Что это еще за вопрос такой, черт побери? "Почему этот так важно?" - уклончиво спросил я, чувствуя себя неловко от обсуждения моих предпочтений с Беллой.

Она пожала плечами и снова стала рассматривать свои руки. Я вернул голову в прежнее положение и снова закрыл глаза, просто наслаждаясь своими офигенными ощущениями.

"А меня ты считаешь хорошенькой?" - невнятно прошептала Белла. Я открыл глаза и посмотрел на нее - она сидела, не меняя позы, уставившись на свои руки. К моему удивлению, она не покраснела. А всего лишь выглядела чертовски мрачной. Я задумался над ее вопросом. Считал ли я Беллу хорошенькой? Я пытался не рассматривать ее в этом смысле, но я не мог отрицать того, что она была привлекательной. Я думаю, что определение "хорошенькая" было для нее очень точным. Временами, когда она, черт возьми, не пыталась так тщательно закрыться ото всех, она была очень красивая.

"Да, ты хорошенькая" - подытожил я, охмелело кинув головой. Она вскинула голову, встречаясь с моим взглядом, и я увидел, что ее глаза еще больше помутнели под отяжелевшими веками.

"Ты говоришь это только для того, чтобы я почувствовала себя лучше?" - неразборчиво сказала она с недоверием, перестав теребить руками свои штаны.

Я вопросительно поднял бровь в ее адрес. "Разве я когда-либо говорил какое-нибудь дерьмо только для того, чтобы людям стало лучше?" - с насмешкой сказал я. Это была правда. Я никогда не говорил никакого дерьма только чтобы порадовать кого-то, и я был чертовски уверен в том, что и сейчас не стану этого делать. Глаза Беллы немного вспыхнули, потому что я назвал ее хорошенькой, и мне захотелось фыркнуть из-за того, что она была такой до чертиков неуверенной в себе девушкой. Я закатил на это глаза и прислонился к спинке кровати, уставившись на мою маленькую неуверенную девочку.

А потом она, черт возьми, улыбнулась. Своей гребаной большой и глупой улыбкой, которая осветила все ее лицо. Я автоматически улыбнулся ей в ответ, потому что мне охрененно нравилось, когда моя девочка так улыбалась. И после этого, наконец, все ее лицо вспыхнуло ярко-красным румянцем.

Я тихо усмехнулся. "Не сходи с ума или еще что", - я закатил глаза, - "Я пытаюсь не рассматривать тебя в этом смысле", - честно выдохнул я, закрывая глаза. В комнате стало тихо, а я чувствовал себя так офигенно хорошо и беззаботно, что это нагоняло на меня сонливость. Я ухмыльнулся, когда понял, что это все ни хрена не имело значения. Рядом со мной была моя девочка, и она не давала мне видеть сны.

В очередной раз открыв свои отяжелевшие веки, я увидел, как Белла смотрит на меня, нахмурив брови, сидя со все еще переплетенными ногами и собранными на макушке каштановыми волосами. Я вопросительно поднял бровь, не понимая, какого черта она на меня так уставилась. Но она только снова отвела взгляд вниз на колени и немного поджала губы.

Я опять закрыл глаза, чувствуя себя просто охрененно, выпрямляя ноги и пьяно съезжая в подушки позади меня. Я услышал тихий вздох и открыл глаза. Белла широко распахнутыми глазами уставилась на мой живот в то место, где задралась футболка, когда я соскользнул вниз. Я нахмурился и посмотрел на живот. Она увидела мои долбанные шрамы. Я торопливо потянул футболку вниз к талии и скривился. Потому что мне не нравилось, когда кто-то видел это дерьмо.

Я осторожно посмотрел в сторону Беллы, где она все еще сидела с широко открытыми глазами и смотрела теперь на мой скрытый под футболкой живот. Я схватил подушку и положил сверху, смущаясь, бля, того, что она это увидела. Она встретилась с моим немного затуманенным взглядом с чертовски виноватым выражением на лице.

"Я не хотела пялиться", - нечленораздельно произнесла она, возвращая свой взгляд к коленям, а я снова скривился, впервые за долгое время ощущая себя гребаным уродом. Я зажмурился и крепче прижал к себе подушку, желая только одного - чтобы она никогда не видела этого дерьма. Комната на несколько секунд снова погрузилась в тишину. Алкоголь лишь немного притуплял страх, который я чувствовал.

Белла откашлялась, и я открыл глаза. Она опять уставилась на свои руки. "У меня тоже есть шрамы", - невнятным шепотом сказала она, опять поигрывая со своей пижамой. Я нахмурился и сел.

"От Фила?" - осторожно спросил я, пытаясь не расстроить мою девочку. Она скривила губы и тяжело кивнула, на секунду бросив на меня взгляд из-под ресниц. Я хотел задать ей еще вопросы, но она переместилась на колени и развернулась ко мне спиной. Я не понимал, что за фигню она собиралась сделать. Вдруг она занесла руки над головой и потянула футболку вверх по спине.

Мои глаза стали расширяться, и я слегка запаниковал, не понимая, какого черта она делает. Но когда футболка остановилась в районе ее ребер, я наконец-то понял. Из-под футболки через всю поясницу Беллы вплоть до самого правого бедра тянулся рваный шрам.

Пару секунд я хватал ртом гребаный воздух как полный кретин, перед тем как она оправила футболку и развернулась лицом ко мне, возвращаясь в свою позу лотоса на кровати. Я не мог решить, нужно ли мне расспрашивать ее о том, как Фил сделал это, но решил, что не хочу ворошить все это дерьмо сегодня ночью. Поэтому я лег на спину и слегка улыбнулся ей. Моя девочка хотела, чтобы я почувствовал себя лучше, и поэтому показал мне это. Я показал ей свои шрамы, а она показала мне свои.

Я офигенно хотел спать, и готов был лечь в кровать. "Поспим?" - заплетающимся языком спросил я и, слегка покачиваясь, прислонился к спинке кровать, мысленно умоляя, чтобы комната не начала вращаться. Белла подняла свой взгляд на меня и кивнула, поэтому я встал и откинул покрывало, со вздохом скользнув под него.

"Никакого будильника" - нечленораздельно произнесла Белла, карабкаясь ко мне. Я вопросительно поднял бровь. Довольно рискованно, черт побери. Она опустилась на свою подушку, развернувшись лицом ко мне, и закатила глаза. "Эсми в Сиэтле" - пробормотала она, закрывая свои веки. Я кивнул и выключил лампу, не трогая будильник, и был рад, что мы сможем выспаться, потому что я уже боялся похмелья, которое у меня будет.

Я обхватил руками мою девочку, довольно нескоординированно, но все-таки успешно, и без колебаний прижал ближе к себе. Она подняла свою маленькую ручку и лениво начала поглаживать мои волосы. Я зарылся лицом в ее маленький пучок собранных на макушке волос и глубоко вдохнул. Гораздо лучше, чем сахарная вата. Я улыбнулся в ее волосы и положил руку ей на спину - туда, где находился ее шрам, - и легонько погладил ее, перед тем как еще сильнее прижать ее к себе. Око за око.



Примечание автора к главе: Я не пью. На самом деле, я никогда сильно не напивалась. Но, думаю, у меня хорошо получилось описать пьяных Эдварда и Беллу. Потому что я много видела пьяных людей. Но я не поддерживаю продажу алкоголя несовершеннолетним.

Мы полностью поддерживаем автора в этой точке зрения. И мы тоже не пьем))



Источник: http://robsten.ru/forum/19-40-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Tasha (18.02.2011) | Автор: PoMarKa / Tasha
Просмотров: 3619 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 4.9/45
Всего комментариев: 271 2 3 »
27   [Материал]
  Белла ревнивица! Кажется, ее состояние развязало язык...

26   [Материал]
  ждемс веселого бодуна? giri05024 zvezdi спасибо за главушку! lovi06015

25   [Материал]
  Спасибо

24   [Материал]
  По своему содержанию эта глава показалась тяжёлой.Досталось в ней Белле. cray

23   [Материал]
  Спасибо.

22   [Материал]
  ахаха
и мы тоже не пьем?
я бы не сказала....но так и есть...от части :)

21   [Материал]
  думаю Эдварду надо стать хоть немного решительнее fund02002

20   [Материал]
  Когда же он уже будет "рассматривать её в этом смысле" dream111

19   [Материал]
  "Я первый тебя поцеловал, я первый тебя и напою". железная логика епть fund02002 Первые признаки тампонов, и от этого дерьма ничего не останется. bj

18   [Материал]
  Эдвард не нерешительный. Он просто НЕПРОБИВАЕМЫЙ идиот! fund02002 Он думает, что девочка просто так к нему приходит со своими печенюшками и просит его поцеловать. С другой стороны - он очень за нее волнуется и боится причинить ей боль... Так что - да, скорее непонятливый. JC_flirt

1-10 11-20 21-26
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]